Читать онлайн Невеста плантатора, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста плантатора - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста плантатора - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста плантатора - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Невеста плантатора

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 31

Чертова вещая птица! О этот крик! Он означал смерть! Силия слышала его только один раз — в ту ночь, когда убежала и умерла ее мать.
Но тогда она никому об этом не рассказала — боялась, как бы люди не подумали, что у нее дурной глаз.
Почему мама не взяла ее с собой? Если бы она любила свою дочку, то никогда не оставила бы ее.
Они бы погибли вместе, и Силии не пришлось бы терпеть такую муку.
Девушка приподнялась в чужой постели. Опять закружилась голова, и незнакомый мужчина подал ей чашку чаю.
Выпив его, Силия забылась сном, но воспоминания продолжали преследовать ее.
…Мать…
Бодилима — это смерть…
Нет, жизнь! Она хотела жить. Хотела!
Жаждала Гранта Гамильтона. Наверное, своими яростными, настойчивыми, требовательными поцелуями и сводящими с ума прикосновениями он похитил ее душу.
Она мечтала о душевном покое. О поцелуях и прикосновениях, разжигающих страсть.
О если бы Грант любил ее и навсегда стер воспоминания о Рональде Уинвуде!
Черт побери, почему же он не идет?
Неужели не чувствует?
Утром Силию разбудили незнакомые звуки и запахи. Из ночных кошмаров и снов выплыла мысль: тетя Гертруда не знает, что Силия собирается отказать Рональду.
Силия приподнялась на локте. Анил готовил еду и, согнувшись над очагом, помешивал что-то в кастрюлях.
Уступив ей кровать, он отправился спать во двор. Заметив, что девушка беспокойно мечется, подал чай и присматривал за ней до утра. И, рискуя жизнью, оберегал от дьявольской вещей птицы.
Силия села в постели, и Анил обернулся на звук:
— Вот чай. Вот еда.
— Мне надо в Пирадению, — твердо проговорила Силия.
Зачем?
Чтобы увидеться с Грантом.
Покончить с Рональдом.
И обо всем рассказать тете Гертруде.
Но почему тете Гертруде?
Силия не знала, но чувствовала, что ответ кроется в ее видениях, связанных с реальностью.
Рональд выкрал Силию, поняв, что ее намерения не совпадают с его целями. Ему нужна плантация, а не Силия. Он решил завладеть поместьем — независимо от того, согласится ли его невеста на брак.
А тетя Гертруда всегда поощряла этот брак, считая, что Рональд — единственный мужчина, который, зная о прошлом Силии, возьмет ее в жены.
Гертруда неустанно твердила о происхождении Силии, словно оно было неискупимым грехом.
Так было до Уили. Гертруда неистовствовала, когда Уили вмешалась и взяла все в свои руки.
Но почему? Ответ на этот вопрос мучил Силию, но так и не приходил к ней.
Девушка едва притронулась к тому, что предложил ей Анил.
— Мне надо идти.
— Хорошо. Я выполню все, что обещал.
Силия пробралась в гостиницу через боковую дверь. Сейчас — с заправленными под соломенную шляпу волосами, в отцовских бриджах и сапогах — она походила на уличную бродяжку.
Казалось, миновала целая жизнь с тех пор, как Силия появилась здесь впервые и поселилась в номере вместе с Эмили.
Силия осторожно поднялась по лестнице и, пробираясь по коридору, несколько раз пряталась за колонны, чтобы не встречаться с постояльцами. Но вот наконец и комнаты, которые занимали Тео, Гертруда и Антея с мужем.
Ни единого звука!
Силия постучала в дверь.
Шаги. И голос Гертруды:
— Кто там?
Девушка не ответила, полагая, что тетка, не совладав с любопытством, отопрет замок.
Наконец ключ повернулся в скважине, дернулась ручка и дверь приотворилась.
— Ах это ты! — Гертруда равнодушно отвернулась.
Силия растерялась. Она пропадала два дня и не ожидала такой встречи. Гертруда расположилась в кресле у зашторенного окна. Казалось, здесь хотели отгородиться от мира. Лишь мягкий свет просачивался в комнату.
— Посмотри на себя! — брезгливо воскликнула Гертруда. — Ты — позор всей семьи. Отправилась выходить замуж и стала вести себя самым непотребным образом. И еще эти мерзкие фотографии! Я умыла руки, как только прочитала письмо Рональда. И заявила ему, что не желаю больше тебя видеть. Хотя дяде это решение далось очень трудно.
Она лгала. Наверняка лгала!
Фотографии… да… Стоп! Нельзя думать о прошлом. О Рональде. Еще одна загадка: все прошедшие годы он хотел завладеть ее плантацией. Замыслил это с первого дня.
Потом умерла мать, и тетя Гертруда увезла ее в Англию.
Но не все так просто.
— Я не вышла замуж за мистера Уинвуда. — Силия заметила, что осуждение сменилось в Гертруде гневом.
Внезапно тетка вскочила:
— Вон с глаз моих! Ты… ты… такая же шлюха, как и она! Она погубила твоего отца! А теперь ты… Вон отсюда! Вон!
Силия окаменела.
Почему Гертруда и Тео взяли ее к себе?
— Сначала твой несчастный отец увлекся цыганской шлюхой. А теперь Рональд. Знаешь что, милая? Тебе за всю жизнь не отмолить грехов! Твоя душа будет вечно гореть в аду!
Глаза Гертруды сверкали. Два дня назад такое же выражение Силия видела в других глазах. Ту же ярость, ревность, одержимость.
— Вы любили моего отца, — спокойно сказала Силия.
— Чушь! — Гертруда отвернулась от племянницы. — А теперь убирайся!
— Вы приехали на Цейлон после смерти моей матери. Вы надеялись… Вы хотели… — Девушке никак не удавалось восстановить картину полностью. Гертруда прибыла вместе с дядей Тео. На что же она надеялась?
Она предполагала, что если возьмет ребенка Ричарда, это свяжет ее с ним. И быть может, когда-нибудь они будут вместе.
— Вы хотели принадлежать ему.
— Глупая, дерзкая девчонка!
— Моя мать умерла. И вы решили, что станете для него всем. Поэтому взяли на воспитание меня. Надеялись, что дядя Тео умрет? Или хотели устранить его?
— Я тебя убью! — заорала Гертруда.
— Но потом умер мой отец. — Силия догадалась, что близка к истине. — Однако вы оставили меня у себя — как напоминание о глупости Ричарда, который влюбился не в вас, а в Марианну. И что же, дорогая тетя? Вы решили продать меня Рональду?
В полумраке комнаты послышался не то кашель, не то смех.
— Чушь! Ричард и Рональд договорились о вашем браке давным-давно.
— Рональд платил вам, чтобы вы внушали мне, будто он — мой единственный спаситель.
— Чистая выдумка. — Гертруда снова опустилась на стул, едва скрывая ярость. — Твоя мать была кокеткой и обманщицей. Когда она умерла, Ричард совсем опустился. Ребенку было негоже находиться с ним. Поэтому мы с Тео забрали тебя. Все очень просто — никаких тайн. Ты всегда отличалась неблагодарностью и выросла похожей на мать. Клянусь спасением души: ты и Рональда доведешь до такого же горя. Конечно, если после того непристойного случая он согласится взять тебя в жены.
— Рональда ничто не заставит отказаться от его намерения, и вы прекрасно знаете это, дражайшая тетя. Ему нужна плантация. Он давно мечтал об этом дне и считал, что мое появление не помешает его планам. Подозреваю, и вашим тоже?
— Не понимаю, о чем ты толкуешь?! — возмутилась Гертруда.
— Сейчас поймете. Всю жизнь вы стремились унизить меня. Жаль, что отец не дожил до сегодняшнего дня и не слышит меня. Слава Богу, что тетя Уили вас раскусила. О тетя Уили! Вы ненавидите ее! Еще бы! Ведь отец передал ей большие деньги для меня.
— Нам он ничего не давал, — процедила Гертруда. — Ни на шиллинг больше, чем требовалось. За все годы, что мы заботились о тебе, ни разу не приехал, не написал письма, не поблагодарил! Пьяный дурак только оплакивал шлюху, свою так называемую жену. Она заслужила свою судьбу — после того, что сделала. И ты не лучше ее, несмотря на все мои усилия. Это кровь в тебе говорит, она всегда сказывается. Ты не моей крови, Силия Марианна. Уходи! — Она распахнула дверь. — Не хочу тебя больше видеть!
Но девушка не двинулась с места. Теперь Силия получила ответы на все вопросы, кроме одного. Надо задать его, но хочет ли она услышать ответ?
— Чем провинилась моя мать?
Воцарилась напряженная тишина. Силия вдруг поняла: Гертруда жаждет открыть ей тайну.
— Твоя мать и отец Рональда стали любовниками. И вот она поняла, что ждет ребенка. Марианна убежала и умерла. Так должно было случиться. И твой отец никогда ей этого не простил. Но всю жизнь продолжал любить. — Голос Гертруды дрогнул. — Всю жизнь!..
Когда Рональд приоткрыл веки, словно налитые свинцом, все еще было темно. Он не знал, ни который час, ни где находился.
Боже! Кажется, его окликает помощник. В комнате чертовски душно, ставни закрыты. Он чувствовал себя сонным и вялым. Почему его не разбудила Сужата?
Нужно поскорее проснуться. И еще этот тип орет на улице. Ну он ему покажет — даст по башке, чтобы раскалывалась, как сейчас у него.
— Заткнись, черт побери! Подожди минуту, сейчас оденусь. Куда провалилась с утренним чаем твоя сестра?
И где его робкая женушка? Ей должны были дать шпанских мушек, чтобы она успокоилась и с готовностью приняла его. Сужата обещала присмотреть за этим.
Что же произошло? Он потерял сознание?
Куда запропастилась Сужата?
И где эта чертова Силия?
Нужно срочно найти шприц и бесценный пакет с кокаином — он прочистит мозги.
Но этот глупец за окном не даст ему покоя!
Рональд распахнул дверь.
— Сэр, сестры нигде нет. Я беспокоюсь. Кули говорят, будто ночью слышали крик бодилимы, и боятся выходить на работу. Мне нужна ваша помощь, сэр. И еще сестра…
— Провались она пропадом, твоя сестра! Вон отсюда, дай мне спокойно одеться. И перестань причитать. Слышишь? Иначе я оторву тебе голову. Срочно пришли ко мне сюда Кандасами.
«Грязные сингальцы все одинаковы! — злобно думал Рональд, шаря по ящикам, пока не нашел то, что нужно. — Все как один суеверные трусы!»
В таких ситуациях можно положиться только на главного надсмотрщика Кандасами. Он прекрасно понимает, хорошо ли намазан маслом бутерброд, и за всякую дополнительную услугу получает щедрое вознаграждение.
Рональд всегда предпочитал сингальцам тамильцев. Они хорошие слуги — как верные псы. Он смутно припомнил, что ночью отпустил прислугу на буддийский праздник, а сам собирался поразвлечься с молодой женой и научить ее разным играм и развлечениям.
Но где же Сужата? Она никогда не посмела бы нарушить его волю! Гнев разгорался в нем. Руки дрожали от злости, когда Рональд вводил в вену шприц. Через секунду все в нем запело — наркотик, как всегда, вызвал эйфорию.
Господи! Он покажет им! Всех свернет в бараний рог! Сужата приползет и будет лизать ему ноги. А он станет лупить ее по пухлому заду и слушать, как она умоляет о новом наказании.
Мечты возбудили Рональда, и он так вспотел, что его свежая рубашка насквозь промокла. От мыслей и планов его бросило в жар.
Он отыщет двух стерв и заставит ползти сюда на брюхе. Но прежде всего отправится на охоту — точно! Там этот слон — самец, которого надо прикончить.
На Кандасами можно положиться — он хорошо следит за его ружьями. А любимый следопыт Банда уже на дворе — сидит на корточках и жует шарик бетеля. Рональд захватит еще двух кули — они будут загонщиками и оруженосцами. Его конь пройдет по любой горной круче и продерется сквозь самую непроходимую чащобу в джунглях.
Да, охота удастся на славу: это будет самая крупная дичь — человек! А потом все спишут на несчастный случай.
Рональд вышел из дома и сощурился от ослепительно яркого солнца. Ему совсем не хотелось видеть этого чертового брата Сужаты. Но тот по-прежнему возился во дворе и, вместо того чтобы искать непокорную сестру, смотрел на него скорбными глазами, досаждал пустяками и громко плакался:
— Мистер Уинвуд, мне надо с вами поговорить. С одним из кули большая проблема. К тому же я должен знать, где моя сестра.
— Ах, твоя сестра! Да мне осточертела твоя беспомощность! Я заставлю тебя запомнить урок на всю жизнь!
Рональд взмахнул хлыстом — раз, другой, третий… Его помощник привалился истерзанной спиной к стене и закрыл окровавленное лицо руками.
— А теперь, негодный туземец, убирайся и хорошенько усвой, кто здесь господин, а кто слуга. Это, кстати, касается и Сужаты. Когда я вернусь, грязная стерва должна встречать меня, ползая на брюхе. Советую тебе проследить за этим, иначе сильно пожалеешь.
У сингальца сочилась кровь и стекала с пальцев. Анил принадлежал к высшей касте, в его жилах текла кровь принцев, а Рональд обращался с ним как с низшим из низших. Назвал туземцем, унизил перед людьми, хотя те в стыде и ужасе отвернулись.
Гнев душил его. Хозяин осмелился при всех назвать его сестру шлюхой. Нет, Анил не оставит оскорбление безнаказанным.
Анил знал, к кому обратиться. Смертоносных заклинаний боятся даже надутые выскочки-англичане, хотя и насмехаются над этим.
Анил поклялся во имя великого Будды, что за все унижения, которые ему пришлось претерпеть, Уинвуд умрет медленно и мучительно.
Сначала он хотел убить себя. Но нет — прежде должна свершиться месть. И пусть сестра увидит, куда завела ее глупая привязанность к негодяю!
А теперь ему нужен лекарь — пусть приложит свои масла и снадобья, чтобы шрамы не изуродовали лица. Потом он найдет Сужату — только она имеет доступ к личным вещам англичанина, необходимым шаману для заклинаний.
Он должен найти Сужату!
Грант выглядел ужасно, а чувствовал себя еще хуже. Всю ночь он разыскивал Силию, но так и не напал на след. Грант терял голову. Кто бы мог подумать, что любовь сведет его с ума! Но девушки нигде не было. И еще этот слон, которого надо убить.
Как бы хохотала Уили! Ни она, ни хитрющий старый цыган — дядюшка Силии — и не вообразили бы ничего подобного.
Дьявольщина! Пророчество еще не исполнилось: Рональд Уинвуд жив, он, Грант, во власти цыганского заклятия.
Надо что-то предпринять. Хотя бы еще раз опросить Сужату. Но, появившись в доме Адрианы, Грант не нашел Сужаты, а сама Адриана не знала, где Силия.
— Как вы настойчивы, дорогой? — Адриана расплылась в улыбке. — Очень жаль, что такой человек, как вы, тратит время на какую-то монахиню. Но мужчины все таковы: их воображение пленяют юные и невинные. Как по-вашему, это случилось и с Ронни? Ведь сын всегда похож на отца.
— По-моему, мы говорили о Силии.
— Ах да, о Силии! Как скучно! Давайте я лучше расскажу вам о знаменитой Марианне. Это у всех на слуху. Только Силия не знает. Большой секрет. Отец Ронни был без ума от ее матери. И подумайте только, глупец изнасиловал жену своего лучшего друга. Наверное, полагал, что ее репутация от этого не пострадает. Поверьте, у многих мужчин нет ни такта, ни вкуса. Хотя некоторым женщинам нравится, когда их берут силой. А Моррис Уинвуд был настоящим самцом, животным. Так вот, он запугал Марианну и убедил сохранить все в тайне. Может, она и жила бы с этим. Но ведь в таких ситуациях всегда присутствует моральная дилемма. Марианна забеременела, зная, что ребенок не от Ричарда. По глупости она сказала Моррису, что собирается во всем признаться мужу. А сама решила не только покаяться, но и уехать — подальше от скандала. И, видимо, шепнула об этом Уинвуду. А дальше известно только то, что ее кабриолет рухнул с моста, проложенного через ручей. Возможно, Моррис приложил к этому руку. Но доказать ничего не удалось. Может, кто-то и догадывался, но держал это при себе. А Рональд в узком кругу всегда хвастался отцом: мол, вот каков человек! А человечишко-то был паршивенький, уж поверьте мне. И этим актом насилия пробудил в сыне бессовестное вероломство, уничтожил все его хорошие задатки.
Адриана права: некоторые мужчины глупы. Глупы и алчны. И в конце концов остаются ни с чем.
Пора положить этой истории конец. Силия не должна больше страдать.
Еще до полудня все кули и слуги в доме знали, что происходит. Более того — чему суждено случиться. Все господа европейцы отправились охотиться на слона-отшельника, страшного убийцу.
Охотничьи экспедиции случались и раньше, но сейчас все складывалось иначе, потому что ночью кричала дьявольская птица. И это предвещало смерть. Старый Сумансингх погрузился в транс, и демоны через него предупредили, что грядет смерть, и лишь человеческая жертва успокоит злых духов.
Сужата всхлипывала и раскачивалась вперед и назад, как женщина, оплакивающая покойника. Предчувствие не обманывало ее, и она знала, что навсегда останется с братом, ибо они одной крови.
Все из-за дьявольской птицы. Одно немного утешало Сужату: она становилась владелицей плантации Марианны. Документ, должным образом засвидетельствованный, подписали Адриана и Эдди, прежде чем вместе с другими европейцами отправились охотиться на слона.
Ну что ж, у нее есть хоть это. И свое богатство она разделит с Анилом. Этого хватит, чтобы он забыл о страданиях и больше не помышлял о смерти.
Настало время охоты на слона, и все другие мысли следовало отбросить.
Грант и Дугал осторожно шли за следопытом, но внезапно попали под сильный ружейный огонь. Пули ложились так близко, что им стало не по себе.
— Загвоздка в том, что все приезжают в разное время, — проворчал Друмонд. — Надо собраться в одном месте и только потом начинать. Тогда каждый охотник занял бы свою позицию, а проводники и загонщики не мешали бы друг другу. Посмотрите на этот густой подлесок: не видно, куда стреляешь — то ли в слона, то ли в охотника.
— Мне это тоже не нравится, — согласился Грант и дернул Дугала за руку, заставляя пригнуться, — над головой просвистела еще одна пуля.
— Что за…
— Тише, Дугал, ради Бога, не кричите, иначе мы станем отличными мишенями. Сукин сын охотится на меня.
«Приходится очертя голову лезть в ловушку, — с отвращением подумал он. — Главное, чтобы не зацепило Друмонда.
— Что? О ком, черт возьми, вы толкуете?
— Об одном взбесившемся английском псе, который перегрелся на солнце. А ну-ка вспомните: кто первым предложил эту охоту? И кто украл невесту прямо из-под его длинного аристократического носа?
Друмонда осенило:
— Значит, он планировал это еще тогда?
— Может, и нет. Возможно, решил сейчас — появился повод. Но дьявол меня возьми, если я стану сидеть сложа руки! Устрою собственную охоту. Понимаете? Силия исчезла, но сначала необходимо добраться до него. А вы держитесь в стороне. Ждите этого чертова слона. От такого тарарама он непременно выйдет из укрытия.
Грант растворился среди деревьев бесшумно, как индеец. А Дугал приложил ружье к плечу и принялся ждать.
Рональд Уинвуд послал вперед следопыта и дал строгое распоряжение сначала отыскать плохого человека, укравшего у него жену. Сначала человек, потом слон. Банда получит хорошее вознаграждение, если добудет хозяину добычу.
Поначалу дело казалось пустяковым. Но вскоре проводник понял, что роли изменились: жертва превратилась в преследователя. Невероятно, но этот человек начал свою игру с его господином!
Банда услышал, как неподалеку хрустнула сухая ветка. Обычно в ответ на такой звук открывают огонь. Потом прямо впереди зашуршала под ногой галька, и в воду упал камешек.
Банде это не понравилось. Его тоже могли убить. Что тогда станется с его женой и детьми?..
Обычно невозмутимый, Кандасами всегда нес и перезаряжал хозяйские ружья, но тут начал нервно оборачиваться и поглядывать через плечо.
Чем больше водил их за нос невидимый незнакомец, тем сильнее злился господин. Всем им лучше было бы вернуться. Ничего хорошего хозяина не ждет.
С Рональдом играли. Явно играли. Боже, да как же это стерпеть! Ну нет, он сделает свой смертоносный выстрел, и его трофеем станет Силия.
По лицу градом струился пот, влажные волосы прилипли ко лбу. В уме Рональд подсчитывал, сколько раз промазал. Он должен расквитаться с негодяем — сейчас у него не было желания сильнее.
Трусливый подонок — боится показаться!
— А ну, выходи, я устал от твоих уверток и хитростей! Выходи и становись лицом к лицу, подлый трус! Не то я расскажу всему свету грязную правду о нашей Силии. У меня есть фотографии. Ты видел лишь копии. Зря ты увел ее у меня — оба пожалеете об этом. А теперь выходи, черт тебя побери!
— Он сумасшедший, — прошептал один из наблюдателей.
— Верно, — согласился другой. — Что это он кричит? Видно, голову напекло.
— Надо держаться подальше. Того гляди, начнет палить без разбору. Безумец!
А на вершине холма стояла Силия, скрестив руки на груди, и молча оглядывалась. Она поднялась сюда после того, как убежала от Гертруды, чтобы успокоиться и побыть одной. Девушка и не помышляла, что забрела в долину смерти.
В эту секунду в соседней рощице громко, угрожающе затрубил взбесившийся слон, и в то же мгновение из чащи с «винчестером» наперевес навстречу Рональду вышел Грант.
Перед ним были две цели: слон и Рональд, — и Грант повернулся к Рональду. Противник понял, что у него такой же выбор.
И он его совершил. Выстрелив в ненавистного соперника, он быстро метнулся навстречу слону-отшельнику. Но выстрелить еще раз не успел.
Силия закричала от ужаса, и эхо прокатилось по долине. Кули и загонщики бросились врассыпную. Огромное животное схватило Рональда хоботом, швырнуло под ноги и втоптало в каменистую землю.
Все застыли как вкопанные.
Слон поднял хобот и победно затрубил. И тут Грант спокойно прицелился и вогнал в ухо конусообразную пулю весом в сто семьдесят гран, пробив животному мозг.
Позже наблюдатели единодушно согласились, что все произошло совершенно внезапно. Однако о том, что случилось, каждый рассказывал по-своему.
Теперь настал черед Силии: Грант свалил слона, но в его ушах по-прежнему стоял женский крик, пробившийся сквозь рев животного. И прежде чем туша великана ударилась о землю, Грант вскочил на чью-то лошадь и помчался на холм.
Потом посыпались нескончаемые вопросы суперинтенданта полиции. На похороны Рональда Уинвуда, кроме Силии, пришли все.
«Я сдержал слово, данное Бертрану, — мрачно думал Грант, возвращаясь с кладбища в Монераканде, — узнал правду о смерти его сестры. Сбылось цыганское гадание: случилась дальняя дорога, но в конце пути я нашел любимую». Грант не удивился бы, выяснив, что мачеха с самого начала задумала свести его с Силией.
Он почти верил, что его вела судьба.
Силия верила в судьбу, в предназначение, в цыганские бредни, и ей удалось убедить его.
Боже, как он устал…
Но не до смерти. Грант встрепенулся, входя в дом в Монераканде. Там его ждала Силия.
Его любовь, его жизнь, его цыганская колдунья!..
Он хотел жениться на ней, увезти в Нью-Мексико и никогда не расставаться с этой девушкой. Она стояла на верхней площадке лестницы. Игривая улыбка освещала ее лицо — все сомнения остались далеко позади.
Ночная рубашка Силии ничего не скрывала, напротив, подчеркивала соблазнительные формы. Локоны ниспадали до самой талии, глаза светились, как угольки в камине.
— Где ты был? — негодующе спросила она. — Я тебя ждала. Думала, ты хочешь меня.
— Боже мой, Силия! Хочу ли я тебя? Да я жить без тебя не могу!
В ее глазах засверкали слезы, отчего они стали еще лучистее и прозрачнее. Чтобы скрыть волнение, девушка слегка прикусила подрагивающую нижнюю губу.
Гранту показалось, что он ее совершенно не знает: ни эти глаза, ни эти губы, ни этот рот. И понял, что узнавать придется всю жизнь, пока Силия не поймет, что он единственный, предназначенный ей судьбой любовник.
Да, он хотел ее.
И протянул руку:
— Иди ко мне, Силия!
Грант напряженно ждал: как она ответит после всего, что случилось, — со страхом или доверием? Эта минута показалась самой долгой в его жизни.
Но вот девушка сделала шаг вперед и доверчиво взяла его руку. Они бесконечно долго смотрели друг на друга. Его мягкие зеленые глаза что-то обещали. Ее глаза выражали желание, робость, нерешительность.
— Идем…
Грант хотел ее всю — хотел отдать то, что задолжал, хотел, чтобы Силия вынашивала его детей.
— Идем в постель, моя цыганочка. Ты станешь моей — отныне и навсегда…
Длинные нежные пальцы ласкали и поглаживали. Он что-то шептал ей на ухо, но не делал ни малейшей попытки снять с Силии рубашку. Чтобы не спешить и не смущать ее.
Сегодня Силии понадобятся уроки Гранта о его и ее теле. Мучительно медленно он исследовал ее плоть, дюйм за дюймом приподнимая завесу ночной рубашки. И только когда стон вырвался из глубины ее души, он нежно склонился над Силией. Сначала очень осторожно, а потом напористо и решительно вошел в нее.
Силия не представляла, что возможны такие ощущения, когда они вместе воспарили в какой-то новый мир.
Грант пробудил в ней желание, заставил жаждать его тела. Она стонала, и томные звуки вырывались из глубины ее существа. Волны наслаждения захлестывали Силию. От его жаркого шепота нарастала страсть. Его поцелуи были дикими и жадными, словно Грант не мог ею насытиться.
Наконец наступила кульминация, и по каждому из них прошла судорога оргазма. Обессиленный Грант упал на любимую и стиснул ее в объятиях.
— А ты еще чертовски невинна! — Он прижался губами к ее уху. Слишком много всего случилось, слишком много она пережила, и теперь он должен беречь ее, не выпуская из объятий.
— Теперь уже нет, — тихо возразила Силия, блаженно потягиваясь и прижимаясь к нему.
— В Пирадению скоро приедет Уили вместе с моим отцом. Нужно уладить дела с твоим имением. А потом я заберу тебя в Нью-Мексико… как свою жену.
Силия закрыла глаза, задыхаясь от счастья.
— Силия?
Ей показалось или голос этого уверенного в себе человека впервые дрогнул?
— Что, Грант?
— Ты не сказала «да».
— Но я не сказала и «нет».
Рука Гранта поглаживала ее бедро. Силия выгнулась и почувствовала, что возбуждение Гранта еще не прошло.
— Значит, не все потеряно. — Он раздвинул ей ноги.
— Попробуй меня уговорить.
Силия всхлипнула, когда Грант глубоко проник в нее.
— Убедительно? — Он сделал движение — одно, другое.
— Вполне, — простонала она. — Очень… веский аргумент…
Грант сделал еще движение.
— Скажи «да».
Силия ликовала.
Это Грант — тот сильный темноволосый мужчина, которого ей нагадала цыганка!
И ради него Силия была готова на все.
Достигнув верха блаженства и замирая от счастья, Силия дала ему долгожданный ответ.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста плантатора - Роджерс Розмари



Так себе. И вообще, меня задрали эти главные герои кобели поблудные и главные героини целки тупорыло-невинные. Какая нафиг любовь? Весь роман грызлись, грызлись, он всё с под*еб?на&и её унижает. Она страдает, что он кобелина еб*т всех подряд, а её доведёт до оргазма и: «…нет, нет, нельзя. Ты ж целка!» Она со своей гордостью думает в конце концов послать его на х*й, но потом опять телится. Он опять доведёт её до оргазма и в самый момент: «…нет, нет. Нельзя. Ты ж целка!» И пошёл проститутку ебать. Она – неудовлетворённо страдать. И решает наконец выйти замуж за своего жениха-плантатора, педофила наркомана, что в детстве заставлял её его хер сосать, которым движет одна корысть и у которого три любовницы: садитка, мазохистка и принцесса дури чайных плантаций, которых он мечтает когда-нибудь наконец познакомить и заняться групповухой. Думала, осилю этот бред до конца, в конце ждала соглашения, что они наконец договорятся. И тут облом. На последней странице: – Ты меня хочешь? – Да. – Ку-ку. Ты – моя жена. Всё! Все счастливы, входят наконец в лоно, уже забыли, что платнацию фиг на кого переписали.rnВ общем, роман до моей отметки «гавно» не дотягивает но и «хорошо» сказать не могу, так как чувство сексуальной неудовлетворённости главной героини передалось мне. Ну не люблю я, когда весь сюжет он и она грызутся и в конце бац, даже без выяснений что да как. Одним обзацом. Ты меня хошь? Свадьба!!!!!!!!!!!!!!!!!!rnГлавная причина их конфликта: что бабнику поручили нетронутую девицу охранять от таких же кобелей, как он. И он бегает за ней, как квочка, думая что её невинную дуру при её доверчивости легко обдурить завести совратить. Но ему не вдомёк, что это женская игра. Придуриться невинной и что она верит мужчине для того чтоб самой получить от мужчины то для удовлетворения своей похоти. И начинает она на него орать, когда он ей доказывает, что старый ловелас, завёв её "доверчивую" в лабиринт хотел поиметь. Она возмущена, что её планам помешали. Он думает, что она ребёнок и не понимает, какие коварные хуи, её надо спасать. Тогда как от таких девственниц мужчин надо спасать.rnТерпеть не могу ЛР, но читаю, чтоб злиться.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариБаба Яга всегда против
2.12.2012, 15.55





По сравнению с другими книгами автора "невеста плантатора" мне не понравилась.Это единственная книга Розмари Роджерс,которая оставила меня равнодушной.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.33





Как то бесит перевод имени вместо Вильгельмина какая-то Уилхелмина. Все равно, что вместо библиотека писать вифлиофика. Ухо режет. Переводчика на мыло!
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 15.36





Как то бесит перевод имени вместо Вильгельмина какая-то Уилхелмина. Все равно, что вместо библиотека писать вифлиофика. Ухо режет. Переводчика на мыло!
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 15.36





Вот в чем полезность ЛР - подробно разжевано какя каша в голове у девицы и близко не видавшей реальной жизни и не умеющей НИЧЕГО! Ах, она там с кем-то танцевала! И чего? Мозгов от этого прибавилось?! Свобода-любовь-кровь предков - такая каша! И ведь всякий раз по разному про одно и то же думает-то. Инфантильная дурочка без царя в голове.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 20.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100