Читать онлайн Невеста плантатора, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста плантатора - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста плантатора - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста плантатора - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Невеста плантатора

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

— Я так волнуюсь!.. С чего бы это, мистер Пембертон? — У модно одетой женщины лет тридцати, живой, привлекательной, с золотисто-каштановыми волосами, сверкнули глаза.
Строго одетый джентльмен в летах с седеющей шевелюрой и аккуратно подстриженной бородкой напоминал осанкой принца Уэльского. Этот хорошо известный лондонский адвокат, сидевший напротив нее в вагоне первого класса, имел отличную репутацию, получал высокие гонорары и отличался осмотрительностью.
— Вполне естественно, что первая встреча с племянницей, а ныне и подопечной, тревожит вас, ваше… О, простите, миссис Гамильтон, — ведь вы хотите, чтобы я вас так называл? Но поверьте, дело улажено: ваш брат сделал все необходимое, чтобы обеспечить будущее дочери. Вы — опекунша девушки до тех пор, пока она не достигнет совершеннолетия, поэтому пока будете распоряжаться ее наследством.
— Мистер Пембертон… признаться, вопрос довольно щекотливый, но вы, конечно, знаете, что несколько лет мы с Ричардом не общались. Рассказывал ли он вам о некоторых обстоятельствах нашего прошлого?.. О Боже… — Дама нахмурилась. — Впрочем, мой вопрос был чисто риторический. Но скажите, почему Ричард полагал, что Силии может понадобиться другой опекун? Может, причина в его большом состоянии? Вероятно, Ричард опасался, как бы охотники за приданым не оказали давления на девушку, выросшую под тщательным присмотром и воспитанную в строгих традициях.
Мистер Пембертон одобрительно взглянул на спутницу из-под кустистых бровей:
— Вы очень проницательны, мадам. Да, с одной стороны, мистер Пенмарис сознавал, как важно ребенку получить настоящее образование в Англии, но вместе с тем опасался, чтобы излишняя опека, называемая им «подавлением личности», не повредила девочке. Мистер Пенмарис говорил мне, что только вы одна наделены даром понимания и только вам он готов безоговорочно доверить свою дочь, поскольку «познать настоящую жизнь» Силия может лишь с вашей помощью. Мистер Пенмарис считал, что вы прекрасно поймете смысл этих слов.
— Да.
Уилхелмина уставилась в окно. Конечно, она все понимала. Милый, милый Ричард, ее единственный друг, союзник и поверенный в незабываемые детские годы! Тогда Уилхелмину принуждали к безоговорочному послушанию, заставляли подчиняться во всем, не задавая вопросов. Она помнила наставления своей матери Лили, но чертовская любознательность и пытливый ум постоянно доставляли ей неприятности. До того как Ричард сбежал из дома, он частенько принимал за нее порку. Его голос до сей поры звучит в памяти Уилхелмины: «Прости, Уили, мне так жаль тебя покидать! Я бы взял тебя с собой, если бы мог. О Боже, Уили, ты же видишь, мне нельзя оставаться. Не хочу, чтобы мое воспитание определялось его капризами: либо армия, либо церковь! А главное, чтобы в голове не было ни одной своей мысли! Нет, лучше уж умереть! Понимаешь меня, Уили? Ты мой единственный друг. Когда я вырасту и разбогатею, обещаю, что приеду и спасу тебя».
Ричард не виноват, что не сдержал слова. Он все еще скитался в чужих краях, когда семнадцатилетнюю Уилхелмину, полузаморенную голодом и забитую, заставили выйти замуж за приятеля отца, вдовствующего герцога, который был на сорок лет старше ее. Он жаждал жениться на ней! Его восхищали угловатость девчонки-сорванца и ее диковатая красота с того самого дня, когда герцог увидел ее впервые — четырнадцатилетнюю. Тогда-то он и решил купить Уилхелмину — точнее слова не подобрать!
Герцог достиг своей цели, однако ни разу не обладал ею. Она сразу сказала ему:
— Я готова стать хозяйкой в вашем доме, изображать покорную, любящую жену. Я девственница. Вам это известно, поскольку вы настояли на медицинском осмотре. Но не пытайтесь взять меня силой, иначе я учиню такой безобразный скандал, что вы не посмеете показаться в обществе. Я пошлю письма в «Таймс» и родственникам матери в Америку. А если будете дурно обращаться со мной, я вас убью. Или себя. Надеюсь, мы поняли друг друга?
Ричард научил ее: чтобы не стать жертвой, надо бесстрашно противостоять противнику. Да и чего ей было бояться? Освободившись от власти отца, она вступила в брак с молодящимся стариком. Он боялся ее, боялся слухов о своем старческом бессилии и пуще всего — двух своих сыновей. Они были старше его юной супруги. Желая обладать Уилхелминой, герцог опасался, что люди начнут насмехаться над ним и он прослывет глупым стариком. Что ж, в конце концов герцог имел любовницу. Она умела доставлять ему наслаждение.
Заключив с герцогом сделку, Уилхелмина сдержала слово и не давала ни малейшего повода к скандалу. Примерно через десять лет герцог умер от сифилиса в Вене, и Уилхелмина обрела наконец свободу.
Теперешняя жизнь вполне устраивала ее. Она улыбнулась. Мистер Пембертон осторожно кашлянул, заметив, что поезд приближается к месту назначения. Ему предстояло кое-что обсудить с герцогиней.
Теперь Уилхелмина располагала юридическим документом, старыми связями и понимала, что готова выполнить все поручения Ричарда и взять на себя ответственность за его дочь от Марианны.
— Иди-ка сюда! — сказала Гертруда, и Силия, прервав завтрак, последовала за ней в библиотеку. — У меня неприятные новости. Ни логики, ни добропорядочности. Мы сделали все, и вот… Впрочем, читай и суди сама. Уверена, Силия, ты согласишься со мной, что это совершенно невозможно!.. — Она вручила телеграмму взволнованной девушке.
«Боже, что еще такое?» Силия перевела встревоженный взгляд с возмущенного лица тетки на клочок бумаги.
— Читай! — потребовала тетка, и Силия трижды пробежала глазами строки: «…в соответствии с условиями завещания Пенмариса… опекунство поручается его сестре, герцогине Милхэйвенской, которая примет на себя полную ответственность за…»
У Силии помутилось в глазах. Как отец решился на такое? Это несправедливо! Неправильно! Ее снова отлучат от всего, к чему она привыкла, и увезут, быть может, еще дальше от Рональда. И никакие проповеди дяди не примирят ее с мыслью, что она не властна распоряжаться своей жизнью.
Гертруда выжидающе смотрела на племянницу.
— Я не знаю… что и сказать.
— Неправда, знаешь! — возразила тетка. — Отвечай: «Спасибо, нет», — и мы найдем юриста, который оспорит это безумное дополнение к завещанию.
Как же так? Силия ничего не понимала. Ей хотелось одного — убежать в свою комнату и забыть об этой ужасной телеграмме, скрыться от тетки, которая смотрела на нее как коршун. А разве нельзя, чтобы здесь, вместе с ними, жила сестра ее отца?
Боже, как утихомирить Гертруду?
— Мне… мне еще рано решать такие дела.
— Возможно, ты права. После общения с нами и привычной для тебя добродетельной жизни ты не сможешь приспособиться к новым условиям. Я исполнила свой долг и ни перед кем не склоню головы. Никто не осмелится усомниться в честности моих намерений — даже сестра твоего отца! Я сама потолкую с ней. А ты, Силия, поразмысли о том, что узнала. Иди к себе. Обсудим все позже.
Девушка отдала тетке телеграмму и чинно вышла за дверь, но, едва ступив в коридор, побежала, а у себя в спальне кинулась на постель и уставилась в потолок полными слез глазами.
Почему отец допустил, чтобы ее оторвали от всего любимого и привычного? Прежде он утверждал, что для блага Силии нужно отправить ее из родного гнезда в холодное и чопорное английское общество, где все скрывают свои чувства!
Ради отца она всегда следовала советам тетки.
Но отец не приехал, чтобы похвалить ее. Он умер в одном из своих загадочных путешествий. И, ничего не объяснив, распорядился дальнейшей жизнью Силии: передал ее из одних близких рук в другие — до совершеннолетия.
А что будет, когда ей исполнится двадцать один год? Может, отец оставил другие распоряжения, о которых она еще не знает?
«Ах, Рональд, Рональд! Где ты? Почему мы не сбежали вместе, когда ты приезжал в прошлый раз?»
Нет, нельзя противиться законам и восставать против условностей. Женщины считались собственностью мужчин и помалкивали.
Но не все мирились с таким положением вещей…
Силия внезапно села и смахнула слезы, вспомнив о тете Уилхелмине. Если все, что рассказывала о ней Гертруда, правда…
«Новая опекунша — настоящая леди, — сообщила Силии Гертруда. — Однако… овдовев, она стала попирать приличия». Гертруда произнесла это с презрением, а в Силии пробудился интерес к Уилхелмине. Быть может, выбор отца не так уж плох?
Что ж, изменить ей ничего не удастся, значит, придется скрывать свои мысли и чувства до тех самых пор, пока за ней не приедет Рональд.
Силия решила исполнить дочерний долг — сделать так, как пожелал Ричард.
Рональд отнесся бы к этому с уважением, ибо знал, что такое долг.
Придя к мысли, что тетя Уилхелмина — не совсем такая, как другие, девушка приободрилась, переоделась к ужину и уже с нетерпением ожидала встречи с сестрой отца.
Встреча удивила Силию. Тетя Уилхелмина оказалась очень высокой, элегантной женщиной лет тридцати пяти, а вовсе не пожилой дамой.
Светло-каштановые волосы Уилхелмины были уложены в высокую прическу, глаза, похожие на топазы, сияли, профиль казался совершенным. Прямо картинка из журнала! Холодная, красивая, она держалась спокойно и независимо.
Так вот какова любимая сестра отца!
Гертруда суетилась и слишком много говорила, ибо ощущала пренебрежение гостьи, но не хотела нарушать долг и приличия.
— Уилхелмина!.. — Гертруда протянула гостье руку.
Та едва коснулась ее.
— Зовите меня Уили. — Гостья обратилась к девушке: — Я мечтала о встрече с тобой, Силия.
Голос Уилхелмины звучал так тепло и дружелюбно, что сердце девушки дрогнуло.
— Рада, что вы приехали. — Сказав это, Силия испугалась, что обидела Гертруду.
— Конечно, — вставила та. — Мы все рады вам. Поскольку теперь вы опекунша Силии, нам следует обсудить ее будущее.
— О да, я и собиралась рассказать о своих планах. Свой долг я выполню добросовестно, в соответствии с волей покойного брата.
— Счастлива слышать это. Прошу вас в гостиную. Нет-нет, Силия, не ты — только твоя тетя и я. Нам многое предстоит обсудить. Я тебя позову, когда мы примем решение.
Силия промолчала, заметив, что Уили слегка покачала своей изящной головкой.
— Отправляйся к себе, — распорядилась Гертруда.
Силия медленно пошла наверх, надеясь вернуться и приникнуть к замочной скважине.
Уили последовала за Гертрудой и опустилась на диван у камина.
— Не выпить ли нам чаю? — Эти слова прозвучали так, словно хозяйкой в доме была Уили.
— Сейчас позвоню. — Изумленная Гертруда дернула за шнурок.
Когда подали чай, гостья разлила его, предложила Гертруде чашку и грациозно взяла свою.
— Прекрасный сервиз. — Уили поставила чашку. — А теперь позвольте рассказать о моих планах. Уверена, дорогая Гертруда, вы обрадуетесь, узнав, что я намерена отправиться с Силией в Лондон и начать вывозить ее в свет. — Голос ее звучал непринужденно, но вместе с тем дерзко. Уили не сомневалась, что Силия подслушивает у двери.
Гертруда со стуком опустила чашку на блюдце, однако на сей раз сумела обуздать себя.
— Мой дорогой брат Ричард, — продолжала Уили, — оставил мне значительную сумму, и я одену Силию как принцессу.
Гертруда хранила молчание.
— Мы едем в Лондон завтра же — времени мало, а сделать предстоит очень многое, — заключила Уилхелмина.
Гертруда вскочила, едва сдерживая гнев:
— Я не позволю!
— Прошу прощения… Не хотите ли еще чаю, Гертруда? — Уили показалось, что жена викария вот-вот швырнет в нее чашку.
Еще бы! Вспомнила, что она хозяйка и опекунша! Сейчас начнет разглагольствовать 6 долге и приличиях:
— Я не позволю, чтобы добрую христианку тащили в злачные места Лондона и выставляли напоказ блудливому столичному обществу!
— О! Не беспокойтесь, ибо ничего подобного я делать не намерена.
— Учтите, я старалась воспитывать Силию в смирении и благочестии и отвратить от того варварского образа жизни, который она вела в доме вашего брата. Никак не ожидала, что Ричард доверит девочку… вам.
— А чего же вы ожидали? У Силии будет дом, ее обеспечат всем необходимым. Она войдет в светское общество, сделает блестящую партию. Признаюсь по опыту: это имеет смысл, ибо после смерти богатого мужа остается куча денег, а вдова испытывает восхитительное чувство свободы. Силия наверняка оценит это, особенно если ей, как и мне, удастся так же удачно выйти замуж.
— Я не желаю более слушать ваши безнравственные речи и сделаю все, чтобы опротестовать завещание Ричарда! — почти выкрикнула шокированная Гертруда.
— Не стоит труда. Мы завтра же уедем и никогда больше не побеспокоим вас.
— Не побеспокоите? — фыркнула Гертруда. — Да ведь вы завлечете девочку в обитель греха, хотя знаете о ее прошлом и о прошлом ее матери! Ничуть не удивлюсь, если Силия вернется сюда опороченной. Но, как добрая христианка, знающая свой долг, я приму ее.
Направившись к двери, Гертруда не расслышала легкий шорох, но Уилхелмина поняла, что Силия успела убежать.
Дверь с шумом захлопнулась. Уилхелмина налила себе чаю и начала ждать.
Наконец дверь скрипнула, и Уилхелмина, увидев Силию, протянула к ней руки. Девушка бросилась к тетке и опустилась на колени возле нее.
— О, тетя Уили, это было великолепно! И как вам удалось дать ей такой отпор?
Уилхелмина погладила прекрасные волосы племянницы.
— Это было несложно. А мы с тобой уживемся — уверена потому, что знаю твою историю. Я ненавижу соблюдать правила и приличия так же, как ты, если ты пошла в своих родителей.
Силии казалось, будто мир перевернулся. Ее переполняла радость и одолевали опасения. Она мечтала уехать с тетей Уили, но боялась, что Гертруда удержит ее.
Та присоединилась к ним во время обеда, поскольку этого требовали приличия.
— Полагаю, вы все же не собираетесь оспаривать завещание брата? — осведомилась Уилхелмина.
— А что мне помешает? — возразила Гертруда. — Семья Силии здесь — мы приютили ее. И когда Ричард сложил с себя всякую ответственность за девочку, постарались дать ей хорошее образование и привить ей высокую мораль.
— Вам не удастся аннулировать завещание Ричарда, — заметила Уили. — На судебные издержки уйдет такая сумма, какой вы не располагаете. Неужели залезете в долги, Гертруда? Надеюсь, одумаетесь. Все бумаги в порядке, так что наживете себе лишь массу хлопот.
Гнев в глазах Гертруды затух и сменился ненавистью.
Викарий отрешенно молчал.
— В городе у меня прекрасный дом, — обронила Уили за супом. — Множество слуг. Конечно, Силия, для тебя придется нанять еще одну горничную и лакея, — добавила она специально для Гертруды. — Карета всегда к нашим услугам. Комнату можешь обставить по собственному вкусу.
— Разврат! — Гертруда покрутила в руке нож, словно желая разделаться с соблазнительницей.
— Уверена, и твой отец хотел бы этого. — На лице Уили заиграла улыбка. — По воскресеньям, конечно, будем ходить в церковь — мы не забываем о душе, живя в городе. Приехав, успеем подготовиться к сезону. С твоим гардеробом у меня связаны грандиозные замыслы…
— Мне дурно! — Гертруда, поднявшись, чуть не опрокинула стул. Она не могла смириться с мыслью, что на Силию будут потрачены такие огромные деньги — комната, горничная, платья… Варварская расточительность! У Силии закружится голова, и она забудет обо всем, чему учила ее Гертруда.
«Ну нет, — злобно подумала она, решив остаться в столовой, — девочка не забудет того, чему ее учили под этим кровом». Видя, что гостья и племянница обмениваются радостными взглядами, Гертруда окончательно потеряла аппетит.
Силия же понимала, что Гертруда не сдалась…
На следующее утро дядя Тео вручил Силии Библию в кожаном переплете с подчеркнутыми местами и соответствующей случаю надписью, а также тонкий томик своих проповедей, изданный за собственный счет.
— Я спокойнее перенесу твой отъезд, зная, что ты будешь обращаться к этим книгам всякий раз, когда у тебя возникнут сложные вопросы. — Его голос звучал мягко, а в глазах застыла печаль.
Силия от души поблагодарила дядю. Она и в самом деле собиралась читать Библию. Тут вошла Гертруда и наставительно заявила, что поскольку Силию воспитали как леди, она не должна поддаваться соблазнам презренного общества.
— Но, тетя, — возразила девушка, — если меня научили правилам хорошего тона, отчего я должна бояться предстать перед светскими людьми?
— Ради всего святого, Силия, ты же прекрасно понимаешь, что я имею в виду! В так называемом свете встречается множество беспутных особ — например, обитатели из Мальборо-Хауса
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
или эта американка Дженни Черчилль — близкая подруга принца Уэльского
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
и твоей новой опекунши. Едва ли ты понимаешь, что тебя подстерегает, но надеюсь, будешь твердо придерживаться принципов морали, привитых тебе в этом доме. Мы будем молиться за тебя, Силия, и помни: если тебе понадобится поддержка, ты всегда можешь обратиться к нам за советом и наставлением. И умоляю, не позволяй никому вскружить тебе голову. Тебя ждут серьезные испытания, особенно в свете… в свете… Впрочем, не важно. За тобой ухаживает, милый, воспитанный молодой человек, он хочет жениться на тебе, и уверена, ты оправдаешь его доверие.
— Спасибо, тетя!.. — Сердце Силии учащенно забилось.
Рональд! О Боже, она почти забыла о нем! А ведь следовало сразу написать и все рассказать ему про завещание, объяснить, почему она уезжает с тетей Уили, дать новый адрес в Лондоне.
Сейчас Силия хотела одного — вернуться на Цейлон и стать невестой, а потом женой Рональда, чайного плантатора.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста плантатора - Роджерс Розмари



Так себе. И вообще, меня задрали эти главные герои кобели поблудные и главные героини целки тупорыло-невинные. Какая нафиг любовь? Весь роман грызлись, грызлись, он всё с под*еб?на&и её унижает. Она страдает, что он кобелина еб*т всех подряд, а её доведёт до оргазма и: «…нет, нет, нельзя. Ты ж целка!» Она со своей гордостью думает в конце концов послать его на х*й, но потом опять телится. Он опять доведёт её до оргазма и в самый момент: «…нет, нет. Нельзя. Ты ж целка!» И пошёл проститутку ебать. Она – неудовлетворённо страдать. И решает наконец выйти замуж за своего жениха-плантатора, педофила наркомана, что в детстве заставлял её его хер сосать, которым движет одна корысть и у которого три любовницы: садитка, мазохистка и принцесса дури чайных плантаций, которых он мечтает когда-нибудь наконец познакомить и заняться групповухой. Думала, осилю этот бред до конца, в конце ждала соглашения, что они наконец договорятся. И тут облом. На последней странице: – Ты меня хочешь? – Да. – Ку-ку. Ты – моя жена. Всё! Все счастливы, входят наконец в лоно, уже забыли, что платнацию фиг на кого переписали.rnВ общем, роман до моей отметки «гавно» не дотягивает но и «хорошо» сказать не могу, так как чувство сексуальной неудовлетворённости главной героини передалось мне. Ну не люблю я, когда весь сюжет он и она грызутся и в конце бац, даже без выяснений что да как. Одним обзацом. Ты меня хошь? Свадьба!!!!!!!!!!!!!!!!!!rnГлавная причина их конфликта: что бабнику поручили нетронутую девицу охранять от таких же кобелей, как он. И он бегает за ней, как квочка, думая что её невинную дуру при её доверчивости легко обдурить завести совратить. Но ему не вдомёк, что это женская игра. Придуриться невинной и что она верит мужчине для того чтоб самой получить от мужчины то для удовлетворения своей похоти. И начинает она на него орать, когда он ей доказывает, что старый ловелас, завёв её "доверчивую" в лабиринт хотел поиметь. Она возмущена, что её планам помешали. Он думает, что она ребёнок и не понимает, какие коварные хуи, её надо спасать. Тогда как от таких девственниц мужчин надо спасать.rnТерпеть не могу ЛР, но читаю, чтоб злиться.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариБаба Яга всегда против
2.12.2012, 15.55





По сравнению с другими книгами автора "невеста плантатора" мне не понравилась.Это единственная книга Розмари Роджерс,которая оставила меня равнодушной.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.33





Как то бесит перевод имени вместо Вильгельмина какая-то Уилхелмина. Все равно, что вместо библиотека писать вифлиофика. Ухо режет. Переводчика на мыло!
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 15.36





Как то бесит перевод имени вместо Вильгельмина какая-то Уилхелмина. Все равно, что вместо библиотека писать вифлиофика. Ухо режет. Переводчика на мыло!
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 15.36





Вот в чем полезность ЛР - подробно разжевано какя каша в голове у девицы и близко не видавшей реальной жизни и не умеющей НИЧЕГО! Ах, она там с кем-то танцевала! И чего? Мозгов от этого прибавилось?! Свобода-любовь-кровь предков - такая каша! И ведь всякий раз по разному про одно и то же думает-то. Инфантильная дурочка без царя в голове.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 20.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100