Читать онлайн Невеста плантатора, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста плантатора - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста плантатора - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста плантатора - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Невеста плантатора

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Старый, запущенный сад пронизывали лучи солнца. От древней каменной стены, источающей жар, там всегда было тепло и уютно.
Силия нашла своего дядю в саду, хотя полагала, что в это время он обычно сидит в кабинете и работает над проповедями.
Викарий в поношенной одежде сосредоточенно копался в земле, и Силия на мгновение замешкалась, не решаясь нарушить его уединение.
Но что-то подсказало викарию: племяннице нужна его помощь, — и он быстро выпрямился.
— Силия, дорогая девочка. Нет-нет, ты мне ничуть не помешала. — Тео внимательно посмотрел на нее. — Что с тобой? Опять Гертруда? Чем-то огорчила тебя?
Милый и добрый дядя! Откуда он узнал? Долго сдерживаемые слезы прорвались наружу и заструились по щекам Силии — слезы гнева, обиды и разочарования. Девушка задрожала от рыданий.
Викарий выронил лопату и схватил племянницу за руки. Уткнувшись ему в плечо, Силия заплакала еще сильнее.
Она словно искала защиты. Тео, чувствуя себя виноватым, пожалел ее. Силия — его племянница, и он за нее в ответе. Когда-то Тео забрал ее из ужасного окружения, вырвал из обстановки, не подобающей для юного существа. Но что предложил взамен?
Он изредка похлопывал ее по плечу. Иногда разрешал заходить в библиотеку.
Но проявил ли хоть раз истинное чувство к девочке? Обрадовался ли, поняв, что она любит его? Святой апостол Павел. Второе послание к коринфянам, глава тринадцатая. Он столько раз цитировал это место, но никогда не воплощал в жизнь свои проповеди.
Поглаживая Силию по спине, викарий бормотал ласковые слова, которые казались пустыми даже ему самому. А что, если он вообще не справляется с долгом пастыря?
— Ах, Силия, Силия, прости, что не заметил и давным-давно не понял, как была невыносима твоя жизнь с нами! Не плачь, дитя мое. И не отрекайся от веры в Бога только потому, что твой старый дядя скверно исполняет Его поручения. Ну же, ну, теперь тебя никто не обидит. Расскажи мне, что произошло? Хочешь попить из этого фонтанчика? Ты его так любила, когда была девочкой. Не забыла оловянную кружку — ту, что я прятал под ивовыми ветвями? Давай пополам со старым дядей Тео. И прости, что я был так невнимателен к тебе. Простишь?
Произнося все это, Тео подвел Силию к грубой каменной скамье, извлек оловянную кружку, окунул в фонтан и подал девушке. Та, все еще всхлипывая, ругала себя за то, что потеряла с таким трудом достигнутое самообладание.
Потом сделала глоток и почувствовала облегчение — и от холодной воды, и от искренней заботы дяди Тео.
— Я уезжаю, — сказала Силия. — Не могу оставаться здесь ни одной минуты. Но к вам, дядя Тео, это не имеет никакого отношения. Я вас люблю. Все из-за тети Гертруды. Это она сделала мое пребывание здесь невыносимым. Я попросила Антею послать за мистером Гамильтоном. Но не знаю, осмелится ли она противостоять тете и согласится ли приехать он. Так или иначе, я не хотела ни обидеть, ни расстроить вас.
— Дитя мое, я был слеп, но теперь прозрел. Твой отец даже на пороге смерти лучше понимал, что тебе нужно, а Уили всегда охотно оказывала помощь. Видишь, сюда тебя направил сам Бог! — В глазах викария вспыхнуло вдохновение. — Втайне я желал этого больше всего на свете и молился, чтобы… мне было ниспослано своего рода откровение. И наставление. И вот, кажется, я его получил. — Он ободряюще сжал руки племянницы. — Не тревожься, я вполне compos mentis
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
. Предоставь все мне. Давай держаться вместе, и тогда мы и победим всех драконов.
За Грантом Гамильтоном послала Эмили, Антея же пребывала в крайнем смятении, ибо считала себя в долгу перед Гертрудой и перед Силией.
«Будь она настоящей подругой, — рассуждала служанка, занятая составлением послания, — сама побежала бы к Темплкомбам и привела бы мистера Гранта сюда, не спрашивая, что да как».
Но мисс Антея оказалась трусихой, а Эмили — нет. Оставалось пробраться на конюшню, разыскать мальчишку, симпатизировавшего ей, убедить его, что такой поступок благороден, и поклясться, что он не будет наказан.
Чего только не поможет совершить один мимолетный поцелуй!
Леди Гертруда восприняла это как наступление врага. Приходилось сражаться на два фронта: с собственным мужем, объединившимся против нее с Силией, и с настоящей армией в лице брата и сестры Темплкомбов (кстати, прежде эти невоспитанные люди ни разу не нанесли визита леди Гертруде) и дерзкого, высокомерного Гранта Гамильтона, который потребовал немедленного свидания с Силией.
Будь Гертруда женщиной слабой, она уже лежала бы в обмороке. Поскольку дело касалось ее чести и приличий, леди Гертруда была благодарна и за то, что хоть Антея приняла ее сторону.
— Мистер Гамильтон, — Гертруда холодно протянула руку, — рада с вами познакомиться.
Но молодой человек пренебрег любезностями:
— Где Силия?
Гертруда поморщилась — ей очень не понравился его иностранный акцент.
— Где же ей быть, мистер Гамильтон? Она с родными — отдыхает перед обедом в своей комнате. Мисс Лангбурн только что оттуда. Я права, дорогая?
— Да! — решительно подтвердила Антея. — Отдыхает.
Грант, послав девице испепеляющий взгляд, снова обратил взор на леди Гертруду. Ну что за благочестивая ведьма!
— Передайте, что к ней гость.
— Вот какие дурные манеры у чужаков, — бросила Гертруда специально для Антеи, стрельнув при этом злобными глазами в Гранта. — Уважаемый сэр, вы явно незнакомы с обычаями нашей страны. Здесь принято посылать карточку, ждать приглашения и только после этого являться и чего-то требовать.
— Я ничего не требую, — холодно возразил Грант. — Учтите, однако, что Силия немедленно покинет ваш дом. Если же вы не позовете девушку, я найду ее сам. Ну что, леди Гертруда?
На Гертруду внимательно смотрели брат и сестра Темплкомбы, и она не хотела показать себя в дурном свете.
— Дорогой мистер Гамильтон, дом викария всегда отличался гостеприимством. Не стоит вести себя столь неподобающим образом. Я разрешаю вам повидаться с Силией, но об ее немедленном отъезде не может быть и речи. Она обещала погостить у нас, и ее визит еще не завершен.
— Завершен! — отрезал Грант.
— Это выходит за рамки приличия! — возмутилась Гертруда. — Так и передайте своей мачехе. Нет, лучше я напишу ей сама. Не поручусь, что человек с повадками ковбоя что-то передаст ей.
— Что верно, то верно.
— Вот уж кому я не отдала бы на воспитание Силию, так это Уилхелмине.
— Ничуть не сомневаюсь.
— Вы просто несносны!
— Да, мэм, — согласился Грант. — А теперь позовите Силию и скажите, чтобы она готовилась к отъезду.
Их глаза встретились. Гертруда вскинула голову, убежденная в своей непререкаемой правоте.
— Мы позовем Силию. — Она снисходительно кивнула.
«Да, на нее стоит посмотреть», — подумал Грант, наблюдая, как Гертруда прошествовала по комнате, дернула за шнурок и приказала горничной позвать Силию.
Но девушка, притаившаяся на лестнице, слышала каждое слово, доносившееся из комнаты. Грант Гамильтон стоял как стена, и Гертруда была не в силах препятствовать ему. Если бы не эта ссора и не пугающее, все еще не прочитанное письмо, Силия, пожалуй, позабавилась бы…
Сердитый, пылающий взгляд Гранта пронзил девушку.
— Силия, у тебя гости! — Голос Гертруды звенел на высокой ноте. — Полагаю, это Темплкомбы, хотя раньше мы не встречались и даже не были представлены друг другу. И мистер Гамильтон, довольно дерзко утверждающий, что сегодня вечером ты уезжаешь с ним. Не понимаю почему, ведь ты приехала на весь уик-энд?
Гертруда выжидательно смотрела на племянницу. Силия бросила взгляд на Гранта, и тот чуть заметно кивнул.
— Силия действительно сегодня уезжает, — подтвердил внезапно появившийся викарий.
— Тео, что за нелепая мысль!
— А вот у тебя вряд ли появилась даже такая мысль. — Тео протянул руку Гранту. — Здравствуйте, молодой человек. Я Тео, дядя Силии. Она, конечно же, отправляется с вами. Как и предполагалось. — Викарий выразительно посмотрел на жену. — Все знают, как ты обрадовалась, узнав что Силия погостит у нас хотя бы короткое время. Но Уилхелмина считает, что девочке необходимо вернуться к завтрашнему дню. Ты, вероятно, забыла об этом?
Силия ни разу не видела Гертруду в таком замешательстве. Ее губы шевелились, и казалось, она вот-вот опровергнет супруга.
Но викарий опередил жену.
— Ты собралась, дорогая? — обратился он к Силии.
Девушка улыбнулась:
— Да, дядя Тео.
— Отлично. Мой мальчик, это ваша карета у дверей? А это, полагаю, Томас Темплкомб? Рад познакомиться, сынок. И с вашей сестрой Дженнифер тоже. Добро пожаловать в Грейндж! А теперь нам следует присмотреть за вещами Силии. Хотя мне и леди Гертруде грустно провожать племянницу, будем надеяться на промысел Божий и скорую встречу.
Силия обняла дядю и снова чуть не расплакалась:
— Спасибо, дядя Тео…
— Господь с тобой, дитя мое.
— Тетя Гертруда…
Та напряглась.
— Не одобряю твой отъезд с мистером Гамильтоном, не принадлежащим к нашему обществу. Хотя твоя так называемая опекунша и считает это естественным. Ты когда-нибудь поймешь, дорогая: все имеет установленный порядок. Если же эта связь нарушается, последствия пожинает невинный, что с тобой, вероятно, и произойдет. Что ж, ты сделала свой выбор — тебе жить. Я старалась как могла. Пыталась воспитать тебя в христианском духе и привить тебе строгую мораль. Я выполнила свой долг, но силы зла вновь взяли верх. Мне остается лишь надеяться, что ты не слишком пострадаешь от последствий своего поведения.
С этими словами Гертруда величественно удалилась.
— Она надеется, что я буду гореть в аду и тем самым подтвердится ее правота. — На глаза Силии навернулись слезы. Гертруда, верная себе, желала племяннице только плохого.
— Ей нужно учиться смотреть на вещи иначе, — задумчиво заметил викарий, смущенный гневной тирадой жены. Все обстояло хуже, чем он предполагал. Огромная тяжесть свалилась на хрупкие плечи невинного ребенка, спасенного ими, как считали супруги, из лап язычников.
Быть может, язычники они, а Силия — благословенный дар небес?
Тео снова обнял племянницу:
— Бог тебе в помощь, дорогая. Надеюсь, в твоем сердце найдется местечко и для меня, и время от времени ты будешь писать мне.
— Конечно, — горячо пообещала девушка. — Я люблю вас, дядя Тео!
— И я тебя тоже люблю. — Старик подтолкнул племянницу к Гранту Гамильтону.
Темплкомбы уже сидели в экипаже, когда Грант помог расположиться там Силии и Эмили.
— Сэр! — Дядя Тео протянул руку, и Грант дружески пожал ее. — Берегите Силию, мой мальчик.
— Моя мачеха считает это моей священной обязанностью.
— А может, вы сами выбрали этот удел? — заметил викарий.
Предоставленная Силии комната превосходила по роскоши даже ее спальню в Карлтон-Хаусе. Здесь можно было успокоиться и постараться забыть об обидных словах тетки.
Да, Гертруда давно внушала племяннице, что та в неоплатном долгу перед ней. Но зачем? Этого Силия не понимала.
Ну ничего, хватит с нее строгих правил, тревожных прорицаний цыганки и Гранта Гамильтона с его обжигающими зеленоватыми глазами, пробуждающими желание.
Ей ничего от него не нужно. Силия мечтала о том, что вполне доступно: провести сезон в Лондоне с любимой тетей Уили, потом отправиться на Цейлон и сдержать слово, данное Рональду.
Но отчего же она до сих пор не прочитала его письма?
Чего-то боялась?
Глупости! Все смешалось после встречи с цыганской родней и перепалки с тетей Гертрудой.
Разве можно читать письмо жениха, когда вокруг царит настоящий хаос?
К тому же Гертруда ознакомилась с ним первой — и очень внимательно.
Это больше всего раздражало Силию.
Но теперь она дождалась подходящего момента. Утром Грант повезет ее к тете Уили. Значит, он лишится конца уик-энда и не сможет покрасоваться перед Дженнифер Темплкомб, взирающей на него с обожанием.
Сам Грант пришел в неистовство.
— Ваша тетка — настоящая ведьма! — взорвался он, едва они отъехали от Грейнджа. — Какого дьявола вы приняли ее приглашение? И какого дьявола поехали сюда одни?
Силия не удостоила его ответом. Она испытывала признательность к дяде Тео и считала своим долгом платить ему добром.
— Полагаю, — бросила Силия, — если бы тетя Уили оказалась такой же… ведьмой… вы бы и не подумали встречаться после их женитьбы с вашим отцом. Но хватило бы у вас воли и сил, сознания правоты, чтобы порвать связи с семьей? Гораздо легче судить о том, чего не испытали, и высказывать свое мнение, когда вас о нем не спрашивают.
— Черт побери, да она втаптывала вас в грязь! И ничуть не стеснялась посторонних.
— Надеялась, что мы станем распускать слухи, — вставил Томас Темплкомб. — Но мы не предаем друзей.
— Мерзкая старуха! — заключила Дженнифер. — Но Грант стоял как крепость. Не отступил ни на шаг — не пропустил ни одной стрелы и ни одного камня.
— Готов был свернуть ее дряблую шею.
— Между прочим, тетя вырастила меня. — Силии совсем не хотелось защищать Гертруду, но она решила положить конец резким нападкам Гранта. — И сделала все, что от нее зависело.
Вот именно: все, что от нее зависело, — унижала племянницу, порочила ее предков, позорила мать и отца, лгала, что только благородство Рональда Уинвуда способно спасти ее варварскую душу.
Может, поэтому Силия до сих пор так и не прочитала письмо Рональда?
«Я уже не та, какой была, когда дала согласие выйти за него».
Мысль эта пронзила ее.
И в следующую секунду Силия поняла: ее пугает и то, что она прочтет, и то, как она отнесется к этому. Ведь с тех пор как покинула Грейндж, Силия почти не думала о Рональде.
Но когда тетя Уили оторвала девушку от всего знакомого, она, как и пророчествовала Гертруда, все еще верила, что ее единственное предназначение — выйти замуж за кумира своего детства.
Тогда Силия считала, что сезон в Лондоне — бессмысленная суета, способная лишь вскружить голову и зародить несбыточные надежды.
«Я должна прочитать письмо».
Но Силия теперь отчетливо сознавала, что не хочет этого. Тетя Уили открыла ей глаза. Душа Силии незапятнанна. И она сама — не ошибка и не причуда природы, поэтому ее не нужно ни исправлять, ни спасать.
Пусть все идет своим чередом. Вернувшись в Лондон, она будет по-прежнему наслаждаться светской жизнью, не думая о замужестве и о том, что с ним связано.
«Я должна прочитать письмо».
В девушке говорили совесть и чувство вины. Ведь того, кто казался самым главным в ее жизни, она отодвинула в дальний уголок сознания, почти забыла и лишь изредка вспоминала о нем.
Теперь вспомнил о ней и Рональд. Силия согласилась стать его женой, и вот он спрашивал ее: почему ты не пишешь? Или: что происходит? Только это, и наверняка ничего больше. Возможно, Рональд подозревал, что письмо прочитает тетя Гертруда. Он должен был это предвидеть…
Дрожащими пальцами Силия вытащила письмо из конверта. Его явно не раз перечитывали и затрепали. Едва удалось разобрать: «Силия, carissima…»
Неверными шагами девушка направилась к креслу-качалке и опустилась в него.
Все сложнее, чем она предполагала. Силия разгладила страницу и пристроилась поближе к окну.
«Силия, дорогая!
Как давно это было — слишком давно. Я сижу в сумерках, думаю о месяцах и годах, разделивших нас, и скучаю сильно, как никогда.
Ты наконец выросла, моя милая. Пора нам соединиться, и я жажду тебя, как жаждет страстный любовник свою возлюбленную. Как мне хочется обнять тебя, прошептать слова любви и преданности, целовать сладкие, невинные губы, назвать своей — однажды и навсегда.
Приезжай ко мне, дорогая Силия, и стань, как мы решили, моей женой. Теперь дни уже длиннее, и я постоянно думаю только о тебе: представляю, какой ты стала красавицей. Хочу только одного — осуществить нашу общую мечту о жизни, полной счастья.
Ты мне нужна теперь же, carа. Во имя всего, что важно для нас обоих, отбрось сомнения. Вблизи родного дома ты найдешь все, что захочешь, и, клянусь, никогда не узнаешь нужды ни в чем.
Приезжай, стань моей женой, дорогая, и мы завоюем мир. Не забывай: так решили наши отцы, а память твоего отца для меня священна. Но важнее другое: я так давно подавлял свои чувства, а теперь безумно желаю обладать тобой.
Надеюсь, ты чтишь свои клятвы, как я чту свои. Скажи только слово. И, повинуясь велению твоего сердца, я брошу все и приеду за тобой.
Напиши мне, душа моя. Ведь я так долго не получал от тебя весточки. И скажи, когда я заключу тебя в объятия?
Верный навсегда Рональд».
Письмо выпало у нее из рук. Силию охватило глубокое уныние.
Пришло время платить по счетам.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста плантатора - Роджерс Розмари



Так себе. И вообще, меня задрали эти главные герои кобели поблудные и главные героини целки тупорыло-невинные. Какая нафиг любовь? Весь роман грызлись, грызлись, он всё с под*еб?на&и её унижает. Она страдает, что он кобелина еб*т всех подряд, а её доведёт до оргазма и: «…нет, нет, нельзя. Ты ж целка!» Она со своей гордостью думает в конце концов послать его на х*й, но потом опять телится. Он опять доведёт её до оргазма и в самый момент: «…нет, нет. Нельзя. Ты ж целка!» И пошёл проститутку ебать. Она – неудовлетворённо страдать. И решает наконец выйти замуж за своего жениха-плантатора, педофила наркомана, что в детстве заставлял её его хер сосать, которым движет одна корысть и у которого три любовницы: садитка, мазохистка и принцесса дури чайных плантаций, которых он мечтает когда-нибудь наконец познакомить и заняться групповухой. Думала, осилю этот бред до конца, в конце ждала соглашения, что они наконец договорятся. И тут облом. На последней странице: – Ты меня хочешь? – Да. – Ку-ку. Ты – моя жена. Всё! Все счастливы, входят наконец в лоно, уже забыли, что платнацию фиг на кого переписали.rnВ общем, роман до моей отметки «гавно» не дотягивает но и «хорошо» сказать не могу, так как чувство сексуальной неудовлетворённости главной героини передалось мне. Ну не люблю я, когда весь сюжет он и она грызутся и в конце бац, даже без выяснений что да как. Одним обзацом. Ты меня хошь? Свадьба!!!!!!!!!!!!!!!!!!rnГлавная причина их конфликта: что бабнику поручили нетронутую девицу охранять от таких же кобелей, как он. И он бегает за ней, как квочка, думая что её невинную дуру при её доверчивости легко обдурить завести совратить. Но ему не вдомёк, что это женская игра. Придуриться невинной и что она верит мужчине для того чтоб самой получить от мужчины то для удовлетворения своей похоти. И начинает она на него орать, когда он ей доказывает, что старый ловелас, завёв её "доверчивую" в лабиринт хотел поиметь. Она возмущена, что её планам помешали. Он думает, что она ребёнок и не понимает, какие коварные хуи, её надо спасать. Тогда как от таких девственниц мужчин надо спасать.rnТерпеть не могу ЛР, но читаю, чтоб злиться.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариБаба Яга всегда против
2.12.2012, 15.55





По сравнению с другими книгами автора "невеста плантатора" мне не понравилась.Это единственная книга Розмари Роджерс,которая оставила меня равнодушной.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.33





Как то бесит перевод имени вместо Вильгельмина какая-то Уилхелмина. Все равно, что вместо библиотека писать вифлиофика. Ухо режет. Переводчика на мыло!
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 15.36





Как то бесит перевод имени вместо Вильгельмина какая-то Уилхелмина. Все равно, что вместо библиотека писать вифлиофика. Ухо режет. Переводчика на мыло!
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 15.36





Вот в чем полезность ЛР - подробно разжевано какя каша в голове у девицы и близко не видавшей реальной жизни и не умеющей НИЧЕГО! Ах, она там с кем-то танцевала! И чего? Мозгов от этого прибавилось?! Свобода-любовь-кровь предков - такая каша! И ведь всякий раз по разному про одно и то же думает-то. Инфантильная дурочка без царя в голове.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 20.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100