Читать онлайн Невеста плантатора, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста плантатора - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста плантатора - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста плантатора - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Невеста плантатора

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Они приехали в Грейндж к самому чаепитию. За ними прислали на станцию карету, но из-за большого количества багажа Антее пришлось примоститься чуть ли не на коленях у мистера Мейтленда, а Силия и Эмили были притиснуты к чемоданам.
Тетя Гертруда не выносила экстравагантности, а именно так она восприняла появление Эмили. Багаж и вовсе озадачил Гертруду.
Ее глаза не предвещали ничего доброго, когда она обратилась к Силии:
— Как приятно, что за всеми своими заботами ты не забыла о нас.
Силия обиделась, что, несмотря на присутствие друзей, тетка без обиняков упрекает ее в неблагодарности. Впрочем, все это было в духе Гертруды. Девушка даже подумала, что тетка вот-вот поставит ее в угол, наказав за своеволие, как случалось раньше.
Однако с тех пор Силия научилась держаться достойно и не вступила в спор с Гертрудой при своих спутниках.
— А для тебя уже есть приглашение, — сообщила Гертруда, провожая гостей в дом. — Куда же я его положила? Ах да! — Она прошла в угол гостиной и вытащила конверт из ящика стола. — Кто-то проявил крайнюю невоспитанность и прислал приглашение тебе одной. Что ж, кое с кем такое случается. Ну же, открой конверт!
Силии не хотелось читать письмо при тетке, но она вскрыла клапан и достала плотный листок кремовой бумаги.
— Как мило, — пробормотала Силия, прочитав письмо. — Темплкомбы приглашают меня покататься на лошадях. Это хорошие друзья тети Уили…
Девушку приятно удивило, что тетя Уили заботится о ней даже издалека. Тетя Гертруда и дядя Тео не общались с Темплкомбами, хотя, те жили всего в нескольких милях от них. Недовольство Гертруды сказало Силии о многом.
— Ох уж эти Темплкомбы!.. — пробормотала Гертруда. Ее слова означали, что у соседей плохие манеры, а главное, они пренебрегают ею и Тео. — Ясно, что, привыкнув к светской жизни в Лондоне, ты им не откажешь. Подробности расскажешь потом.
Гертруда посмотрела на Антею и ее жениха и приветливо — как показалось Силии, даже слишком приветливо — улыбнулась:
— Пойдемте. Наверное, мечтаете выпить чаю.
Силия последовала за всеми в небольшую гостиную, где служанка расставила чайные приборы. Едва войдя, она услышала теткины обличения:
— Вот до чего дошла современная знать. — Гертруда указала, кому куда сесть. — Считают, что такая юная девушка, как Силия, может сесть в экипаж и провести с ними чуть ли не целый день. Разве способны на это люди, воспитанные в твердой морали? Мороз подирает по коже, когда подумаю, какому влиянию подвергается Силия вдали от нас… А вот и ты, дорогая. Садись, выпей чаю.
Знай Гертруда, что Силия уже не раз пила шампанское, она умолкла бы навеки.
За чаем девушка не промолвила ни единого слова, потому что не умолкали тетя Гертруда и Антея. Викарию очень польстило, что мистер Мейтленд не только читал его опубликованные проповеди, но и восхищался тем, как он понимает теологию и современную науку. Более того, горел желанием поучиться у него.
Силия сидела и слушала, как Мейтленд лебезил перед дядей, а тетя Гертруда щебетала с Антеей. Подруга говорила за двоих, Силия почему-то подумала, что Антея была бы куда более послушной племянницей, чем она сама.
Но ведь у ее матери и не могла родиться такая правильная дочка. Марианна завоевала сердца многих мужчин, привыкла к трудностям и жестокости, добилась успеха и изведала радость триумфа — нет, она не произвела бы на свет послушного, легко подчиняющегося чужой воле ребенка!
А вот Гертруда хотела бы видеть ее именно такой.
Для Силии, наделенной богатым воображением, обычный визит к родственникам стал чем-то большим. Она была рада видеть дядю Тео, к которому питала искреннюю любовь. Вот если бы только не его утомительные дискуссии о догматах церкви с мистером Мейтлендом. Не дождавшись конца какого-то длиннейшего рассуждения, Силия поднялась:
— Извините, я очень устала. Хочу подняться к себе в комнату и прилечь.
— Ну конечно! — тут же подхватила Гертруда. — Носиться по Лондону — то к принцам, то к виконтам. Ничуть не сомневаюсь, что каждый устал бы на твоем месте. Полагаю, у тебя останется время и для нас, как только ты покончишь со своими делами в свете. — Она повернулась к Антее и похлопала ее по руке: — Какой восхитительный разговор! Надеюсь, вы останетесь с нами?
Силия едва удержалась от колкости. Но зачем возражать Гертруде, ведь ее считают воплощением морального совершенства. Раньше Силия всегда думала, будто из-за возраста не может осознать, что действительно в ее интересах.
Но теперь она понимала все. Месяц, проведенный с тетей Уили, многое изменил. Силия вошла в общество, танцевала с принцем, и теперь Гертруде не удастся ее обидеть.
Как странно: она вновь оказалась в этом доме, в комнате, где провела много лет…
Дом как будто стал меньше, ступени уже, сама комната, теперь пустая, имела и вовсе жалкий вид.
Силия стояла посереди нее и удивлялась переменам, но вдруг поняла, в чем дело: тетя Гертруда стерлась из ее памяти в тот самый миг, когда она покинула этот дом.
У Силии разболелась голова, хотя она не, призналась бы в этом тете Гертруде. Провертевшись в постели битый час, она вздохнула от облегчения, когда в комнату, постучав, вошла Эмили.
— Ах, мисс, никогда не чувствовала себя такой грешницей только оттого, что меня угораздило родиться в Лондоне! Извините, мисс Силия, но я едва не расхохоталась.
Силия села на узкой кровати, когда-то принадлежавшей ей. Услышав слова служанки, она улыбнулась:
— О чем ты, Эмили? Что случилось внизу? Что тебе такого сказали?
Впрочем, Силия сразу поняла, что служанку забросали коварными и каверзными вопросами, заданными к тому же порицающим тоном, — во всем ощущалось влияние дражайшей тети Гертруды.
Да, следовало попросить тетю Уили отправиться вместе с ней. Она-то умеет ставить людей на место!
— Извините, мисс, я не хотела вас огорчить. Но, Бог мой, никогда не встречала столько лицемеров, притворяющихся благочестивыми людьми. Спрашивали про вас, мисс, и про ее светлость. А какое им дело? Ох, простите, мисс, сорвалось с языка, но как тут удержишься? Толкуют бог знает что обо всех, кто живет в Лондоне, радуется жизни и… красиво одевается. — Эмили открыла баул и вынула из него платье Силии.
— Ну, это уж слишком! Помоги мне привести себя в порядок — придется спуститься к ним.
— А сами, я уверена, читали все лондонские газеты, которые так расстроили хозяйку. С вашими фотографиями и со всеми слухами про принца Уэльского… Ну сами понимаете. И с подробным описанием вашего наряда.
Поэтому я им сказала — вежливо, как только могла, хотя внутри вся кипела, — что в высшем свете никак не уберечься от фотографов и понравились вы не только принцу, но и принцессе. Точно так, как вы мне однажды говорили. Так и ответила — этой стае старых ворон. Ух, просто вылитые вороны!
Извлекая из баула платья, Эмили ни на секунду не умолкала и наконец положила поперек узкой кровати последнее.
— Элегантное, нарядное и очень милое. А как по-твоему? — спросила Силия, взглянув на глубокое декольте. — Тоже мне, называют себя христианами и осмеливаются судить.
— Именно это им больше всего по вкусу. И совершенно не важно, что вы наденете. Поэтому ублажите, дайте им повод порассуждать, — предложила Эмили. — Это платье как раз для провинции.
«Прекрасная союзница, — думала Силия, пока служанка помогала ей снять дорожное платье. — Сразу раскусила тетю и знает, что лучше надеть на вечер. Ведь тетя Гертруда, без сомнения, ринется в бой.
Может, для этого она и пригласила меня сюда? Боже Праведный, откуда такая странная мысль?»
Она подняла руки, чтобы Эмили надела на нее новое платье, после чего служанка пригладила его так, что каждая линия и складочка легли на место.
Элегантный покрой подчеркивал стройность девушки. Пышные шелковые юбки были отделаны лентами.
Эмили вплела в высокую прическу Силии золотистую ленту, ниспадавшую на шею, и вдела в уши жемчужные серьги.
— О, мисс, вы такая красивая! Теперь эти вороны внизу онемеют от удивления. А если выразят неудовольствие, то только от зависти.
Силия нехотя спустилась в гостиную и увидела множество людей, приглашенных на ужин. Когда же она задержалась на пороге, пытаясь преодолеть смущение, Гертруда воскликнула:
— Ну, Силия, наконец-то! Ты опоздала на десять минут. Видимо, в Лондоне не помнят о времени, поэтому и ты забыла о пунктуальности. Подойди ко мне, я хочу всем представить тебя.
Кажется, один дядя Тео сочувствовал племяннице. Девушка перехватила его взгляд, немного приободрилась и, подойдя к тетке, подумала, зачем той представлять ее людям, давно знакомым, либо когда-то случайно встреченным в церкви.
Полковник Дартвуд прибыл с леди Дартвуд, ближайшей подругой Гертруды. Их дочь Вероника, с лошадиным лицом, всегда смотрела на всех свысока, особенно на племянницу викария. Ее брат Алджернон был слишком простоват на вид.
Силия увидела круглощекого, полногубого кюре — мистера Денби, чету Снелгроув, дальних родственников Гертруды, владевших неподалеку поместьем. Доринда Снелгроув была одной из тех дам, что пили с тетей Гертрудой в розарии чай, когда та нещадно порицала племянницу.
Силию охватил такой же гнев, как когда-то. Глаза ее сверкнули. Да что это с ней? Уж не проснулись ли застарелые обиды? Неужели тетка решила унизить ее перед своими друзьями?
Нет, Гертруде это не удастся. Силия должна держать себя в руках и не говорить ничего лишнего.
Но это оказалось не просто. Когда со всех сторон посыпались вопросы, Силия почувствовала себя преступницей, представшей перед судом.
Первой начала атаку леди Снелгроув и даже подалась вперед, чтобы лучше видеть Силию, а может, желая смутить ее.
— Расскажите мне, дорогая, — я буквально умираю от любопытства, — как вам удалось познакомиться с принцем Уэльским? Неужели ваша тетя Уилхелмина входит в круг его близких друзей? Она знает Дженни Черчилль? В последнее время до меня совсем не доходят лондонские слухи, и я ощущаю себя безнадежной провинциалкой.
Силия пыталась не обращать внимания на колкости и намеки гостей. Она призвала на помощь все свое терпение, решив проявить осмотрительность.
— Его королевскому высочеству я была представлена за ужином, после оперы. И он был так любезен, что пригласил меня на чай и познакомил с принцессой Александрой — дамой исключительно доброй и великодушной во всех отношениях. Я питаю к ней истинное восхищение. Она даже предложила стать моей наставницей. Никогда не думает ни о ком плохо и презирает сплетни. Предпочитает судить обо всем сама.
Силия многозначительно посмотрела на леди Снелгроув.
— Принцесса сама сказала мне об этом. Вот пример для подражания тем, кто поспешно обо всех судит. Я всегда стараюсь поступать, как принцесса Александра. По-моему, это достойно подражания. А вы согласны со мной, тетя Гертруда?
Вопрос Силии застал тетку врасплох. Гертруда не ожидала, что племянница обратится к ней за поддержкой, хотя речь шла о новых критериях Силии, несомненно, безнравственных.
Оказавшись в глупом положении, Гертруда вспыхнула. Да как посмела девчонка преподать ей при всех урок хорошего тона!
Гертруда сдержанно кивнула — чтобы никто не подумал, будто она порицает принцессу.
«Все ясно, — решила Гертруда, — сбылись мои худшие опасения: Силия все больше и больше походит на свою бедную, несчастную мать. Не только внутренне, но и внешне, чему способствуют модный гардероб и высокая прическа. Сейчас племянница выглядит искушеннее и старше — вот что сотворила с ней греховная жизнь!» Однако христианский долг повелевал, пока не поздно, спасти несчастное дитя, помочь ей избавиться от низменного в ее натуре.
Силия заставила умолкнуть всех: никто не посмел усомниться в добродетелях принцессы Александры.
Девушка украдкой смотрела на гостей и ждала, не отпустит ли кто-нибудь язвительное замечание по поводу ее жизни в Лондоне. Она понимала: не все еще кончено. Далеко не все.
Это сборище казалось Силии кошмаром. Благодарность к Антее Лангбурн заметно уменьшилась: та явно подольщалась к Гертруде. С каким бы чувством ни приехала Силия в этот дом, сейчас все вытеснила острая неприязнь к тетке. Неужели здесь всегда собирались только ханжи и лицемеры?
Силии очень хотелось высказать все без экивоков, но вскоре мужчины ушли выпить и покурить, а дамы остались одни. Миссис Дартвуд начала с деланной доброжелательностью:
— Мы вполне понимаем, милейшая Силия, что вам неловко говорить при джентльменах. Особенно при вашем дяде. Но теперь мы одни и надеемся, что вы расскажете нам, скромным провинциалкам, о высших сферах общества. Моя дорогая Вероника тоже с удовольствием послушает вас.
Она бросила на дочь красноречивый взгляд, та же уставилась на Силию, как на выходца из иного мира. Блестящие, как бусинки, карие глаза Вероники делали ее похожей на куропатку.
Все замерли в ожидании.
Силия не спешила, решив доказать этим людям, что ничем не хуже их, а к тому же обладает настоящей выдержкой. Она наконец заговорила — спокойно и уверенно:
— Простите, но никак не возьму в толк, что вы хотели бы услышать от меня. Я совсем недавно появилась в обществе и пока не знаю, чего там ждут от меня.
Эти скромные слова явно не удовлетворили стервятников. Но что последует дальше? Силия обвела взглядом хищные лица.
Они жаждали деталей и слухов — чего-нибудь такого, что позволило бы замарать образ, совершенно недоступный для них. Только это дало бы им возможность унизить ее.
Но как предотвратить это?
Осененная внезапной мыслью, Силия лучезарно улыбнулась:
— Уверена, о лондонском сезоне и связанных с ним церемониях куда лучше расскажет моя подруга мисс Лангбурн. Она начала раньше и, полагаю, не откажется поделиться своим опытом.
Антею словно поразил удар грома. Она неуверенно поднялась, и Силии стало жаль ее.
— Силия слишком скромничает, — наконец проговорила Антея. — Она добилась настоящего успеха. И я за нее, конечно, рада, хотя сама ни за что не хотела бы оказаться в центре внимания. А об остальном спрашивайте у нее самой.
Заметив всеобщее смущение, Силия возликовала. Никто толком не знал, как реагировать на фальшивые слова Антеи, каждый опасался задать каверзный вопрос.
«Я снова отомстила за причиненное мне зло! — с торжеством подумала девушка. — Теперь надо продержаться еще час, пока к дамам не присоединятся их мужья, после чего гости отправятся домой».
— Вы ездите верхом?
Вопрос Вероники Дартвуд удивил всех собравшихся. Эта девушка считалась крайне застенчивой и говорила редко, если только речь не заходила о лошадях.
По настоящему Вероника не была знакома с Силией, хотя в прошлом не раз встречала ее. Однако сейчас ей захотелось узнать побольше об этой странной девушке, так отличавшейся от всех. Такой чужой, но привлекательной.
Поэтому Вероника коснулась лишь одной известной ей темы — лошадей и верховой езды. Силия прониклась благодарностью к девушке.
— Верхом? Конечно… Хотя и не слишком хорошо. А вот моя подруга умеет скакать на лошади без седла — у себя в Калифорнии. Она вышла замуж и приехала в Англию, и я познакомилась с ней в прошлый уик-энд. — Силия запнулась, почувствовав, что гости снова воззрились на нее с любопытством. Значит, не все еще кончено. — Короче, она оказалась настолько любезной, что дала мне несколько советов. И теперь я чувствую себя в седле гораздо увереннее: понимаю лошадь, и она понимает меня.
— Правильно! — горячо воскликнула Вероника. — Лошади все понимают и слушаются наших слов. Жаль, я раньше не знала, что вы любите ездить верхом… Я бы вас пригласила.
Силия услышала, что миссис Дартвуд презрительно усмехнулась и упрекнула дочь в том, что та увлекается не женским и не подобающим ей делом. Видно, миссис Дартвуд отчаялась выдать Веронику замуж.
Но для того, что задумала Силия, Вероника очень пригодилась бы ей.
— Меня пригласили завтра покататься верхом у Темплкомбов. Вы, наверное, их знаете?
Дамы насторожились, услышав слова приезжей. Темплкомбы никогда не приглашали их самих, хотя всю жизнь прожили с ними бок о бок.
— Говорят, — продолжала Силия, — у Темплкомбов лошади отличных кровей. Я даже немного робею. Вот если бы… Уверена, вы бы меня всему научили. Но может, вы согласитесь хотя бы сопровождать меня?.. С вами, мисс Дартвуд, мне было бы спокойнее.
Антея, не отходившая от Силии, догадалась, что подруга явно манипулирует бедняжкой Вероникой, другими гостями и ею самой. Веронику ей удалось одурачить, но Антея ждала момента, чтобы высказать Силии все.
Вероника же вспыхнула от удовольствия:
— С радостью! Лошади Темплкомбов… — И она начала с воодушевлением рассказывать о том, как выводили породу, к смущению и явному неудовольствию дам.
Гертруда пришла в ярость. Хороша же Силия! Злая, неблагодарная дрянь! За несколько недель она стала наглой и развязной. Ничто теперь не напоминает в ней богобоязненную девушку, воспитанную Гертрудой в уважении к старшим.
И вот Силия демонстрирует перед ее старинными друзьями приобретенный в столице лоск, роскошные наряды и дерзкие манеры!
Мало того, что принимает приглашения от незнакомых людей! Но даже не просит, чтобы хозяин и хозяйка сопровождали ее!
Да еще позвала с собой эту деревенщину, дочку Дартвудов.
Нет, поведение Силии не увязывалось в представлении Гертруды с тем, что она считала доступным и правильным. Силию надо спасать, пока еще не поздно.
И, видит Бог, она этим займется.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста плантатора - Роджерс Розмари



Так себе. И вообще, меня задрали эти главные герои кобели поблудные и главные героини целки тупорыло-невинные. Какая нафиг любовь? Весь роман грызлись, грызлись, он всё с под*еб?на&и её унижает. Она страдает, что он кобелина еб*т всех подряд, а её доведёт до оргазма и: «…нет, нет, нельзя. Ты ж целка!» Она со своей гордостью думает в конце концов послать его на х*й, но потом опять телится. Он опять доведёт её до оргазма и в самый момент: «…нет, нет. Нельзя. Ты ж целка!» И пошёл проститутку ебать. Она – неудовлетворённо страдать. И решает наконец выйти замуж за своего жениха-плантатора, педофила наркомана, что в детстве заставлял её его хер сосать, которым движет одна корысть и у которого три любовницы: садитка, мазохистка и принцесса дури чайных плантаций, которых он мечтает когда-нибудь наконец познакомить и заняться групповухой. Думала, осилю этот бред до конца, в конце ждала соглашения, что они наконец договорятся. И тут облом. На последней странице: – Ты меня хочешь? – Да. – Ку-ку. Ты – моя жена. Всё! Все счастливы, входят наконец в лоно, уже забыли, что платнацию фиг на кого переписали.rnВ общем, роман до моей отметки «гавно» не дотягивает но и «хорошо» сказать не могу, так как чувство сексуальной неудовлетворённости главной героини передалось мне. Ну не люблю я, когда весь сюжет он и она грызутся и в конце бац, даже без выяснений что да как. Одним обзацом. Ты меня хошь? Свадьба!!!!!!!!!!!!!!!!!!rnГлавная причина их конфликта: что бабнику поручили нетронутую девицу охранять от таких же кобелей, как он. И он бегает за ней, как квочка, думая что её невинную дуру при её доверчивости легко обдурить завести совратить. Но ему не вдомёк, что это женская игра. Придуриться невинной и что она верит мужчине для того чтоб самой получить от мужчины то для удовлетворения своей похоти. И начинает она на него орать, когда он ей доказывает, что старый ловелас, завёв её "доверчивую" в лабиринт хотел поиметь. Она возмущена, что её планам помешали. Он думает, что она ребёнок и не понимает, какие коварные хуи, её надо спасать. Тогда как от таких девственниц мужчин надо спасать.rnТерпеть не могу ЛР, но читаю, чтоб злиться.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариБаба Яга всегда против
2.12.2012, 15.55





По сравнению с другими книгами автора "невеста плантатора" мне не понравилась.Это единственная книга Розмари Роджерс,которая оставила меня равнодушной.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.33





Как то бесит перевод имени вместо Вильгельмина какая-то Уилхелмина. Все равно, что вместо библиотека писать вифлиофика. Ухо режет. Переводчика на мыло!
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 15.36





Как то бесит перевод имени вместо Вильгельмина какая-то Уилхелмина. Все равно, что вместо библиотека писать вифлиофика. Ухо режет. Переводчика на мыло!
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 15.36





Вот в чем полезность ЛР - подробно разжевано какя каша в голове у девицы и близко не видавшей реальной жизни и не умеющей НИЧЕГО! Ах, она там с кем-то танцевала! И чего? Мозгов от этого прибавилось?! Свобода-любовь-кровь предков - такая каша! И ведь всякий раз по разному про одно и то же думает-то. Инфантильная дурочка без царя в голове.
Невеста плантатора - Роджерс РозмариKotyana
20.11.2013, 20.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100