Читать онлайн Ложь во имя любви, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 58 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь во имя любви - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ложь во имя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 58

Мариса не помнила, как добралась до кельи. Видимо, ее принесли туда две монахини. Она упала на тюфяк, как сломанная кукла. Сестра Мария-Беатриса, ворча себе под нос, раздела ее, натянула на нее просторную ночную рубашку до полу и, разжимая ей зубы, заставила выпить что-то горячее и горькое.
– Пей! Это тебя усыпит и, быть может, излечит от действия спиртного, которым от тебя разит. Бедное заблудшее дитя! Когда же ты прозреешь?
Опустившись рядом с ней на колени, она вознесла молитву за спасение ее души. Это было все, что Мариса запомнила. Потом она стала метаться, мучаясь кошмарами.
На нее напал насильник с лицом Педро, принявшийся медленно, один за другим, срывать с нее предметы туалета, пока не оставил в чем мать родила. За этой сценой наблюдал Доминик. Она кричала, умоляя его о спасении, но он продолжал стоять с суровым выражением на лице. Потом она сообразила, что он стоит на эшафоте с петлей на шее. «Помоги!» – завопила она, но он только покачал головой. Позади него появился ухмыляющийся палач с топором. У палача тоже было лицо Педро.
«Если кому-то предстоит тебя обидеть, menina, то пусть это буду я», – тихонько проговорил он. Она отчаянно забилась, пытаясь все объяснить, но Педро уже приступил к своему гнусному делу. Эшафот превратился в плаху, и палач с победной усмешкой занес топор…
– Доминик! Доминик!
Она рывком села. Пот залил ей глаза, мешая видеть. Ее рот остался разинут, собственный крик продолжал звучать в ушах, отдаваясь эхом между стенами.
В келью, шурша коричневой рясой, вбежала сестра Мария-Беатриса.
– Что теперь, дитя мое? Все гулянье допоздна, скачки на солнце, вино да пирушки! Неудивительно, что тебя преследуют кошмары! – Несмотря на суровость тона, в ее взгляде читалось сострадание. Когда Мариса разрыдалась, пожилая монахиня обняла ее, осуждающе приговаривая: – Будет, будет! Это просто дурной сон – и поделом! Сходишь со мной в часовню, тебе и полегчает. Я пошлю за отцом Хуаном, чтобы он выслушал твою исповедь. Ты не считаешь, что пора? Тебе больше нельзя удерживать все это в себе. Мы не перестаем за тебя молиться…
Мариса спустила ноги на пол, испытывая головокружение и тошноту.
– Не могу! Не сейчас! – Она продолжала всхлипывать, речь оставалась бессвязной. – Меня сейчас стошнит… Не смотрите, сестра. Простите меня!
Сестра Мария-Беатриса при своей внешней хрупкости была не робкого десятка. Она поддержала Марисе голову, убрала с ее лба волосы и прошептала:
– С какой стати мне уходить? Глупости! Ничего, теперь тебе полегчает. Если бы ты послушалась… Ладно, не обращай внимания. Ложись. Но лучше тебе побыстрее исповедаться, иначе будет поздно! Что скажет монсеньор? Что мы тебя не уберегли. И будет прав. – Она вытерла ей лицо смоченным в воде платком. – Лучше бы тебе поскорее выйти замуж, дитя мое. Сама я в таких делах не больно опытная, но, помнится… – Сестра подобрала губы, словно сболтнула лишнее, но Мариса ничего не услышала. Она с отчаянием загнанного зверя обводила глазами келью.
– Который час? Где моя одежда? Мне надо идти!
– Идти? В таком состоянии? И думать забудь! Уже минул полдень, началась сиеста. На улице пусто, не считая этих несчастных, выставленных на площади. Но тебе на такое лучше не смотреть. Лежи и отдыхай. Хотя бы раз прислушайся к голосу разума!
«Лучше побереги нервы и не ходи завтра на площадь! – шептал ей Фернандо. – Не знаю точно, что у него на уме, но тебе лучше этого не видеть».
Но разве она когда-нибудь прислушивалась к советам?
Она принялась поспешно одеваться, а когда сестра Мария-Беатриса, преисполненная благих намерений, ушла, заперев за собой дверь, прижалась лицом к узкому оконцу и подняла такой крик, что сбежался весь монастырь. Ее окружили суровые лица, выражающие сострадание, и круглые вопрошающие глаза.
– Я вам не заключенная! Я пожалуюсь губернатору! Когда приедет дядя, я скажу ему, что вы держали меня взаперти и морили голодом! Или вы предпочитаете, чтобы я наложила на себя руки? Тогда я стану биться головой об эту каменную стену, спущу с себя шкуру или перережу себе вены… Как вы тогда отмолите свои души?
– Кажется, в нее вселился бес, – пробормотала одна из монахинь, осеняя себя крестным знамением.
Настоятельница удрученно покачала головой:
– Дитя мое, пойми, мы заботимся о твоем же благе! Куда тебе так срочно понадобилось? Давай пошлем записку…
– Она все равно не попадет к… к тому, с кем мне надо увидеться. Я должна идти сама. – Мариса безуспешно пыталась взять себя в руки.
– Кто этот человек? Куда ты пойдешь? В такое время…
У нее в руках мелькнул нож. Монахини шарахнулись во все стороны как воробьи.
– Только попробуйте меня остановить – и я воткну его себе в грудь! Я иду на площадь. Можете следовать за мной, если хотите. Наверное, так и следует поступить. Что толку прятаться за стенами и молиться? Вы хоть знаете, за что и за кого молитесь? Представляете себе беды и страдания за этими толстыми стенами? Или вам нет до этого дела? Конечно, спрятаться от действительности и молиться куда безопаснее! Но это не для меня. Я выйду из-за этих стен. Если хотите знать, я иду к своему мужчине, к мужу, к отцу ребенка, которого я родила от него два года назад, и еще одного, которого я вынашиваю теперь. Или сестра Мария-Беатриса ничего вам не сказала?
В юбке и блузке, босая, она прошмыгнула мимо них. На сей раз ее не пытались остановить. Онемевшие бедные монахини превратились в неподвижные статуи.
Она отодвинула засов, сама приоткрыла тяжелые ворота и навсегда захлопнула их за собой. После этого Мариса бросилась бежать по красной пыли пустынных улиц, мимо домов с закрытыми ставнями, жильцы которых наслаждались послеполуденным отдыхом.
На площади стояла небольшая толпа. Одни просто глазели, другие насмешничали. Мальчишки подбирали комки земли, чтобы швырять ими в несчастных, выкрикивая оскорбления.
Мариса стала протискиваться вперед. Люди с ворчанием расступались, бросая на нее любопытные взгляды. Некоторые узнавали ее, но ей уже ни до чего не было дела.
Прежде чем оказаться в первом ряду, Мариса остановилась, чтобы отдышаться и собраться с силами. До этой минуты она не знала и не желала гадать, что ей предстоит узреть. Плаху, как в кошмарном сне? Виселицу с болтающимися телами?
Вместо этого она увидела деревянную клетку, водруженную на повозку. Ее залитые потом глаза впились в коленопреклоненных мужчин с петлями на шеях, как перед повешением. Ухмыляющиеся солдаты, стоявшие рядом по стойке «вольно», обменивались прибаутками с толпой.
Пленных выставили напоказ, как зверей, рядом с фонтаном, где журчала холодная вода. Это тоже было продуманной пыткой. Зеваки беспечно глазели на это зрелище. «Это они животные!» – думала Мариса, переводя взгляд с одного истощенного, заросшего лица на другое. Который из них Доминик?
«Его держат отдельно от остальных…» Едва припомнив эти слова Фернандо Игеры, она увидела Доминика и перестала дышать.
Все прочие пленники были прикованы за руки к крыше клетки и задирали лица кверху. Один он был повернут лицом к фонтану; веревка, надетая ему на шею, была прикручена к деревянному шесту, продетому в сгиб его локтей со спины; руки были привязаны к концам шеста, и он, стоя на коленях, не мог опустить голову, потому что иначе задушил бы себя.
Мариса издала приглушенный звук и бросилась вперед. Один из солдат, утолявший жажду из бурдюка, вытаращил глаза, когда она, обозвав его свиньей, вырвала у него из рук бурдюк.
– Эй, muchacha!
type="note" l:href="#n_36">[36]
 – Он опустил грубую лапу ей на плечо, но она вывернулась.
– Не смей до меня дотрагиваться! Знаешь, кто я такая? Можешь спросить у губернатора!
– Так и есть, солдатик! – раздался из толпы незнакомый дружелюбный голос. – Ты не смотри на одежду. Она подопечная губернатора Элгизабаля и племянница нашего архиепископа. Спроси у капитана Игеры!
Остальные солдаты хотели было ее скрутить, но их смутил ее грамотный кастильский выговор.
– Так это вы – храброе воинство Педро Ортеги? Ничего не скажешь, настоящие герои! Да вы худшие звери, чем индейцы, на которых якобы охотитесь, а на самом деле до смерти их боитесь! Так вот за что вам платят – за охрану пленных, которые при всем желании не смогли бы шелохнуться! – Она обернулась к смущенно переминающейся толпе и с тем же презрением крикнула: – А вы? Не нашли себе лучшего занятия, чем торчать на солнцепеке и травить несчастных, не способных за себя постоять? Сознаетесь ли вы в этом на воскресной исповеди? Тоже мне христиане! Да вы хуже древних римлян, со смехом скармливавших христиан диким зверям! Хорошенькое развлечение! Стыдитесь!
Она сбросила руку ошеломленного солдата.
– Я отвечу перед губернатором! И вы ответите, если попробуете мне помешать! Бесчувственные негодяи! Куда вам до индейцев, вызывающих у вас такой страх!
Пыль жгла ее босые ступни огнем. Она видела растрескавшиеся губы, сожженные солнцем лица, выражающие нечеловеческую боль. Все пленные были голы по пояс, рваные штаны почти ничего не могли прикрыть. На всех красовались следы издевательств и голода, но Доминик…
На его теле не осталось ни одного необожженного или неокровавленного дюйма. Она не сдержала слез, когда остановилась перед ним, но, поднеся к его рту бурдюк с водой, не добилась ничего – бесценные струйки текли по его подбородку.
– Пожалуйста, Доминик!..
Сложив ладони воронкой, она зачерпнула воды и поднесла ее к его разбитому лицу и потрескавшимся губам. Теперь его глаза нашли ее. Он узнал ее. Глаза имели свинцовый оттенок и смотрели безжизненно. Она просунула руку между деревянными перекладинами, чтобы дотронуться до него, но он отшатнулся, и она отпрянула. Вода полилась мимо его рта.
Его губы зашевелились, горло свела судорога.
– Уходи… – Увидев слезы у нее на глазах, он страдальчески сморщился. – Боже, Мариса! Прошу тебя… Не здесь! Не так! Я не… – Напрягшись, он прошептал: – Лучше уйди. Посмотрела – и уходи.
К Марисе подскочил солдат. Вырвав у нее бурдюк, он угрожающе занес руку.
– Это еще что такое? Разве вы не знаете, что с пленными нельзя разговаривать? Мне приказано…
Марису покинуло терпение, и она накинулась на солдата как разъяренная кошка, не утирая слез.
– Болван! Что тебе приказано? Ударить меня? Застрелить? Валяй! Бить женщин и связывать безоружных пленников проще, чем сражаться с индейцами. Валяй, если посмеешь!
Рассвирепев от оскорблений, солдат, не ожидавший такого отпора, попытался затолкнуть ее обратно в толпу, но она лягнула его босой ногой в колено и принялась царапать ему физиономию.
– Ах ты!.. – Не помня себя от обиды и от издевательского смеха толпы, солдат вознамерился утихомирить ее, швырнув в бассейн. Он с ревом схватил ее за обе руки и тут же выпустил, услышав резкую, как удар хлыста, команду:
– Soldado!
type="note" l:href="#n_37">[37]
Немедленно отпусти сеньориту!
Мариса, пятясь, подняла глаза на Фернандо Игеру.
– Пожалуйста, Фернандо…
– Донья Мариса! – обратился он к ней официальным тоном. – Прошу вас пройти со мной. Я привел вам коня. – Повернувшись к одному из солдат, сопровождавших его, он приказал: – Помоги сеньорите сесть на коня! Живо! Остальным возвратиться к своим обязанностям! Выполняйте!
– Нет! – упрямо отрезала Мариса. – Не могу! Как вы можете стоять спокойно и попустительствовать безумию? Солнце палит, а у них ни капли воды. Или все вы варвары? Это бесчеловечно!
Никогда еще он не смотрел на нее с таким негодованием и не обращался так грубо:
– Садись на коня! Или ты хочешь еще больше опозориться и опозорить их? – Видя, как у нее расширились глаза, он добавил гораздо тише, но не менее твердо: – Por Dios! Если этот человек тебе небезразличен, если ты действительно способна на чувство, то пойми: ты делаешь ему только хуже! Неужели ты собираешься лишить его остатков мужской гордости? Забыла мое предупреждение не появляться здесь? Я-то думал, у тебя хватит здравого смысла понять. На сегодня ты уже причинила достаточно вреда…
– Хватит! – прошептала она и молча позволила солдату подсадить ее на ее золотистого жеребца, стараясь не обращать внимания на повернутые к ней лица и на зверей – нет, пленников в клетке, в особенности на одного…
– Дайте им воды! Они должны дожить до виселицы. – Неужели этот твердый и самоуверенный голос принадлежит Фернандо?
– Но полковник приказал…
– В этом гарнизоне командую я. Я отдал приказ. Потрудитесь его выполнять.
Один солдат из стражи толкнул другого в бок.
– Что я тебе говорил? Это бабенка капитана. С ней и губернатор забавляется. Ты бы с ней поласковее, amigo.
Солдаты захохотали, стараясь забыть недавнее смущение.
Мариса оцепенела от горя и боли. Что толку в ее возмущении, желании что-то предпринять?
«Уходи! – прошептал ей Доминик. – Прошу тебя, не здесь, не так…» Потом Фернандо открыл ей глаза. Теперь ей хотелось умереть.
Ее вернуло к действительности нетерпение Оро, его мотающаяся голова. Оставив позади площадь, она заставила себя поднять голову. Фернандо не спускал с нее глаз, в которых теперь читалась не злость, а боль.
– Зачем ты это сделала?
– Не знаю… Хотела хоть что-то предпринять… Я не могла дать этому свершиться – и не дам! Может быть, я напрасно прибежала на площадь, но зато я его видела. Видела! Теперь я не позволю им его убить. Нет! Я сделаю все…
– Вот, значит, почему ты явилась ко мне в ту ночь? Вот зачем бываешь у губернатора! Теперь, наверное, предложишь себя полковнику Ортеге? Неужели ты и впрямь воображаешь, что сможешь таким способом предотвратить то, что должно произойти и произойдет? Мариса…
– Я исполню свой долг до конца! – прошептала она.
На его лице появилось выражение муки, сменившееся маской бесстрастия.
– Понятно, – молвил он прежним официальным тоном. – Сестры очень за тебя испугались. Если бы не их записка…
– Спасибо. Прости, Фернандо! – Она искусала себе нижнюю губу до крови, лицо было изборождено следами слез. – Так вышло…
– Ты лгала! Который тебе в действительности нужен? Или тебе все равно?
Горечь его тона заставила ее содрогнуться.
– Я думала, что он… что Доминик мертв! Понимаешь? Его убийца – Педро. Единственная причина, по которой меня интересовал Педро, заключалась в моем решении его убить. Вчера вечером не миновать бы ему смерти, но его неожиданные намеки, что… Теперь ты наконец знаешь всю правду. Если ты…
– Я не смогу спасти Доминика, даже ради тебя. Пойми и ты меня. Но я все равно продолжаю тебя любить, мерзавка! Ты и так достаточно перенесла. У меня больше нет сил выносить твои страдания.
– Так помоги же мне! – Она всхлипнула от беспомощности.
– Я везу тебя к губернатору. – Его голос оставался резким. – Дальнейшее зависит от тебя самой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь во имя любви - Роджерс Розмари



кому понравилось любовь сладка любовь безумна и в плену желания,понравится и этот роман.вроде как 3 книга этой серии.правда 1-любовь сладка= шедевр,а это так пародия на шедевр.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмаривика
5.12.2011, 0.51





Слабовато и очень затянуто...гл. героиня под конец так вообще из невинного ангелочка превратилась в шлюху....не люблю такие перемены... ну бывает конечно, но не до такой же степени, да и гл. герой не понятно чего хочет/////в общем 7+
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАнастасия
8.05.2012, 22.57





Какая исключительно отвратная мерзость!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариМарьяна
26.07.2012, 18.23





Просто потрясающая книга.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.29





Действительно затянут роман. Ггероиня представляется в роли падшей женщины. Ггерой несколько раз насиловал Марису, а она все равно его любит. Фигня, не очень удался роман у автора. 6/10
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАмериканка
25.06.2013, 11.25





Не понравилась книга ((
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАйка
11.10.2013, 21.35





Ггй не вызывает сочувствия. Книга о внутреннем и физическом аде. Только он сам выбрал этот ад, а ггню нвсильно с собой затащил . Надо было закончить тем, что ггой умер, она осталась с турком, а сына, когда подрос бы, в англию за законным тмтулом отправила. В общем, впечатлительным не читать.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
16.10.2013, 8.05





Занимательно
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариСветлана
16.01.2014, 22.38





А мне понравилось очень. В книгах я люблю прежде всего сюжет. А этот сюжет был интересен. Я ставлю ему 10.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариБелла
28.06.2014, 11.44





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





очень необычный сюжет. под конец я сама так напряглась от переживаний за героев со мной такое редко бывает.после прочтения сказала себе офигеть вот это развязка!!!!вообщем мне очень понравилось rnне шаблонно ,ново.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
12.10.2015, 0.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100