Читать онлайн Ложь во имя любви, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 51 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь во имя любви - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ложь во имя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 51

После того как мужчины, включая индейцев (оказавшихся вовсе не такими молчаливыми, как привычно считалось, а весьма говорливыми), утолили голод, настал черед есть Марисы и Лали. Положение луны в небе указывало на поздний час.
Мариса снова погрузилась в мрачные мысли и молча помогала Лали мыть посуду, не произнося ни слова. Теперь она понимала, зачем он взял в поход женщин: на роль служанок! Должен же кто-то готовить, стирать и выполнять другие скучные обязанности, которые мужчины считают выше своего достоинства! Ей полагалось испытывать к нему благодарность за спасение ее жизни, хотя на самом деле Мариса просто сменила один вид рабства на другой.
Желая бросить ему вызов, она надела юбку и блузку с вырезом, которые он привез, хотя в таком виде еще больше соответствовала роли, которую он ей уготовил. Маркитантка! Он наказывал ее за несовершенные проступки, а также за свои собственные грехи, из-за которых она здесь и оказалась.
Она вспомнила песню, которую распевали лодочники во время ее странного плавания вниз по Миссисипи из Нэтчеза в Луизиану:
Боже, какая боль!Хуже, чем в кандалах,Лучше пять раз помереть…
Поймав удивленный взгляд Лали, она спросила:
– Как там дальше? Помнишь, ты переводила мне эту песню ночью на корабле.
– Я тоже ее вспоминаю, – тихо ответила Лали и запела то же самое, но по-креольски. – Почему она пришла вам в голову? Разве вы несчастны?
Мариса покачала головой:
– Не знаю. У меня перемешались все чувства: боль, страсть, а главное, страх перед неизвестностью.
Лали обняла ее за плечи.
– Понравится вам то, что вы узнаете, или нет, но неведение скоро кончится. Надеюсь, ваши желания сбудутся. Как бы мужчины ни шумели, ни кричали, ни изображали, что им на все наплевать, куда они без нас денутся? – Перейдя к делу, она напомнила: – Давайте все уложим. Утром они забегают по лагерю, начнут важничать, отдавать приказания, а у нас все уже готово!
Мариса разложила свой спальный тюфяк в привычном месте внутри деревянного укрепления. Неподалеку всегда ночевал Трюдо, однако местечко было укромным, к тому же за самыми толстыми бревнами. Если Доминик вспомнит о ней, он знает, где ее найти.
Она залезла под одеяла с головой. В некотором смысле женская доля действительно была предпочтительнее. Например, ей не приходилось нести по ночам караул. Испытывая гнев вперемежку со страхом, она долго не могла уснуть. Ее отвлекал каждый звук, от треска сучьев в костре до покашливаний мужчин, еще сидевших вокруг огня. Если среди них находился он, то она надеялась, что он просидит там всю ночь. Она упрямо зажмурилась и попыталась ровно дышать, ни о чем не думая. Все последние недели она пользовалась этим способом, чтобы уснуть. Но только утомленные мозг и тело стали погружаться в дремоту, как ей на плечо легла рука. Она замерла.
Он улегся рядом, забравшись под одеяло, и обнял ее.
– Ты похожа на кочку под горой одеял. От кого ты прячешься? Думаешь, из этого что-нибудь получится? С завтрашнего дня будешь укладываться на ночлег рядом со мной, – проговорил он не терпящим возражений тоном. – Понятно?
Он прикоснулся губами к ее затылку, потом к скованному плечу. Одна его рука принялась гладить ей грудь, другая оказалась у нее между ног, где нашарила самое чувствительное местечко… Не обращая внимания на стоны, которыми она заявляла о своем неодобрении происходящего, он продолжал делать свое дело. Низкая луна светила ей прямо в глаза, пока он не закрыл их нежнейшими поцелуями. Ее тело превратилось в океан, его – в неистовый ветер, превращающий слабую рябь в прозрачные валы, увенчанные белой накипью, с ревом разбивающиеся о дальний берег…
В этот раз Мариса спала несравненно лучше, чем все предыдущие недели: ее сон не тревожили призраки. Она погрузилась в беспамятство, как погружается в безмятежные глубины тяжелый камень. Пробуждение было таким же внезапным и полным.
Прежде чем заговорить, Трюдо тщательно откашлялся. Его голос раздавался откуда-то сверху.
– Самый надежный способ заманить мужчину в ловушку и превратить в беспомощного младенца! А ведь мы собирались выступить на заре, mon capitaine.
type="note" l:href="#n_29">[29]
Мариса почувствовала, как краснеет, и судорожно потянулась за одеялом, оказавшимся слишком далеко, где-то в ногах. Приподняв голову, она заглянула в сонные, но уже насмешливые серые глаза Доминика и с большим опозданием вспомнила, что, прежде чем уснуть, улеглась на него, обхватив руками за шею.
– Может, хватит таращить глаза? – прикрикнул Доминик на посмеивающегося Трюдо. – Ступай своей дорогой, не то разбудишь весь лагерь.
– Лагерь и так пробудился. С тех пор я только и делаю, что препятствую желающим оказаться там, где нахожусь сам. Не судите меня строго! Что поделаешь, если ваши друзья-индейцы – такие ранние пташки!
Мариса горела от стыда и делала вид, что не замечает усмешек всех до одного мужчин. Даже команчи, прежде такие презрительные и высокомерные, время от времени бросали на нее хитрые, но не лишенные сочувствия взгляды. Хуже всего было то, что Доминик, виновник этого позора, тоже, казалось, находил ситуацию забавной!
Вечером, прервав ее гневную тираду и весело приподняв бровь, он проговорил:
– Что поделать, если у тебя такой соблазнительный зад, menina! Да и все остальное не хуже. Обычно я не сплю таким мертвецким сном, но ты лишила меня сил своим ерзаньем и…
– Прекрати! – Мариса зажала уши. – Мужчины неисправимы! Тебе нет дела до того, что другие увидят тебя голым. Чтобы поплавать, ты раздеваешься догола, а если тебе приспичит… Сам знаешь, что когда ты едешь верхом, то тебе достаточно слезть с лошади. У женщин все не так!
– Все потому, что вас приучили стыдиться собственного тела. – Он перестал смеяться, потянулся к ней и неторопливо провел рукой по ее груди. – Но тебе стесняться нечего. Ты вся такая золотистая, прямо как индианочка!
Ее внезапно охватила необъяснимая, слепая ревность.
– Со сколькими индианками ты переспал? – В следующую секунду она была готова откусить свой предательский язык.
– Не считал.
Этим ответом он поставил ее на место. Она понимала, что ничего другого не заслуживает. «Дура!» – мысленно обозвала она себя. Почему бы ей не относиться к происходящему между ними с такой же легкостью, как он? Она не вправе ни о чем допытываться.
Но сказанного не вернуть. Она взглянула в его непроницаемые серые глаза с отблесками костра.
– А ты? – услышала она бесстрастный вопрос.
У нее появилось странное ощущение, что они опять достигли того самого барьера, который однажды уже вырастал между ними непреодолимой стеной.
– Пока что не считала, – беззаботно отозвалась она, – но могу. Ты, опять ты, снова ты – только с ирландским акцентом, когда решил меня наказать. Дальше Филип – но не раньше, чем ты думал, а потом, той же ночью, сразу после того, потому что… Камил, снова ты… А потом…
– Боже, прекрати! Довольно! Не желаю слушать!
Он сжал ее в объятиях, но этого оказалось мало. Она чувствовала внутри себя пустоту и боль, как от свежей раны, и не знала, что делать: лечить свою рану или нанести такую же ему. Собственный голос доносился до ее слуха как будто издалека, словно она раздвоилась: одна Мариса произносила безжалостные слова, другая не могла решить, аплодировать или рыдать.
– А ты понимаешь, что я не хочу останавливаться? Не мешай. Значит, Камил. Я на нем остановилась? Но об этом тебе и так все известно. – Казалось, говорит не она сама, а незнакомая стерва. – Дальше был Наполеон. Ты ведь не удивишься, узнав, что я и ему позволила себя завоевать? Почему бы и нет? Самое забавное, что мне это быстро наскучило. Мне снова захотелось стать монахиней, но дядя посчитал, что я еще не готова. Он отправил меня в Луизиану с Педро, который, между прочим, до меня не дотрагивался – в отличие от тебя. Потом… Джонас только избил меня – это считать? Маррелл изнасиловал меня, чтобы успокоить, – так он сказал. Последний, кубинец, долго втолковывал, чего он от меня ожидает, а потом начал показывать…
Она не знала, что рыдает, пока он не вытер слезы, сбегавшие по ее щекам.
– Маленькая Мариса, бедная беглая монахиня…
Она отпрянула, словно ее ужалили.
– Никакая я не маленькая и не бедная! Не смей меня жалеть! Можешь сколько угодно меня презирать – мне все равно, но жалость прибереги для кого-нибудь еще, хотя бы для себя самого и всех тех, кто слепо следует за тобой! Знают ли они, как рискуют? Ты хоть представляешь, что может случиться, если вас поймают испанские солдаты? Вы рискуете жизнью, и чего ради? Неужели ты воображаешь, что тебе опять повезет, что ты опять выйдешь сухим из воды?
Ее слова лились свободно, потому что у нее не осталось сил держать все это в себе. Она знала лишь, что, выплеснув накопившееся, испытает неимоверное облегчение, как бы ни отнесся к ее речам Доминик.
К ее удивлению, он выслушал ее тираду не прерывая, с непроницаемым выражением лица. Выговорившись, она стала было всхлипывать, но он удивил ее вторично, обняв и крепко прижав к себе. Она сопротивлялась, но недолго; потом она замерла, испытывая неожиданное удовлетворение от его молчаливого внимания и постепенно успокаиваясь.
– Теперь легче? – осведомился он.
Мариса прижалась мокрым лицом к его груди.
– Да… Нет! – раздался ее приглушенный голос. Она уже не пыталась вырваться.
– Лежи смирно! Лучше попробуй уснуть, – сказал он нарочито грубо. Она напряглась, но позволила ему уложить ее, улечься поудобнее самому и натянуть одеяла, прекращая спор. Вопреки его и своим ожиданиям она больше не боролась, а, напротив, прижалась к нему, грозя лишить самообладания; через некоторое время, когда он уже решил, что она уснула, она со вздохом обняла его.
Утреннее солнце заставило Марису открыть распухшие от слез глаза. Она позавидовала Доминику, способному легко пробуждаться по утрам: он пружинисто вскочил и шлепнул ее, когда она, ворча, попыталась было найти убежище под одеялом.
– Поднимайся! Мы должны быстро свернуть лагерь и переправиться через реку, пока не поднялось солнце. Ты увидишь испанскую территорию, вернее, землю индейцев, как они сами предпочитают ее называть.
Она уловила в его тоне иронические нотки, но уже не нашла его рядом. Почти весь день она видела его лишь урывками.
Они пересекли Ред-Ривер на наспех сколоченных плотах. Ступив на противоположный берег, Доминик поскакал вперед вместе с команчами. Деревья разом расступились, и взгляду предстало бескрайнее колышущееся море – бесчисленные акры бизоньей травы, захлестнувшей холмистую местность.
Отряд испытал прилив сил. Даже сумрачный Трюдо не сдержал улыбки. Команчи беззвучно объяснялись друг с другом и с Домиником на языке жестов.
– Они приглашают нас в гости в свое главное становище. По их словам, сейчас самое время охотиться на бизонов. Испанских солдат пока что нет поблизости: они засели в своих фортах и деревнях к югу, опасаясь Змеиного Народа. – Трюдо тоже обладал познаниями в языке жестов, и Мариса была благодарна ему за то, что он единственный потрудился посвятить ее в смысл происходящего.
– Я думала, мы пришли сюда охотиться за дикими лошадьми, – ядовито проговорила она, но Трюдо, взявший на себя обязанности ее охранника и проводника, лишь мельком глянул на нее из-под тяжелых век.
– Здесь водятся и мустанги. Но их больше на юго-западе, на землях, омываемых реками Тринити и Бразос. Мы туда и направляемся, но сначала надо ответить на гостеприимство команчей – тогда они оставят нас в покое. С ними лучше не враждовать, а дружить. Вам, конечно, не понять, какая это для нас честь: ведь обычно команчи враждуют со всеми – как с другими племенами, так и с бледнолицыми.
Видя вопросительный взгляд Марисы, Трюдо метко сплюнул на длинную травинку.
– Лучше спросите у него. Он подружился с ними несколько лет назад, впервые очутившись на испанских землях. Тогда все здесь было испанским, даже Луизиана. Он прожил какое-то время у них, что тоже очень необычно. – Помолчав, он бесстрастно добавил: – Я слышал, что еще в детстве он был усыновлен каким-то ирокезским племенем. Это было незадолго до Войны за независимость. Возможно, тут и кроется разгадка. Ведь даже семинолы, обитатели южной Флориды, были союзниками Пяти Племен.
– Пять Племен?
Трюдо пренебрежительно покосился на Марису.
– К сожалению, у меня нет времени давать вам уроки индейской истории. Возможно, как-нибудь потом.
Откинув со лба выгоревшие волосы, Мариса проводила Трюдо взглядом. Доминик был и оставался человеком-загадкой. Он намеренно причинял ей боль и отнюдь не заботился о ее чувствах. Но прошедшей ночью он проспал до зари, сжимая ее в объятиях. Поймет ли она его когда-нибудь? Слова Трюдо вернули ее в прошлое.
Она содрогнулась, мысленно оказавшись в Корнуолле в ту роковую ночь, когда она навсегда рассталась с тем зловещим краем. Как звали старую ведьму в усадьбе Синклеров? Мариса забыла ее имя, но отлично помнила болтовню старухи, расхаживавшей по огромной неуютной комнате. «Молодой дикарь из колоний… После того как милорд отправил ее сына в Ирландию набираться уму-разуму, с ней стало легче управляться… Надо было повесить его вместе с остальными бунтовщиками… Но вместо этого милорд герцог отдал его во флот…»
Боже, сколько горя ему пришлось хлебнуть!
«Я законнорожденный бастард», – заявил он однажды в Париже. Герцог Ройс, считавшийся по закону его отцом, ненавидел его и желал ему смерти. Герцог медленно, но верно сводил в могилу свою жену герцогиню Пегги. Ее сыну он готовил такую же участь.
А Дональд? Что стряслось с ним? По его словам, Доминик был одержим дьяволом…
В то время, оглушенная своими страданиями и одетая в броню ненависти, она не прислушивалась к чужим словам. Но разве теперь, когда она кое-что поняла, ей стало легче? А ему? Доминик был вскормлен ненавистью. Сколько ему было лет от роду, когда он научился не доверять никому, кроме самого себя? Что до любви, то способен ли он любить? Рано усвоив, что единственный способ выжить – это дать сдачи, порой упреждая обидчика, он превратился в авантюриста. Пока что бесстрашие помогало ему держаться на плаву.
«Ты всего лишь заложница и женщина, согревающая его по ночам, – напомнила себе Мариса. – Его возвращения спокойно ждет красивая, богатая и непорочная Джейн Балтимор. Он, конечно, женится на ней, если вернется. Но откажется ли он от дороги авантюриста?»
Мариса невольно отыскивала его глазами, словно нуждалась в талисмане, который уберег бы ее от мрачных раздумий. То, что она увидела, заставило ее еще больше нахмуриться и поджать губы: с помощью двоих наклонившихся над ним команчей, завороженных его умением и согласно кивающих, он чертил на бумаге карту. Шпион! Она вспомнила, что уже обвиняла его в этом, чем вызвала у него вспышку гнева; на сей раз приступ тоски и тревоги охватил ее. Зачем ему карты, если он и без того хорошо знаком с местностью? Для кого он их составляет? Зачем они везут с собой столько лишнего оружия, пороха и патронов? Господи, что он затеял? В какую опасную авантюру ввязался теперь?
Словно почувствовав ее пристальный осуждающий взгляд, он поднял голову и перехватил его. Его глаза тоже были невеселыми. Он вернулся к своему занятию, оставив недоумевать напуганную Марису.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь во имя любви - Роджерс Розмари



кому понравилось любовь сладка любовь безумна и в плену желания,понравится и этот роман.вроде как 3 книга этой серии.правда 1-любовь сладка= шедевр,а это так пародия на шедевр.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмаривика
5.12.2011, 0.51





Слабовато и очень затянуто...гл. героиня под конец так вообще из невинного ангелочка превратилась в шлюху....не люблю такие перемены... ну бывает конечно, но не до такой же степени, да и гл. герой не понятно чего хочет/////в общем 7+
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАнастасия
8.05.2012, 22.57





Какая исключительно отвратная мерзость!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариМарьяна
26.07.2012, 18.23





Просто потрясающая книга.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.29





Действительно затянут роман. Ггероиня представляется в роли падшей женщины. Ггерой несколько раз насиловал Марису, а она все равно его любит. Фигня, не очень удался роман у автора. 6/10
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАмериканка
25.06.2013, 11.25





Не понравилась книга ((
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАйка
11.10.2013, 21.35





Ггй не вызывает сочувствия. Книга о внутреннем и физическом аде. Только он сам выбрал этот ад, а ггню нвсильно с собой затащил . Надо было закончить тем, что ггой умер, она осталась с турком, а сына, когда подрос бы, в англию за законным тмтулом отправила. В общем, впечатлительным не читать.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
16.10.2013, 8.05





Занимательно
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариСветлана
16.01.2014, 22.38





А мне понравилось очень. В книгах я люблю прежде всего сюжет. А этот сюжет был интересен. Я ставлю ему 10.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариБелла
28.06.2014, 11.44





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





очень необычный сюжет. под конец я сама так напряглась от переживаний за героев со мной такое редко бывает.после прочтения сказала себе офигеть вот это развязка!!!!вообщем мне очень понравилось rnне шаблонно ,ново.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
12.10.2015, 0.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100