Читать онлайн Ложь во имя любви, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 50 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь во имя любви - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ложь во имя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 50

Мариса снова натянула мужскую одежду, чем вызвала хитрую усмешку у Жана Трюдо, трусившего с ней рядом.
Доминик скакал под палящими лучами солнца в Натчиточес. Там находился его сын. Мариса еще не приучилась думать о мальчугане, которого она мельком видела один-единственный раз, как о своем сыне. Она пыталась вообще выбросить Кристиана из головы, особенно когда ее путешествие с доньей Инес в «Конграсиа» так плачевно закончилось. Кристиану лучше было не знать о том, какая кровь течет в жилах у его матери и соответственно у него самого.
Тогда зачем Доминик позаботился, чтобы мальчика вместе с няней доставили в Натчиточес под охраной самого генерала Уилкинсона? «Там, у моих друзей, он будет в безопасности, – нехотя объяснил он. – Если со мной что-то случится, ты будешь знать, где его искать».
Боясь разрушить установившуюся между ними хрупкую близость, Мариса не стала требовать дальнейших пояснений. Сейчас, устало покачиваясь в седле, она не переставала размышлять над происшедшим.
Кто угрожал Кристиану в Нэтчезе? Маррелл? И какая роль отводится загадочному генералу? Уж не приходится ли он Доминику родным отцом? Об этом она тоже опасалась его спрашивать. Не теряя времени на разговоры, они предавались любви, не требуя друг у друга ни заверений, ни обещаний. Прошедшая ночь убедила ее в одном: она желанна ему. Его руки и губы безудержно ласкали ее тело, проявляя порой поразительное терпение…
Прежде чем над ней надругаться, Джонас избил Марису. На другое у него не хватило времени: на борт неслышно вскарабкался Маррелл со своими головорезами, и Джонасу пришел конец. Сначала Маррелл усыплял ее сладкими речами, выдавая себя за спасителя, но вскоре она поняла, что ее перепродадут. Методичное и бесстыдное изучение ее тела в специальной комнате мужчинами, торговавшимися за нее, как за кобылу, оказалось гаже и унизительнее даже насилия, которому походя подверг ее Маррелл несколькими часами раньше – просто для того, чтобы она поняла, чего от нее хотят, как он сам со смехом объяснил…
Всего этого она не могла поведать Доминику и не знала, как далеко простираются его догадки. Он не пытался вытянуть из нее подробности, зато проявил настойчивость в другом: кладя конец ее бурному сопротивлению, он принялся целовать ее в самых сокровенных уголках и заставил забыть обо всем, кроме желания, погнавшего ее этой лунной ночью в чащу. Ее чувства оказались куда восприимчивее рассудка, которому было мучительно сознавать, что она напрасно потратила столько лет на бегство от него и лютую к нему ненависть. Все завершилось подчинением ее упрямой воли мужчине, который был у нее первым и с которым ее неумолимо сталкивала судьба. Ее ненависть не была бы такой испепеляющей, не будь она замешана на любви. Дороги, как будто разводившие их в разные стороны, на самом деле раз за разом толкали их друг к другу.
Ночью, полусонная, она обняла Доминика за шею, позволяя ему отнести ее в лагерь и положить на холодные одеяла.
– Мне пора. Я нагоню вас через две недели, а может, и раньше.
– Ты же не сомкнул глаз!..
– Это не первая в моей жизни бессонная ночь. В этот раз я не жалею, что не выспался. Веди себя хорошо и жди моего возвращения, menina.
Нехотя разомкнув объятия, она проводила его томным взором, не стыдясь своего голода по его телу.
…Голос Трюдо вернул ее к действительности.
– Все обошлось хорошо? У вас сонный вид. Того и гляди, свалитесь с лошади. Почему бы вам не ехать в фургоне?
– Я способна удержаться в седле, даже если усну! – небрежно ответила ему Мариса.
Он добродушно покачал головой:
– Понимаю: l’amour! Что ж, спите… Я за вами послежу.
Она была рада видеть его прежним – циничным и ничему не удивляющимся. Беседа при лунном свете до появления Доминика сдружила их. Бедняга Трюдо, одержимый бесами!
Потом, забыв о Трюдо, она стала вспоминать ночь, изумляясь поселившемуся в душе чувству умиротворения. Она уже не сражалась со своей судьбой, забросившей ее в эту глушь и отдавшей на милость того, кого она прежде так ненавидела и от кого бежала без оглядки. В своих теперешних чувствах она еще не до конца разобралась. До поры до времени она старалась закрыть глаза на многое. Срок для этого наступит позже, когда пройдет любовная лихорадка. Вот вернется Доминик…
Он не возвращался целых три недели. Под конец отряд лишился терпения; двое вообще сбежали.
– Наверняка решили поохотиться за индейскими женщинами. За это полагается казнь через вырезание сердца, – предрек Трюдо.
Последняя стоянка была разбита неподалеку от границы. Головорезы из отряда коротали время в охоте и взаимных препирательствах. Даже Трюдо разворчался:
– Сколько нам еще бездельничать? Мы собирались ловить в Новой Испании диких лошадей, а не торчать в этих болотах, шлепая комаров и дразня индейцев!
Всем уже давно не сиделось на месте; некоторые спорили с Трюдо, уговаривая его приступить к делу самостоятельно.
– Вдруг он попал в переплет – откуда нам знать? А то и…
Ловя недобрые взгляды и обрывки недовольных речей, Мариса поспешно удалялась, делая вид, что ничего не слышала. Но ее собственные мысли тоже становились все тревожнее. «Что теперь? Что будет дальше?» – то и дело проносилось в голове. Подарив ей всего одну ночь любви, он пропал, как это происходило всякий раз на протяжении всего их злосчастного знакомства.
Но вот как-то раз, стирая белье на берегу реки вместе с Лали, она подняла глаза и увидела его.
Так и застыв в согнутом положении, она поначалу решила, что приняла за него кого-то другого, из-за пота, стекающего со лба в глаза. В следующий момент она вспомнила про свой неприглядный вид и невольно утерла лоб.
– Mon Dieu! Les sauvages!
type="note" l:href="#n_28">[28]
– взвизгнула Лали.
– Ничего себе приветствие! – проговорил Доминик, заезжая в воду и осыпая прачек брызгами. Его сопровождали верховые индейцы совершенно дикого обличья.
– Почему не выставлены посты? – прикрикнул он. – Где Трюдо?
Он так загорел, что уже не отличался цветом кожи от индейцев, волосы стали гуще и длиннее, чем раньше, зато он сбрил бороду, отчего морщины у глаз и складки вокруг рта стали еще заметнее. Он встретился взглядом с Марисой, но в его серебристо-серых глазах ничего нельзя было прочесть.
Лали выпрямилась. Из-за бревенчатого частокола, которым окружили ради безопасности лагерь, показался Трюдо.
Спустя минуту лагерь забурлил. Только маленький индейский отряд, который привел с собой Доминик, сохранял спокойствие, насмешливо внимая разносу, которому подвергал Доминик своих бледнолицых подчиненных.
Доминик, пребывавший после Натчиточеса в дурном настроении, думал: «У нее такой вид, словно она меня не ждала. Почему она так напугана?» Он перевел вопросительный взгляд на Трюдо, но на лице старого приятеля нельзя было прочесть ничего, кроме облегчения, смешанного с раздражением.
Решив, сам не зная зачем, устроить Марисе проверку, Доминик швырнул ей поводья своего коня. Она уже выпрямилась и стояла перед ним как статуэтка из золота. Несколько пуговиц на ее мужской рубахе было расстегнуто, так что любой мог заглянуть ей за ворот. Волосы спадали на шею и на виски мокрыми колечками, в улыбке чудилась мятежность.
– Оботри коня, – небрежно бросил он ей, словно она действительно была его невольницей или послушной индейской скво. – В седельном вьюке найдешь для себя более подходящую одежду.
Мариса затаила дыхание. Ей очень хотелось отшвырнуть поводья, но этому помешали немигающие взгляды его черноглазых индейских друзей; он что-то сказал им на непонятном гортанном наречии. Чувствуя себя в центре всеобщего внимания, она поджала губы и решила временно воздержаться от бунта; отвернувшись от всадников, она молча подняла поводья и повела взмыленного коня прочь.
Как он смеет! Она так ждала, так тревожилась, не случилось ли с ним беды… Как он может обращаться с ней как со служанкой? Как видно, он надеялся вызвать у нее досаду, чтобы при всех указать ей на место. Она отказывалась ему подыгрывать.
На глазах у нее выступили слезы злого отчаяния, не высыхавшие на протяжении получаса. Лали, поспешившая к ней на помощь, беззаботно щебетала, ничего не замечая.
– Я слышала, что завтра поутру мы выступаем. Эти индейцы пригласили нас в свое становище на том берегу реки, в Новой Испании. У них будет праздник перед охотой на бизонов. Нам повезло: когда-то господин Доминик жил у них и знает их язык. Полус слышал, что говорят другие: обычно команчи не жалуют пришельцев, но к нам у них совсем другое отношение. Нам их не следует опасаться.
– Неужели? – процедила Мариса сквозь зубы.
Лали неодобрительно хмыкнула:
– Вы сердитесь на него? Напрасно. Мужчины не любят показывать свои чувства на людях, особенно в присутствии других мужчин. А вот вечерком… – Она осеклась и в следующее мгновение вскрикнула: – Зачем вы это делаете?
Мариса с мрачным удовлетворением небрежно вывалила на землю содержимое седельных вьюков – и в следующее мгновение горько об этом пожалела. Железная рука грубо сгребла ее за волосы и заставила выпрямиться. Она вскрикнула от боли и от возмущения.
– Ах ты ведьма! Если ты что-нибудь сломала, я шкуру с тебя спущу! Или продам Бегущей Воде. Он обещает мне за тебя целый табун.
От боли на глазах у Марисы выступили слезы, но она заставила себя непокорно глянуть в серые холодные глаза. Она заметила, что Лали упорхнула, оставив ее с Домиником с глазу на глаз, но все равно не собиралась ему покоряться, как бы он с ней ни поступил.
– Кажется, ты велел мне распаковать твои вещи? Ой! Отпусти! Ах ты… Зачем тебе секстант? Я думала, мы едем за дикими лошадьми, а не шпионить!
Он чуть не сломал ей шею.
– Мне казалось, ты уже научилась не совать нос не в свои дела, – прошипел Доминик. – В каком это смысле шпионить?
Чтобы устоять на ногах, она была вынуждена вцепиться ему в плечи. От него пахло потом, лошадьми, кожей и табаком. Борясь с противоречивыми чувствами, она ответила, задыхаясь:
– Секстант применяют для составления карт. Я не такая невежда, как тебе хотелось бы.
– Ты редко бываешь такой, как мне хочется, негодница! Раз ты знаешь, что такое секстант, зачем небрежно бросать его на землю? Между прочим, составлять карты – далеко не то же самое, что шпионить. И перестань испытывать мое терпение, Мариса!
Она вскрикнула от боли, и он сразу ослабил хватку, словно одумавшись. Другая его рука легла ей на талию и прижала ее к нему.
– Иногда я спрашиваю себя, почему просто не взять и не убить тебя? Ты хоть понимаешь, до чего бесстыдно вторгаешься в мою жизнь? И нечего напоминать мне, что я сам в этом виноват. Сам знаю, что все это моя ошибка. Но мое место занял бы другой мужчина, хотя бы тот цыган с горящим взором, который называл себя твоим женихом, или Педро Ортега. Ведь ты побеждаешь, подчиняясь, да?
Он стегал ее по самолюбию своими безжалостными речами, как плетью. Она задыхалась от ярости, хотя его близость делала свое дело. Как она устала бороться, защищаться, мучиться от неразрешимых противоречий!
– Возможно, ты прав, – прошептала она в изнеможении. Ее внезапная покорность, полное подчинение заставили его заскрежетать зубами.
Проклятие! Ведь это из-за нее он находится здесь и безропотно пляшет под дудку генерала Уилкинсона. И все же, стискивая ее в объятиях, он хотел только одного – овладеть ею. Подобно шлюхе, берущей за свои услуги плату, она способна принадлежать кому-то одному только небольшое время, пока уплативший прижимает ее к себе. При появлении другого мужчины она, ненадолго изобразив сопротивление, прижмется к нему так же легко и покорно. Ему хотелось отшвырнуть ее от себя, но она слишком долго пробыла у него в объятиях, и он воспылал желанием, которого не собирался скрывать. Он не отпустит ее от себя. Она будет принадлежать ему со всеми потрохами, пускай и недолго. Нет, он не даст ей свободы, пока не насытится и не выбросит ее из головы.
Его руки прошлись по ее затылку, по плечам, по спине, очутились под юбкой, заскользили по гладкой коже. Злясь на нее и на самого себя, а пуще всего на собственную слабость, он стал целовать ее приоткрытые губы. Потом его язык очутился у нее во рту. Словно желая утвердить свое господство, он стал ласкать ее маленькие крепкие груди, не обращая внимания на ее протесты, а потом ухватил пятерней налитую ягодицу и прижал к себе, словно намереваясь овладеть ею прямо здесь, наплевав на возможных свидетелей.
Она принялась отбиваться, упираясь обеими руками ему в грудь, однако он силой подчинил ее себе, и она, окончательно обмякнув, приготовилась покориться его воле.
Так-то лучше! Пускай запомнит раз и навсегда, кто есть кто. Однако, выпустив ее, он, к своему изумлению, не почувствовал удовлетворения ни от ее покорности, ни от ее истерзанных его поцелуями губ.
Уходя от нее, Доминик уносил с собой душераздирающую картину: он снова и снова вспоминал, как она по-детски зажимает руками рот, чтобы не разрыдаться, и боролся с побуждением броситься назад и попытаться ее утешить. Широко шагая, он торопился покинуть пределы форта, окруженного невысокими стенами, но у самых ворот задержался, борясь с собой. В следующее мгновение он заметил Трюдо, привалившегося к деревянному столбу и скрестившего на груди руки.
Глаза усача странно поблескивали. В следующую секунду, пожав плечами, он придал им обычное циничное выражение.
– Простите, что вмешиваюсь не в свое дело. Но вы меня не замечали, а я нашел эту сценку захватывающей.
– Вот как? – Голос Доминика прозвучал зловеще, но Трюдо не обратил на это внимания и вышел следом за ним из форта.
– Видите ли, – лениво продолжал Трюдо, – вы ведь просили меня последить за малышкой и защитить ее в случае чего. Теперь это вошло у меня в привычку. Я готов защищать ее даже от самого себя. Но вам все равно нетрудно сделать ей больно, потому что бедняжка вас любит и приросла к вам всем своим сердечком. Вам, правда, нет до этого никакого дела. Жаль, что вы привыкли к шлюхам! Стоит женщине проявить характер, и вы тут же начинаете обходиться с ней как с продажной тварью. Увы!
Доминик остановился и обернулся к нему. Трюдо только этого и ждал: он смачно сплюнул на землю между собой и Домиником длинным плевком, коричневым от табака, забрызгав свои высокие индейские мокасины.
Глядя на него остановившимися глазами, Доминик осведомился с обманчивой учтивостью:
– Не пытаешься ли ты подбить меня на ссору, чтобы в случае своей победы подобрать остатки?
– Она не остатки, а прелесть! Если бы я надеялся сделать ее своей, то мне ничего не стоило бы вас убить – разумеется, случайно. Я знаю достаточно способов, ведь наш с вами друг Маррелл – хороший наставник. Зачем тратить патроны и рисковать собственной жизнью, сходясь лицом к лицу с вооруженным противником? Чего только не бывает: можно и с раненой лошади свалиться, и стрелу в глотку получить, и нож в спину – чего проще?
– Зачем ты портишь свой сюрприз такими предупреждениями?
Трюдо по-волчьи осклабился:
– Я всего лишь рассказываю, что могло бы произойти, mon ami. Наша маленькая Мариса любит вас. Зачем я буду делать ее несчастной?
Говоря, Трюдо держал руку поблизости от рукоятки ножа. Когда он умолк, воцарилась предгрозовая тишина. Немного погодя Трюдо увидел, как Доминик расправил сведенные мышцы.
– Благодарю за предостережение – и за совет, – сухо промолвил он. Его глаза, только что горевшие злобой, затуманились. Понять, что у него на уме, было невозможно.
Трюдо настороженно пожал плечами:
– Порой самое правильное – это оставаться честным, особенно когда предстоит длительный совместный путь и работа плечом к плечу.
Мариса, чувствуя себя совершенно разбитой и не имея сил постоять за себя, не знала о разговоре Доминика и Трюдо. Ей сообщила о нем Лали, всегда все замечавшая и ничего не пропускавшая мимо ушей. Посмеиваясь, она сказала:
– Видали, как капитан и Трюдо ходят вокруг друг друга что незнакомые коты? Недавно я застала их за разговором, напоминавшим ссору. Теперь они друг с другом подчеркнуто вежливы. Вот я и гадаю…
– У нас нет времени гадать, – перебила ее Мариса. – Смотри, сколько еды надо наготовить! Знаешь, кто мы такие? Две скво, и точка. Даже твой Полус присоединился к остальным. Собрались в кружок, как дети, и чертят на песке свои дурацкие карты, а до нас им дела нет.
– Просто друг с дружкой мужчины ведут себя не так, как с нами. Придется вам к этому привыкнуть. Что поделать, если им нравится пускать пыль в глаза!
Мариса проследила за взглядом Лали и увидела Полуса, поднимавшего одной рукой тяжелое седло, к явному удовольствию окруживших его индейцев.
– Эта страна принадлежит мужчинам. Но вот что я вам скажу: не очень-то я горюю, что родилась женщиной! Во всяком случае, теперь.
Они смущенно переглянулись, и Мариса невольно отыскала взглядом Доминика, сидевшего по другую сторону костра в распахнутой на груди рубахе, с мокрыми после купания волосами. Вспоминая прошедший день, она с горечью переживала нанесенную ей обиду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь во имя любви - Роджерс Розмари



кому понравилось любовь сладка любовь безумна и в плену желания,понравится и этот роман.вроде как 3 книга этой серии.правда 1-любовь сладка= шедевр,а это так пародия на шедевр.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмаривика
5.12.2011, 0.51





Слабовато и очень затянуто...гл. героиня под конец так вообще из невинного ангелочка превратилась в шлюху....не люблю такие перемены... ну бывает конечно, но не до такой же степени, да и гл. герой не понятно чего хочет/////в общем 7+
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАнастасия
8.05.2012, 22.57





Какая исключительно отвратная мерзость!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариМарьяна
26.07.2012, 18.23





Просто потрясающая книга.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.29





Действительно затянут роман. Ггероиня представляется в роли падшей женщины. Ггерой несколько раз насиловал Марису, а она все равно его любит. Фигня, не очень удался роман у автора. 6/10
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАмериканка
25.06.2013, 11.25





Не понравилась книга ((
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАйка
11.10.2013, 21.35





Ггй не вызывает сочувствия. Книга о внутреннем и физическом аде. Только он сам выбрал этот ад, а ггню нвсильно с собой затащил . Надо было закончить тем, что ггой умер, она осталась с турком, а сына, когда подрос бы, в англию за законным тмтулом отправила. В общем, впечатлительным не читать.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
16.10.2013, 8.05





Занимательно
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариСветлана
16.01.2014, 22.38





А мне понравилось очень. В книгах я люблю прежде всего сюжет. А этот сюжет был интересен. Я ставлю ему 10.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариБелла
28.06.2014, 11.44





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





очень необычный сюжет. под конец я сама так напряглась от переживаний за героев со мной такое редко бывает.после прочтения сказала себе офигеть вот это развязка!!!!вообщем мне очень понравилось rnне шаблонно ,ново.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
12.10.2015, 0.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100