Читать онлайн Ложь во имя любви, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 45 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь во имя любви - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ложь во имя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 45

Огромный роскошный корабль с плоским дном скользил вниз по реке, в сторону Нового Орлеана, увлекаемый неспешным течением. От грязно-желтой речной глади, тонущей в кромешной ночной тьме, не доносилось ни звука, что еще больше усиливало ощущение остановившегося времени и оторванности от остального мира. К действительности возвращало лишь плавное покачивание да черная полоса противоположного берега с редкими огоньками. На небе из темного бархата горели безразличные ко всему звезды.
Чернокожий моряк, несущий вахту на случай появления по курсу отмели или плавающих бревен, напевал себе под нос на креольском диалекте французского языка песню на вечную тему печали и разбитых сердец:
Mo pas connin queque quichause,Qu, appe tourmentier moin la,Mo pas connin qui la causeMo couer ape brule moin comme ca…
Лали по просьбе Марисы перевела слова песни:
– «Не знаю, что так меня тревожит, не знаю, отчего так сжимается мое сердце…»
«И я не знаю…» – думала Мариса, перегибаясь через деревянный парапет и вглядываясь в черную гладь реки.
Что-то не давало ей уснуть – то ли неподвижная духота ночи, то ли тревожное ощущение движения в потемках навстречу таинственной неизвестности. «Вниз по реке, к Новому Орлеану…» Сколько раз она слышала эти слова, как бурно прославляли люди этот город, якобы оставляющий позади царящей в нем атмосферой сладострастия сам Париж! Оставив позади Нэтчез, они оказались в Луизиане – на орлеанской территории, как временно окрестил президент Джефферсон южную часть обширного пространства, приобретенного его страной у Франции.
Марисе было проще размышлять о том, что ждало ее впереди, чем вспоминать прошлое. И все же горькие воспоминания не давали ей покоя. Ей уже давно полагалось последовать примеру Инес и отойти ко сну в своей тесной каюте, тщательно подоткнув под матрас края марлевого полога, спасающего от комаров. Однако в такую ночь хотелось хоть с кем-нибудь поделиться обуревающими ее новыми впечатлениями: от мерцания бесчисленных звезд над головой, ленивого плескания реки, сочных ароматов буйной растительности и раскрывающихся по ночам цветов, низко склоняющихся под тяжестью своих головок к самой воде…
Что ждет ее на плантации, которую она могла представить себе только как обозначенный на карте квадрат? Она знала, что это кусок земли площадью около тысячи акров, преподнесенный ее отцу испанским королем, миниатюрное королевство, где рабы выращивают и мастерят практически все, что требуется для поддержания сносного существования.
– В основном мы выращиваем сахарный тростник. Есть и собственный сахарный заводик. На одном сильно заболоченном участке твой отец распорядился, по моему предложению, высадить рис. «Конграсиа» – весьма богатая плантация, но из-за своих размеров и расположения она отдалена от цивилизации. Надеюсь, у тебя не возникнет там чувства оторванности от всего света… – Инес многозначительно приподняла бровь.
Мариса ответила, пожимая плечами:
– Если там сумели прижиться вы, то и я наверняка привыкну.
Она согласилась бы на что угодно, лишь бы сбежать из Нэтчеза! Она устала от притязаний Педро, устала избегать Доминика и трусливо отказываться от присутствия на приемах, где может оказаться он вместе со своей невестой. «Я спасаюсь бегством!» – вертелось у нее в голове вместе со словами грустной креольской песни. То было бегство от Доминика, неустанно причинявшего ей боль, а также, при всей чудовищности этой мысли, от собственного сына, которого она не знала и уже никогда не узнает. Никогда… Какое леденящее, безысходное слово!
Она вспоминала, как Доминик спускался вместе с ней по голой, грязной лестнице в свою отвратительную каморку, где ее ждали унижение и его холодные слова: «Лучше нам не натыкаться друг на друга, пока ты остаешься здесь. Я найду предлог, чтобы отправиться вверх по реке».
Однако боль от этих безжалостных слов затмило безобразное происшествие. Это случилось спустя считанные минуты, на улице, когда они столкнулись с тремя пьяницами, вывалившимися из таверны. Оглядев ее красными глазами, один из них прохрипел:
«Вы только полюбуйтесь! Вот это лакомый кусочек!»
«Я готов проглотить ее не жуя – так стосковался по женскому телу!» – забубнил второй.
«Недаром говорят, что квартероночки в этом городе – пальчики оближешь! Не то что эти новоорлеанские коровы! Правда, цветочек?»
Мариса почувствовала, как напрягся Доминик. Ей не надо было поворачивать голову, чтобы понять, что он вытаскивает из ножен на ремне свое жуткое оружие. Как ни велико было ее отчаяние, смысл пьяных речей не дошел до ее сознания, зато очень понятны были их взгляды и дружное, как по сигналу, приближение.
«Обещаешь быть с нами ласковой?»
«Мы заплатим тебе звонкой монетой. Хорошими американскими денежками!» – Взрыв грубого хохота.
«Трое – это лучше, чем один. Нам начхать на цвет твоей кожи – не то что этим ханжам в Новом Орлеане!»
Она не стала сопротивляться, когда Доминик отшвырнул ее к стене. В его руке сверкнул нож. Троица тоже оказалась вооруженной. Мариса ждала кровопролития, но худшему не дал совершиться негромкий мужской голос:
«Как вы смеете досаждать моим друзьям, нечестивая троица? Жду вас завтра вечером на своем богослужении за рекой, грешники!»
«Какого черта…» – начал было один из троих, обладатель мохнатых бровей, но двое его дружков мигом протрезвели и спали с лица.
«Мы ничего такого не сделали, мистер Маррелл, – пролепетал один. – Где нам было знать…»
Человек, неожиданно протянувший Марисе и Доминику руку помощи, был невысок ростом, не больше пяти футов восьми дюймов. Это был бледнолицый брюнет с таким пронизывающим взглядом, что Мариса невольно содрогнулась. При его приближении пьяная троица поспешно ретировалась, спрятав ножи.
Только сейчас Марисе стало по-настоящему страшно. Сначала ее приняли за уличную девку, а теперь Доминик, словно забыв о ее существовании, повел негромкую беседу с их спасителем, одетым как священник, однако вооруженным пистолетом и кинжалом. Имя Джон Маррелл было для нее пустым звуком, но она испытывала благодарность к этому человеку, чье внезапное появление предотвратило кровь и поножовщину.
«Он так добр! – пролепетала она чуть позже. – Мне следовало его поблагодарить».
Доминик ответил на это пренебрежительным смехом:
«На твоем месте я бы поостерегся упоминать его имя в тех кругах, где ты вращаешься. Правильнее было бы заплатить служанке, чтобы она помалкивала обо всем, что случилось сегодня, иначе Инес подвергнет тебя пристрастному допросу».
С тех пор они не виделись. Минуло меньше недели, а Мариса и Инес уже плыли в Новый Орлеан. Марисе следовало благодарить судьбу, что Педро не вызвался их сопровождать: он внезапно объявил о своем намерении вернуться в Новую Испанию, как того требовал его долг.
…Прочертившая бархат небес падающая звезда вернула Марису на землю. Рядом с ней стояла молчаливая Лали. Что она думает, о чем мечтает? Ее отец был белым человеком, он дал ей неплохое образование. Невзирая на это, она оставалась рабыней, лишенной будущего. А ведь кожа Лали светлее, чем у нее! Неужели она никогда не помышляет о свободе? Не стремится сбежать туда, где никто не будет знать о ее происхождении? Или все ее мысли заняты только этим? А может, она покорилась судьбе?
– Лали, что бы ты сделала, если бы стала свободной?
Света звезд хватило, чтобы увидеть, как расширились глаза горничной.
– Свободной, мэм? Не знаю… Куда бы я пошла? Что делала бы?
– Ты никогда об этом не раздумываешь?
Лали уронила голову, словно ей не хотелось отвечать.
– Нет, мэм, – тихо ответила она после продолжительного молчания. – Что проку в пустых мечтах? Теперь со мной неплохо обращаются, я в безопасности. Мне повезло гораздо больше, чем многим другим в моем положении…
Судя по всему, ей не хотелось продолжать. Мариса уже раскаивалась, что затеяла этот разговор.
– Прости, Лали.
Девушка удивленно подняла на нее свои темные глаза и снова потупилась. Впервые за долгие годы Мариса вспомнила Дельфину. Неужели Дельфина тоже была рабыней или ей вернули свободу? По собственной воле или по принуждению она последовала за матерью Марисы во Францию? Так или иначе, она знала, что Дельфина любит ее. Поранившись, она всегда бежала за утешением именно к ней. Именно Дельфина сидела у ее детской кроватки, когда она просыпалась от ночных кошмаров. Когда по улицам взбунтовавшегося Парижа хлынули реки крови виноватых и невинных, Дельфина спасла Марисе жизнь. Перед смертью Дельфина обливалась кровью и кричала… Господи! Мариса задрожала, несмотря на духоту. Почему ее посещают подобные воспоминания?
Устав от досаждающих комаров, Мариса отошла от деревянного ограждения.
– Вернемся в каюту. Кажется, ты говорила, что к завтрашнему вечеру мы достигнем Нового Орлеана?
В Новом Орлеане то был самый плохой сезон года. В конце лета там традиционно свирепствовала желтая лихорадка, от которой у распаренного, обливающегося потом городского населения не было противоядия. Все, кто мог себе это позволить, бежали из города на плантации. Дома стояли безликие, с закрытыми ставнями, чтобы хоть как-то уберечься от жары и зловония, распространяющегося от сточных канав.
От дурных новостей не было спасения. Молодая жена и малолетняя дочь губернатора Клейборна умерли от лихорадки в один и тот же день, сам новоназначенный американский губернатор приходил в себя с большим трудом. Рабы и подавно мерли как мухи; даже квартирки на Рампарт-стрит были наглухо закрыты, чтобы не впускать тлетворный туман, поднимающийся по ночам от реки. Театр пустовал, а прославленные квартеронские балы были отменены, пока жизнь в городе замерла.
– Будь на то моя воля, я бы не притащила тебя сюда в это время года, – озабоченно твердила Инес Марисе. – Но мне необходимо побывать в банке и кое-что подкупить. Я уже переболела лихорадкой, тебе же лучше не покидать корабль. По крайней мере вокруг него проточная, а не стоячая вода.
Ее белая кожа лоснилась от пота. Впрочем, она в отличие от Марисы привыкла к жаре. Даже Лали увяла, и цветастый платок, которым она неизменно обматывала голову, уже не скрипел от крахмала, а выглядел линялой тряпкой.
Шляпа с полями козырьком казалась Марисе стальным обручем, подбородок и шея зудели от шелковых лент, удерживавших на месте постылый головной убор. Груз волос, намокших от пота, и то сделался невыносимым.
– Лучше повяжи голову платком по примеру Лали или ходи под зонтиком, как я, – советовала Инес.
Одна она не обращала внимания на жару. Несмотря на взаимную неприязнь, загнанную внутрь, но продолжавшую теплиться, Мариса не могла не завидовать мачехе. Инес в любой ситуации сохраняла собственное лицо. Ее никогда не покидало высокомерие.
– Ты спустишься со мной на берег? Мы вернемся до наступления темноты.
Марисе очень хотелось познакомиться с Новым Орлеаном, но с реки город выглядел полумертвым, задыхающимся от влаги и нехватки воздуха под нещадными солнечными лучами. Ей не хотелось признаваться Инес в своей слабости, но нестерпимая жара лишила ее последних сил. Она беспомощно покачала головой.
– Лучше я останусь и полежу. Придется отложить Новый Орлеан до другого раза.
Но стоило ей лечь и позволить Лали задвинуть полог, как стало совсем невмоготу. Успев догадаться, что заразилась лихорадкой, вызывавшей у всех панический ужас, она погрузилась в тяжелый сон.
Время от времени она просыпалась и ловила себя на том, что не знает, где находится. Затем ее снова убаюкивало легкое покачивание корабля.
Лали помогла госпоже снять все, кроме сорочки, от которой она избавилась самостоятельно. От влажной жары руки и ноги налились свинцом, марлевый полог казался сводом тесной тюремной камеры. Она погружалась в причудливые, тревожные сны. Инес в ее снах возвращалась из города вместе с коренастым краснолицым господином, сгибающимся под грузом бумаг. Они остановились над ней. Она хотела было возмутиться, забилась под пологом, но марля набилась ей в рот, застила глаза… Потом полог превратился в море песка, ставшее ее могилой. Высоко над ней возвышались сапоги, и она знала, что ее попирает ногами хмурый Доминик – такой, каким она видела его в последний раз.
Она проснулась от нестерпимой головной боли и невыносимого жжения в горле и во рту. Корабль опять пришел в движение, и Лали, напуганная состоянием госпожи, отпаивая ее лимонным соком, шепотом сообщила, что Инес вернулась; они переплывут реку и перейдут в лодки, чтобы преодолеть небольшое расстояние по рукавам в речной дельте.
– Мы высадимся на «Конграсиа». Несколько миль посуху – и мы дома.


На пристани их поджидал управляющий – долговязый необщительный американец, отдававший предпочтение только Инес. Он сидел рядом с ней, наклонив голову и тихо рассказывая о чем-то. Мариса была так измучена, что весь остаток пути проделала с закрытыми глазами. Предоставив Инес заботы о делах, она мечтала только о горячей ванне и свежих простынях.
Лали сидела притихшая как мышка. Несмотря на усталость, Мариса не могла не думать о том, каково ей возвращаться в места, напоминающие о прежней жизни, о белом папаше, который не удосужился предоставить свободу дочери, прежде чем отправиться на тот свет… Любил ли он дочь, думал ли о ее будущем?
Даже Инес была непривычно молчалива и лишь изредка обращалась к падчерице. Мариса услышала о раскинувшихся на многие мили плантациях сахарного тростника, сахарном заводе, складах, невольничьем поселке. Во всех окнах в этот поздний час уже зажгли масляные лампы и свечи.
От пристани до самого дома тянулась ухоженная аллея с дубами и кипарисами по краям. Дом представлял собой образчик распространенного в этих краях франко-испанского стиля: черепичная крыша, розовато-серебристые кирпичные стены, дорические колонны, подпирающие изящную галерею. Однако, несмотря на всю грациозность этого строения, мать Марисы предпочла здесь не задерживаться. Потом сюда явилась новобрачная Инес, чтобы взять в свои цепкие руки бразды правления. Впрочем, Инес с младенчества привыкла к подобной жизни: недаром плантация ее отца соседствовала с «Конграсиа». Как долго были знакомы очаровательная и волевая Инес и стареющий Андрес де Кастельянос, от которого сбежала прежняя жена? Когда он впервые усомнился в верности молодой жены: когда она под разными предлогами зачастила в Новый Орлеан или когда его привезли сюда после дуэли?
Первые впечатления Марисы были противоречивы. В призрачном свете долгих сумерек все выглядело необычно. К тому же она смертельно устала. Завтра и в последующие дни она постарается упорядочить свои впечатления.
– Это и есть «Конграсиа». Красиво, не правда ли? – В голосе Инес, развернувшей лошадь, чтобы остановиться рядом с каретой, прозвучали горделивые нотки.
Управляющий по фамилии Деккер щелкнул пальцами, и к остановившейся карете подбежали усердные рабы. Одни схватили под уздцы лошадей, другие принялись разгружать тяжелые сундуки, доставленные в открытом фургоне. Согбенный раб помог Инес спешиться. Она со смехом погладила его по седым волосам, как собачонку.
– Как поживаешь, Хуан? – осведомилась она по-испански. – Все ли приведено в порядок, как я просила в своем письме, отправленном из Нэтчеза? Дом прибран, ковры выбиты, полы натерты?
– Все, как вы приказывали, донья Инес, – почтительно ответил старый слуга, подобострастно кивая головой.
Мариса, о которой забыли в поднявшейся суматохе, пожала плечами, откинула щеколду и без посторонней помощи выбралась из кареты, сопровождаемая Лали.
Подвешенные на шестах фонари освещали двор. В распахнутых дверях дома стояли навытяжку слуги. Поднимаясь по белым ступенькам, Мариса заметила, как сверкают полы и как пылает огромная бронзовая люстра с бесчисленными свечами.
Так вот она какая, плантация «Конграсиа», где она могла бы провести все свое детство и юность! Огромный кирпичный дом под красной черепицей, с натертыми полами из кипарисовых досок гордо и надменно возвышался посреди диких плодородных пространств. Отец возвел его для жены, не пожелавшей здесь жить, и для многочисленной семьи, которой он так и не обзавелся, и под конец жизни завещал все это ей, своей единственной дочери. Почему наследницей не стала Инес, которая сумела бы как следует распорядиться огромным наследством?
До ее ушей долетели негромкие слова Инес:
– Как хорошо вернуться домой!
Мариса знала, что, говоря это, мачеха потягивается, как кошка. Сможет ли она сама считать «Конграсиа» своим домом?
Не отстававшая от нее Лали тихонько произнесла:
– Мэм?
Взгляд Марисы упал на дряхлую старуху, появившуюся из-за дома и опиравшуюся на палку. Одетая, как остальные рабыни, в пестрое ситцевое платье и белый фартук, она держала голову не по положению горделиво. У нее был прямой нос и морщинистая физиономия цвета бледного кофе. Седые волосы, выбивающиеся из-под небрежно повязанного платка, почти не курчавились.
– Я слышала, как вы едете. Значит, вы вернулись, госпожа?
– Вернулась, как обещала. Взгляни, кого я тебе привезла, тетушка Сесиль!
Мариса с любопытством наблюдала за старухой, к которой Инес обращалась с несвойственной ей почтительностью. Внезапно ей показалось, что время и все вокруг замерло: крики рабов повисли в воздухе, деловитый шум смолк. Тетушка Сесиль наклонила голову и проворчала с фамильярностью старой служанки, пользующейся безоговорочным хозяйским доверием:
– Кого еще вы там привезли? Новенького? Или я его знаю?
Мариса заметила, как двое мужчин в темной одежде, появившиеся в дверях, замерли на месте, наблюдая за старухой, неторопливо поворачивающей голову и устремляющей на нее любопытный взгляд. Мариса как загипнотизированная сделала шаг вперед, чтобы свет фонаря освещал ее лицо и волосы. Зачем она так поступила? Не догадалась ли она, что ей устроена проверка, что Инес… Какая нелепость! Неужели Инес подозревает в ней самозванку? Как такая дряхлая старуха сумеет опознать ее, покинувшую «Конграсиа» в раннем детстве?
Лицо тетушки Сесиль покрылось густой сетью морщинок, губы затряслись, она пошатнулась.
– Деточка моя! – крикнула она надтреснутым голосом, и по ее щекам потекли слезы. – Слава Богу! Моя деточка вернулась ко мне!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь во имя любви - Роджерс Розмари



кому понравилось любовь сладка любовь безумна и в плену желания,понравится и этот роман.вроде как 3 книга этой серии.правда 1-любовь сладка= шедевр,а это так пародия на шедевр.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмаривика
5.12.2011, 0.51





Слабовато и очень затянуто...гл. героиня под конец так вообще из невинного ангелочка превратилась в шлюху....не люблю такие перемены... ну бывает конечно, но не до такой же степени, да и гл. герой не понятно чего хочет/////в общем 7+
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАнастасия
8.05.2012, 22.57





Какая исключительно отвратная мерзость!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариМарьяна
26.07.2012, 18.23





Просто потрясающая книга.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.29





Действительно затянут роман. Ггероиня представляется в роли падшей женщины. Ггерой несколько раз насиловал Марису, а она все равно его любит. Фигня, не очень удался роман у автора. 6/10
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАмериканка
25.06.2013, 11.25





Не понравилась книга ((
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАйка
11.10.2013, 21.35





Ггй не вызывает сочувствия. Книга о внутреннем и физическом аде. Только он сам выбрал этот ад, а ггню нвсильно с собой затащил . Надо было закончить тем, что ггой умер, она осталась с турком, а сына, когда подрос бы, в англию за законным тмтулом отправила. В общем, впечатлительным не читать.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
16.10.2013, 8.05





Занимательно
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариСветлана
16.01.2014, 22.38





А мне понравилось очень. В книгах я люблю прежде всего сюжет. А этот сюжет был интересен. Я ставлю ему 10.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариБелла
28.06.2014, 11.44





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





очень необычный сюжет. под конец я сама так напряглась от переживаний за героев со мной такое редко бывает.после прочтения сказала себе офигеть вот это развязка!!!!вообщем мне очень понравилось rnне шаблонно ,ново.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
12.10.2015, 0.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100