Читать онлайн Ложь во имя любви, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 42 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь во имя любви - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ложь во имя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 42

Встававшее из-за утесов солнце согревало Марисе ноги. Она вспоминала времена, когда ездила верхом не по-женски, а как мужчина, выдавая себя за юного янычара, спутника Камила. Ужасно, что дамская одежда обрекает женщину сидеть в седле боком, а не по-настоящему, как только и можно скакать во весь опор! Впрочем, в это утро у нее были и более серьезные основания для переживаний.
Ранним утром можно было только догадываться, какое пекло будет в разгар дня. Река все еще оставалась укутанной густым туманом, казавшимся желтой маслянистой пленкой на ленивой воде.
«Нэтчез-под-холмом» только сейчас отходил ко сну после ночных неистовств, но здесь, на возвышенности, в бесчисленных каплях росы на влажной траве и на покрытых мхом стволах столетних деревьев уже отражалось солнце.
Лали была до смерти напугана настойчивым желанием госпожи прогуляться в одиночку, однако рабская вымуштрованность не позволила ей ослушаться недвусмысленного приказания; столь же безропотно подчинился приказу негр-конюх, приведший оседланную лошадь. Рабы не имеют права сомневаться в приказах и оспаривать их; однако Мариса была всего лишь пленницей обстоятельств, разве что имела собственную голову на плечах и волю поступать по-своему.
«Что же делать? – раздумывала она. – А почему, собственно, я так испугалась его присутствия?» Ей скоро предстоял отъезд в Луизиану, на плантацию «Конграсиа». Мариса совершенно не помнила своей родины. Самые ранние ее воспоминания были связаны с Мартиникой и домом деда. Ей вовсе не хотелось в Луизиану, но теперь, когда до плантации было рукой подать, она собиралась испить эту чашу до дна. Этого ожидал от нее дядя, но было ли это единственной причиной? Не обошлось здесь и без неприязни к злобной молодой мачехе.
Мариса ослабила поводья и погрузилась в размышления. Опомнилась она, только когда оказалась в совершенно незнакомом месте. Далеко позади остались утесы над рекой. Чтобы вернуться, ей надо будет всего лишь развернуть лошадь и забрать влево, где зеленела роща. Как же все-таки неудобно ездить верхом в дамском наряде!
Ее руки в перчатках опять натянули поводья; в следующее мгновение лошадь вскинула голову и тихонько заржала. На округлом холме, поросшем травкой, прямо у Марисы на пути, показался всадник. Солнце ярко освещало обоих. Серый в яблоках жеребец выглядел таким же диким и опасным, как и его сероглазый наездник…
Старый имам, посвящавший ее в таинства ислама, твердил о роке. Этим утром она уже успела вспомнить те времена, поэтому отвергла мысль о бегстве, а гордо выпрямилась в седле, поджидая всадника.
– Ты находишься в чужих владениях. Что ты здесь делаешь одна в такую рань?
Только сейчас она поняла, что земли Балтиморов примыкают к землям, купленным ее отцом в подарок молодой жене. Вполне естественно, что он гостит у родителей своей невесты…
Вздернув подбородок, она ответила довольно язвительно:
– Разве это твои земли? Кстати, где же твоя невинная малютка Джейн? Я хотела побыть одна, но если оказалась на чужих землях, то с радостью поверну назад. – Она не удержалась и ехидно добавила: – Лично я ни перед кем не отчитываюсь за свои поступки!
– Значит, Педро Ортеге пора тебя взнуздать, – грубо ответил он, подъезжая к ней.
Ей стало страшно. Она не испытывала к нему ни малейшего доверия, а только ненависть. Сейчас ему выдалась прекрасная возможность навсегда от нее избавиться. Вокруг не было ни души; если лошадь сбросит ее с утеса в реку, все только разведут руками: несчастный случай…
Доминик Челленджер, известный прежде как герцог Ройс и капитан-капер, обладал непревзойденным талантом сметать все преграды на своем пути. Почему он должен делать для нее исключение?
Мариса не сводила с него глаз и так судорожно натягивала поводья, что лошадь под ней гарцевала и всхрапывала, взволнованная приближением жеребца.
– Тебя никто не предупредил, что здесь опасно показываться одной? Головорезы из-под холма нередко спасаются здесь от речных туманов. Здесь хорошо трезветь и нападать на беззащитных – вроде тебя. – Он подъехал так близко, что она увидела его презрительную гримасу. – Или тебя забавляет риск?
Он выглядел теперь гораздо более устрашающим, безжалостным, опасным, чем когда-либо прежде. В этом по-прежнему девственно-диком краю он был на своем месте. Его коричневые кожаные бриджи были заправлены в высокие сапоги, шелковая рубашка небрежно распахнута на груди, из-за широкого пояса торчала рукоять пистолета.
Опасливо поглядев на него и облизнув внезапно пересохшие губы, Мариса проговорила:
– Почему бы тебе не убраться с моей дороги и не дать мне уйти? Здесь единственная угроза для меня – ты!
Он усмехнулся:
– Уж не решила ли ты, что меня может соблазнить мысль разделаться с тобой? Скажем, сбросить в реку или пристрелить? Все произошло бы без свидетелей…
Она невольно отпрянула назад.
– Осторожно, menina! – воскликнул он. – Или ты решила все сделать сама, избавив меня от лишних хлопот?
Думая только о своем спасении, она забыла об обрыве, на краю которого остановилась. Его ехидное напоминание заставило ее судорожно натянуть поводья. Вместо того чтобы замереть на месте, ее лошадь попятилась.
Выругавшись, он за одно мгновение преодолел разделявшее их расстояние и вцепился стальными пальцами в ее руку. Нервная лошадь Марисы застыла как вкопанная.
Теперь его бедро прикасалось к ее телу. Он снова выругался, видя, как отчаянно она пытается высвободиться.
– Черт бы тебя побрал! Видимо, смерть для тебя предпочтительнее моего прикосновения. Окажись на моем месте любой другой, ты мгновенно упала бы в его объятия.
Его сердитые серые глаза были теперь так близко, что она различала черные зрачки.
– И ты еще смеешь меня за это осуждать? – не выдержала она. – Ты надругался надо мной, чтобы потом всю жизнь только и делать, что винить меня за содеянное тобой же. Ты всегда держал наготове град обвинений! Чего тебе надо теперь – мести? За то, что я предпочитала других мужчин, которым ты в подметки не годишься по части внимательности и предупредительности?
Он вырвал у нее из рук поводья, заставив пригнуться к лошадиной гриве, чтобы не потерять равновесия. Его занесенная рука, мелькнув на фоне синего неба, обрушилась на ее лицо с такой силой, что она не смогла сдержать слез. Никто – ни мужчина, ни женщина – никогда еще с ней так не обращался! На мгновение у нее онемело все лицо, потом щека вспыхнула огнем. Едва не теряя сознание от боли и оскорбления, она ощутила вкус крови, выступившей на рассеченной губе. Она не успела издать ни звука: он стащил ее с лошади и вцепился стальными пальцами ей в плечи.
По ее лицу текли непрошеные слезы. На пылающей щеке, уже начавшей синеть, проступал как клеймо отпечаток его пятерни. Борясь с ним, она пыталась собраться с мыслями. Он ударил ее, едва не оглушил. Что в таком случае помешало ему ее прикончить?
Сама того не сознавая, она задавала этот вопрос вслух вперемежку с рыданиями и в конце концов добилась от него ответа.
– Мне следовало сделать это раньше. Кто-то должен был привести тебя в чувство – если, конечно, не все твои чувства помещаются у тебя между ног.
Она стала колотить его кулаками, но он, легко отбросив ее руки, ударил еще раз, но уже гораздо слабее и без того неистовства. Но и этого хватило, чтобы у нее из глаз хлынули новые фонтаны слез.
– Не смей! Отпусти! Дикарь! Зверь!
Он еще сильнее сжал ей плечи и швырнул ее в высокую влажную траву.
– Ты ожидала, что я тебя прикончу? Но я поступлю проще. Это вам более знакомо, миледи. – Он определенно передразнивал ее обращение «милорд»; казалось, с тех пор минули не годы, а столетия… Мариса следила распухшими глазами, как он расстегивает ремень. – Мне давно надо было с тобой расквитаться, – хрипло прошептал он и придавил ее к земле, запустив пальцы в ее спутанные волосы и накрывая ртом ее рот, чтобы заглушить вопль боли и негодования. Он так надолго перекрыл ей дыхание, что она прекратила свое жалкое сопротивление, сводившееся к граду ударов по его могучим плечам. Он задрал ей подол, разорвал ее тонкое белье и ворвался в нее с неистовством, перед которым померкла сила его пощечины.
Словно зверек, угодивший в силки, она боролась за свободу и право дышать, извиваясь всем телом под его сокрушительной тяжестью, пока не стало ясно, что он все равно ее не отпустит. Прекратив сопротивление, она смежила набухшие от слез веки.
Стоило ей перестать противиться насилию, как она почувствовала, что он подчинил себе не только ее волю, но и тело. Как только из головы улетучились мысли, ее безжизненное тело воспрянуло и стало отзываться на его телесный порыв. Это стало для него сладостным сюрпризом.
Бархатное платье для верховой езды намокло от росы. Его руки нашарили под тонкой рубашкой ее грудь, рот оторвался от ее рта и принялся осыпать поцелуями залитые слезами щеки.
То, что происходило сейчас между ними, было неизбежно. Им уже ни до чего не было дела, они перестали опасаться, что к ним может подойти кто угодно, даже недруг, тем более что две оседланные лошади, щиплющие траву, привлекли бы внимание любого. Их не интересовали такие мелочи. Жар солнца, поднимающегося с каждым мгновением все выше, распалял еще сильнее пожирающий их огонь. Однажды им довелось испытать нечто очень похожее. Это произошло у ручья в заросшем парке виллы на парижской окраине. Но и тогда все завершилось обидой и ссорой. Вернувшись к действительности, Мариса все вспомнила, и ее тело, столь страстно отдававшееся любви всего мгновение назад, снова превратилось в камень.
Доминик, словно пожалев одновременно с ней о непрошеной вспышке страсти, упал навзничь и замер. Ничто, кроме учащенного дыхания, не говорило теперь о предшествующих мгновениях страсти.
Марисе следовало бы поскорее привести себя в порядок и выказать столько же безразличия, сколько было сейчас у него; однако она не могла шевельнуться. Своей слабостью она доказала правоту всех его безжалостных речей и мыслей о ней. Утолив свою жажду, он преспокойно отодвинулся и лежал теперь, как насытившееся животное, даже не глядя в ее сторону. Изголодавшееся по любви тело предало ее, но она была полна решимости отыграться, призвав на подмогу силу духа.
Стискивая зубы, она придала своему голосу нарочито ленивый тон:
– Ммм… Взяла бы и уснула прямо здесь! Но не дай Бог на нас набредет твоя невеста или ее родители. А вдруг Педро отправится на поиски? Не соблаговолишь ли застегнуть на мне пуговицы и крючки, mon cher?
type="note" l:href="#n_26">[26]
Я не привыкла сама одеваться после того, как меня разденут.
На сей раз она не без удовольствия заметила, что ее слова стали для него ударом. Его оскорбительного мужского самодовольства как не бывало. Он раздосадованно прищурился и сел, пристально глядя на нее и не веря своим ушам. Пусть глядит! Самое худшее он уже над ней совершил, и ей меньше всего хотелось показать ему свою униженность. Даже под страхом смерти она не откроет ему правду!
– Доминик? – Она намеренно назвала его по имени, следя за выражением его лица. Он затаил дыхание. Она двинулась дальше: – Ты мне поможешь? Клянусь, я не в состоянии шевельнуть даже пальцем, настолько изнемогаю! Или ты собираешься продержать меня здесь в таком виде целый день?
Мариса явно переборщила, потому что он грозно навис над ней, вдавив ее плечи в мягкую траву.
– Порой я забываю, какое у тебя мерзкое сердечко! Но забвение длится недолго. – Он наклонил голову и провел языком сначала по одному, потом по другому затвердевшему соску. Она содрогнулась, затаив дыхание. – Видишь, как нетрудно тебя завести, ma petite! Я бы не возражал, чтобы ты весь день провалялась кверху лапками, как тебе и полагается. Но ты сама сказала, что так не годится. Ни твой жених, ни моя невеста этого не поняли бы. Нам лучше разбежаться – по крайней мере до поры до времени. Если тебе опять захочется приключений, ты всегда можешь переправить мне записочку в таверну «Баранья голова» в Нэтчезе – под холмом, разумеется.
– Выродок! – обозвала она его, не подумав.
Легонько зажав ей рот, он стал приводить в порядок ее одежду, не произнося при этом ни слова. Он даже помог ей забраться на лошадь и со смехом увернулся, когда она попыталась достать его носком туфельки.
– Надеюсь, ты обведешь вокруг пальца жениха достоверным рассказом, ma chere, – напутствовал он ее, отпуская на все четыре стороны, лишив гордости и самообладания.
Она без оглядки поскакала прочь. Доминик смотрел ей вслед, широко расставив ноги и поглаживая шею своему серому жеребцу, как гладил недавно ее, заставляя забыть обо всем, кроме его рук, губ и горящего страстью тела…
«Ему-то будет нетрудно объясниться, если кто-то вообще потребует от него объяснений!..» – с горечью размышляла Мариса, подъезжая к дому, где все уже поднялись и дожидались ее. Она небрежно бросила поводья конюху, застывшему у крыльца, и, изображая холодное безразличие, вошла в дом. Уж не наблюдают ли за ней сквозь щели в ставнях?
Вопреки желаниям она тут же столкнулась с багровым от негодования Педро и его бесстрастной, еле скрывающей улыбку торжества кузиной. Педро схватил Марису за руку и затащил в столовую, где был накрыт для завтрака стол на три персоны.
– Где вы пропадали? Вы, конечно, договорились об этом заранее? Можете не отвечать. Ваш вид говорит сам за себя. Это лицо, глаза, прическа… А платье? Мятое и грязное! Есть ли у вас хоть капля стыда? Где вы были? Где назначили встречу?
Мариса вырвала руку и с независимым выражением лица отошла в противоположный угол комнаты.
– Вы забываетесь, сеньор! Мои поступки, истинные и мнимые, вас не касаются. Я не обязана держать отчет ни перед вами, ни перед кем-либо еще.
– Браво! – негромко произнесла, к ее удивлению, Инес с кресла у окна.
Мариса непонимающе оглянулась на нее, однако неуемный Педро не собирался оставлять ее в покое.
– Что вы хотите этим сказать? Вчера вы обещали стать моей невестой. Я вправе знать, чем вы занимаетесь!
– Не далее как вчера я предупредила вас об испытательном сроке, а также, если припомните, о своей независимости. Так вот, мне не нравится, когда меня допрашивают. Освобождаю вас, сеньор, от вашего любезного предложения. Вы более не несете ответственности за меня и мои поступки. Я снимаю с вас этот груз!
Ошеломленный, Педро Ортега утратил дар речи. Он разинул рот как рыба на берегу и вытаращил глаза на негодницу, осмелившуюся отказать ему в праве на благородный гнев. Мариса попробовала прошмыгнуть мимо него, гордо вздернув подбородок, но он поймал ее за руку. Теперь его голос дрожал от нешуточной злобы:
– Будьте вы прокляты! Вам не удастся так легко отсюда улизнуть, чтобы щеголять своим бесстыдством перед рабами! Или вы забыли, что я за вас отвечаю? Придется вам объяснить мне и донье Инес, где вы провели утро и чем занимались.
– Оставьте меня! – крикнула она, грозно сверкая глазами. – Вы не имеете права ко мне прикасаться! Я вам никто, слышите?
Он только сейчас заметил кровоподтек у нее на щеке и довольно ощутимо встряхнул ее.
– Судя по всему, кто-то все же имеет на вас права! Что произошло? Неужели вы сделали вид, что сопротивляетесь, и ему пришлось вас усмирять? Неужели вам требуется именно такое обращение, чтобы превратиться в настоящую женщину?
Он перешел на крик, не заглушавший, однако, негромкого смеха Инес. Один кошмар сменился другим. Сначала Доминик, обошедшийся с ней как с портовой шлюхой, а теперь Педро, запоздало решивший выступить в роли сурового опекуна…
– Если вы сейчас же меня не отпустите, я закричу! И буду кричать до тех пор, пока вы не одумаетесь. Можете потом объясняться, сколько хотите!
– Ах ты… – начал он, наливаясь кровью.
Мариса испугалась, что он ее ударит, но ее спасло от расправы вмешательство доньи Инес, тихо сказавшей:
– Не смей, Педро! Por Dios, ты с ума сошел? Разве ты не видишь, что у бедняжки истерика? – Инес встала и решительно взяла Педро за рукав. Сладкий голосок зазвучал неожиданно твердо: – Лучше оставь ее со мной. Тебе понятно, кузен? О некоторых вещах женщина способна откровенно разговаривать только с другой женщиной. Если Марису… обидели, ты не поможешь делу криком. Так что покинь нас. Ты поступишь разумно, если прогонишь слуг, которые сейчас наверняка подслушивают в коридоре. Сам знаешь, как рабы любят посплетничать!
Инес вряд ли могла выступить в роли союзницы, но сейчас ее внезапный выпад не мог не принести Марисе облегчения. Силы ее были на пределе.
– Кажется, тебе не помешает бокал вина. Напрасно ты так подозрительно на меня смотришь: я избавилась от Педро не потому, что пожалела тебя. Просто защитницей обиженных здесь выступаю я. А ты повела себя крайне глупо. Надо придумать историю, объясняющую твой… предосудительный вид.
Мариса машинально приняла из рук мачехи бокал. Ее зубы застучали о хрусталь. Она воинственно осушила бокал, но Инес тотчас снова наполнила его из серебряного кубка. Усевшись за столик напротив Марисы, она наклонилась к ней.
– Начнем. Как ты уже могла сообразить, подругами нам с тобой не быть. Но здесь не Франция и даже не Англия. Тебе придется научиться вести себя осмотрительно. – Не дожидаясь ответа Марисы, Инес продолжала своим мурлыкающим голоском: – Тебе ни в коем случае не следовало ездить кататься одной. Смотри не повторяй этой ошибки! Теперь ты, наверное, понимаешь, какому риску подвергалась. Несколько минут назад ты грозила, что закричишь. Кричать надо было тогда, если ты хотела сохранить свою репутацию. Здешний мир принадлежит мужчинам. Что бы они ни разыгрывали – сочувствие, даже негодование, – втайне все они уверены, что женщина, разъезжающая одна, либо отправилась на свидание, либо жаждет подвергнуться нападению, каковое, судя по всему, навлекла на себя ты. Как видишь, я называю вещи своими именами. Нам придется все это замять, если ты хочешь, чтобы тебя и впредь принимали в обществе.
Вино, которое Мариса так опрометчиво выпила, ударило ей в голову, и она вспомнила, что со вчерашнего дня у нее во рту не было маковой росинки. Ломило руки и ноги, щека горела огнем. Еще немного, и она уронила бы голову на стол, разразившись рыданиями. Однако подобную слабость ни в коем случае нельзя было себе позволить в присутствии Инес, наблюдавшей за ней своими зоркими кошачьими глазами…
Вместо того чтобы расплакаться, Мариса поджала губы и, прищурившись, устремила на Инес дерзкий взгляд:
– Я понимаю, что допустила неосторожность. Больше такого не случится.
«Неудивительно, что Доминик вел себя так самоуверенно! – мелькнуло у нее в голове. – Это уже вошло у него в привычку, и он не опасается последствий. Его бедняжку-невесту можно только пожалеть. Но напрасно он воображает, что ему сойдет с рук обращение со мной как со шлюхой! Я заставлю его об этом пожалеть!»
Инес приподняла бровь, удивленная столь быстрым отступлением падчерицы, но та закончила тихо и серьезно:
– Впредь я буду следовать вашему примеру, соблюдая крайнюю осмотрительность и осторожность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь во имя любви - Роджерс Розмари



кому понравилось любовь сладка любовь безумна и в плену желания,понравится и этот роман.вроде как 3 книга этой серии.правда 1-любовь сладка= шедевр,а это так пародия на шедевр.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмаривика
5.12.2011, 0.51





Слабовато и очень затянуто...гл. героиня под конец так вообще из невинного ангелочка превратилась в шлюху....не люблю такие перемены... ну бывает конечно, но не до такой же степени, да и гл. герой не понятно чего хочет/////в общем 7+
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАнастасия
8.05.2012, 22.57





Какая исключительно отвратная мерзость!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариМарьяна
26.07.2012, 18.23





Просто потрясающая книга.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.29





Действительно затянут роман. Ггероиня представляется в роли падшей женщины. Ггерой несколько раз насиловал Марису, а она все равно его любит. Фигня, не очень удался роман у автора. 6/10
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАмериканка
25.06.2013, 11.25





Не понравилась книга ((
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАйка
11.10.2013, 21.35





Ггй не вызывает сочувствия. Книга о внутреннем и физическом аде. Только он сам выбрал этот ад, а ггню нвсильно с собой затащил . Надо было закончить тем, что ггой умер, она осталась с турком, а сына, когда подрос бы, в англию за законным тмтулом отправила. В общем, впечатлительным не читать.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
16.10.2013, 8.05





Занимательно
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариСветлана
16.01.2014, 22.38





А мне понравилось очень. В книгах я люблю прежде всего сюжет. А этот сюжет был интересен. Я ставлю ему 10.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариБелла
28.06.2014, 11.44





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





очень необычный сюжет. под конец я сама так напряглась от переживаний за героев со мной такое редко бывает.после прочтения сказала себе офигеть вот это развязка!!!!вообщем мне очень понравилось rnне шаблонно ,ново.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
12.10.2015, 0.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100