Читать онлайн Ложь во имя любви, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь во имя любви - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ложь во имя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 38

На другом, французском, корабле Мариса, опершись об ограждение борта, смотрела не мигая на синевато-зеленые волны с венчиками белой пены. Ей казалось, что она провела в море большую часть жизни и должна была давно усвоить урок, согласно которому морские путешествия не сулили ей ничего хорошего, однако снова плыла, на сей раз – в Новую Испанию, к дяде-епископу.
Казалось бы, она описала полный круг и возвращалась к своим корням. Франция императора Наполеона осталась далеко позади вместе с роскошными нарядами и недолгим пребыванием в роли императорской любовницы.
Наполеон оказался далеко не таким нежным и преданным, как Камил, и не предложил ей ничего, кроме сомнительной привилегии – положения его любовницы. Император Франции и почти всей Европы оказался таким же, как большинство мужчин: с одной стороны, боялся, как бы о его слабостях не проведала жена, с другой – жаждал уверений, что столь восхитительного любовника еще не видывал свет.
Возвратившись из Триполи во Францию, Мариса провела месяц в уединении, а потом четыре месяца пребывала возлюбленной Наполеона. Они устали друг от друга почти одновременно, однако благодаря ее здравому смыслу, не позволившему показать ему, насколько ей все надоело, он остался при убеждении, что сам благоразумно прекратил их связь. Привыкший щедро одаривать своих бывших возлюбленных, Наполеон распорядился осыпать ее деньгами и предоставить в ее распоряжение восхитительный гардероб, драгоценности и эскорт до самой Кубы.
«Он по крайней мере красиво избавляется от бывших любовниц», – с горечью думала Мариса, стараясь не вспоминать Камила и гадая, что ожидает ее в будущем.
Она была молода. Благодаря обретенной ею женственной округлости мужчины наперебой твердили ей, насколько она хороша собой, но все эти слова неизменно были предлогом, чтобы забраться к ней в постель. Это утомило ее до крайности. «Все мужчины одинаковы», – думала она, подозревая, что образ ее мыслей все больше смахивает на образ мыслей последней потаскухи. Неужели она действительно пала так низко?
За бортом проносились волны, причудливо менявшие оттенки, – то темно-синие, то бирюзовые, то светло-зеленые. Суждено ли ей снова быть окруженной трогательной заботой? Она преднамеренно избрала этот путь, когда прочла долго дожидавшееся ее письмо дядюшки. Ей грезился новый успех в жизни. Она нуждалась именно в этом, хотя многое уже нельзя было изменить, многие воспоминания навсегда отравили ее память.
Ее настроение оставалось прежним, даже когда корабль, счастливо избегнув столкновения с британскими и американскими канонерками, пришвартовался в гаванском порту. Путешествие получилось захватывающим, если только подобные испытания способны захватить воображение; Мариса неоднократно прощалась с жизнью, готовясь опуститься на океанское дно, и пыталась собраться с силами, чтобы достойно встретить незавидную участь пленницы и выжить. Она почти уступила назойливым ухаживаниям капитана, мужчины средних лет, которому очень хотелось похвастаться знакомым, что он побывал в постели бывшей любовницы самого императора. Она кокетничала с ним напропалую, однако в последний момент опомнилась и сказала себе, что еще не настолько опустилась, чтобы заводить любовников потехи ради. Чтобы не нанести удар по самолюбию капитана де Виньи, она сказала со вздохом, потупив глазки, что еще не забыла их общего повелителя, французского императора.
«Единственно разумный выход!» – решительно сказала себе Мариса. Она твердила про себя те же слова, когда ступила на мостки в черном шелковом платье с высоким воротом, обтягивавшем как перчатка ее стройную фигурку, и, сойдя на каменный пирс, протянувшийся в синеву гаванской гавани как указующий перст, почувствовала нестерпимую жару, услышала оглушительный гвалт и жужжание бесчисленных мух.
– Вы уверены, что вас встречают, мадам? – Капитан де Виньи поднес к носу надушенный платок. – Готов поклясться, что эти бананы сгнили еще в прошлом месяце! Сумасшедшее местечко! Если здесь не окажется ваших друзей, я с радостью доставлю вас на Мартинику. Очень не хотелось бы оставлять вас одну в этом аду.
– Уверена, что дядя встретит меня сам или кого-нибудь пришлет за мной.
Модная шляпка спасала лицо Марисы от солнечных ожогов, зато коротко подстриженные волосы сразу взмокли от пота. В такую жару следовало бы одеться полегче. Однако, заметив откровенные взгляды черноглазых испанцев, она решила, что поступила правильно, избрав для высадки на кубинский берег весьма строгий наряд.
– Мои люди выгружают ваш багаж, – пробормотал де Виньи, прикасаясь к руке Марисы. – Подождем, пока все ваши вещи будут доставлены на берег. Я вынужден защитить вас от этих неистовых испанцев, так и рвущихся растерзать вашу хрупкую красоту. Хорошо, что вы спустились на берег со мной. Ну и местечко! Какая уйма чернокожих – полагаю, это все рабы? Испанцы умеют по крайней мере держать их в узде. Жаль, что мы не успели так же поставить дело в Санто-Доминго: я слышал, что там один из них провозгласил себя императором! Супруг принцессы Паулины, генерал Леклерк, умер там от желтой лихорадки. Надеюсь, вы проявите осмотрительность.
Она была благодарна ему за болтовню, дававшую ей время оглядеть толпу. Если дядя лично явится ее встретить, то узнает ли она его? Она совершенно его не помнила. Возможно, он похож на ее отца?..
В следующую минуту к пристани подкатила закрытая карета. Толпа расступилась.
– Сам губернатор! Генерал-капитан!
Услышав эти пробежавшие по толпе слова, Мариса с любопытством подняла глаза. Тот же титул носил в свое время ее отец, проявивший впоследствии интерес к приключениям, опасным путешествиям, открытию новых земель и многочисленным изменам своей супруге.
Карета, окруженная конной стражей, остановилась. Чернокожие мальчишки с круглыми от страха глазенками схватили лошадей под уздцы.
– Какая честь! – проговорил капитан де Виньи с отшлифованной великосветской интонацией. Тем не менее он склонился в низком поклоне, когда губернатор выбрался из кареты, держа в руке шляпу с перьями, огляделся и остановил взгляд на прибывших. Бросив что-то вполголоса священнику в строгой рясе, вышедшему из кареты следом за ним, он почтительно наклонил голову.
Мариса увидела синие, в точности как у ее отца глаза и вскрикнула от радости. Невольно сделав шаг вперед, она остановилась, борясь с замешательством и стыдом. Машинально убрав со лба мокрые от пота волосы, она сняла шляпку. Синие глаза смотрели проницательно и одобрительно.
Мариса вспомнила печальную испанскую малагенью, и ее глаза наполнились слезами. Дядя направился к ней пружинистым, как у юноши, шагом. Кардинал-архиепископ Новой Испании носил одежду простого монаха, но его вид и осанка свидетельствовали о незаурядности его личности и положения. За ним двинулся в сопровождении вооруженной охраны губернатор Кубы Конде Агильро.
– Вы – Мария, моя племянница? На меня смотрят глаза вашей матери.
Она хотела было упасть на колени, вспомнив монастырскую привычку, но он удержал ее, заключив в объятия.
– Моя маленькая племянница, мечтавшая стать монахиней! Как же мне тебя называть? Марисой, как тебя называла мать? Монахине такое имя не подходит, но тебе – в самый раз. Запомни одно: что бы с тобой ни произошло, куда бы тебя ни заводило твое упорство, теперь ты здесь. Отдохни, дитя мое, и постарайся выбросить из памяти все неприятные воспоминания.
Ее пристанищем стала резиденция губернатора. Де Виньи удалился, и Мариса, собрав волю в кулак, исповедалась дядюшке. К ее удивлению, тот и после этого продолжал одаривать ее любящей улыбкой и даже погладил по преклоненной голове, благословляя.
– Вы не понимаете, монсеньор! Я грешница. Я была так слаба, так…
– Зато ты так молода! Не будешь же ты это оспаривать? Ты жаждешь наказания, которое помогло бы тебе избавиться от груза прошлого? Послушай, племянница: я стар, старше своего брата, твоего отца. Я много повидал на своем веку. Я мог бы наложить на тебя епитимью и обязать ее выполнять, но разве это помогло бы? Нет. Помощь может прийти только от тебя самой. Для начала тебе надо положить конец своему нескончаемому бегству. Разве ты еще не открыла для себя, что бегство сулит только худшие испытания по сравнению с теми, что побудили тебя бежать? Обретение мира в душе – вот первый шаг к спасению.
Суждено ли ей обрести мир и покой, о которых толкует дядюшка? Она исповедалась ему во всех своих грехах, однако, к своему разочарованию, не увидела на его морщинистом, опаленном солнцем лице ни намека на потрясение, даже на простое осуждение. Не вызывало сомнений, что за свою долгую жизнь ему пришлось увидеть и услышать кое-что похуже!
Он согласился взять ее с собой в Новую Испанию, но дожидаться этого предстояло еще два месяца. Живя в губернаторском доме, она никак не могла утолить любопытство его жены и дочерей в отношении ее жизни в Англии и во Франции, в особенности же – в гареме у турка. Ненавидя себя за лицемерие, Мариса всего лишь отвечала на их невинные вопросы насчет последней моды и ее мнения об испанской королеве, которую она мельком видела. Их также интересовал Наполеон, которого она представила красавцем, хранящим верность Жозефине… Что касается ее пленения в Триполи, она призналась, что это было не так уж плохо, к тому же длилось недолго; женщин уже не продают с молотка, как невольниц, и она не могла пожаловаться на обращение…
Какова судьба Камила? Вспоминает ли он о ней? Что стало с Домиником? Она не позволяла себе думать о нем. Есть ли на свете женщина, способная забыть своего первого мужчину? Теперь ей казалось невероятным, что они когда-то были женаты. По словам дяди, церковь не признает гражданского брака. Тем не менее он пообещал устроить официальное расторжение ее брачных уз.
– Доминик стал мусульманином. Мне сказали, что он дал мне развод, как это принято у мусульман.
– Ты сможешь снова выйти замуж, если пожелаешь. Предоставь это мне.
– Я больше не хочу вступать в брак! Лучше бы мне остаться тогда в монастыре или стать монахиней! А нельзя ли это сделать теперь?
– В таких делах нельзя торопиться. У тебя уже есть некоторый опыт. Поживем – увидим. Пока что у тебя есть свои обязанности. Отец оставил тебе земли, за которые ты несешь ответственность. Сначала мы поедем в Новую Испанию, а потом, прежде чем принять окончательное решение, ты должна будешь побывать в Луизиане.
– И познакомиться с мачехой? Неужели это неизбежно? Вы ведь знаете, монсеньор, чего мне больше всего хочется!
Голос архиепископа посуровел:
– Ты поверила мне свое желание, Мариса. Но прежде чем отказаться от мирской жизни, ее надо познать. Сначала получи представление о том, что необходимо знать, а потом делай разумный выбор, основываясь на своем опыте.
Путешествие в Новую Испанию они совершили вдвоем – сначала морем, потом по суше. То были земли, завоеванные Кортесом и его конкистадорами, на которых свирепствовало рабство, сходное с ближневосточным. Несмотря на то что обитательницы гаремов не сидели взаперти, их положение вряд ли было лучше: испанка благородного происхождения сначала ходила в рабынях у своего отца, потом у мужа. Мариса не могла не осуждать эти порядки. Когда она высказала предположение, что они заимствованы у мавров, дядя взглянул на нее с интересом.
– Совершенно верно! – молвил он без тени укоризны. – Именно поэтому я полагаю, что ты еще не готова к монашеству, милая! У тебя пытливый, независимый ум. Сначала дай ему развиться, а уж потом принимай бесповоротное решение.
– Что, если я его уже приняла? – в нетерпении вскричала она.
Он улыбнулся ей как несмышленому дитяти:
– Повторяю, тебе требуется время. Ты еще не обрела внутреннего мира. Монастырь не убежище, а святилище. Надеюсь, со временем ты поймешь, о чем я толкую.
Шли дни, недели, месяцы; постепенно Мариса, сама того не замечая, находила разрешение противоречий, не дававших покоя ее душе, и все больше примирялась с собой. Она и ее дядя много путешествовали, неизменно сопровождаемые воинским отрядом. Она поняла, насколько велика его власть, хотя сам он вел существование скромнейшего крестьянина из глуши, в которую им приходилось забираться. Парижские туалеты Марисы, ее изящное невесомое нижнее белье и драгоценности путешествовали вместе с ней, оставаясь в кованых сундуках. Мариса отпустила волосы, не грустила, что они выгорают на солнце, носила простую одежду и не прятала лицо от палящих лучей, приобретая все более темный загар.
Однажды, когда они, оставив позади часть Новой Испании под названием Мексика, углубились в дикие просторы Техаса, Мариса познакомилась с женой командира маленького испанского форта, недавно родившей мертвого ребенка. Желая успокоить безутешную женщину, плакавшую навзрыд, она тихо сказала:
– Я тоже потеряла ребенка, даже двоих. Правда, в первый раз это был только выкидыш на третьем месяце беременности.
– Вы? – Как ни велико было ее горе, женщина подняла залитое слезами лицо. – Но ведь вы так молоды, на вас не повлияли здешний тяжелый климат и еще более невыносимые условия. Не думала, что вы были замужем.
– Была и остаюсь. – Несмотря на невозмутимость, которую она приобрела, у нее вспыхнули щеки. – Брак оказался несчастливым, – нехотя объяснила Мариса. – Не знаю даже, жив или мертв тот, кто считался моим мужем.
Вернувшись в свою каморку, она долго сидела перед забранным решеткой окном, наблюдая за закатом, окрашивавшим небо в алые, розовые и золотые тона. Давненько она не вспоминала свое прошлое, благо дядя не сделал ни одной попытки вызвать ее на откровенность. Но теперь воспоминания внезапно вырвались на свободу. Каким бы стал ее мальчик, если бы остался жив? Она вспомнила Испанию, Францию, Лондон, океанские волны, беленые домики Туниса, склоненное над ней лицо Камила. Помнит ли он ее, тоскует ли по ней? Тревожится ли о ней тетя Эдме? Она вспомнила серые глаза с серебряным отливом и не могла не задуматься о Доминике. Жив ли этот человек? Наверное, он по-прежнему ненавидит ее.
Забыть, забыть! Этого требовало все ее существо. Она выжила, возродилась к новой жизни, где не было места прошлому.
По дороге под названием Эль-Камино-Реал, видевшей в свое время несметные богатства, они добрались от Мехико до маленького укрепленного городка Сан-Антонио де Бексар. То был форт, какие ей уже доводилось посещать, – крохотная заплатка испанской цивилизации на широком полотне дикости, которое бороздили враждебные индейцы и алчные англосаксы, все чаще переправлявшиеся через реку после продажи Наполеоном огромной Луизианы американцам.
– Мы остановимся на некоторое время здесь, – услышала Мариса от дяди. Он был озабочен, и Мариса знала причину его тревоги: миссии бедствовали, а иногда и переходили под светское управление. После восхождения на испанский трон Карла IV повсюду воцарилось смятение.
Мариса сидела за толстыми стенами, дядя же совершал под охраной военных длительные поездки и порой отсутствовал по многу дней. Порой она наблюдала из окна гордых команчей, приезжавших торговать с испанцами. Иногда они привозили скальпы, чаще – шкуры и свежее мясо; бывало, волокли за собой изможденных пленников, захваченных в набегах на Мексику или в дальних местностях.
Марису не оставляло тихое уныние. Порой она чувствовала себя невольницей, и музыка, под которую танцевали солдаты со своими подружками, вызывала у нее смутную тоску по прежней жизни: балам, яркому свету, головокружительному успеху, ощущению рук кавалера у себя на талии, флирту, интриге…
От жары не спасала даже простая полотняная одежда: Мариса, обливаясь потом, расхаживала взад-вперед по тесной каморке, упрекая себя за непрошеные воспоминания. Нередко она заговаривала с монахинями из маленького монастыря, находя в беседах успокоение. Однако она не переставала изводить себя вопросами о собственном будущем.
На нее все чаще поглядывал молодой испанский офицер с капитанскими эполетами. Иногда он обращался к ней с короткими застенчивыми репликами. У него не было жены, но Мариса не сомневалась, что он, подобно всем испанцам, заброшенным в эту глушь, находит утешение в объятиях индейской красавицы.
Как-то поздним вечером, не сумев уснуть из-за громкой музыки, Мариса накинула шаль и спустилась по винтовой лесенке вниз. Во дворе разносился запах мяса, жаренного на вертеле, причудливо смешанный с запахом дешевых духов, табака и масла, которым смазывали волосы и тело индейцы.
Остановившись в дверях, Мариса стала наблюдать за происходящим. Неистовая музыка напомнила ей музыку испанских цыган с ее заимствованиями у мавров. Она знала, что ей здесь не место, однако дядя не возвращался уже более недели, а без его умиротворяющего присутствия она не могла обрести душевного покоя. «Он прав, я не готова к монастырской жизни, раз меня так волнует простая музыка!» – мелькнула внезапная мысль в голове молодой женщины.
Она уже была готова уйти, когда рядом появился полупьяный солдат. Смеясь, он приобнял ее за талию.
– От кого ты тут прячешься, милашка? Кто ты такая? Кто бы ты ни была, пойдем спляшем. Пошли, не ломайся! Я угощу тебя огненной водой, и ты согреешься.
Он не имел ни малейшего понятия, к кому пристает, она тоже впервые его видела. Но она истосковалась по мужскому обращению, давно не чувствовала себя просто женщиной. Вместо того чтобы вырваться, устроить скандал, Мариса неожиданно для самой себя позволила ему увлечь ее в круг танцующих. Собственно, что дурного в невинном танце? Сбежать она всегда успеет.
В этих краях не знали вальса, однако Мариса была знакома с фигурами фанданго. Она покатывалась со смеху и наслаждалась громкой музыкой, когда на нее упал взгляд испанского капитана. Он сразу узнал ее, и его карие глаза расширились. Он сумел оттеснить в сторону солдатика, а потом отправил его восвояси командирским приказом, заняв его место. Когда музыканты прекратили играть, чтобы передохнуть и промочить горло водкой, капитан Игера взял ее за руки и отвел в сторонку. Его лицо все еще пылало от столь неожиданной встречи.
– Сеньора! Как вы здесь оказались? Это небезопасно…
Она воинственно оглянулась на танцоров и закуталась в кружевную шаль.
– Меня соблазнила музыка. Захотелось потанцевать, снова попасть в людской водоворот, – призналась она и добавила еще более бесстрашно: – Меня научили танцевать севильские цыгане. Я пришла сюда просто взглянуть. Вы меня осуждаете, сеньор?
– Вам отлично известно, что это не так! Я питаю к вам глубочайшее уважение, сеньора. Но если о случившемся станет известно вашему дяде или монахиням, которым он вас поручил… Лучше возвращайтесь к себе, сеньора. Мои солдаты слишком пьяны. Сами видите, с какими особами они привыкли якшаться. Прошу вас, позвольте мне вас проводить.
Он убрал руки, но она успела почувствовать, как они дрожат. В сумерках его светло-голубые глаза казались серыми. Ее охватило странное чувство, словно все это происходило с ней не впервые. Она ахнула и зажмурилась, ожидая, что он обнимет ее за талию, запрокинет голову и поцелует. Как ни велик был ее стыд, она готовилась ему повиноваться. Однако ничего не произошло.
– Сеньора?.. – окликнул ее молодой кавалер. Она открыла глаза и увидела озабоченный взгляд его глаз, снова ставших голубыми, как им и полагалось. Она со вздохом потупилась.
– Простите, сеньор. Обещаю в дальнейшем удерживаться от безрассудства.
– Жаль, что вы… что я… что вы…
– …не принадлежу к числу тех метисок, ведущих себя столь свободно? – прервала она его бормотание. – Тут я с вами соглашусь, капитан. Впрочем, вы правы: лучше незаметно улизнуть, пока остается такая возможность.
Она исчезла так же внезапно, как и появилась, оставив его стоять с открытым ртом и проклинать свою неуклюжесть. Теперь было поздно раздумывать, как бы она поступила, если бы, поддавшись требованию естества, он обнял и поцеловал ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь во имя любви - Роджерс Розмари



кому понравилось любовь сладка любовь безумна и в плену желания,понравится и этот роман.вроде как 3 книга этой серии.правда 1-любовь сладка= шедевр,а это так пародия на шедевр.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмаривика
5.12.2011, 0.51





Слабовато и очень затянуто...гл. героиня под конец так вообще из невинного ангелочка превратилась в шлюху....не люблю такие перемены... ну бывает конечно, но не до такой же степени, да и гл. герой не понятно чего хочет/////в общем 7+
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАнастасия
8.05.2012, 22.57





Какая исключительно отвратная мерзость!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариМарьяна
26.07.2012, 18.23





Просто потрясающая книга.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.29





Действительно затянут роман. Ггероиня представляется в роли падшей женщины. Ггерой несколько раз насиловал Марису, а она все равно его любит. Фигня, не очень удался роман у автора. 6/10
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАмериканка
25.06.2013, 11.25





Не понравилась книга ((
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАйка
11.10.2013, 21.35





Ггй не вызывает сочувствия. Книга о внутреннем и физическом аде. Только он сам выбрал этот ад, а ггню нвсильно с собой затащил . Надо было закончить тем, что ггой умер, она осталась с турком, а сына, когда подрос бы, в англию за законным тмтулом отправила. В общем, впечатлительным не читать.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
16.10.2013, 8.05





Занимательно
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариСветлана
16.01.2014, 22.38





А мне понравилось очень. В книгах я люблю прежде всего сюжет. А этот сюжет был интересен. Я ставлю ему 10.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариБелла
28.06.2014, 11.44





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





очень необычный сюжет. под конец я сама так напряглась от переживаний за героев со мной такое редко бывает.после прочтения сказала себе офигеть вот это развязка!!!!вообщем мне очень понравилось rnне шаблонно ,ново.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
12.10.2015, 0.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100