Читать онлайн Ложь во имя любви, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь во имя любви - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ложь во имя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Лейла, иногда выдававшая себя за юношу Ахмеда, чувствовала себя в полной безопасности и была уверена в себе как никогда. Как-то раз она забрела в конюшню и, недовольно нахмурившись, осведомилась, почему ей не торопятся подать коня. Она была вооружена коротким расшитым арапником, которым без колебаний воспользовалась бы, чтобы проучить нерадивого раба, ответственного за промедление. Играя роль юноши, она всегда чувствовала себя увереннее и сейчас похлестывала себя арапником по сверкающему сапогу, сердито насупившись.
Однако стоило ей увидеть человека, ведущего под уздцы ее коня, как она сделала шаг назад, побелев как полотно.
– Что ты здесь делаешь?
Доминик Челленджер, с непроницаемым загорелым лицом, насмешливо изобразил арабское приветствие, прикоснувшись правой рукой сначала ко лбу, потом к сердцу и низко поклонившись.
– Я полагал, что оказался здесь исключительно вашими стараниями, госпожа. Или вас правильнее называть «досточтимая леди»? Надеюсь, вы простите мне мои колебания, как правильно к вам обращаться? Я вижу по крайней мере, что вы обрели почву под ногами. Вы добились этого благодаря следованию моим наставлениям или собственным умом?
Она вспыхнула.
– Ты отдаешь себе отчет, как я могу расплатиться с тобой за такие речи? Не знаю, как ты здесь оказался и почему, но если тебе дорога твоя шкура, то лучше обращайся ко мне с почтением и делай вид, будто мы незнакомы.
Его серые глаза, казавшиеся в полутьме стойла совсем темными, по-прежнему насмехались над ней.
– Зачем? Чтобы не помешать твоим видам на будущее? – Не меняя интонации, он продолжал: – Насколько я понимаю, ты последняя любовница Камила Раиса. Соблюдая честь на свой лад, он овладевает тобой по-турецки, то есть как мальчиком – так это назвали бы в других краях. Верно ли это? Видимо, поэтому ты и вырядилась мужчиной?
Мариса не понимала, как вышло, что они внезапно оказались совсем одни, но не показала охватившего ее страха. Его наглые насмешки задели ее за живое.
– Как ты смеешь так со мной разговаривать? Ты еще не понял, кто ты такой? Ты раб!
– А кто же ты, жена? Или ты предпочла забыть о своем положении?
Она вскрикнула и ударила его арапником. На его тонкой рубахе проступила кровь. Однако он почти не поморщился, словно успел привыкнуть к подобному обращению, и поймал ее руку, когда она занесла ее вторично.
– Берегись! В Коране написано, что муж вправе бить согрешившую жену, но не наоборот. Лучше объясни, с какой стати ты вознамерилась выйти замуж за Камила Раиса при живом-то муже? К тому же я слышал о твоей беременности, хотя это пока незаметно. Чей это ребенок? И как ты собираешься с ним поступить?
– Отпусти! Я могла бы предать тебя смерти за одно прикосновение ко мне! – прорычала она.
Он насмешливо поклонился и разжал пальцы.
– Тысяча извинений, госпожа. Однако вопросы, заданные мной моей собственной жене, остаются в силе. Итак?
Его издевки унижали ее и выводили из себя. Теперь настал ее черед сделать ему больно. Она прищурилась, как разъяренная кошка.
– Ты не имеешь права ни о чем меня спрашивать и отлично это знаешь! Однако я отвечу, как ни больно тебе будет меня выслушать. Да, я беременна, и, судя по всему, от тебя. Мне уже раз довелось носить под сердцем твое дитя, но твоими же стараниями я его лишилась. Помнишь, как ты оставил меня на вилле, успешно сыграв со мной в свою игру, как ты сам это назвал? В тот раз это произошло помимо моей воли, но теперь, – она задохнулась, – теперь, что бы ни случилось, знай: этого захотела я сама. Почему я каждый день езжу верхом? Ты заблуждаешься, думая, что я хочу от тебя ребенка. Я бы предпочла, чтобы и это дитя погибло, как желаю гибели тебе самому!
Она ужаснулась собственных слов и во все глаза смотрела на него. Встреча с Домиником в конюшне стала для нее полной неожиданностью, и она не ведала, что творит. Ее обуревало единственное желание: сделать ему больно в ответ на боль, причиненную ей.
Внешне он выглядел униженным рабом, но внутри кипел от хорошо знакомой ей ярости. Возможно, именно этого она от него и добивалась – истинных, искренних чувств.
Она увидела, как под бородой, которую он отрастил, стали еще глубже его морщины, хорошо знакомый ей шрам побелел.
– Подлая, злобная дрянь! – процедил он сквозь зубы.
Она ответила на это истерическим хохотом.
– Я беру пример с тебя. Ты терзал меня, ты поставил на мне клеймо. Ты виновник гибели моего отца. Как ты мог надеяться, что я забуду все это и прощу тебя? Настала твоя очередь страдать. Уж я об этом позабочусь.
Она снова взмахнула плетью, побуждая его перехватить ее руку. Он уже сделал движение, чтобы избежать удара, но внезапно уронил руку и лишь слегка поморщился, принимая наказание.
Она ожидала от него чего угодно, но только не этого. Сама того не осознавая, она пыталась спровоцировать его на вспышку ярости. Почему он вдруг покорился ей? Неужели он решил смирно стоять перед ней, принимая удар за ударом и не пытаясь защититься?
Когда она опять занесла руку, из-за ее спины раздался голос, заставивший ее застыть так же, как застыл мгновение назад Доминик.
– Что здесь происходит? Почему ты опаздываешь на прогулку? – Первые слова Камил произнес просто сердито, потом в его голосе послышалась закипавшая ярость. – Если этот неверный раб посмел тебя оскорбить, тебе следовало предоставить расправу над ним мне. Назад, собака!
Камил уже вытащил свой ятаган. Мариса не раздумывая повисла на его руке.
– Нет, все было не так, как ты думаешь! Клянусь, я не знаю, как этот человек оказался здесь, но он…
– Она пытается сказать вам, эфенди, – вмешался Доминик на безупречном арабском, зловеще улыбаясь, – что я являюсь ее мужем. Смею напомнить, о могущественный Раис, что я такой же мусульманин, как и вы.
Невероятно, невозможно, отвратительно!
Мариса лежала на своей роскошной постели, обессилев от злости и безудержных рыданий. Неожиданно к ней в комнату бесцеремонно ворвалась Зулейка.
– Дура! Чего ревешь? Мой брат вовсе не зол на тебя. Сначала он обвинял во всем меня, но потом мне удалось ему растолковать, почему я устроила тебе встречу с этим человеком, твоим бывшим мужем.
– Бывшим? – Мариса приподняла голову и уставилась на плутовку распухшими от слез глазами. – Бывшим? – повторила она, готовая зайтись в истерике. – Но он не сделал ничего такого, чтобы его… В этом не было необходимости…
– Неужели я не ошиблась, посчитав, что ты втайне привязана к моему новому рабу? – Зулейка говорила с деланным участием, не способным скрыть ее злорадства. – Он еще жив. Боюсь, пройдет несколько дней, прежде чем ему позволят умереть. К тому времени он будет молить только о смерти, заклиная во весь голос, чтобы его прикончили. Его изобьют палками, а потом он будет распят на рыночной площади для устрашения прочих дерзких рабов-американцев. Однако для начала он дал тебе развод. Наша религия позволяет сделать это без всякого труда – во всяком случае, мужчинам. Ты еще этого не уяснила? Теперь ты вольна снова выйти замуж.
– О-о! – зарыдала Мариса. Опомнившись, она сделала попытку взять себя в руки. – Почему с этой новостью ко мне пришли вы, а не сам Камил?
– Потому что мне захотелось посмотреть в твои лживые глаза, – ответила Зулейка с холодной злобой. – Не желаешь ли проехаться со мной по рынку? Брат находится сейчас во дворце, но ты посмотришь, как в этом городе выполняются его приказы. Насколько я понимаю, тут замешана кровная вражда, твой отец?
– Да, отец. Но главное не в этом. Брак, от которого я теперь, по вашим словам, свободна, был навязан мне силой. Чего вы от меня ожидали – раскаяния, жалости? Да, я все это чувствую, но совсем не по той причине, которую вы воображаете. Я найду Камила. Надеюсь, он поймет меня. В том, что случилось сегодня, не повинны ни я, ни Доминик. Не хочу, чтобы на моей совести была вина за его гибель.
Зулейка продолжала изучать Марису своим немигающим взглядом. Но той не было никакого дела до Зулейки. Спустив ноги с низкой кровати, она решительно произнесла:
– Я иду к Камилу. Если вы попытаетесь меня задержать, он об этом узнает. – Внутри у нее все трепетало, но она старалась не показывать своих чувств, в которых у нее не было времени разобраться.
Зулейке пришлось отступить. Она, впрочем, не отказала себе в удовольствии предостеречь:
– Если ты надеешься его спасти, то напрасно: ты опоздала.
– Почему? Неужели его уже казнили? Камил не станет наказывать правоверного исламиста. Думаю, вы опять меня обманываете. Учтите, Камилу все станет известно!
Она произнесла имя Камила, но, к своему удивлению, мысленно увидела насмешливое лицо Доминика Челленджера, его синевато-серые глаза, устремленные на нее. Она ненавидела его всей душой, но сейчас не было у нее острее желания, чем спасти этого мерзавца от верной гибели. Она уже вернула самообладание в надежде, что Зулейка не догадается, какие противоречия раздирают ее измученную душу.
В следующее мгновение перед ней предстал сам Камил. Повинуясь негодующему жесту брата, его сестра удалилась из покоев Марисы.
Сидя по-турецки на кровати, Мариса, в одной тонкой сорочке, прилипшей к взмокшему телу, смотрела на этого молодого мужчину с холеной бурой бородкой и карими глазами, очень похожими на глаза его сестры. Молчание затянулось. Наконец Камил спросил:
– О чем ты собиралась со мной говорить? Неужели хотела вступиться за своего похитителя, бывшего мужа?
– Да! – процедила она сквозь стиснутые зубы. Ей показалось, что он встретил ее ответ улыбкой; во всяком случае, он скривил свои полные губы под тонкими черными усиками.
– Ты хотя бы откровенна. И на том спасибо. Я тоже буду с тобой честен. Что наговорила тебе моя сестра? Признаться, я был вне себя от бешенства и отдал кое-какие приказания, о которых уже успел пожалеть. Следовало сразу пронзить его ятаганом, но это слишком легкая смерть для него. Но тут некстати вмешался наш славный адмирал Мурад Раис…
Она вскочила, хотя этого не следовало делать, и схватила его за руку обеими руками.
– Адмирал вмешался? К чему же это привело?
Камил не убрал руку, однако пронзил ее суровым взглядом.
– Он остался жив. Хотелось бы мне знать, радует ли это тебя. Узнаю ли я тебя когда-нибудь до конца? Его поколотили палками, затащили на эшафот и уже хотели вогнать в ладонь первый штырь, когда Мурад Раис счел нужным задать ему кое-какие вопросы. При всей плачевности своего состояния этот дьявол во плоти сохранил присутствие духа и подтвердил верными ответами знание Корана. После этого Мурад взял его под свою опеку, объяснив мне, что твой бывший муж является приемным сыном некоего влиятельного шейха, союз с которым выгоден для нашего паши. Как видишь, меня обвели вокруг пальца. Наверное, и ты того же мнения?
Он поднял крепко сжатый кулак, как будто собираясь ее ударить, но она не дрогнула, а только подняла лицо, чтобы принять удар. Он застонал и, вместо того чтобы поколотить ее, заключил в объятия.
– Ах, Лейла! Из-за тебя я стал слепцом, поступился и разумом, и честью! Ради тебя я пойду на все и всем пожертвую. Даже принятый мною обет ничего уже не значит. Если у меня останется власть, то я усажу тебя рядом с собой на трон. Если ты не хочешь мстить, то и я не стремлюсь к мести. Для меня важнее всего, чтобы ты оставалась моей, как Роксалана при Сулеймане.
Она, не понимая до конца его обещаний, от облегчения и жалости кинулась к нему в объятия. Спустя некоторое время Камил, заперев дверь, впервые нарушив свой обет, овладел ею так, как мужчине полагается овладевать женщиной.
Тем временем новоприобретенный раб Мурада Раиса, он же его почетный гость, лежал обнаженный на мягкой оттоманке в роскошном дворце хозяина, позволяя рабыням втирать целебные снадобья в свежие рубцы, все еще сочащиеся кровью.
Мурад Раис, прежде бывший Питером Лайслом, изъяснялся по-английски с шотландским акцентом.
– Доверие к женщине никогда не доведет до добра! Я не перестаю твердить это заклинание. Откуда мне было знать, какие козни замышляет эта чертовка красавица Зулейка! Я всегда недоумевал, почему она не выходит замуж. Голова ее неистощима на подлые замыслы. Слава Аллаху, что я спохватился и успел справиться о твоей участи… – Не добившись от Доминика ответа, он ворчливо продолжал: – Брось негодовать! Ты ведь знаешь, что на войне и в любви все средства хороши. Ведь ты такой же вероотступник, как и я. Мы должны использовать каждый момент себе во благо. Я действительно не знал, что у Зулейки на уме, а то бы и без нее помог тебе встретиться с этой нежной молоденькой особой – слишком нежной, на мой вкус! Пойми, я рисковал головой! Я поверил тебе на слово, когда ты сказал, что знаком с шейхом Хайреддином, объявившим тебя своим приемным сыном. Кажется, ты когда-то спас ему жизнь? В таком случае он пойдет ради тебя на все – мне не обязательно тебе об этом напоминать. Что сделано, то сделано: ты здесь, я тоже спас тебе жизнь. Такие, как ты, нам очень пригодились бы. Если бы ты поступил на наш флот, то тебя ждала бы добыча, которая раньше тебе и не снилась. Американцы рано или поздно устанут от блокады нашего побережья, особенно когда мы починим их собственную «Филадельфию» и направим ее против бывших хозяев! Будут исправно платить нам дань, как все европейские королевства, черт бы их побрал! Мы снова станем владыками морей. Говорю тебе, это пахнет несметными богатствами! Взгляни на меня! Я взял в жены дочь самого паши и имею сераль, полный женщин и мальчишек, – на случай, если возникнет желание. Ты бы тоже мог иметь не меньше, надо только проявить благоразумие. Ты меня слышишь?
Доминик, заложивший руки за голову, внимательно слушал Мурада, что помогало ему отвлечься от боли, пронзавшей его всякий раз, когда к нему прикасались ласковые руки рабынь. Все его силы уходили на то, чтобы не застонать. Ему не хотелось вспоминать то жуткое мгновение, когда янычар, прижимая его голову к деревянному столбу, приготовился вколотить ему в ладонь железный штырь. В следующий миг из толпы, собравшейся на загаженной площади, раздался спасительный голос Мурада Раиса, вопрошавшего, что происходит. К этому времени Доминик уже приготовился к неминуемой нескончаемой пытке и прогнал из головы все прочие мысли…
Услышав его нечленораздельное мычание, Мурад махнул рукой:
– Кажется, ты сегодня не способен рассуждать здраво. Главное, тебе не о чем беспокоиться: я беседовал с пашой и заручился для тебя помилованием, благо тебе хватило ума принять ислам. Проклятый турок остался в дураках. Я уже давно считаю, что он слишком далеко протягивает свои загребущие руки. Надеюсь, теперь с ним будет проще иметь дело.
Женщины закончили умащивать Доминика, и Мурад Раис негромко хлопнул в ладоши, выставляя их из комнаты.
– У тебя под рукой стоит вино – на случай, если захочется промочить горло. Мы отняли его у одного француза, которого нам как будто не полагалось пленять. Если тебе понадобится женщина, только позови.
Доминик лежал неподвижно, стараясь дышать размеренно. Мурад поднялся с подушек и подошел к нему.
– Думаю, за короткое время, проведенное у нас, ты еще не успел познать иных услад. Несмотря на все шрамы и рубцы, ты мужчина хоть куда, а мне так надоели арабские парнишки… Как-нибудь потом, когда ты успеешь привыкнуть к нашим нравам…
После этих слов он убрался. Во всяком случае, Доминик перестал держать себя в железной узде. Скоро рядом с ним появилось чье-то теплое тело, темное и гладкое, как слоновая кость.
– Меня прислали согреть тебя. Мне приятно доставить тебе удовольствие, господин.
Нежные пальцы прикоснулись к его лицу, мягкие губы нашли его губы. Как ни сильна была его боль, он послушно лег на бок, чтобы она, гибкая и послушная, смогла устроиться под ним.
Он успел отхлебнуть вина, в которое добавили опиума. Умелые пальцы принялись ласкать его, гибкое тело изогнулось, и на смену пальцам пришли губы и язык. Когда он не выдержал и застонал, черное атласное тело распрямилось как пружина, губы опять впились в его губы, и он почувствовал, что соскальзывает в горячую, тесную, пульсирующую бездну.
– Меня зовут Нарда. Я буду твоей столько, сколько захочешь, – раздался нежный шепот. Он подумал, что будет хотеть ее всегда, потому что она была женщиной, умеющей любить и отдавать всю себя, неистовой и ласковой, ненасытной и дающей насыщение, дочерью самой Природы, чуждой расчета и коварства.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь во имя любви - Роджерс Розмари



кому понравилось любовь сладка любовь безумна и в плену желания,понравится и этот роман.вроде как 3 книга этой серии.правда 1-любовь сладка= шедевр,а это так пародия на шедевр.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмаривика
5.12.2011, 0.51





Слабовато и очень затянуто...гл. героиня под конец так вообще из невинного ангелочка превратилась в шлюху....не люблю такие перемены... ну бывает конечно, но не до такой же степени, да и гл. герой не понятно чего хочет/////в общем 7+
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАнастасия
8.05.2012, 22.57





Какая исключительно отвратная мерзость!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариМарьяна
26.07.2012, 18.23





Просто потрясающая книга.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.29





Действительно затянут роман. Ггероиня представляется в роли падшей женщины. Ггерой несколько раз насиловал Марису, а она все равно его любит. Фигня, не очень удался роман у автора. 6/10
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАмериканка
25.06.2013, 11.25





Не понравилась книга ((
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАйка
11.10.2013, 21.35





Ггй не вызывает сочувствия. Книга о внутреннем и физическом аде. Только он сам выбрал этот ад, а ггню нвсильно с собой затащил . Надо было закончить тем, что ггой умер, она осталась с турком, а сына, когда подрос бы, в англию за законным тмтулом отправила. В общем, впечатлительным не читать.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
16.10.2013, 8.05





Занимательно
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариСветлана
16.01.2014, 22.38





А мне понравилось очень. В книгах я люблю прежде всего сюжет. А этот сюжет был интересен. Я ставлю ему 10.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариБелла
28.06.2014, 11.44





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





очень необычный сюжет. под конец я сама так напряглась от переживаний за героев со мной такое редко бывает.после прочтения сказала себе офигеть вот это развязка!!!!вообщем мне очень понравилось rnне шаблонно ,ново.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
12.10.2015, 0.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100