Читать онлайн Ложь во имя любви, автора - Роджерс Розмари, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь во имя любви - Роджерс Розмари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.3 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь во имя любви - Роджерс Розмари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Розмари

Ложь во имя любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

Под звуки праздничных фанфар паша возвратился из пустыни. Камил долго пробыл у паши и вернулся довольный. Мурад Раис привез из последнего пиратского плавания новую добычу и тоже пребывал в отменном расположении духа.
– Все устроилось, – сказал Камил Марисе, по-турецки сидевшей перед ним на подушках – это была ее новая привычка. – Письма с требованием выкупа отправлены. Когда за тебя предложат выкуп, я сам его заплачу, а при необходимости даже приплачу сверху. Потом мы объявим, что ты умерла от лихорадки. Не пройдет и года, как истечет положенный срок, и мы поженимся. Клянусь Аллахом, моя стройная газель, я не возьму другой жены, кроме тебя, хотя это и разрешено Кораном. Наконец-то я смогу дать тебе детей!
Она сидела, опустив голову, словно размышляя. Он испугался, почему она не поднимает глаз, почему против обыкновения не глядит ему прямо в глаза. Неужели сердится на него за то, что он провел ночь в другом месте? Желая подольститься к ней, он сказал:
– Золото мое, жизнь моя, почему ты от меня отворачиваешься? Я тебя чем-то обидел? Или тебе нанес обиду кто-то другой? Если так, то тебе достаточно сказать мне об этом, и я…
Она оборвала его ласковую речь негромким вздохом и проговорила ровным голосом:
– Возможно, теперь ты изменишь свое мнение обо мне. Нет, прошу тебя, ничего не говори, дай мне закончить! Понимаешь… Тебе не могли не сказать, что я не девственница. Как иначе я могла оказаться на американском корабле? Теперь мое путешествие приносит результат. Я почти уверена, что у меня будет ребенок. – Наконец-то она подняла голову, и он увидел, что она побледнела от волнения; ее золотые глаза расширились еще больше. – Пойми, ты должен был услышать это первым! Есть еще кое-что, о чем никто не знает, но я должна признаться. Человек, который…
– Нет! – крикнул он в холодном гневе, в каком ей еще не приходилось его наблюдать. Он сидел напротив нее, покуривая кальян; теперь он отбросил мундштук, прыгнул на нее, опрокинув на шелковые подушки, и разорвал ее прозрачные одежды, оголив тело. Его ладонь заскользила по ее слегка округлившемуся животу, и она поморщилась; потом его рука оказалась между ее ног, и она содрогнулась от странного сочетания чувств. Она замерла, и только глаза ее горели огнем.
– Не желаю знать имя этого человека, – спокойно, но веско проговорил Камил. – Не желаю знать, что до меня тебя мог познать кто-то другой. Я говорю: это осталось в прошлом, это предано забвению. Это ровно ничего не значит. Никто, кроме моей сестры и знахарки, готовящей снадобья из трав, не должен ничего знать. Ты примешь эти снадобья. Тебе будет плохо, ты будешь истекать кровью, но за тобой станут ухаживать. А потом все кончится. Больше ни ты, ни я не будем об этом вспоминать.
Настал ее черед взбунтоваться, как ни выразителен был его взгляд и как ни сладостно его прикосновение.
– Нет! – повторила она еще решительнее, бесстрашно и пристально глядя в его гневные карие глаза. – Не могу! Мне очень хочется, чтобы ты меня понял, но если ты не понимаешь – что ж, ничего не поделаешь. У меня внутри живое существо, частица меня самой, пойми! Я отказываюсь совершать убийство. Я не в силах убить мое собственное дитя.
Он зловеще молчал и сидел без движения. Она глубоко вздохнула и добавила дрожащим голосом:
– Если ты готов убить меня за это – убей! Только быстрее, прошу тебя! В любом случае уже поздно. Травы и снадобья не подействуют.
Он наклонился над ней, его руки легли ей на плечи. Он прижал ее к подушкам, обдавая лицо горячим дыханием.
– Поздно? Когда же было зачато твое дитя? Неужели ты чего-то не знаешь? Или это произошло еще прежде, чем он взял тебя с собой на корабль?
– Прежде, – устало призналась она. – Еще в Лондоне. Он был зол на меня и действовал из ненависти, желая меня унизить. Видел отметину у меня на внутренней стороне бедра? Ты никогда не спрашивал, что это такое. Это его рук дело. Он заклеймил меня как шлюху – так сказал он сам.
Последние слова она произнесла шепотом. Камил опустился на подушки рядом с ней и обнял ее.
– Лучше расскажи мне сразу все. Всю историю своей жизни. Я попробую понять.
Начав повествование, она внезапно почувствовала себя Шехерезадой, плетущей одну историю за другой, лишь бы помешать своему господину предать ее смерти. Впрочем, Камил слушал ее терпеливо, не отстраняясь и даже не ослабляя объятий.
– Итак, ты все же замужняя женщина, – заключил он наконец сухим тоном. – Я верю, что тебя выдали замуж против воли и против желания того человека, чье дитя ты носишь под сердцем. Я не осуждаю тебя за покорность своим родственникам. Здесь происходит примерно то же самое. Но почему ты умолчала об этом раньше?
Мариса утомленно покачала головой:
– Зачем? Раньше в этом не было смысла. Я пыталась забыть свое прошлое, но оно все равно меня догнало.
– Ты его любишь? Любила когда-нибудь? – Этот вопрос прозвучал как удар хлыста; он поднял голову и заглянул ей в глаза.
– Нет! Никогда не любила – как ты мог такое подумать? Я не выносила его и совершенно ему не доверяла. Позднее я узнала, что на нем лежит вина в смерти моего отца, и окончательно его возненавидела. Моя ненависть не была для него тайной.
– И тем не менее хочешь оставить его ребенка?
– Не его, а моего! Да, он мой! Я вынашиваю новую жизнь в своем чреве. Если ребенок родится, то он будет моим, только моим!
– И моим, – поспешно и хрипло проговорил Камил, прижимаясь лицом к ее плечу. – Я никогда не откажусь от тебя и сделаю своей женой, согласно законам ислама.
– Но… – попробовала возразить она. Он заставил ее умолкнуть, наградив долгим пылким поцелуем.
– Ты не можешь принадлежать неверному псу, – шептал он спустя некоторое время, нежно втирая масло в ее гладкую, шелковистую кожу. – По словам имама, ты уже готова. После того как ты примешь ислам, на нашем пути не останется препятствий. Пусть в твоем чреве зреет плод, зачатый не мной, – ко времени нашей свадьбы ты опять станешь стройной. Я никогда не перестану желать тебя.
Искусно действуя пальцами, он опять довел ее до состояния, когда она ничего больше не помнила и ничего не хотела, кроме освобождения от невыносимого томления, которым он ее наградил. В последний момент он, как всегда, перевернул ее и стал одной рукой стискивать ей грудь, а другой ласкать между ног, овладевая ею при этом на свой манер и наслаждаясь извивающимся под ним гибким телом.
Спустя несколько дней Зулейка, надеясь удивить и прогневить брата новостью о состоянии его любовницы, сама узнала от него всю правду и, к своему негодованию, услышала из его собственных уст о том, что он еще более, чем прежде, полон решимости осуществить задуманное.
– Неужели ты будешь способен назвать ее своей женой даже после того, как она произведет на свет чужого ребенка? Наверняка он будет белокожим и светловолосым. Если тебе нет дела до самого себя и собственного будущего, то подумай, какой позор ты навлечешь на наших почтенных родителей и весь род. А ведь ты мог бы стать пашой…
– И стану им, если султан и впредь сохранит благосклонность к нашей семье. – Однако он уже принялся по своему обыкновению мерить комнату шагами, заложив руки за спину и чуть заметно морща лоб.
– Почему бы тебе не сделать ее просто-напросто наложницей, раз уж она так тебе дорога? К тому же есть травы…
– Она не согласна совершить убийство. Я дал ей слово, что ее ребенок останется в безопасности. Однако… – Он встал спиной к окну, и его темные глаза сверкнули. – Я не так безразличен к славе, как ты считаешь, поэтому принял решение, что девочку она сможет сохранить. Белокожая девочка быстро получит место в гареме самого султана. А мальчик…
– Вот именно, – подхватила Зулейка, подавшись вперед. – Что, если она вынашивает мальчика? Неужели ты позволишь ему стать твоим наследником и носить твое славное имя, имя нашего отца? Неужели…
– Нет! На такое я не способен, и этому не бывать! Но ребенок не должен пострадать, заруби это себе на носу! Если Лейла родит мальчика, ей скажут, что он погиб при родах. Я велю взять его в сераль к моему другу Осману-Торговцу и приставить к нему кормилицу.
На полных губах Зулейки заиграла злорадная улыбка удовлетворения. Камилу не пришлось продолжать: она знала все традиции и слышала об Османе. Достигнув нужного возраста, смазливый мальчик мог принести уйму денег, либо услаждая богатых купцов, либо превратившись в раба-евнуха. Зулейка торжествовала: ее брат не окончательно потерял здравый смысл.
Тем не менее Зулейку не оставила тревога. Поразмыслив, она втерлась в доверие к томной и пышной Амине, приглянувшейся, согласно ее собственным рассказам, самому Мураду Раису. В задушевных беседах она выведала у Амины историю мужа Лейлы-Марисы. Амина ничего не собиралась скрывать.
– Конечно, я понимала, что между ними пробежала кошка. Она почти все время дулась и молчала, а он предпочитал ее обществу мое. Я очень удивилась, узнав, что одним из пассажиров «Мари-Клер» будет Доминик Челленджер. Во время нашей с ним первой встречи на балу в Чарлстоне он был капитаном-капером, владельцем собственного судна. Уже тогда все женщины сходили по нему с ума, а мужчины обсуждали его настороженным шепотом. Поговаривали, что он является законным наследником английского герцогского титула и внебрачным сыном одного весьма высокопоставленного политика моей страны. Никто, впрочем, не мог ответить толком, кто его папаша. Я слышала, будто он сбежал из испан-ской тюрьмы в Санто-Доминго, захватил английский корабль и привел его в гавань Чарлстона. После этого он заявился в Монтеселло, где президент Джефферсон принимал очень важных гостей, и объявил, что разыскивает отца. Можете себе представить, какой скандал произошел! Однако даже после этого он получил поддержку правительства. Ума не приложу, что ему понадобилось в Англии и как при нем оказалась она!
Зулейка отослала двух пажей-эфиопов, отлично сложенных близнецов, и, приподняв тонкие выщипанные брови, наклонилась к подруге.
– Я тоже удивляюсь, что такого в ней нашел мой брат. Если не считать волос и выражения лица – подросток, да и только! Какова же судьба человека, которого она называет своим мужем, после захвата судна нашим великим адмиралом Мурадом Раисом?
Зулейка ждала ответа. Новая подруга не хотела ее разочаровывать, но была вынуждена сказать:
– С Домиником Челленджером? Не знаю. Нас отделили от мужчин, и я больше его не видела. А что бывает с захваченными в плен мужчинами?
– Их обращают в рабство. Одних продают хозяевам, других заставляют работать на корабельных верфях или в каменоломнях. Кое-кого выкупают; в ожидании уплаты выкупа им поручают несложную работу. У паши много рабов-чужестранцев; некоторые, даже получив свободу, предпочитают остаться.
– Теперь, когда вы завели этот разговор, мне действительно стало интересно, что стало с Домиником. Наверное, и ему любопытно, какая участь постигла его жену…
Амина и Зулейка посмотрели друг на друга и заговорщически улыбнулись.
Зулейка, прирожденная интриганка, строила собственные козни. Ее брат по-прежнему пылал любовью к юной европейке, сохранявшей худобу и по-прежнему ездившей с ним верхом, изображая юного янычара; белокожая пленница питала несвойственную женщинам любовь к такого рода увеселениям.
В награду за свою дружбу и сообщничество Амина получила возможность урывками встречаться с Мурадом Раисом, быстро потерявшим от нее голову и осыпавшим ее дорогими дарами. За свою помощь и молчание Зулейка просила у влюбленного совсем немного – одного-единственного раба из целой армии, которую успел собрать Мурад.
Вновь назначенный адмирал Триполитанского флота взглянул на нее со смесью удивления и любопытства и проворчал:
– Выкупить его не так просто! Это упрямый и хитрый черт, немного говорящий по-арабски. Сейчас он трудится на старика Абдулу, кораблестроителя, и, насколько я понимаю, не доставляет своему хозяину хлопот. Еще я слышал, будто он принял ислам. Когда я впервые с ним заговорил, на нем был исламский медальон приемного сына одного могущественного шейха из пустыни. Поэтому я и продал его Абдуле: тот знает толк в таких вещах. Вы уверены, что именно он вам понадобился?
– Сероглазый, с темными волосами? Если да, то он самый. – Зулейка опустила глаза и задумчиво вздохнула, чуть всколыхнув шелковую чадру. – Я наслышана о нем от Лейлы. Нам нужен работник в конюшню, к лошадям. К тому же вы, эфенди, человек опытный и понимаете, что такое одиночество…
Она многозначительно умолкла. Синие глаза ее собеседника сверкнули и тотчас превратились в узкие щелочки.
– Вот оно что! В таком случае вы можете положиться на мое благоразумие, как и я – на ваше, уважаемая Зулейка. Я доставлю его сюда, хотя это обойдется недешево. Только помните: если он на самом деле пользуется покровительством шейха Хайреддина Хаджи, то этого раба вам не видать. Его невероятная история и медальон спасли его от каменоломен.
Зулейка наклонила голову и прошептала надлежащие слова благодарности, после чего смолкла. Она была рада, что брат пропадает у паши, встревоженного возобновлением американской блокады порта Триполи, последовавшей за захватом американского фрегата «Филадельфия», натолкнувшегося на предусмотрительно не внесенные в лоцию рифы в самой гавани. Вся команда «Филадельфии» в составе трехсот человек была пленена и содержалась под стражей, пока корабль ремонтировали, чтобы использовать в боевых действиях против построивших его американцев. Казалось бы, у триполитанцев имелись все основания торжествовать, но вмешались зимние ветры и американская блокада. Даже отважный Мурад Раис не решался нападать на патрульные американские канонерки, устрашающие флоты Марокко и Туниса, которые не осмеливались теперь противодействовать американцам.
Триполи вымещал злость на американских пленниках, подвергавшихся худшему обращению, чем когда-либо прежде: не проходило недели, чтобы один, а то и двое из них не приняли мученическую смерть, подвешенные на огромных железных крюках, торчащих из стенок причала.
Если Мариса и знала обо всех этих событиях, то старалась их не замечать. В конце концов, она считала себя скорее француженкой, чем испанкой, хотя и Испания, не говоря о Франции, не находилась в состоянии войны с Триполи. Не воевала с этим государством и Англия, и Мариса ломала голову, не усмирил ли Доминик свою гордыню и не обратился ли за помощью к британскому консулу. Сама не зная почему, она порой ловила себя на мыслях о нем. Доминик способен выжить при любых обстоятельствах – не об этом ли говорил ей он сам в ту последнюю минуту? Она бы не удивилась, если бы оказалось, что он уже находится на обратном пути в Англию благодаря искусному использованию добытого неправедным путем титула герцога Ройса.
Она изо всех сил старалась не вспоминать его и свое прошлое, связанное с ним. Она стала Лейлой, что по-арабски означает «потемки», получив это имя не по своему желанию, однако оно отражало состояние ее души, если она вообще таковой обладала. Ведь по настоянию Камила она уже приняла ислам и превратилась в правоверную…
Томительные часы, остававшиеся после поездок верхом с янычарами, во время которых она наслаждалась свободой и ощущением молодости, она скучала в своих покоях, наведываясь в бассейн в отсутствие Зулейки с ее присными. Она уже давно почувствовала скрытую неприязнь к себе Зулейки, связанную с ее новым положением, и ревность Тессы, поэтому предпочитала избегать обеих. Единственное знакомое лицо, которое она не возражала видеть, принадлежало бывшей Селме Микер, прозванной здесь неблагозвучным именем Баб, редко поднимавшей глаза от пола, словно она находилась в рабстве с самого рождения.
Ночи Марисы проходили как волшебный сон, а ранним утром она принимала ванну и отдавала себя в руки искусных массажистов; то и другое позволяло ей забыть свое состояние и скорое превращение в неуклюжую беременную с торчащим животом. У нее до сих пор сохранялась возможность передвигаться совершенно свободно, облачившись в мужской наряд. Носясь верхом, как мужчина, в свободной накидке и с клинком у бедра, в капюшоне, прикрывающем ее подстриженные волнистые волосы и верхнюю часть лица, она думала о том, что ей следовало родиться мужчиной. К ее удовольствию, янычары, предводительствуемые Камилом, не носили сложных тюрбанов, а одевались как жители пустыни. В развевающихся белых одеждах никто не принял бы ее за женщину.
Ощущение безопасности и власти, дарованное близостью с Камилом, позволило ей забыть о прежних страхах. Ей, впрочем, хватило ума, чтобы уяснить, что хрупкое равновесие власти почти во всех государствах, именуемых берберскими, поддерживается янычарами, от преданности которых зависят все эти деи, беи и даже султаны. Могущество Камила зависело от преданности его подданных; в сущности, он был самым могущественным человеком в государстве, хоть и клялся в верности паше Триполи.
Камил был честолюбив. Он нередко заговаривал с Марисой о Наполеоне, о том, как удалось этому офицеру-корсиканцу подняться к вершинам власти. Несмотря на неудачу своей египетской кампании, Наполеон сохранил на Ближнем Востоке многочисленных приверженцев. Кто знает, что произойдет позднее, когда в его руках окажется вся Европа? Поговорив так с Марисой какое-то время, Камил не выдерживал и переходил к любовным утехам, ставшим для нее привычными.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь во имя любви - Роджерс Розмари



кому понравилось любовь сладка любовь безумна и в плену желания,понравится и этот роман.вроде как 3 книга этой серии.правда 1-любовь сладка= шедевр,а это так пародия на шедевр.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмаривика
5.12.2011, 0.51





Слабовато и очень затянуто...гл. героиня под конец так вообще из невинного ангелочка превратилась в шлюху....не люблю такие перемены... ну бывает конечно, но не до такой же степени, да и гл. герой не понятно чего хочет/////в общем 7+
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАнастасия
8.05.2012, 22.57





Какая исключительно отвратная мерзость!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариМарьяна
26.07.2012, 18.23





Просто потрясающая книга.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариНатали
10.12.2012, 15.29





Действительно затянут роман. Ггероиня представляется в роли падшей женщины. Ггерой несколько раз насиловал Марису, а она все равно его любит. Фигня, не очень удался роман у автора. 6/10
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАмериканка
25.06.2013, 11.25





Не понравилась книга ((
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариАйка
11.10.2013, 21.35





Ггй не вызывает сочувствия. Книга о внутреннем и физическом аде. Только он сам выбрал этот ад, а ггню нвсильно с собой затащил . Надо было закончить тем, что ггой умер, она осталась с турком, а сына, когда подрос бы, в англию за законным тмтулом отправила. В общем, впечатлительным не читать.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
16.10.2013, 8.05





Занимательно
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариСветлана
16.01.2014, 22.38





А мне понравилось очень. В книгах я люблю прежде всего сюжет. А этот сюжет был интересен. Я ставлю ему 10.
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариБелла
28.06.2014, 11.44





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





Роман написан очень грамотно во всех отношениях. Приятно читать и захватывает непредсказуемостью, также очень правдиво для того времени.10б!!!
Ложь во имя любви - Роджерс РозмариТатьяна
11.08.2014, 23.41





очень необычный сюжет. под конец я сама так напряглась от переживаний за героев со мной такое редко бывает.после прочтения сказала себе офигеть вот это развязка!!!!вообщем мне очень понравилось rnне шаблонно ,ново.
Ложь во имя любви - Роджерс Розмариирина
12.10.2015, 0.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100