Читать онлайн Песня орла, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Песня орла - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.44 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Песня орла - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Песня орла - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Песня орла

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Линет вздохнула и через плечо посмотрела на бледный свет, едва пробивавшийся сквозь ставни окна, расположенного в самом конце длинного коридора, и разгоравшийся в полную силу внизу в зале, куда она направлялась.
Всю минувшую ночь, измученная близким соседством и таинственной властью похитителя, девушка была не в силах критически оценить свое положение, теперь же, освежившись сном, нашла, что оно не так уж и плохо. Такой вывод ее несколько удивил, но несомненно больше обрадовал. Разумеется, покои принца Кимерского могли быть и пороскошнее, чем этот убогий дом. Он, конечно, большой, и в единственном зале внизу даже есть роскошный, выбеленный известью камин, но наверху – едва ли больше трех комнат. Были ли там слуги? Или, что больше походило на правду, это были покои окружавших принца воинов?
Превозмогая боль в ногах, перевязанных сначала Райсом, а затем собственноручно ею полосками ткани, оторванными от белья, Линет сделала первый шаг вниз по деревянной лестнице. Махнув рукой Алану, чтобы он шел позади, девушка продолжала спускаться с величайшей предосторожностью. Нижний зал казался пустым, и Линет от радости едва не вскрикнула.
Еще вчера, оказавшись в маленькой, темной комнатенке без окон, куда препроводили их принц с товарищами, Алан предлагал сестре убежать, как только дом полностью погрузится в тишину. Но ночь уже подходила к концу, и, заметив слабый свет наступающего дня, Линет горячо возражала против столь опасного и столь плохо продуманного побега. Кроме того, оба они были слишком измучены и неспособны на быстрое передвижение.
Неохотно согласившись с ней, Алан мгновенно заснул сладким детским сном, а Линет все это время просидела, напряженно вглядываясь в колеблющийся свет сальной свечки. В памяти ее снова встали картины прошедших событий, которые так удивительно повернули ее жизнь, оборвав рутину обыденности и поставив под угрозу само ее существование. До сих пор каждый новый ее день был похож на предыдущий, как две капли воды, и при всем своем желании девушка не могла не признать этого печального, но неопровержимого факта: вся жизнь ее, расписанная до минуты, была чрезвычайно уныла.
Теперь же все понеслось кувырком, прежняя жизнь кончилась, сменившись каким-то сладостным возбуждением, и среди всего этого вырисовывалась самая постыдная правда, наполовину постигнутая девушкой в то короткое время, пока Орел бинтовал ее израненную ногу, – и правда эта заключалась в том, что герой ее грез и вероломный похититель оказались одним лицом, разделить которые уже не было никакой возможности. Признание этой ситуации повергало Линет в мучительный стыд, но, что самое ужасное, – девушке уже вовсе не хотелось вырываться из плена; освобождение потеряло для нее всякий смысл…
Наконец Линет благополучно спустилась с лестницы, никто ее так и не окликнул, и она с облегчением вздохнула. Улыбнувшись, она махнула брату рукой, призывая его присоединиться к ней в нижнем зале. Очевидно, их прибытие вчерашней ночью, или, точнее сказать, сегодняшним утром заставило, Орла спать дольше обычного. При этой мысли янтарные глаза девушки зло сузились – так, значит, он уверен в том, что она и вовсе неспособна бороться за свою свободу, раз оставил ее с братом без охраны! Раздраженная таким о себе мнением, с одной стороны, и воодушевленная их небольшим успехом – с другой, Линет направилась к дверям с решительным намерением уйти как можно быстрее.
Девушка знала, что для побега ей прежде всего нужна хорошая обувь, а если таковой не найдется, то какая-нибудь другая прочная защита для ног, и, пока Алан спал, она спокойно оторвала от покрывал длинные полоски материи и плотно обмотала ими ноги, которые стали от этого похожи на толстые подушки, – пусть, лишь бы убежать из дома этого человека, которого она посмела обожать, несмотря на его коварство!
Однако за этим занятием она снова погрузилась в воспоминания о поразительной нежности Уэльского принца и чуть было не запамятовала вообще, куда и зачем собираются они с братом бежать. Но Алан, на ее счастье, заворочался, и девушка снова принялась готовиться к отчаянному и маловероятному побегу.
Видя перед собой уже совсем близко входную дверь, Линет, преисполненная отвагой, улыбнулась почти насмешливо. Что ж, если ей удастся бежать из фактического плена этого самоуверенного принца, то, возможно, она сумеет побороть и путы его колдовского очарования, которое мучает ее непрерывно. В душе девушки вспыхнул слабый огонек надежды, впрочем, светил он пока не ярче самой дешевой свечки.
– Теперь-то мы наверняка спасены, – прошептала она, касаясь щеколды и ласково глядя в печальные глаза маленького брата, – лишь бы успеть скрыться в лесу.
– Уэльский Орел следит за вами денно и нощно, – неожиданно раздались из темного угла спокойные слова.
Слова были произнесены не на французском, на котором разговаривали Линет и Алан, но на английском языке саксов, который, будучи родным для коренного населения Рэдвелла, хорошо был знаком и детям сеньора; говоривший же, видимо, тоже понимал французский, но предпочел язык своей родины.
Все это мгновенно промелькнуло в голове Линет, она попыталась что-то предпринять, но на освещенную пламенем камина часть комнаты уже выходила молодая и стройная, с черными как вороново крыло волосами женщина. Женщина в доме Орла таким ранним утром? Одна? Неужели его жена?! Мысль эта лишила Линет разом и мужества и речи. Почему же такая простая мысль, что столь красивый мужчина в возрасте чуть более тридцати, тем более Уэльский принц, может оказаться женатым, раньше не приходила ей в голову?
– Даже если бы вы и знали, куда идти, – продолжала женщина спокойным тоном, нимало не соответствовавшим ее полудикой внешности, – то эти горы справлялись и не с такими смельчаками, дерзнувшими ослушаться Райса. Они уже не расскажут об этом. – При последних словах в глазах женщины блеснула такая радость, что Линет побледнела и инстинктивно сделала несколько шагов назад, своим телом закрывая брата от ее недоброго взгляда.
– Но зачем им убивать нас? – Стремясь отвлечь внимание незнакомки от мальчика, она спрашивала наобум, не надеясь получить никакого ответа.
– А зачем вашему отцу понадобилось убивать его родных? – Ответ, брошенный без колебаний, был полон ядовитой горечи.
– Но наш отец никого и никогда не убивал просто так, он мог сделать это, только защищаясь! – Алан храбро выступил вперед из-за сестриных юбок, разозленный тем, что Линет снова оберегает его, как беспомощного младенца. Но он уже наполовину прошел испытание, уготовленное для рыцарей, и сам способен постоять за себя!
Пламя камина дикими языками плясало на склоненной голове женщины, в то время как ее губы кривила циничная улыбка, так похожая на улыбку самого Орла.
– Юность с наивностью – ах, как мило! – процедила она сквозь зубы, медленно обходя Линет и рассматривая ее с ног до головы.
От девушки не укрылся тот полный разочарования темный взгляд, которым незнакомка закончила свое исследование, и, сгорая от стыда, Линет подняла на женщину вопрошающий взгляд. Та лениво пожала плечами и ответила, ничуть не пытаясь скрыть оскорбление, содержащееся в убийственных словах:
– Я полагала, что решение Орла выбрать в заложницы именно тебя обусловлено причиной более глубокой, чем та, о которой он говорил, но теперь вижу, что это совершенно не так. Ты не та женщина, ради обладания которой Райс станет рисковать жизнью.
Трудно было обидеть девушку больнее, но тем не менее она, все детство и юность которой прошли в беспрестанной работе над собой, в выработке самообладания, в ответ на эту тираду лишь надменно вздернула подбородок. Она не позволит себе поникнуть перед этой женщиной и не поддастся гневу, как не поддалась ревности. Женщина тоже выглядела теперь гораздо беспокойней, и Линет неожиданно догадалась, что, вероятно, красавец-принц давал ей немало поводов к столь агрессивному поведению; взять хотя бы его жгучий поцелуй в рэдвеллской башне. Девушка почувствовала к незнакомке почти симпатию и одновременно стыд за свое поведение прошлой ночью.
Она ласково взглянула на смуглянку, и та ощутила, как от светло-карего взгляда пленницы поднимается волна удивления. Женщина поспешно отвела глаза.
– Вне зависимости от странных вкусов Орла, ты с братом окажешься в смертельной опасности, если попробуешь вырваться отсюда через земли, где вдоволь найдется охотников на твое юное тело.
– Пусть только они попробуют прикоснуться к сестре! – Алан уже достаточно навидался женщин, игнорирующих его присутствие, и потому вел себя достаточно вызывающе. – Я сумею защитить Линет даже ценой собственной жизни!
Темные глаза помягчели.
– Думаю, что твоя защита окончится полным поражением и не спасет никого. В Рэдвелле и в других норманнских землях ваши желания еще кое-как уважаются, благодаря вашему положению и вашему будущему, но здесь, на земле кимеров, сердца людей ожесточены в битвах с вашим отцом, жадным до чужого, и потому тебя смахнут как назойливую муху, лишь бы полакомиться сладким кусочком.
Алан гордо выпрямился, но, как ни старался, голова его едва доходила до плеча черноволосой женщины. Он был уже достаточно взрослым, чтобы понимать ситуации, когда слова становятся бессмысленными, но горящая в глазах ненависть выдавала все обуревающие мальчика чувства.
Линет с трудом удержалась от желания ободрить брата, испытавшего столь незаслуженное оскорбление, – но это бы лишний раз подчеркнуло его юный возраст. Девушка поняла это сразу, но куда труднее было объяснить вдруг смягчившийся тон незнакомки и ее сожаление по поводу обиды мальчика. Линет никак не могла решить, почему это сердце, столь непримиримое по отношению к ней, смягчилось при дерзком поведении подростка.
– Так что, – красные губы снова сложились в злую усмешку, – лучше вам оставаться здесь, под охраной Орла. По крайней мере до тех пор, пока он не получит требуемого.
Слова эти также показались Линет несколько странными. Почему эта женщина все время называет своего мужа Орлом? Нарочно ли она постоянно отделяет себя от него, употребляя не имя, а прозвище? Неужели его измены заставляют ее ставить между ними этот бесполезный барьер? Но не успела Линет ответить и на один из этих вопросов, как дверь за ее спиной приоткрылась.
– Клянусь, это так – до тех пор, пока мои земли не будут мне возвращены.
Густой бархатный голос, раздавшийся прямо за спиной у девушки, заставил ее судорожно обернуться, но в тот же миг длинная юбка, обернувшись вокруг уродливо замотанных ног, потянула Линет к полу, и она бы непременно упала во второй раз, если бы мощная рука Орла бережно не поддержала ее за талию. Итак, он спас ее от вторичного падения, но не от унижения, вновь волной захлестнувшего девушку при этом доказательстве своей неуклюжести, и не от дрожи, пробежавшей по ее телу от его неожиданного объятия.
Чуть задержав девушку в своих сильных руках, Райс искоса взглянул в ее широко распахнутые медовые глаза, отененные длинными ресницами, и чуть заметно улыбнулся. Улыбка эта не покинула его лица даже при известии о предпринятом было юной парой неудачном побеге.
– Попытка ваша бессмысленна, ибо стража расставлена повсюду и убежать дальше наружной лестницы невозможно.
Всеми силами стараясь замять нелепый инцидент с падением, Линет, тем временем, старательно расправляла платье. Почему же случается так, что она постоянно выглядит перед этим человеком дурочкой? Хороша она, наверное, сейчас, с ногами, замотанными до колен в рваное тряпье, в разорванном платье и с волосами, разбросанными по плечам так, как едва ли подобает высокородной девице! Линет пыталась как-то оправдаться, найти более или менее достойный ответ, но, прежде чем она в этом преуспела, снова раздался голос темноволосой женщины.
– Пока твои земли не будут тебе возвращены? – В ее голосе звучала насмешка и горечь. – Еще одно доказательство того, что ты провел при норманнском дворе слишком много времени, Райс. Ты забыл, что уэльские принцы, в отличие от норманнских королей и баронов, не владеют землями своего народа.
– Нет, Грания, – порывисто обернулся к ней принц, – я не забыл ничего – ни за десять лет моего отсутствия, ни за пять – моего пребывания дома.
Улыбка сбежала с лица Райса, ставшего холодным и жестким: никогда еще с самого его возвращения на родину не сказала ему сестра ни одного ласкового слова. Конечно, когда его, высокородного и богатого заложника, отправили к норманнам, сестра была еще совсем неразумным ребенком и многого не понимала, но теперь это вовсе не служило оправданием ее постоянных упреков и укоров в том, что от него тогда никак не зависело.
– Ты, вероятно, забыла, что я был отправлен в Нормандию для безопасности кимерского народа и сохранения мира в нашей стране. – Голос Райса звучал все громче. – В той стране, которой я владею сейчас не только по праву рождения, но также по воле народа и по праву поединка!
Про Линет принц, казалось, совсем забыл, и девушка с ужасом чувствовала, как сжимаются на ее плечах стальные руки, а в черных глазах стекленеет лед. Превозмогая боль, она с тоской ждала подтверждения своей недавней разгадки: эти двое женаты, но, увы, как видно, не очень счастливо – и подтверждение этому действительно скоро последовало.
– А, кроме того, эти земли мои, еще и благодаря нашей связи.
– В который раз можно поднимать эту тему, Грания? – неожиданно разрядил повисшее напряжение третий голос. – Ты должна благодарить Райса уже за то, что он заставил этого скаредного графа понять ложность своих целей и увидеть Абергель-Фарм принадлежащим подлинным владельцам.
Линет увидела, как лицо Грании при этих словах побелело, и, обернувшись, обнаружила, что принадлежат они тому самому смуглому бородачу, который помогал принцу привести заложников прошлой ночью. Девушка выпрямилась и чуть было не рванулась ему навстречу, сжигаемая желанием ответить на оскорбление в адрес отца, но Райс, сразу же почувствовавший у себя под руками движение ее хрупкого тела, заговорил сам, прежде чем Линет успела раскрыть рот.
– Оувейн говорит правду. Земли, которые я требую у графа, были приданым Грании, а до того – приданым ее матери, и много лет назад граф Рэдвелл поклялся не применять силы и лишь честью действовать на этих территориях.
Янтарные глаза вспыхнули изумлением, и, довольный, Райс перевел взгляд на Оувейна, одарив его милостивой улыбкой.
– Я очень доволен, что даже без моего напоминания Оувейн говорит только на том языке, что понятен тебе и брату. Пусть лучше ты будешь знать правду, как бы горька она ни была. Поступить иначе – значило бы посеять в тебе подозрения, которые, как известно, имеют обыкновение множиться, подобно растущим в темноте грибам.
Бородач нахмурил тяжелые брови и одобрительно кивнул.
Разумеется, Линет тоже сразу оценила возможность вести разговор на одном языке, тем более что тема его – приданое и клятва – весьма ее заинтриговала. Она украдкой взглянула на лицо черноволосой женщины – его ледяные застывшие черты, казалось, полностью подтверждали все, что было сказано принцем о принадлежащих ему землях. Линет нахмурилась. Вероятно, здесь кроется какая-то ошибка; пусть она знает немногое, но то, что ее отец – человек чести и не может быть заподозрен ни в каких клятвопреступлениях, она знает наверняка. Эту уверенность в ней не поколебать никаким доводам принца и его окружения. А доводы продолжались.
– Клянусь тебе, граф Годфри письменно обещал в свое время признать и не нарушать никогда оговоренных границ. – Видя на бледном личике девушки упрямое неверие, Райс начал горячиться. – А сейчас он захватил Абергель, жестоко убив при этом неповинного старика! Вот до чего довело его стремление позабыть клятву и потерять честь!
Но, пока Линет лихорадочно подыскивала какие-нибудь надменные и веские слова, которые опровергли бы это абсурдное и лживое обвинение, в разговор горячо ворвался Алан.
– Да как вы смеете говорить о нашем отце такую гнусную ложь! – И не успела девушка остановить брата, как мальчик налетел на принца и начал молотить по его спине кулаками, не забывая и о пинках.
Райс спокойно протянул назад руку и, схватив ребенка за шиворот, приподнял на некоторое расстояние от пола.
– Оувейн, убери-ка этого злобного лорденка куда-нибудь подальше. – И насмешливо добавил, обращаясь уже к мальчику: – Надеюсь, что вскоре ты научишься более пристойным манерам, включая и оказание уважения человеку, дающему тебе хлеб и кров. – Лицо Алана покраснело от нового оскорбления, но принц не дал ему наговорить лишнего. – Не забывай, что я вполне мог бы обращаться с тобой как с заключенным, каким ты на самом деле и являешься. Я бы мог заковать тебя – да и твою сестру в придачу – в тяжелые цепи и поместить в убогую дыру, где вашими друзьями были бы только свиньи. Я…
– Да мы предпочли бы компанию благородных животных твоей, мерзкий сарыч! – Не задумываясь, Алан смело говорил не только за себя, но и за сестру. – Какой ты орел – ты просто канюк, издевающийся над слабыми!
– Так… Значит, я канюк, а твой батюшка – немощная жертва, а? – Райс не мог удержаться от улыбки. – Я весьма сомневаюсь, что он одобрит подобную защиту своего доброго имени, тем более любимым сыном и единственным наследником.
При этих словах Райс и Оувейн обменялись понимающими усмешками, что довело Алана до последней степени ярости, и он, как мог, продолжал сопротивляться бережной, но чудовищно-крепкой хватке Оувейна.
Напоследок Райс покачал головой и напутствовал соратника следующими словами:
– Будем надеяться, что компания твоего брата вполне развлечет этого строптивого – о нет, скорее, заблуждающегося! – отрока.
Бородач, с легкостью перекидывая извивающегося мальчика через плечо, хмыкнул в ответ нечто похожее одновременно и на смех, и на рычание:
– Ну, для Дэвида это будет достойная компания! – И с этими словами он унес мальчика прочь из дома, где под надзором Орла оставалась его растерянная сестра.
Чувствуя, как последняя надежда на освобождение покидает ее сердце, Линет пристально следила через плечо своего похитителя, куда ужасный человек уносит ее бедного брата. Сквозь раскрывшуюся дверь она увидела и третьего человека из вчерашней компании – юноша с обнаженным мечом и длинным кинжалом на поясе нес свой дозор прямо у наружной лестницы. Увы, он был теперь не нужен, ибо бежать без Алана девушка и не помышляла. Неужели хитрый Орел специально разъединил ее с братом, чтобы предотвратить даже попытки к бегству?


– Так он отверг мое предложение! – задыхаясь от гнева, прорычал Озрик. Раздраженный до последней степени, он кидал свое крупное тело от одной стены крошечного домика, выбранного его сестрой для жилья по какому-то странному вдохновению, до другой. Его когда-то светлые, а теперь тронутые сединой и потемневшие волосы падали на мощные плечи, ходившие ходуном от возмущения. – Да я ославлю его на весь христианский мир! Надо же, посметь заявить, что время прошло, что отец Бертран мертв и моим словам никто не поверит!
Морвена тихо сидела на колченогом стуле, готовом развалиться и рассыпаться в любую минуту, как и она сама, сумасшедшая и с нечесаными седыми волосами. Глаза ее были дики, руки дрожали, но в лице светилось выражение разумности. Действительно, нельзя было сказать, что рассудок напрочь оставил ее, скорее, он просто стал несколько странным и был направлен лишь на какие-то определенные цели.
– Больше того, – продолжал Озрик свои гневные жалобы, – он забрал своего наследника, находившегося у меня на воспитании, якобы для того, чтобы отправить сопливого щенка в Нормандию!
– Да, ты страдаешь, я вижу, но какое дело мне до твоих страданий? – Морвена вперила в говорившего взор, от которого Озрику всегда становилось не по себе, особенно от той его замутненности, которая делала глаза почти невидимыми на фоне мертвенно-бледного лица. – Ведь ты пришел по моей просьбе и ради моих целей.
– Но какая от меня теперь польза, сестра, когда дело сделано? – Озрик обеими пухлыми ладонями оперся на шаткий столик и старался не отводить взгляда от проникающих прямо ему в душу глаз сестры. – Теперь я ничего не могу сделать, кроме того как признать, что Господь все же покарал его за все причиненное нам зло.
Подобно птице, наблюдавшей за червяком, Морвена быстро склонила голову набок.
– Месть будет сладка, но ценой моего участия в любом придуманном тобой плане я ставлю только справедливость.
– То, что для тебя будет справедливостью, я буду воспринимать как высшую кару, и мы оба добьемся от него того, что ищем. – Озрик выдвинул стул и, предварительно опробовав, осторожно уселся. Этот рахитичный предмет обстановки вновь пробудил его раздражение, вызванное убогостью мерзкой лачуги. Внизу, в долине, достаточно удобных деревянных домов, вполне пригодных для проживания владелицы земли и народа, ее населяющего, но упрямая старуха живет там лишь тогда, когда навестить ее приезжает сын, а Марк делает это крайне редко.
Морвена опустила глаза на остатки эля в простой глиняной кружке, и немигающий их взгляд с каждым словом брата разгорался все большей ненавистью.
– В то время как я собирался к тебе, чтобы вместе подать наши голоса против общего заклятого врага, прибыли новости, новости, которые мы вполне сможем использовать к нашей выгоде! – Озрик плотоядно потер руки, словно в предвкушении обильной трапезы.
– Новости? Какие новости? – Морвена взглянула на брата и подалась к нему, каждой чертой своего лица выдавая происходившую в ней борьбу подозрительности и любопытства.
– Боюсь, что наш племянничек перешел нам дорогу. – Озрик надуманно нахмурился. – Но, кажется, лучшего нам и желать трудно – Райс похитил не только дочь Годфри, но и его наследника!!!
Блеклые глаза Морвены резко мигнули – в первый раз с начала этого долгого разговора.
– Так зови своего сына домой, посылай за ним немедленно! – Озрик радостно хлопнул в ладоши. – Час мести и справедливости недалек! – И тучный лорд решительно умолк на то время, пока Морвена писала письмо, которое должно было отправиться далеко-далеко, на самый запад Уэльса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Песня орла - Роджерс Мэрилайл



Мне очень понравилось
Песня орла - Роджерс МэрилайлАнна
28.07.2012, 20.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100