Читать онлайн Недоверчивые сердца, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Недоверчивые сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Следующие два дня яркое солнце и сладкие весенние запахи развеяли уныние, царившее в замке Таррант, но Несса не теряла бдительности. К концу второго дня дурные предчувствия усилились, казалось, что повсюду, в каждом углу затаился невидимый враг.
Вечером Гаррик восседал за высоким столом с таким подавленным видом, будто кто-то умер. Воины говорили шепотом, ни смеха, ни веселых выкриков. Не было даже улыбок. Все понимали: близится вооруженное противоборство. Гаррику только хотелось бы знать, сколько его собственных людей выступит против него. Отец предупредил, что Гилфри еще раз встречался с какими-то людьми и среди них был Эрделл. Гаррик нисколько не сомневался: в открытом бою он одержит победу, но приходилось ждать нападения исподтишка, и это ужасно раздражало.
От размышлений его отвлек голос жены:
— Мерта поможет нам набрать цветов, мы их высушим и добавим для запаха в свежую тростниковую подстилку.
Гаррик видел, что любимая склонилась к Алерии, отвечая на вопрос, которого он не слышал. Красотка его изумляла: она разыгрывала из себя любящую жену. Он не знал, что на нее подействовало — его отпор или какое-то другое поражение, — но очень надеялся, что ее нынешнее настроение не мимолетный каприз.
— Мы пойдем рано утром? — спросила Алерия.
— Или в конце дня, чтобы не в самую жару. — Несса ободряюще улыбнулась сестре; кажется, она настроена стать хорошей женой, а со временем, возможно, и хозяйкой собственного дома.
— Как хочешь, — охотно согласилась Алерия, но в глазах ее было такое мучение, что Несса испугалась: не вернулась ли сестричка к своим прежним манерам?
Рейнард поспешил объяснить, в чем состоит затруднение Алерии:
— Я обещал, что если днем будет ясно, то мы с ней поедем на соколиную охоту.
Несса обрадовалась, что супруги проведут время вместе, и сказала:
— Тогда завтра с утра!
Алерия вспыхнула и прикусила губу, чтобы не слишком откровенно радоваться.
«Это хорошо, что Несса намерена заняться украшением замка», — подумал Гаррик. Он приветствовал все, что отвлекало ее от слишком очевидного беспокойства. Ему самому было трудно ждать, но он по крайней мере отведет душу в бою, а ей остается только ждать и молиться. Странное дело — он верил в ее молитвы чуть ли не больше, чем в собственную силу, а она у него немалая. Уже не один раз он избежал смерти не потому, что он такой сильный, а благодаря случайности — или же невидимая рука отводила от него смерть!
Зал был полон — воины, крестьяне, вассалы, — но все были так напряжены, что сразу же услышали скрип наружной двери. В полной тишине из мрака тоннеля вышел стражник в цветах Тарранта — серое с алым, — он сопровождал изящного стройного незнакомца. Под вопросительными взглядами воинов стражник провел гостя между рядами столов к возвышению и оставил его перед столом графа.
Незнакомец учтиво поклонился. Гаррик молча кивнул, он ждал объяснений.
— Канцлер шлет вам приветствие, — проговорил гость. — Он просил меня вручить вам это послание. — Гонец извлек из-под складок одежды желтоватый пергамент.
Несса украдкой взглянула на лорда Уильяма, сидевшего справа от нее. Тот сурово сжал губы и кивнул. Она пристально посмотрела на пергамент, скрепленный не официальной печатью канцлера, а личной печатью Джеффри.
Гаррик снова кивнул и с улыбкой протянул к письму руку. Граф не получал писем от Джеффри с тех пор, как покинул двор Генриха, и сейчас, в накаленной обстановке последних дней, ему было особенно приятно получить дружеское послание. Он медлил, глядя на восковую печать. О чем может писать Джеффри? О новых интригах Элеоноры? О какой-то особенной опасности? Конечно, нет! В этом случае он бы сам примчался к другу на помощь. Граф смотрел на печать, как будто она таила в себе угрозу. Возможно, Джеффри понимает, что его приезд ускорит нападение, вот он и не искушает судьбу.
Несса чуть не застонала, когда Гаррик, так и не распечатав письмо, сунул его за широкий кожаный пояс. Лорд Уильям накрыл ладонью ее молитвенно сложенные руки — в этом жесте выразился весь страх Нессы.
Старый граф понимал: если Гаррик заподозрит, что они очень интересуются письмом, он непременно позаботится о том, чтобы они ничего не узнали. Теперь вся надежда на Нессу. Лорд Уильям тихо прошептал:
— Я пошлю Уилла, чтобы вертелся на площадке возле твоей комнаты. Он передаст твои слова сначала мне, потом — Рейнарду. — Старик крепко сжал ее пальцы, потом откинулся на спинку стула и отломил кусок хлеба.
Несса же, не открывая глаз, неистово молилась о том, чтобы у себя в комнате Гаррик раскрыл ей секрет — или чтобы небо хоть что-то подсказало.
Ее молитвы были услышаны. По окончании ужина Гаррик предложил ей пойти в комнату. Только когда за ними закрылась дверь, граф вскрыл письмо друга. Несса смиренно сидела за столиком возле камина и напряженно ждала. Если Гаррик будет по-прежнему беспечен, он должен хотя бы уловить ее тревогу! Она увидела, что черные брови сошлись у переносицы, а глаза вспыхнули серебром. Гаррик в задумчивости пробормотал:
— Я боюсь не меньше. — Он отошел к кровати и оперся о столб, на котором держались занавески. Несса затаила дыхание. — Он не осмеливается ехать сюда. Завтра утром. Скала Хайдата.
— Скала Хайдата? — невольно прошептала Несса. То самое место, где они с лордом Уильямом встречались с Коннелом! Впрочем, ничего удивительного: во всей округе нет более приметного знака.
Гаррик оглянулся на ее голос — он и забыл о присутствии жены. Увидев, как она напряглась, он обругал себя за то, что испугал ее ненужным разговором.
— Милая, тебе не о чем беспокоиться. Я поеду на встречу со старым другом. Он не может представлять опасности.
Несса постаралась улыбнуться, но это плохо получилось; тогда она принялась ворошить дрова в камине: ей казалось, что ворохи искр и языки пламени — это картина противоборства.
Гаррик снова уткнулся в письмо. Тут Несса сказала:
— Появление нежданного гостя меня встревожило, и я забыла сказать Мерте, что завтра с утра мы пойдем собирать цветы. — Гаррик, поглощенный чтением, рассеянно кивнул. — Я велела Уиллу принести побольше дров в комнату Алерии и Рейнарда. Пойду проверю, как он исполнил приказание, а потом пошлю его к Мерте.
Она улыбнулась — уже более естественно — и пошла к двери.
— Уилл, — окликнула мальчика Несса, стоя в дверях.
Уилл тут же прибежал.
— Да, миледи…
— Ты пополнил запас дров в той комнате? Тогда передашь одно сообщение. — Несса подмигнула, надеясь на понятливость мальчика.
— Дрова я принес, так что могу сбегать с сообщением. — Уилл ухмыльнулся, видя, что леди довольна.
Несса вышла в коридор и плотно прикрыла за собой дверь.
— Беги сначала к лорду Уильяму, потом — к сэру Рейнарду. Скажи: завтра утром, скала Хайдата. — Уилл кивнул. — И самое важное: поспеши в Суинтон и скажи то же самое барону Райборну.
Гордый важностью поручения и доверием госпожи, Уилл снова кивнул. Графиня вернулась к себе, а мальчик побежал выполнять секретное задание.
Рассвет окрасил в серые тона набрякшее облаками небо; Несса взмолилась, чтобы утро не предвещало такой же мрачный день. Она вышла на пустынный двор и направилась к конюшне возле крепостной стены. Под низкой крышей было совсем темно. Несса остановилась, привыкая к темноте, и услышала, как мужчины тихо переговариваются, седлая лошадей. Вскоре она нашла того, кому пришла пожелать успеха. Он стоял прямо перед ней — огромный черный силуэт, средоточие ее мира. Он до сих пор не верил в реальность угрозы, но был серьезен. Она поднесла к губам сомкнутые ладони, не сводя глаз с человека, за которого молилась высшим силам.
Гаррик проверил уздечку, потрепал по гриве коня, потом вдруг оглянулся и увидел жену, молча стоявшую в дверях. С распущенными по плечам волосами, в длинном темно-зеленом платье, она казалась лесной феей, порождением хмурого утра. Ему бы следовало рассердиться, что она появилась на людях в таком виде, но он понимал: встревоженной женщине было не до условностей, она торопилась увидеться с ним перед отъездом. Граф полагал, что после их ночного огня, когда она взывала к его силе и любви, словно в последний раз, она должна бы еще спать. Нессе не требовалось так рано вставать, но ей мало было его заверений, ей хотелось проводить его и пожелать счастливого пути.
Позвякивая сбруей, люди выводили лошадей на утренний свет. Скрипнула кожа — воины вскочили в седла. Все были готовы к отъезду, ждали только сэра Эрделла. Гаррик решил не оставлять предателя за спиной — пусть лучше будет на глазах — и теперь злился на его обычную медлительность.
Изнывая от страха — может быть, она в последний раз видит мужа живым и невредимым, — Несса старалась запомнить каждую черточку его лица.
Гаррик наклонился и быстро поцеловал Нессу в губы. Выпрямившись, увидел, что ее глаза полны слез. Несса, его голубка, символ любви и мира…
— Милая, клянусь тебе, я вернусь раньше, чем солнце закончит свой дневной путь. Джеффри мне не опасен. А для защиты в дороге я взял всех своих людей, они надежны и испытаны в боях.
Несса не смела заговорить, чтобы слезы не хлынули по щекам, но она не могла отпустить мужа всего лишь с целомудренным поцелуем. Она встала на цыпочки, притянула его к себе за плечи и крепко поцеловала в подбородок — только туда смогла дотянуться.
Гаррик предпочел бы не обниматься при воинах, но эта женщина опять выбила его из седла! Он прижал ее к себе и впился в ее губы страстным поцелуем.
— Милорд, я принес печальную весть, — раздался голос Эрделла.
Почти теряя сознание от отчаянной любви к мужчине, собиравшемуся в опасный поход, Несса все же почувствовала, как Гаррик замер.
Не выпуская любимую из рук, граф покосился на Эрделла; было очевидно, что этот рыцарь не грустил, а радовался.
— Милорд, ваш гость, угрюмый молодой рыцарь, загадочным образом исчез. — Для Эрделла поступок Рейнарда был подарком судьбы. Если сегодня ничего не выйдет, у него есть козел отпущения!
Почувствовав, как задрожала Несса, Гаррик опустил на нее глаза — она-то явно была расстроена. Еще бы ей не расстраиваться, когда появилось доказательство, что ее зять — предатель! Граф жестом отослал Эрделла к воинам и взял коня под уздцы.
Несса была уверена, что Эрделл подсунул графу эту новость для того, чтобы тот не спросил о причине опоздания. Эрделл, конечно, бегал в стан Гилфри — сообщить о предстоящем. Однако она надеялась, что им удастся остановить заговорщиков.
Гаррик поехал во главе отряда. Обернувшись, он прижал руки к сердцу в прощальном приветствии своей голубке и тронулся в путь. Несса проследила, как всадники скрылись в тоннеле внутренней стены замка, и бросилась бежать — через двор, наверх и в Большой зал.
— Где лорд Уильям? — спросила она у сэра Руфуса.
Вокруг сновали слуги, готовившие столы к утренней трапезе для оставшихся в замке; они удивленно смотрели на запыхавшуюся госпожу. Как и при первом появлении Нессы в Тарранте, старый рыцарь стоял у камина. В руках у него был кинжал с костяной ручкой; он как-то раз сказал, что точно такой же кинжал есть у Эрделла.
Сэр Руфус в изумлении уставился на графиню, он впервые видел ее в таком возбуждении.
Несса стиснула руки и постаралась улыбнуться.
— Мне срочно нужно с ним поговорить. Пожалуйста, скажите, где он?
Сэр Руфус обрел привычную сдержанность и проговорил:
— Если он нужен прямо сейчас, то, боюсь, вам придется повременить. Он ушел несколько часов назад и до сих пор не вернулся.
Несса взмолилась о ниспослании удачи. После встречи с Коннелом они с лордом Уильямом все рассказали Рейнарду, и он должен был поехать впереди Гаррика, чтобы отыскать скрытую западню и предупредить о ней. Но теперь Гаррик не поверит Рейнарду. Очень может быть, что, встретив Рейнарда, он с ним поступит как с врагом. Ей следовало придумать, как защитить мужа и одновременно позаботиться о человеке, который попал в опасность, выполняя данную ей клятву.
— А где Мерта? Где Орам?
— Оба ушли со старым графом, — ответил сэр Руфус.
Несса тяжко вздохнула. Почему свекор уехал в ночи? Почему ничего ей не сказал? И еще важнее: почему он взял с собой ее друзей, а не ее саму? На дальнейшие расспросы не оставалось времени. Нужно было полагаться только на себя и не терять ни минуты.
Несса ринулась в конюшню. Сэр Руфус и остальные воины в испуге смотрели ей вслед. Седлать кобылу было некогда; Несса взлетела на спину лошади и пустила кобылу в бешеный галоп. Копыта прогремели по мосту, потом глухо простучали по дороге, ведущей к наружной стене. За этой последней преградой Несса повернула на дорогу, ведущую к скале Хайдата.
Серое небо и так давало мало света; когда же Несса въехала в густой лес, где свет заслоняли огромные деревья, ей пришлось перевести кобылу на шаг, чтобы она не угодила в яму среди подлеска. Хотя дождя не было несколько дней, в лесу пахло сыростью.
После мучительно долгой езды лес наконец расступился, и она увидела камень-монолит посреди небольшой поляны. Она прибыла на место, прибыла первая. Но что ей теперь делать?
Без приключений добравшись до цели, Гаррик не удивился, увидев, что он с отрядом прибыл первым, ведь они выехали очень рано, а через некоторое время догнали Рейнарда. Что ж, теперь этот предатель перестанет вопить об опасностях. Граф пристально посмотрел на юного рыцаря, сидевшего на лошади как мешок с зерном. Он не сомневался, что опасностью был сам этот рыцарь, а его рассказы о грозившем им нападении не что иное, как последняя попытка спасти свою шкуру. Гаррик был уверен, что теперь опасность миновала и ему остается только подождать Джеффри, чтобы подавить мятеж. Впервые за долгие часы он расслабился и вспомнил о нежной и ласковой женщине с мягкими локонами и сладкими, как персик, губами — она в его объятиях превращалась в пламя и растапливала тот кусок льда, в который превратилось его сердце.
Несса сидела на широкой ветке вяза; к счастью, в детстве она научилась лазать по деревьям, где пряталась от гнева отца и оскорблений сэра Гилфри. Она в страхе смотрела, как расслабился ее любимый — этого никак не должен делать воин. Что сможет сделать она, невооруженная женщина? Сумеет ли защитить его? Увы, она так торопилась, что даже не взяла с собой оружия. А если бы и взяла — она не умеет с ним обращаться, этому редко учат благородных девиц и никогда — послушниц аббатства. Ей оставалось только молиться. Глядя на мужчин, которые слонялись по поляне, шутили и совершенно не думали об опасности, она молила Бога и всех святых, чтобы Коннел со своим отрядом успел вовремя, а если нет, то чтобы она нашла соломинку, за которую можно ухватиться… «Надо молиться с открытыми глазами», — сказала себе Несса. А в следующее мгновение она увидела, как на другой стороне поляны шевельнулся папоротник. Несса затаила дыхание. Присмотревшись, она поняла: под высокими зелеными листьями лежал Уилл. Неужели он так и не добрался до Суинтона? От ужаса Несса чуть не забыла о главном — в кустах под ее деревом затаились сэр Гилфри и маленький тощий человечек с жиденькими черными волосами.
Воины из Тарранта расселись на поляне, некоторые стояли, привалившись к скале, и все беспечно ждали прибытия друзей.
— Глупцы! Встаньте, приготовьтесь встретить нападение! — прозвенел голос Рейнарда.
— Это ты глупец, — засмеялся молодой воин и приподнялся на локте. — Думаешь, мы поверим твоим безумным россказням, которые ты часами твердишь, как попугай?
В отчаянии Рейнард закричал:
— Если ваш граф не принимает всерьез опасность, ваш долг защитить его, быть бдительными!..
Воин лениво поднялся и обратился к графу:
— Милорд, позвольте, я заткну пасть этой собаке.
Несса замерла; Рейнард снова и снова повторял свои предупреждения — о молодом принце, о мстительном рыцаре, о мятеже с целью прикрыть убийство. Воины хохотали, и даже граф улыбался. Рейнард всех насмешил — кроме крайне нервного Эрделла, который предвкушал давно ожидаемое отмщение.
Время тянулось невыносимо долго, нескончаемо. Внезапно незнакомец, стоявший в кустах, прямо под Несши, поднял лук и прицелился в смеющегося графа — и Несса мгновенно отреагировала. Раздался пронзительный крик, и почти одновременно с ним просвистела стрела, вонзившаяся в дерево рядом с Гарриком. Он вскочил и кинулся в кусты, откуда доносились крики; следом за графом бросились его воины. Глаза, метавшие ледяные стрелы, округлились при виде за бавного зрелища: сэр Гилфри пытался сбросить со спины мальчишку, который вцепился в него как клещ. А в следующий миг граф увидел на земле знакомую — слишком знакомую! — фигуру мужчины, который отчаянно отбивался от хрупкой молодой женщины. Несса вцепилась в него мертвой хваткой и отпустила только после того, как Гаррик оттащил ее и схватил противника за горло.
— Берегись Тарранта! — прогремел знакомый боевой клич.
Гаррик резко обернулся, не выпуская свою жертву; к ним скакал Коннел, размахивавший над головой мечом.
Увидев Гаррика, барон в замешательстве остановился; остановился и весь его отряд.
Тут Гаррик повернулся к жене. Пока Несса боролась с убийцей, она не думала о ссадинах и царапинах, но теперь почувствовала, что у нее ноет и болит все тело. Она не двигалась, чтобы не стало хуже, и неотрывно смотрела на мужчину, которого называла «искусителем во спасение». Передав своего пленника сэру Джасперу, граф шагнул к Нессе, подхватил ее на руки и прижал к груди. Он заглянул ей в глаза, и его взгляд был красноречивее любых слов.
Вокруг все громко хвалили Уилла за блестящую атаку и связывали угрюмому Гилфри руки за спиной.
— Хвала всем святым, мы удостоились посещения нашего обожаемого принца! — с усмешкой воскликнул барон, глядя на бывшего противника Нессы. Повернувшись к графу, Коннел проговорил: — Гаррик, я понимаю, что у тебя есть более приятные занятия, но отвлекись, поприветствуй нашего сиятельного гостя.
Гаррик повернулся и окатил ледяным взглядом человека, о котором его постоянно предупреждала Несса. Джон потупился и начал оправдываться.
— Спокойно! — прорычал сэр Гилфри. — Они напали на нас, когда мы были одни. Они пока еще не победили, хоть думают иначе, — В его голосе были презрение и вызов. — У нас есть свои силы, и мы еще увидим, как вы побежите, сломленные нашей мощью.
— Какие силы, вот эти? — В охватившем всех возбуждении никто не заметил, как на поляну вышли человек сорок слуг под предводительством лорда Уильяма и «потерявшихся» друзей Нессы. Старый граф насмешливо взглянул на сэра Гилфри. — Благодаря содействию Орама я узнал, кого ты соблазнил лживыми обещаниями, ночью всех объехал и обнаружил, что никто из них и не собирался следовать за тобой. Они знают, что мой сын больше заслуживает доверия, чем ты. Ты собирался использовать этих людей для достижения своей цели, а потом они бы поплатились за это жизнью.
Лорд Гилфри в ярости передернул плечами. А лорд Уильям тем временем продолжал:
— Но они и без моего вмешательства собирались позволить тебе прийти сюда, чтобы ты пал перед мощью Ледяного Воина. Тебя ждет его возмездие?
— Боюсь, что нет, отец, — прозвучал над ухом Нессы голос Гаррика. — Возмездие я оставляю тебе. Наш гость королевской крови преуспел бы, если бы не защита моего доброго духа, моей голубки, обладающей удивительной силой, — ей он не смог противостоять.
Несса в смущении уткнулась лицом в широкое плечо Гаррика.
— Моя жизнь продолжается благодаря тому, что она защитила человека, который ей не верил, и благодаря доблести юного сэра, чья помощь будет вознаграждена. — Поверх кудрей Нессы Гаррик посмотрел на мальчика, который освобождал от пут ноги Рейнарда, связанного по ошибке.
Уилл радостно улыбнулся, но тут же постарался придать лицу невозмутимое выражение взрослого мужчины.
И тут вдруг раздался крик, похожий на рычание взбешенного животного.
— Сзади, Гаррик! — закричал Рейнард.
Граф инстинктивно сделал шаг в сторону и, поставив Нессу на ноги, повернулся, прикрыв ее собой. В следующее мгновение перед ними упал сэр Эрделл с кинжалом в вытянутой руке. И такой же кинжал с костяной ручкой торчал у него между лопаток.
Несса увидела, как из рядов странного отряда лорда Уильяма выступил сэр Руфус. Он медленно подошел к бездыханному телу внука и опустился на колени.
— Мне пришлось это сделать, мой мальчик, — пробормотал он, обращаясь к тому, кто уже не мог его слышать. — Твое поведение — позор для семьи, для Тарранта. — Старческие руки осторожно заправили растрепанные волосы мертвеца за ухо. Немного помолчав, сэр Руфус добавил: — Это я виноват. Я не научил тебя скромности, умению укрощать свое высокомерие и жадность. И за это должен теперь смотреть, как ты лежишь, сраженный моей рукой.
Хотя Несса не могла сожалеть о поступке, который спас жизнь ее возлюбленного, ей было мучительно жаль старика. Она опустилась рядом с ним на помятую траву.
Несса утешала сэра Руфуса и молилась за душу его внука, которому отныне не требовалась человеческая помощь. Гаррик же решительно направился к Рейнарду. Долговязый молодой человек переминался с ноги на ногу и потирал руки, только что освобожденные от веревки. Он неуверенно взглянул на приближающегося могучего воина.
— Я ошибался в мыслях и делах, прости меня… брат. — Гаррик протянул родственнику руку. Воцарилась тишина; оба не отрываясь смотрели друг другу в глаза. Наконец Рейнард с глубоким вздохом схватил протянутую руку пониже локтя — в знак прощения и признания родства.
— А раз ты брат моего названого брата, то ты и мой брат.
Не расцепляя рук, Рейнард и граф повернулись к человеку, прибывшему вместе с бароном. Гаррик засмеялся и свободной рукой хлопнул его по плечу.
Воины завернули труп Эрделла в накидку, положили его поперек седла и помогли своему капитану влезть на коня. Несса смотрела, как достойный рыцарь, внезапно еще больше постаревший, готовится проводить в последний путь своего внука. Знакомая сильная рука обняла ее за плечи. Гаррик повернул Нессу лицом к незнакомцу. Тот несколько мгновений пристально смотрел на нее, и она отвечала тем же. Седеющие волосы этого человека говорили о том, что он лет на десять старше графа; в лице же не было ни насмешки, ни осуждения, только любопытство.
— Несса, — объявил Гаррик с горделивой улыбкой, — это канцлер Англии, сын короля Генриха и мой друг — Джеффри.
Несса была в замешательстве: должна ли она сделать реверанс или это он должен ей поклониться? Послушницам не объясняли ненужные им тонкости этикета. Пока она колебалась, Джеффри поднес ее руку к губам и поцеловал.
— Я друг Гаррика и надеюсь стать и вашим другом. — У него была обаятельная улыбка. — Графу повезло — в качестве жены он имеет личного ангела-хранителя.
Несса покраснела. Видимо, пока она занималась сэром Руфусом, эти двое успели переговорить.
— Верно! Ему невероятно повезло, — раздался веселый голос Коннела. Несса смутилась еще больше, но на щеках появились чудесные ямочки. — Итак, мой незаслуженно счастливый друг, ты наконец научился доверять женщине?
— Видишь ли, моя леди — исключительная женщина. Она честная, верная, преданная. Она — пылкий ангел, голубь мира с когтями сокола. И она моя навеки веков.
Несса покосилась на мужа и увидела, как в глубине его серых глаз полыхнуло серебряное пламя.
Все участники драматических событий — в том числе и несостоявшиеся мятежники, которых привел лорд Уильям, — вернулись в замок Таррант к вечерней трапезе. Трапеза же превратилась в праздничный пир. Но перед этим всех ждал сюрприз. Когда Несса первая вошла в Большой зал, она ахнула. Казалось, за время ее отсутствия здесь потрудился какой-то добрый волшебник, преобразивший зал в обитель красоты. Повсюду висели узорные гобелены, и их яркие краски сверкали на фоне белых стен подобно драгоценным камням. А металлические подсвечники и масляные лампы были заменены на другие, сверкавшие серебром и золотом. Ошеломленная, Несса перевела взгляд к помосту — там, на высоком столе, стояли серебряные тарелки и кубки, украшенные драгоценными камнями.
— Шутка старика, моя милая, — прошептал на ухо Нессе лорд Уильям. — Это не такая уж большая плата за жизнь моего сына.
Несса покачала головой; она чувствовала себя недостойной такого богатства — как и в тот момент, когда увидела его впервые в запертой комнате. Но под взглядами всех присутствующих оставалось лишь одно — рука об руку со старым графом прошествовать к столу.
Когда она села на новый мягкий стул, лорд Уильям прошептал:
— Все это по праву твое, потому что ты — истинная графиня Тарранта. Как и моя Одлин, ты прекрасна внешне и внутренне.
Старик взял наполненный кубок. Подняв над головой сверкающий сосуд, он зычным голосом призвал всех к вниманию и проговорил:
— Поднимаю тост в благодарность той, которая вывела нас из холода и темноты прошлых времен. — Лорд Уильям немного помолчал, чтобы каждый мог вспомнить о том, что сделал для него этот милый ангел. Потом провозгласил: — Я пью за леди Нессу, графиню Тарранта!
Несса покраснела, чувствуя, как ее переполняет любовь, устремленная к ней со всех сторон. Все встали и присоединились к тосту; за столами — на возвышении и внизу — пили из кубков; даже слугам дали кружки, чтобы они могли выпить вместе с господами.
После того как все выпили и принялись за еду, неизбежно возник разговор о сегодняшнем противоборстве и обо всем, что к нему привело.
Восковые свечи и блеск серебряного блюда, стоявшего посреди стола, освещали черные волосы Гаррика, когда он медленно покачал головой и сказал:
— Я все еще не могу поверить, что Генрих так ослабил привязь, на которой держал принца Джона. Неужели он позволил ему навестить мать в Солсбери?
Джеффри хохотнул:
— Он и не позволял. Король уверен, что сын отправился на славную охоту, где одиночество и мужские занятия научат его разуму. Во всяком случае, так мне кажется.
Гаррик посмотрел на Джеффри и с кривой улыбкой сказал:
— Несса меня предупреждала, но я не верил. Но даже Несса считала Джона слишком трусливым для того, чтобы лично участвовать в столь опасных играх.
— Так бы и было, — вмешался Коннел, гордый возможностью показать свою причастность к раскрытию предательства. — Но я знал, как младший сын Генриха завидует братьям, в том числе Джеффри. И я знал, что твой друг постарается спасти тебя от козней братца.
Продолжил рассказ сам Джеффри:
— Я начал дразнить Джона, что он ждет милости от отца и братьев, а сам никогда не добьется земель, потому что не имеет ни хитрости, ни храбрости, чтобы их завоевать. Я сказал, что даже если ему представится такая возможность, то он из трусости не сделает дело своими руками, а пошлет кого-нибудь другого.
Гаррик ухмыльнулся. Как и его названый брат, он хорошо знал характер принца Джона.
— Конечно, это обеспечило нам присутствие Джона в финальной сцене. Но, — Гаррик поднял руку, — только после того, как Гилфри поднял людей на мятеж, чтобы потом можно было обвинить их в убийстве. — От мысли, как близок он был к этому концу, Гаррик похолодел. Король отослал его домой, чтобы пресечь мятеж, и он бы легко поверил, что графа сразила стрела, выпущенная из толпы простолюдинов.
— Джон и Гилфри просто глупцы, — сказал Джеффри. — Да, глупцы, они думали, что сумеют скрыть от короля свое предательство. Но ему в любом случае стало бы известно обо всем, даже если бы они добились своего.
Несса вздрогнула при мысли о том, что могло бы произойти. Покосившись на мужа, она пробормотала:
— Сегодня я видела, как Джон стрелял в тебя. Но что с другими случаями? Кто сбросил камень, кто пустил первую стрелу?
Гаррик посмотрел на жену, изумрудные блики в ее глазах согрели его любовью. Искуситель умел обнять ее не прикасаясь. У нее разом пересохли губы, она их быстро облизала розовым язычком, и Гаррик потерял нить рассуждений. За него ответил лорд Уильям:
— И за камень, и за стрелу ответственны сэр Гилфри и его приспешники. Но, как ты и предупреждала, потом этот рыцарь встретился с принцем, и так возник их бесчестный союз. Из жадности и из желания очернить короля, чтобы получить награду от королевы, сэр Гилфри годами сеял раздоры. Когда же он объединился с Джоном, у того появилось прикрытие для убийства графа.
После ночных визитов и утренней поездки во главе тех людей, которых Гилфри с принцем собирались обвинить в убийстве, лорд Уильям лучше других мог объяснить роль последнего.
— На Эрделла они не рассчитывали. Эрделлу казалось, что его не ценят по заслугам, он злился на графа и примкнул к заговорщикам неожиданно для них. Но они решили, что неплохо будет использовать его в своих целях. Они не ожидали, что он возьмет лично на себя убийство графа — этим он хотел привлечь к себе внимание принца и заменить сэра Гилфри. Отсюда отрава и камень, свалившийся с крепостной стены. — Лорд Уильям внимательно посмотрел на сына и добавил: — Просто чудо, что ты остался жив, хотя эти трое всеми доступными средствами пытались избавиться от тебя.
Гаррик заглянул в ласковые глаза своей голубки.
— И мы знаем, кто сотворил это чудо.
Как ни радовала Нессу похвала, она почувствовала себя виноватой, что принимает ее, когда совесть настойчиво напоминала, что одна она ничего бы не сделала.
— Однажды ты сказал: я так часто стою на коленях, что пора бы чего-то добиться. Твое спасение — не моя заслуга. И вообще не дело рук смертных. Такова была высшая воля, которая направляла меня, чтобы я помешала злодеянию.
Тут лорд Уильям повернулся к сыну и спросил:
— Что ты сделаешь с заговорщиками? Рыцаря ты можешь наказать, но принц, любимчик короля — другое дело.
— Нам помогут они. — Гаррик указал на Коннела и Джеффри, сидевших по левую руку от него; Алерия с Рейнардом освободили им место, передвинувшись к дальнему краю стола. — Думаю, что канцлер Англии и барон Райборн выступят свидетелями. Мы заставим этих двоих признаться, а потом Джеффри доставит королю обоих преступников вместе с их заверенными показаниями.
— И я уверен, что через две недели оба окажутся далеко от берегов Англии, — добавил Джеффри.
— Мне остается только заплатить долги, — с улыбкой сказал Гаррик. Он встал и призвал к вниманию тех, кто сидел за нижними столами: — Прошу выслушать! Во-первых, с сожалением сообщаю: Коннел, барон Райборн, мой истинный друг, который не только потратил время на неотложные нужды Суинтона, но и вместе с моей женой расстроил подлый заговор, вскоре отбывает в собственные владения.
Как ветер по вершинам деревьев, по залу пронесся шепот.
— Поэтому я должен назначить нового кастеляна Суинтона. — Шум мгновенно стих. — Я выбрал человека, который будет отвечать за наследный дом моей жены, а также своей жены. Это сэр Рейнард де Риз, мой брат.
Несса наклонилась, чтобы посмотреть в дальний конец стола. Ошеломленный Рейнард сидел с раскрытым ртом, а Алерия от радости кинулась ему на шею.
— Благодарю вас, милорд, — прохрипел Рейнард. Прочистив горло, добавил: — Своей честью клянусь в верности — если вы принимаете мою клятву.
— Ты уже доказал свою верность, и я никогда больше в тебе не усомнюсь, — торжественно заявил Гаррик. Он обвел глазами зал, потом вновь заговорил: — Уилл, подойди ко мне.
Уилл тотчас же подчинился. Когда он стал перед высоким столом, Гаррик сказал:
— Ты доказал свою храбрость и преданность, в тебе воистину течет кровь Таррантов, и я с гордостью принимаю тебя в семью. Мой отец, а твой дед… он хочет, чтобы тебя воспитали как рыцаря. Так и будет. Более того, с этого дня и впредь я прослежу, чтобы тебя признавали моим племянником и относились с соответствующим почтением.
Несса перевела взгляд с ликующего мальчика на лорда Уильяма; глаза старого графа подозрительно блестели. В свое время Несса осмелилась привести мальчика в замок и теперь получила за это награду, получила больше, чем смела надеяться.
Тут к высокому столу подтащили еще один стул и усадили мальчика рядом с лордом Уильямом. Гаррик занял свое место и, повернувшись к Нессе, тихо сказал:
— Для тебя у меня нет достойной награды. Я отдаю тебе мою любовь и доверие и никогда в них не поколеблюсь.
— Нет более великого дара, чем любовь. А где любовь, там и доверие, — прошептала Несса. У нее возникло мимолетное ощущение интимности, предчувствие того, что принесет им ночь. — Любовь — это все, что мне надо.
— Тогда позволь мне доказать ее глубину и жар, — ласково проговорил Гаррик, и у нее перехватило дыхание от нахлынувших чувств — ее искуситель призывал ее к наслаждениям!
Она разделяла его желание, но с улыбкой сказала:
— Еще рано. Надо сначала хотя бы выйти из-за стола.
— Рано? — Жар его взгляда обжигал не меньше, чем раньше — лед. — Не бывает ни рано, ни поздно! — Гаррик встал, резко отодвинув стул.
— Уходите? — с лукавой усмешкой сказал Джеффри. — А мы ведь с тобой почти не поговорили. Я-то думал, что мы посидим, опрокинем по кружечке эля и поделимся историями о прежних славных битвах.
Гаррик обнял Нессу за плечи и посмотрел на друга.
— Эль будет лучше, если подольше постоит, а прежние битвы никогда не поздно обсудить. Но есть удовольствия, которые не терпят отлагательства.
Граф и графиня прошли через зал, не обращая внимания на улыбки и шуточки. Поднявшись в свою комнату, они предались любовным играм, сладостным и неистовым.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл



чудесный роман замешанный на интригах и красивом чувстве любовь которая раскрывается как нежный цветок проникая в жестокое сердце рыцаря и воина только любовь может растопить ледяное сердце воина что и смогла сделать прекрасная девушка Несса
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайлнаталия
14.11.2011, 13.48





Милый роман. Он еще одно доказательство того , что нужно откровенно говорить и спрашивать обо всем у любимых ,а не строить домыслы тех или иных их поступках.
Недоверчивые сердца - Роджерс МэрилайлNastalgy
3.12.2011, 5.25





Книга хороша! Автор хорошо чувствует и передаёт разницу между предназначениями женщины и мужчины на нашей планете. И, хотя повествование немного затягивается прямыми объяснениями переживаний главных героев, роман стОит дочитать до конца. Очень порадовало, что из героини не сделали "мужика в юбке", чем грешат многие авторы. Читайте, не пожалеете!
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайлkotija
22.12.2011, 5.59





Восхитительно!Рекомендую!
Недоверчивые сердца - Роджерс МэрилайлКатя
14.01.2012, 14.54





довольно не плохой роман
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайлнека я
4.08.2013, 20.10





Начало скучное и мне не нравится про королей.
Недоверчивые сердца - Роджерс МэрилайлКэт
6.08.2013, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100