Читать онлайн Недоверчивые сердца, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Недоверчивые сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Несса расстегнула застежку и сняла головной убор. Погода была не по сезону теплой, и в платке оказалось нестерпимо жарко. Легкий ветерок остудил затылок, когда она приподняла сзади копну густых кудрей. Потом она распустила шнурок, поддерживающий у горла тугое облачение, и пошла к низеньким цветущим кустам, чтобы посидеть на каменной скамье, манившей прохладой. Там, в центре сложного лабиринта, находилась ее цель — заросший лилиями тихий пруд и скамейки с изысканной резьбой. Несса с удовольствием углубилась в чарующий сад, скопированный с того, что был у Элеоноры в ее родном Поту. Высокая живая изгородь образовывала лабиринт, через который нелегко было пробраться детям, игравшим на мощеной дорожке перед зеленой стеной выше их ростом. А маленькие альковы в конце каждого тупика были придуманы для парочек, желавших укрыться среди зелени, — они хорошо подходили для уединения, которого искала Несса.
Укрытая от посторонних взглядов, она обнажила плечи. До смерти отца в Суинтоне один-единственный человек уделял ей время — отец Кадмейер. Он был наставником мальчиков, отданных на воспитание в их дом. Священник пытался подбодрить неуверенную в себе девочку тем соображением, что светлый разум — вещь более ценная, чем красота, которая со временем увянет. Сколь ни разумны и ни утешительны были его речи, они не подавили в Нессе безнадежного желания быть красивой. Когда уговоры не увенчались успехом, отец Кадмейер указал ей на монашескую жизнь как на путь к более высокому знанию и приложению земных талантов, недооцененных в миру.
В девятнадцать лет, после основательного обучения, пришло ее время. Аббатиса Бертильда была терпелива, но Несса чувствовала, что и она уже теряет уверенность. И тут поступил вызов от королевы. Необходимость принять давно откладываемое решение ужасно угнетала, но все же Несса понимала, что ей в конце концов придется сделать выбор: ей предстояло принять обет посвящения Богу или уйти из ордена. Во всех остальных случаях она серьезно проигрывала, хотя признавала за собой грех гордыни только в одном: она знала, что способна рассуждать холодно, как мужчина. Значит, нужно подчиниться голосу разума, заявляющему, что выбор прост: у нее нет ни богатства, ни особой красоты, чтобы мужчина равного с ней положения захотел взять ее в жены. Она должна обручиться или с мужчиной, или с церковью; поскольку же к ней не подойдет ни один лорд — молодой ли, старый, красивый или уродливый, — значит, это будет церковь.
К сожалению, обостренная совесть удерживала ее от этого шага. Нельзя идти в монастырь с иными побуждениями, кроме искреннего желания посвятить себя Богу. В откровенном разговоре с аббатисой Несса как-то призналась, что страшится принимать обет. Конечно, вера ее была неколебима, но, несмотря на искреннее стремление к чистой и богоугодной жизни, Несса знала про себя, что привержена земным радостям и что вспыхивает от возмущения, столкнувшись с несправедливостью, вместо того чтобы принять ее как Божью волю и подставить другую щеку. Аббатиса на это ответила, что Господу нужно и практическое служение, и чисто духовное. Конечно, ее слова утешали, но вызывали в воображении картину опавших листьев в саду ее будущего. Всю свою недолгую жизнь она отдала расчистке пути к счастью для Алерии, и ее не привлекала «практическая» роль, призванная способствовать духовным радостям других людей.
Погруженная в невеселые мысли, она сорвала с ближайшего куста бледно-розовый цветок и стала обрывать лепестки и бросать их по ветру. Одни неслись по каменным плитам, пока не успокаивались в темных уголках под высокой живой изгородью. Другие взмывали вверх, описывали в воздухе изящные петли, кружились, возносились к высоким зеленым шпилям.
Несса сложила руки, как на молитву: ладонь к ладони, палец к пальцу, — бессознательный, привычный способ погрузиться в думы, чтобы никто не посмел в них вторгнуться. Жизнь похожа на те два пути, которыми двигались легкие нежные лепестки. Эти пути предопределены силами, не подвластными человеку. Она могла бы побороться с судьбой, но знает, что скорее будет лепестком, прильнувшим к земле, спрятанным в укромной темной ямке Под стеной. Примкнуть к тем, что пляшут в головокружительной вышине, в солнечном блеске, — опасно, но как весело! Не желавшая первого, не имевшая необходимых данных для второго, Несса знала только одно утешение, и, опустив ресницы, она горячо молилась о каком-нибудь знаке, который указал бы ей верный путь.
— Добро пожаловать.
Остановившись у входа в замок, Гаррик Уильям, граф Таррант, повернулся в сторону говорившей. Элеонора стояла у подножия угловой лестницы, стояла, гордо вскинув голову и с вызовом глядя ему в глаза. Будучи пленницей, она оставалась королевой Англии и госпожой Солсбери-Тауэра, она требовала и непреложно получала то, что ей полагалось. Гаррик улыбнулся ей, но лед в серых глазах не растаял. Его твердый взгляд подтвердил: она — королева. Королева всех вероломных женщин.
— Благодарю вас, ваше величество. — В его ответе было так же мало искренности, как в ее приветствии. Не желая давать ей более того, что получил, он оставался на месте. Их отношения никогда не были сердечными, даже тогда, когда она была ему приемной матерью, — он наблюдал, как она сначала строила заговоры с мужем, а потом обратила против Генриха его собственных сыновей. Это укрепило Гаррика в подозрениях и в дурном мнении о прославленной красавице.
Установилось долгое молчание; Элеонора изучала противника — поскольку он всегда был противником. Нет сомнения, что он ее презирает — как всегда, — потому что она умело управляется с людьми. Когда она впервые встретилась с его неодобрением, она с королевским величием рассудила: это — беспочвенное детское осуждение. Как она могла объяснить мальчику, с рождения предубежденному против женщин, что в ее положении можно или управлять, или быть управляемой? Как он мог понять ее потребность в независимости, когда видел, что другие женщины легко подчиняются? Понять, что те — не дважды королевы, не матери принцев и принцесс двух королевств, которых скорее заключат под стражу, чем простят?
С того времени, как она видела его в последний раз, он из красивого юноши превратился в удивительно красивого мужчину. Тогда он был высоким, теперь же фигура налилась мускулами. Она была достаточно опытна, чтобы судить о мужчине, и гордилась этим опытом. Он все еще был худощав и легок на ногу, но в нем таилась грозная сила, способная молниеносно поразить врага. Она слышала немало разговоров от тех, кто вернулся с войн Генриха и лично видел графа в бою. Его прозвали Ледяным Воином. Действительно, светлые серые глаза, будто очерченные по кругу углем, смотрели с таким ужасающим холодом, что, казалось, могли сковать льдом любого. Он словно родился с этим ледяным панцирем, не пропускавшим чувства; когда он жил у нее, ни одной женщине не удалось растопить или хотя бы отбить малейший скол от этой ледяной глыбы. Затем дворцовые сплетни, неизменно достигавшие ее ушей, сообщали: и при дворе Генриха ни одна дама, как бы она ни была красива и горяча, не смогла завоевать сердце этого мужчины.
Гаррик неподвижно стоял под изучающим взором Элеоноры, пока она не обратила внимание на его рыжеватого спутника.
— Тебе посчастливилось иметь компанию в пути? — Элеонора изящным жестом указала на молодого человека.
— Познакомьтесь, это Коннел, барон Райборн, — представил своего спутника Гаррик, причем не назвал ни имени, ни титула стоявшей перед ним женщины. Это было маленькое оскорбление, которое Элеонора не упустила. — Мой друг, как и я, возвращается домой. Мы братья по оружию и решили ехать вместе. — Казалось, Гаррик предупредил королеву: не пытайтесь вовлечь в свои планы молодого человека, сторонника Генриха.
Элеонора распознала предупреждение, но отказалась принять его и кивнула второму гостю с улыбкой, исполненной ее прославленного обаяния.
— Добро пожаловать, лорд Коннел.
Коннел, открытая и добрая душа, выступил вперед и поцеловал руку королевы. Он не разделял сдержанности друга. Может, эта женщина — враг, но она со всей любезностью подарила ему свое расположение, и он с легким сердцем его принял. К тому же он впервые встретился лицом к лицу со столь прославленной красавицей; она действительно была необычайно красива, несмотря на возраст.
Улыбка Элеоноры потеплела. Приятно было видеть искреннее восхищение, оно с избытком возмещало отсутствие такового у Гаррика.
— Прошу прощения, меня не предупредили о вашем приезде, и личные покои для вас не приготовлены. Как воин, вы, конечно, понимаете, что крепость была построена для защиты от врагов, она выбрана для моего пребывания не за комфорт, а за толщину стен. Трудно было ожидать, что меня осчастливят гости, и удобства для них ограниченны. Боюсь, вам обоим придется жить в одной комнате, хотя лишнее ложе найдется.
— Мы привыкли неделями спать на голой земле, — усмехнулся Коннел. — Крыша и кровать — это все, что мне нужно для счастья.
— А я, напротив, требую большего. — Гаррик стал рядом с Коннелом; его напряженный тихий голос выдавал нетерпение, вызванное пустой тратой времени на обмен любезностями. — Меня ждут важные дела, так что я должен закончить здешнее дело со всей возможной быстротой. Первый шаг — познакомиться с будущей женой.
Элеонора нахмурилась:
— Лорд Гаррик, к сожалению, я не могу немедленно удовлетворить… ваше требование. Не зная, когда именно вас можно ожидать, ваша невеста не видела оснований постоянно сидеть в этих стенах и пошла с другом гулять. — Королева повернулась к Коннелу: после стычки с графом приятно было увидеть дружелюбное лицо. — Я думаю, вы устали и желали бы смыть дорожную пыль, а небольшая трапеза подкрепит вас до ужина.
— Гаррик, я все-таки не понимаю… — Коннел погрузился в деревянный чан, только голова торчала над водой. — Как твоя женитьба поможет королю в подавлении мятежа? Действительно, не понимаю…
Перед тем как ответить, Гаррик вылез из воды, надел через голову чистую тунику и взъерошил густые волосы.
— Видишь ли, мой озадаченный друг, за время моего долгого отсутствия среди моих вассалов стали распространяться лживые слухи и недовольство, словно в семенах для будущего урожая среди доброго зерна завелись сорняки. — Из-за врожденной честности Коннелу никак не удавалось вникнуть в хитросплетения интриг против короля. Гаррик ценил в нем эту черту, но она затрудняла объяснения. — Лживые слухи, плевелы зла, исходят из Суинтона, наследственного поместья моей невесты. Теперь понимаешь?
Коннел тем временем взял большой скользкий кусок мыла, с наслаждением его понюхал, возблагодарил королеву за эту роскошь и, не теряя времени, стал энергично намыливать голову. Затем вопросительно взглянул на друга — объяснение он получил, но по-прежнему ничего не понимал.
— Разрази меня гром, как женитьба на наследнице может остановить поток слов?!
— Как и все на свете, слова имеют источник. Надо найти его и заткнуть. — Расправив малиновую тунику на широкой груди, Гаррик с усмешкой взглянул на приятеля — у того в этот момент был ужасно глупый вид.
Насмешка не смутила Коннела.
— И как ты будешь искать этот источник? Трудно поверить, что придет человек от Генриха и уговорит преступника покаяться. — Он опять погрузился в теплую воду.
Гаррик подождал, когда Коннел вынырнет и смоет пену с головы. Потом ответил:
— Дело в том, что я выделил двоих воинов — они под видом простых путешественников поедут в Суинтон и найдут ответ на мой вопрос. — Как бы про себя он добавил: — Хотя я почти уверен, что знаю преступника.
— Все равно не понимаю… Зачем же на ней жениться? Почему нельзя сразу уничтожить врага? — Они вернулись к тому, с чего начали, хотя многое было объяснено. Вдруг до Коннела дошли последние слова друга. Прежде чем Гаррик ответил на его вопрос, он задал другой: — Кто? — Барон вскочил, расплескивая воду. — Кто, по-твоему, виновник?!: Гаррик проворно отступил от потока воды, хлынувшей на пол.
— Без доказательств я не могу назвать имя этого человека, так что успокойся.
— Но как же?.. — пробормотал Коннел.
Гаррик поднял руку, предупреждая новые вопросы.
— Не скажу даже тебе, одному из немногих верных друзей. Когда у меня появятся доказательства, ты первый об этом узнаешь. Может быть, только ты один.
Гаррик с видимым безразличием пожал плечами, но Коннел хорошо его знал и видел, что друг встревожен. Он сказал:
— Я тебя понимаю, я даже восхищаюсь твоим желанием сначала узнать правду. Вот почему никто никогда не сомневался, что ты — человек чести. — Он вопросительно смотрел в серые глаза, смотрел с таким упорством, что Гаррик улыбнулся. — Ладно, попробуй еще раз убедить меня в том, что тебе нужно жениться на этой наследнице.
Гаррик с притворным отчаянием застонал.
— Суинтоном управляет кастелян, и он предан королеве. Пока я не женюсь и не возьму эти земли в свои руки, я не смогу уволить его, не смогу вырвать проросшие семена зла.
— Ах вот оно что… Теперь понял: причины — политические. — Немного помолчав, барон задал очередной вопрос: — А как же личные интересы?
Гаррик молча пожал плечами. Коннел же неодобрительно покачал головой и сказал:
— Ты намерен жениться ради чужих интересов, а выигрываешь на этом только половину крохотного Суинтона.
Гаррик засмеялся. Коннел уже давно составил мнение по этому вопросу, и он не мог понять, почему друг женится на таком скромном приданом, хотя мог бы получить за невестой куда больше.
Барон снова плюхнулся в ванну — вода уже расплескалась, так что новый потоп им не грозил.
— Понял! — воскликнул Коннел. — Тебе обещали красавицу не хуже королевы!
Как он и надеялся, насмешка вызвала у графа новый приступ смеха, хотя на этот раз в его смехе слышалась язвительность. Коннел же прекрасно знал: его друг презирает женщин, в особенности красивых.
— Я слишком долго тянул с тем, что должен сделать, — ответил граф. — Раз я должен взять жену, пусть она по крайней мере имеет не больше земель, чем я. — Гаррик помолчал, потом добавил: — Богатая жена приносит вместе с приданым раздоры и борьбу за власть. Доказательство — Генрих и его красивая и богатая королева.
Коннел заканчивал мыться, а Гаррик тем временем перекусил. Затем, решив выполнить задачу дня, встал из-за стола и спустился в Большой зал — там было многолюдно, так как слуги занимались уборкой. Гаррик подошел к мальчику, топившему огромный камин, в котором уже ревел огонь.
— Где можно найти королеву? — спросил граф. Не было смысла спрашивать, где его невеста. Королева сказала, что та ушла гулять, а поскольку погода стояла прекрасная, он не сомневался: раньше вечерней трапезы она не вернется.
Испуганный незнакомым голосом, мальчик вздрогнул и уронил толстое полено. Отчаянно покраснел и не мог выдавить из себя ни слова.
Гаррик узнавал это смущение от своей неуклюжести — мальчик слишком быстро рос. Редкая для графа ласковая улыбка тронула губы и затуманила глаза.
Мальчик судорожно сглотнул; он слышал о том, что граф приехал, более того, слышал, как стражники с уважением говорили об этом… «воине изо льда». Слава Богу, он не сверкает льдом. Собравшись с духом, мальчик пробормотал:
— Скорее всего королева в своих покоях. Наверное, вышивает. Она целыми днями вышивает.
Ласковая улыбка сменилась на язвительную. Сколько Гаррик помнил, Элеонора никогда не предавалась этому пустому занятию. Может быть, десять с лишним лет заточения изменили ее привычки? Ну нет, пусть ее пальцы заняты иглой, он никогда не поверит, что ум королевы занят чем-либо иным, кроме интриг.
Серые глаза, казалось, превратились в льдинки. Мальчик в страхе попятился, хотя огонь горел прямо у него за спиной. Граф тут же схватил его за плечи и водворил на безопасное место. Хватка у него была твердая, но не грубая.
— Как тебя зовут? — спросил Гаррик.
Сердце мальчика бешено колотилось — он не знал, чего ожидать от этого человека. Но тут граф снова улыбнулся, и мальчик, приободрившись, ответил:
— Арнольд. — Подняв глаза на могущественного графа, он по его взгляду понял, что надо еще что-нибудь сказать. — Милорд, спасибо, что спасли меня… — Арнольд выразительно взглянул на огонь в камине и снова покраснел, когда его голос дрогнул и сорвался на октаву выше.
Сознательно игнорируя смущение Арнольда, Гаррик кивнул, принимая благодарность, ведь она с трудом дается тем, кто идет по пути взросления.
— Всегда надежнее твердо стоять перед любой угрозой — реальной или мнимой. — Пристальный взгляд серых глаз усиливал серьезность предупреждения. — При этом ты будешь лучше готов к тому, чтобы дать отпор.
— Я запомню, — пообещал Арнольд. Он был признателен графу за то, что тот не стал над ним смеяться, как другие, — он же не виноват, что у него ломается голос. К тому же граф дал ему совет.
— Давно служишь в замке? — осведомился Гаррик. Скорее всего мальчишка здесь родился и провел всю жизнь, но ведь его могли привезти из других имений короля.
Мальчик молча кивнул, не доверяя своему голосу, который мог подвести в любой момент.
— Тогда скажи… Если двое собираются погулять, куда они пойдут?
— В королевский сад позади замка.
— Сад во внутреннем дворе крепости? — Граф едва заметно нахмурился; ему казалось, что холм в центре крепости не очень-то подходящее место для сада.
— Да, во внутреннем. — Эта тема мальчика не смущала, и он с облегчением улыбнулся. — Сад занимает мало места, но он очень… занятный. Я сколько раз пытался добраться до центра, да так и не смог.
«Добраться до центра? — думал Гаррик. — Что бы это значило?»
Увидев недоумение графа, мальчик догадался, что неясно выразился.
— Там лабиринт, и он занимает не так уж много места, проходы идут один за другим и все время петляют. И еще там множество скамеек, чтобы друзьям было удобно поболтать. — Мальчик снова улыбнулся.
Теперь граф узнал все, что хотел узнать. Он уже собрался поблагодарить мальчика за помощь, но тут раздался голос Коннела:
— Гаррик, умоляю, давай немного отдохнем. — Как бы в изнеможении барон привалился к углу арочного проема лестницы. — Мы столько дней ехали, ты с такой скоростью гнал лошадь… Я ужасно утомился.
Гаррик с усмешкой покачал головой — было совершенно очевидно, что его друг нисколько не устал.
— Может, позволишь верному другу побездельничать? Хотя бы часок-другой… — Коннел лукаво улыбнулся.
— Молодость и отсутствие опыта толкают тебя на ложный путь. Но раз уж я — «верный друг» и умудрен годами и опытом, укажу тебе правильный путь. — Гаррик скрестил на груди руки и с торжествующим видом проговорил: — Как разгоряченная скачкой лошадь должна остывать медленно, так и человек должен постепенно замедлять шаги.
— И что же мы должны делать, о, мудрый старец? — Коннел принял вид ученика, припадающего к стопам учителя.
— Идти, как та лошадь — медленным, размеренным шагом. Мой новый друг Арнольд, — граф махнул рукой в сторону мальчика, — указал мне прекрасное место. — Гаррик не оглядываясь пошел к выходу. Ухмыляющийся Коннел поспешил за ним.
Арнольд не сводил с господ глаз, пока они не скрылись во входном туннеле. Из того, что он раньше слышал о Ледяном Воине, он сделал вывод: этот граф — гордый и суровый лорд, скорый на расправу. Но оказалось, что граф не так уж страшен — он даже ответил на шутки друга. Но враги, конечно же, не зря боялись этого человека.
Коннел шагал позади друга и посмеивался:
— О, кладезь мудрости, сдается мне, мы не только не найдем центр этого восхитительного лабиринта, но и вообще вряд ли отсюда выберемся! — Барону казалось, что они уже целую вечность шагают по нескончаемым зеленым коридорам.
Граф оглянулся через плечо и усмехнулся. Коннел был на пять лет младше его, и он был прям и бесхитростен, чего нельзя было сказать про искушенного Гаррика. Гаррик, казалось, с рождения видел мир без прикрас. Его отец был убежден, что женщины, любовь — все это только источник страдания. Из дома отца, где он не видел ни тепла, ни уюта, он попал к королевскому двору, где королева настраивала сыновей против отца, а женщины пользовались своей красотой, чтобы покорять мужчин и добиваться своих корыстных целей.
Глядя прямо перед собой, Гаррик сказал:
— Как закаленный в битвах рыцарь, я полагал, что ты достаточно мудр, чтобы оторвать взгляд от сапог и устремить его к дальней цели. — Гаррик указал куда-то вверх и вбок.
Коннел поднял голову и увидел флажки, трепещущие на башнях замка. Он рассмеялся и проговорил:
— Все равно не так-то просто будет искать выход.
Гаррик остановился и резко обернулся:
— В крайнем случае пойдем напролом. — Он коснулся меча, висящего на боку. — Тем более здесь, где желательность моего присутствия остается под вопросом. Мне ужасно не хотелось бы тупить благородное лезвие ради такой презренной цели, но я верю, что до этого не дойдет. К центру приводит только одна дорога, но на выход идет множество. Не сомневаюсь, что уйти отсюда станет проще после того, как мы решим головоломку.
— Позволь предположить: тебя манит не столько лабиринт, сколько служаночка, которая в нем прячется? — Коннел усмехнулся: он прекрасно знал, как Гаррику претит мысль, что его может покорить какая-нибудь женщина.
Граф свирепо нахмурился, но тут вдруг послышался чей-то нежный голосок. Гаррик резко повернул на дорожку, ведущую в сторону голоса.
Солнечное тепло погрузило Нессу в состояние приятной полудремы и покоя. Неожиданно ее одиночество было нарушено: кто-то пробирался сквозь кусты. Девушка тотчас же насторожилась; она посмотрела туда, откуда доносился шум, но увидела только блики солнца на дрожащих листьях. Через секунду из кустов появился очаровательный щенок; спотыкаясь, он отрабатывал навыки погони за добычей — пока что это была яркая бабочка, столь же изысканно-проворная, сколь неуклюж был охотник. Увидев щенка, Несса рассмеялась. Щенок же подпрыгнул, пытаясь схватить севшую на цветок бабочку, и тут же повалился на спину, а его добыча вспорхнула и улетела. В следующее мгновение маленький охотник снова исчез в кустах, и смеющаяся Несса осталась одна.
Коннел почти бежал вслед за другом. Внезапно Гаррик остановился и замер — казалось, он увидел что-то необычное. Любопытный Коннел взглянул ему через плечо.
«Это не совсем то, чего я ожидал», — думал Гаррик, разглядывая тонкий профиль, возвышавшийся над цветущим кустом. Да, это была не та горделивая красота, о которой ему говорили, хотя он не сомневался, что видит предназначенную ему невесту. Королевские информаторы явно преувеличили, но он не был разочарован. У нее на щеках очень милые ямочки. Волосы же — светло-каштановые, хотя они и блестят на солнце, их нельзя назвать золотыми, как ему описывали. Однако они густые и рассыпаются по плечам мягкими кольцами. Пожалуй, она более привлекательная, чем те красавицы при дворе, для которых он — богатый приз, венчающий их пикантные игры. В ней не было ничего искусственного, а это качество — более ценное, чем красота, порождение лживости и самолюбования. «А может, это в ней проявляется только тогда, когда она не знает, что за ней наблюдают?» — подумал Гаррик. Как бы то ни было, невеста ему понравилась.
Он вступил в центр лабиринта и проговорил:
— Королева сказала, что вы пошли гулять не одна. Как случилось, что я больше никого не вижу?
Услышав незнакомый голос, Несса вздрогнула в испуге. Зажав в одной руке расческу, другой она судорожно завязывала тесемки своего одеяния. «Кто же этот незнакомец? — думала девушка. — Как нашел путь к центру лабиринта? Зачем он пришел?» Вырез на платье наконец-то был застегнут, и она подняла глаза на незнакомца. Сразу стал понятен ответ на первый вопрос. Волосы, черные, как ночь, блестят на солнце, опущенные густыми ресницами серые глаза… конечно же, он тот, про которого Элеонора сказала «дьявольски красив». Но как он сумел так быстро пробраться в центр лабиринта?
Тут граф улыбнулся, и Несса затаила дыхание: она вдруг почувствовала себя как птичка, попавшая в силки. А ведь ей казалось, что здесь она в полной безопасности! Боже, какой он высокий!
Мысли девушки путались; она задавала себе множество вопросов, но почти все они оставались без ответа.
Гаррик же в изумлении смотрел на сидевшую перед ним девушку — он вдруг понял, что его невеста оказалась монашкой… или чем-то в этом роде.
«Помни, твое предназначение — практическое служение, ты расчищаешь путь для других», — мысленно твердила Несса; внезапно ее кольнула такая зависть к сестре, какой она никогда в жизни не испытывала.
Собравшись с духом, она наконец заговорила:
— Прошу прощения, милорд… Полагаю, вы ищете мою сестру Алерию, не так ли?
Улыбка тотчас же сползла с лица Гаррика. Он коротко кивнул, и на лице его появилось то замкнутое и «холодное» выражение, которое люди принимали за надменность, хотя на самом деле это была просто защита. Сейчас граф пребывал в некоторой растерянности и отчаянно пытался взять себя в руки. Он спрашивал себя: «Какая разница, та женщина или эта?» Но на сей раз привычный цинизм не смог возобладать над разочарованием от того, что не эта девушка станет его женой. Озадаченный своей реакцией, он обвел ее неспешным оценивающим взглядом. «Ты просто не доверяешь красивым женщинам, — сказал он себе, — и потому предпочел менее привлекательную». Удивительно, но это соображение его почему-то не устроило.
— Тогда не скажете ли, где я могу найти вашу сестру? — спросил он тихим бесстрастным голосом. — Королева говорила, что она пошла гулять, и я слышал, что это и есть обычное место для прогулок.
Серые глаза под черными бровями внимательно изучали ее, и Нессе казалось, что он видит ее насквозь, знает каждый недостаток, чувствует то душевное волнение, которое не должна испытывать монашка при виде мужчины, даже если он так ошеломляюще красив. Она потупилась и проговорила:
— Я здесь уже давно, но не видела Алерию.
Гаррик молча смотрел на стоявшую перед ним девушку, нет, на монашку, которая сложила руки так, будто молилась. Белое покрывало спускалось с ее головы на узкие плечи. Он вдруг почувствовал странную неприязнь к этому куску ткани, который скрыл ее роскошные кудри. Он испытывал страстное желание потрогать их и убедиться, что они действительно такие мягкие, какими кажутся. Но она — монашка, вернее — почти монашка. Граф презирал всех женщин, но монашек уважал.
Под тяжестью его неотрывного взгляда Несса задрожала, она чувствовала, что теряет остатки самообладания. Было ясно: он не собирается оставлять ее одну. Срывающимся голосом она проговорила:
— Я пробыла здесь слишком долго. — Он кивнул, но взгляд остался неподвижным, и этот его взгляд все больше ее смущал. Немного помедлив, она добавила: — Простите, но мне надо идти. Если я увижу сестру, я скажу ей, что вы приехали. Нырнув в зеленый лабиринт, Несса тотчас же исчезла. Она бежала по петляющим дорожкам так быстро, как не бегала с детства. Этот черноволосый незнакомец — крайне опасный человек. К тому же он видел ее насквозь — во всяком случае, так ей казалось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл



чудесный роман замешанный на интригах и красивом чувстве любовь которая раскрывается как нежный цветок проникая в жестокое сердце рыцаря и воина только любовь может растопить ледяное сердце воина что и смогла сделать прекрасная девушка Несса
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайлнаталия
14.11.2011, 13.48





Милый роман. Он еще одно доказательство того , что нужно откровенно говорить и спрашивать обо всем у любимых ,а не строить домыслы тех или иных их поступках.
Недоверчивые сердца - Роджерс МэрилайлNastalgy
3.12.2011, 5.25





Книга хороша! Автор хорошо чувствует и передаёт разницу между предназначениями женщины и мужчины на нашей планете. И, хотя повествование немного затягивается прямыми объяснениями переживаний главных героев, роман стОит дочитать до конца. Очень порадовало, что из героини не сделали "мужика в юбке", чем грешат многие авторы. Читайте, не пожалеете!
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайлkotija
22.12.2011, 5.59





Восхитительно!Рекомендую!
Недоверчивые сердца - Роджерс МэрилайлКатя
14.01.2012, 14.54





довольно не плохой роман
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайлнека я
4.08.2013, 20.10





Начало скучное и мне не нравится про королей.
Недоверчивые сердца - Роджерс МэрилайлКэт
6.08.2013, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100