Читать онлайн Недоверчивые сердца, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Недоверчивые сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— Черт побери, осторожнее!
Нессу разбудили крики воинов, доносившиеся из-за двери, и она тотчас же вспомнила, как долго ей пришлось дожидаться мужа. Но он все-таки пришел — она чувствовала тепло его тела.
Боясь открыть глаза, Несса думала о том, что муж скоро проснется, встанет и уйдет к своим воинам. Но сейчас он еще спал — в тишине слышалось его ровное дыхание. Однако его люди проснулись — значит, рассвет уже наступил… Ох, негоже, чтобы мужчина видел ее среди неубранной постели, тем более этот мужчина. Несса с величайшей осторожностью спустила ноги с кровати и поднялась. Она привыкла спать без одежды, но на сей раз осталась в зеленой сорочке, потому что ждала мужа. Что ж, он пришел к ней и теперь спит… Собравшись с духом, она заглянула в щель в занавесках — и у нее глаза на лоб полезли.
Граф явно не страдал от застенчивости — он спал голый. Да и чего стесняться при таком совершенстве фигуры?! «Нет, смотреть нельзя, это плохо», — упрекнул внутренний голос, ко Несса тут же возмутилась: в конце концов, они муж и жена! Их венчал сам епископ! Но отмахнуться от многолетних предубеждений было не так-то просто, ощущение греха осталось — и так случалось каждый раз, когда темперамент властно толкал ее поддаться соблазну. Увы, как она ни старалась, ей не удавалось отвести взгляд от графа — точно так же она не могла бы перестать дышать. Несса впервые в жизни видела обнаженного мужчину, и он был прекрасен. Но это была не нежная женская красота, а мужественная красота воина. Шрамы, полученные в боях, тонкими белыми линиями спускались от бронзовых плеч к черным завиткам на груди; они только подчеркивали совершенство могучего тела. У нее возникло страстное желание провести по ним пальцем, пробежаться по дорожке, ведущей к центру его огня. Но ее удержал стыд, потому что в ответ на это воздаяние его красоте она не сможет ничего дать взамен. К тому же прошедшие две ночи доказали, что сам он не имел подобного желания…
Как ни устал Гаррик после двух суток трудов и недосыпания, инстинкт воина предупредил о том, что за ним наблюдают. Он проснулся и тотчас же сел на кровати, чтобы встретить врага… Врага? Перед ним стояла девушка, изящная, как нимфа, девушка с распущенными волосами и в короткой зеленой сорочке, открывавшей соблазнительные точеные ножки. Граф поднял взгляд повыше и увидел очаровательное личико и широко раскрытые глаза, такие же зеленые, как ее тонкое одеяние. Она опять совершенно неумышленно искушала его, искушала так, как ни одна женщина на свете! Он слышал нарастающий гул голосов; конечно, его воины с нетерпением ждут указаний на новый день. Гаррик призвал на защиту свое главное оружие — холодность и выдержку.
Стоя под изучающим взглядом серых глаз, Несса поняла: он знает, чего она хочет. Непозволительно красивое лицо графа не выдавало эмоций, это была деревянная маска актера, и Несса почувствовала, что сбылись ее самые страшные опасения — он ее отверг. Ему был нужен только Суинтон — для каких-то политических целей короля. Но чего еще могла ожидать такая невзрачная женщина, как она? Те несколько поцелуев, которыми они обменялись — из самоуважения она больше не посмеет о них думать, — были вызваны временным помешательством из-за лунного света, уравнивающего всех женщин, и тем, что она находилась рядом. Она уже так низко пала, что грех гордости мало что может добавить, но только гордость поможет ей вынести горькую правду. Значит, следовало убедить мужа в том, что она желает его не больше, чем он ее.
Вскинув подбородок, Несса сказала:
— Если это облегчит вам путь, я бы хотела остаться в Суинтоне, пока вы поедете в свои земли.
Черные брови сомкнулись. Что за глупости говорит эта женщина? Стоит полуобнаженная, но чопорная и заявляет, что предпочла бы не иметь с ним дела. Граф разозлился.
Она этого не видела, но почувствовала, как волны его гнева накатывают на берег ее самоуверенности. Но почему он злится, если не желает считать ее своей женой? Видимо, причина только одна: если граф оставит ее в Суинтоне, люди решат, что он остался в дураках. Несса вновь заговорила:
— Я могу жить в вашем замке, но в отдельной комнате, так что вам не придется принуждать себя к плотскому греху со мной.
Лицо графа словно окаменело.
Черные ресницы опустились, чтобы скрыть от него возбуждающее зрелище, — эта полуобнаженная женщина была его женой, но благодаря его сдержанности и нежеланию сделать ее объектом чужих насмешек оставалась девственницей. Гаррик молча встал и взял первое, что попалось под руку — ту же серую тунику, что была на нем вчера. Разговор о грехе еще раз показал ее непорочность и отвращение к нему — как к человеку, который заставлял ее осознать свою страстную натуру. Горько и смешно.
Несса в смущении отодвинулась за занавеску, чтобы не смотреть, как муж одевается. Вскоре он вышел, подошел к двери и взялся за ручку.
— Вина за этот брак на мне. Но вне зависимости от твоих личных склонностей мне нужен законный наследник, и только ты можешь мне его дать.
Дверь захлопнулась с угрожающим треском. Несса осталась одна. Ноги, которые держали ее только благодаря усилию воли, подкосились, и она упала на кровать. Гаррик сказал, что их брак — ошибка. Более того, он заявил, что нужно отбросить личные склонности, чтобы она могла родить ему наследника. Значит, он жалеет о том, что связан с ней браком, а спать с ней считает неприятной, но необходимой обязанностью.
Несса села, обхватив себя руками за плечи; на глаза ее навернулись слезы. Нет, плакать нельзя, ведь за последний день она проплакала больше, чем за предыдущие десять лет. Собрав остатки мужества, она загнала свои чувства обратно в те подвалы, где они пребывали годами. «Да, я некрасивая, — напомнила себе Несса, — но Бог дал мне возможность жить на воле, а не в аббатстве. Нужно благодарить Его за это и не жадничать». Ее жизненная задача — прилежно трудиться и не жаловаться на судьбу. И все же ей не удавалось заполнить ноющую пустоту в сердце. Она инстинктивно чувствовала: если попробует разобраться в себе, ей станет только больнее.
— Налоги, которые вас заставляли платить, собирались не по приказу короля Генриха.
Гаррик обвел взглядом подневольных людей и свободных фермеров, заполнивших Большой зал. Они ждали, что он объяснит им, какая для них разница, кто отбирает плоды их тяжкого труда — король, граф или кастелян. Люди не выказали никаких чувств, когда он объявил, что сменился хозяин поместья, не удивились даже тому, что их госпожа, собиравшаяся уйти в монастырь, вышла замуж. После первой неудачи он осознал: здесь больше не верят словам лорда. Гаррик их понимал. Все, что ни делал сэр Гилфри, оборачивалось для его людей новым бременем. Понадобится немало времени и терпения, чтобы они убедились: он, граф, — совсем другой человек и заслуживает доверия. Долгий опыт научил их не доверять никому, кто имеет власть. Но у него уже имелись обширные владения, требовавшие его внимания, и он не мог лично управлять этим мелким леном. Значит, свое намерение править справедливо он может продемонстрировать только продуманным выбором нового кастеляна.
Нарастающий шум, доносившийся из Большого зала, отвлек Нессу от грустных раздумий. Наверное, скоро ее позовут, а она еще не готова. Несса быстро встала и сняла зеленую сорочку, которую граф так пристально рассматривал, говоря о брачных отношениях. Она стояла, зажав в кулаке тонкий шелк, когда внизу хлопнула дверь. Вдруг это вернулся сэр Гилфри со своим войском? Может, сейчас начнется сражение? Рассудок онемел, не указав даже на очевидную вещь: если бы приближался отряд мстителей, был бы слышен крик часового с помоста на частоколе, а не хлопок двери.
Несса отбросила в сторону сорочку. Искать свежую не было времени, и она, торопливо надев клюквенно-красное платье, кинулась к двери. Только на площадке она поняла, что платье не зашнуровано и имеет нескромный вид. К счастью, ее появление в зале осталось незамеченным — всеобщее внимание было приковано к графу. Несса потихоньку присела на верхнюю ступеньку, чтобы ее было не очень заметно, и стала наблюдать за происходящим через просвет между грубыми балясинами ветхих перил.
Эти незнакомые люди в одежде, которую нельзя было назвать иначе чем рубищем, являлись ее подданными, ее приданым. Их нищета и худоба свидетельствовали о том, как скверно обращался с ними сэр Гилфри. Несса почувствовала себя виноватой: годами она видела в кастеляне только угрозу для себя лично и не думала о том, что он скорее всего обижает ее людей.
Несса перевела взгляд на внушительную фигуру мужа: высокий и плечистый, он стоял под испытующими взглядами собравшихся; она услышала, как он объявил значительно более низкую и разумную сумму налога.
На лицах людей появились напряженные, несколько скептические, но все же одобряющие улыбки; люди начали перешептываться, — мол, сумма разумная, ее можно заплатить, и кое-что еще останется для себя. Но все же не стоит скоропалительно поддаваться надежде на справедливость. Все эти лорды — одинаковые. Сегодня граф говорит одно, а завтра ему понадобятся деньги на войну, и он скажет другое. Они его не знают; можно ли полагаться на его честное слово? А если даже он умеет держать клятву, данную господам, то будет ли так же относиться к слову, данному простым людям? Только время покажет, правдивый он человек или нет.
— Я созвал вас, чтобы объявить о сокращении налога. — Гаррик сунул руки под широкий пояс, чтобы все видели, что он не пристегнул меч, что он собирается обращаться с ними справедливо, не применяя силу. — А также чтобы сказать: поскольку мы с вашей госпожой уезжаем в замок Таррант, я оставляю здесь своего представителя, который будет вас защищать и при необходимости разбирать спорные дела. — Серые глаза обвели внимательно слушавшую толпу. — Я выбрал его потому, что полностью ему доверяю. Вы можете приходить к нему со своими затруднениями и спорами. Будьте уверены, он рассудит по справедливости.
Люди переводили взгляды с одного воина на другого; они полагали, что новый кастелян будет из их числа.
— К сожалению, он не сможет остаться здесь надолго, его ждут дела в собственном лене. Это лорд Коннел, барон Райборн.
Несса смутно видела Коннела, он сидел за спиной графа на лавке, приставленной к стене. После слов Гаррика барон подошел и стал рядом с ним; огонь, горевший в очаге посреди зала, осветил солнечно-рыжую голову. Несса удивилась: как такой человек мог согласиться заняться столь ничтожным поместьем? Конечно же, у него, как и у графа, имелись более важные дела. И это еще раз доказывало его привязанность к графу и важность поставленной другом задачи — привести Суинтон в порядок. Несса невольно вздохнула: было очевидно, что ее наследственные земли в очень плохом состоянии.
— До того как барон уедет, я привезу нового кастеляна, — продолжал граф. — Он будет под моим пристальным наблюдением. Этот человек будет выбран со всей тщательностью, чтобы обеспечить честное и справедливое управление Суинтоном. — Пронизывающий серебряный взгляд переходил от одного к другому, дабы каждый понял сказанное. — Теперь идите и донесите новость до других. — Указав на дверь, Гаррик молча смотрел, как люди тихо выходили из зала, преисполненные важностью услышанного.
Тут Несса наконец встала, чтобы размять затекшие ноги.
Как голубь издалека безошибочно направляется к дому, так Гаррик инстинктивно обратил взгляд к гибкой фигурке на верху лестницы. На ней было то же клюквенно-красное платье, в котором он впервые увидел ее на помолвке, — тогда его хотели обмануть, подсунув другую невесту, а он был только рад замене. Глубокий вырез платья, под которым сейчас не было сорочки, открывал участок тела, не предназначенный для чужих глаз, — зрелище оказалось настолько соблазнительное, что граф на мгновение даже забыл о том, что он не единственный зритель. Впрочем, он тут же сообразил, что и Коннел, а также воины, заполнившие зал, наверное, видели его жену. Гаррик нахмурился: Несса принадлежит ему — и только ему.
Взгляд серебряных глаз застал Нессу врасплох, у нее подогнулись колени. Она была не так наивна, чтобы не понимать: в таком виде не появляются на людях. Но ведь она собиралась ускользнуть так же незаметно, как пришла… Пальцы босых ног невольно поджались — платье было довольно длинное, но не до пола, — рука же взлетела к спутанным волосам, чтобы откинуть их с покрасневшего лица.
Коннел проследил за взглядом графа и увидел соблазнительную картину — женщину в красном платье и в ореоле золотистых кудрей. Это стало таким же открытием, как улыбка и на щеках ямочки! Воистину, она была той восхитительной игрушкой, которую каждый мужчина мечтает получить в личное распоряжение. Фортуна оказалась исключительно благосклонной к его другу. Жениться ради чужих целей, быть одураченным у алтаря — и в результате получить приз! Такая удача достается только редкому счастливчику!
— Красавица проснулась, чтоб осветить собою день, — с ухмылкой продекламировал Коннел строчку из песни менестреля. Он прошагал мимо хмурого друга, поднялся по лестнице и остановился на одной из верхних ступенек, чтобы заслонить Нессу от нескромных взглядов мужчин.
Гаррик со вздохом последовал за бароном. Его разозлило глупое высказывание друга, тем более что оно вызвало застенчивую улыбку у его жены.
— Коннел, как вы можете оставаться здесь, когда дома вас ждут дела? — спросила Несса, изо всех сил старавшаяся не смотреть на мрачного графа.
«Коннел»?! Гаррик закипел от злости. Она называет барона по имени, хотя никогда так не обращается к нему, своему мужу! Еще больше помрачнев, граф ответил на вопрос, заданный другу:
— Он колебался, пока я не указал ему, что аббатство Святой Маргариты находится между Суинтоном и владениями королевы и до него — полдня пути. — Гаррик сказал это не подумав, но даже непреднамеренная ссылка на интерес Коннела к другой женщине не могла заставить его Признаться, что он ревнует. Он никогда не был ревнивцем, никогда в жизни! И после тридцати с лишним лет не попадется на эту удочку.
— Но Сибилла действительно собирается стать монахиней, — вырвалось у Нессы; она забыла о своем неподобающем виде и о явном недовольстве графа. — Ее призвание — чистое и глубокое. — Несса ужаснулась тому, что поездка девушки, предпринятая по ее просьбе, могла стать причиной падения добродетельной послушницы.
— Не мучайтесь, — утешил Нессу Коннел, — я не больше заставляю Сибиллу отречься от ее истинного призвания, чем Гаррик — вас.
Однако слова барона не успокоили Нессу. Видимо, Коннел считал, что ее согласие заменить невесту на свадьбе объяснялось лишь желанием выйти из ордена. Несса прекрасно понимала, что никогда не разделяла преданность Сибиллы монастырской жизни, понимала, какую роль в ее выборе сыграло греховное искушение. Она боялась, что Сибилла, несмотря на куда более твердую решимость, может тоже поддаться соблазну, а он никогда бы не возник на ее пути, если бы не просьба подруги поехать с ней в Солсбери-Тауэр.
Гаррик уже подумывал о том, как бы вбить клин между своей женой и Коннелом, но Несса была так расстроена, что у него появилось чувство более глубокое, нежели ревность. Она была явно встревожена тем, что еще будет ввергнута в пучину мирских прегрешений. Покинув утром спальню, граф как следует подумал и пришел к выводу: хотя Несса не отрицает своего желания, оно оставляет в ней чувство вины и отвращение к нему — как к виновнику ее падения.
— Прошу прощения, мне нужно подготовиться к отъезду, — едва слышно сказала Несса.
Остро ощущая, что у нее открытая спина, Несса постаралась улыбнуться — улыбка получилась «дрожащая» — и пошла в комнату. Там она быстро оделась, стараясь выглядеть поскромнее. Полотняную кремовую блузу завязала под самым горлом; повинуясь внезапному желанию иметь прежний монашеский балахон или что-то хоть немного похожее на него, подобрала темно-коричневое платье, которое спереди можно было завязать свободно, не подчеркивая женскую фигуру. Едва она заплела косы и уложила их короной, как пришел слуга и передал приглашение к обеду.
Усевшись за стол, Несса сразу же почувствовала холодность графа, сидевшего с ней рядом. Перед ними стояло деревянное блюдо с горой снеди, но Несса чувствовала, что не сможет съесть ни кусочка. Граф не обращал на нее ни малейшего внимания, он давал указания барону и объяснял, как следует относиться к подневольным людям и свободным фермерам, при этом Гаррик не забывал о еде.
Но в какой-то момент граф вдруг заметил, что жена совсем ничего не ест и даже не пригубила из своей чаши с вином. Он нахмурился, но тут же понял: злиться на Нессу несправедливо. Она просто сказала правду — правду о своих чувствах. Чего еще ему надо? Он же всегда заявлял, что ему нужна голая правда, а не сладкая ложь. Но и он тоже сказал правду! Они муж и жена, и это обстоятельство он едва ли сможет изменить. Значит, нужно, чтобы и она это признала. Ему было бы неприятно видеть, что она покоряется ему по обязанности. Он желал большего. Может, решению проблемы поможет замечание, которое она ему сделала, когда сестра обиделась на его холодное обращение? Несса тогда сказала, что ему следовало поухаживать за ней. Разумеется, он не станет прибегать к тем нелепым ухищрениям, которыми мужчины ублажают женщин, но он может быть с ней помягче.
После обеда они быстро собрались к отъезду. Их стало вдвое меньше, потому что барон со своим отрядом оставался на месте. Во дворе, грязном и скользком после вчерашнего дождя, Коннел с подчеркнутой любезностью помог Нессе взобраться на лошадь; в голубых глазах барона промелькнула насмешка над другом, который нахмурился при виде этой картины.
— Очень прошу вас, наблюдайте за Гарриком так же пристально, как он за вами, — шепнул Коннел и с преувеличенным жаром поцеловал Нессе руку. Девушка покраснела — кажется, у нее это уже входило в привычку.
— Я буду наблюдать за ним ради его безопасности. — На шутку Несса ответила серьезно. — А вы обещайте предупреждать о каждом намеке на мстительные действия сэра Гилфри.
— Договорились, — сказал Коннел. Ему понравилось, что Несса беспокоилась за Гаррика, и он улыбнулся ей.
Она кивнула и заняла свое место в кавалькаде — позади раздраженного графа и молодого рыцаря сэра Эрделла. Несса была довольна, что путешествие подходит к концу, но все же в воротах оглянулась — с этим отъездом Суинтон, ее родовое гнездо, навсегда останется в прошлом. А впереди ее ждут неизвестный замок, незнакомые люди… Никогда еще ей не приходилось ехать в такое место, где у нее не было друзей, а в том месте ей придется прожить до скончания дней. Устрашающая перспектива. Но она резонно напомнила себе, что сама об этом молилась и поэтому обязана пройти свой путь достойно, какие бы препятствия на нем ни встречались.
Гаррик заметил грустный взгляд, который жена бросила на дом, и снова нахмурился. «Ей приятнее веселое дружелюбие Коннела, чем моя холодная выдержка», — промелькнуло у Гаррика. Его никогда не заботило, считает ли женщина его красивым, хотя многие убеждали его в этом в своих назойливых преследованиях. По правде говоря, он бы с радостью отдал все эти восхваления за восторг одной-единственной женщины.
Время шло. Добродушные шутки воинов, возбужденных возвращением домой, где они не были месяцами или годами, заглушали монотонный стук копыт, но эти радостные предчувствия лишь усиливали трепет Нессы перед неизвестностью. Стараясь отвлечься, она занялась другими, не менее запретными размышлениями — о человеке, с которым повенчана. Его называют Ледяной Воин; он озабочен тем, чтобы вернуть долги ее людям, а не обогащаться за их счет, как это делал сэр Гилфри… и даже отец. Он читал древние рукописи; под его ледяной оболочкой — нежная душа, и однажды ей довелось убедиться в этом. Необыкновенный человек! Властный и сильный, мягкий и справедливый…
В какой-то момент она вдруг поняла, что на лице ее блуждает блаженная улыбка. О Господи, о чем она думает?! Она думает о человеке, который жалеет, что она ему досталась, который всегда будет видеть в ней только заместительницу, обманом подсунутую у алтаря. Несса перевела внимание на пейзаж с таким свирепым видом, что просто удивительно, как от ее взгляда не вспыхнул пожар.
Но вскоре волшебная красота окружающего пейзажа успокоила ее и подняла настроение. Солнце разогнало утренний туман, и взору открылась удивительная картина: луга покрывал ковер сочной свежей травы, и повсюду были рассыпаны белые маргаритки, колокольчики и скромные желтые лютики. В сплошной зеленой стене леса иногда словно вспыхивал ствол, освещенный солнцем; лес полнился чудесной музыкой — пением птиц, шелестом листьев, тихим журчанием ручья.
Когда сумерки стерли краски и подробности окружающего мира, мерная мягкая поступь лошади убаюкала Нессу, и глаза ее стали слипаться. Что ж, лошадь, как и раньше, будет идти за остальными — независимо от того, держит всадница поводья или нет. И если крепко ухватиться за скобу седла и держать спину прямо, то можно ненадолго закрыть глаза… Вскоре она погрузилась в дремотное состояние, когда все слышишь, но ничего не видишь…
Сон сыграл загадочную шутку со временем: ей казалось, что она закрыла глаза на мгновение, а прошло несколько часов. Ее разбудило чье-то прикосновение, и она в испуге вздрогнула.
— Просыпайтесь! — прорычал сэр Эрделл. — Граф ожидает вас.
Глядя в суровое лицо, с трудом различимое в темноте, Несса подумала: «Какое прегрешение вызвало предстоящую кару? Точнее — какое из многих?»
Натянув поводья, Несса подъехала к гребню холма, где ее ждал граф. Его черный силуэт четко выделялся на бархатно-синем небе. Недосыпание и многочасовая скачка никак не отразились на нем — та же сила, то же совершенство фигуры, и никакой усталости. Нессе почудилось, что он повелевает движением звезд и луны, а не только ее способностью трезво мыслить и управлять своими чувствами.
Почему они остановились? Но еще важнее: зачем он призвал ее? Может, поддаваться сну — серьезный проступок?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайл



чудесный роман замешанный на интригах и красивом чувстве любовь которая раскрывается как нежный цветок проникая в жестокое сердце рыцаря и воина только любовь может растопить ледяное сердце воина что и смогла сделать прекрасная девушка Несса
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайлнаталия
14.11.2011, 13.48





Милый роман. Он еще одно доказательство того , что нужно откровенно говорить и спрашивать обо всем у любимых ,а не строить домыслы тех или иных их поступках.
Недоверчивые сердца - Роджерс МэрилайлNastalgy
3.12.2011, 5.25





Книга хороша! Автор хорошо чувствует и передаёт разницу между предназначениями женщины и мужчины на нашей планете. И, хотя повествование немного затягивается прямыми объяснениями переживаний главных героев, роман стОит дочитать до конца. Очень порадовало, что из героини не сделали "мужика в юбке", чем грешат многие авторы. Читайте, не пожалеете!
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайлkotija
22.12.2011, 5.59





Восхитительно!Рекомендую!
Недоверчивые сердца - Роджерс МэрилайлКатя
14.01.2012, 14.54





довольно не плохой роман
Недоверчивые сердца - Роджерс Мэрилайлнека я
4.08.2013, 20.10





Начало скучное и мне не нравится про королей.
Недоверчивые сердца - Роджерс МэрилайлКэт
6.08.2013, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100