Читать онлайн Воспевая утреннюю звезду, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воспевая утреннюю звезду - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воспевая утреннюю звезду - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воспевая утреннюю звезду - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Воспевая утреннюю звезду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

– Два колдуна! – Епископ Уилфрид из конца в конец мерил быстрыми шагами комнату. Его лицо покраснело от гнева и раздражения. Он бросал сердитые взгляды на женщин. – Не ты ли говорила, что можешь помешать побегу этой колдуньи?
Мрачно ухмыляясь, Гита не скрывала, что гнев и огорчение Уилфрида доставляют ей удовольствие. Элис стояла рядом с теткой, и последние неожиданные новости расстроили ее почти так же, как и епископа.
– Я говорил, что вы совершаете ошибку, решив связаться с Гитой и с Саксбо. Он еще слишком незрел для лидера, а полагаться на друидов – это несомненная глупость! – Слова Хордата были странной смесью самодовольства и отвращения. – Нам от них не было никакой пользы, и дальше не будет. Почему бы не избавиться от них, чтобы они не путались у нас под ногами?
– Это мы-то путаемся у тебя под ногами? – Гита пришла в страшную ярость, глаза ее горели. – Хордат, именно ты не смог разделаться с Ллис, когда она была у тебя в руках. Это ты принял решение не выставлять стражу у дверей ее камеры, хотя я тебе советовала обратное. И таким образом именно ты несешь ответственность за ее побег. – Гита сделала шаг вперед. На нее было страшно смотреть, когда она обрушила на воина свои разоблачения. – Это ты допустил, чтобы Ллис сбежала, узнав кое-что из того, что может положить конец твоим драгоценным планам. И какого же бесславного конца ты дожидаешься? Вы, пара дураков, надеетесь править вместо Саксбо, который только и годится, что в лесу в прятки играть, больше ему ничего не надо. Так вот, он более опасен, чем самый лютый враг.
И снова, как часто случалось за последнее время, Уилфрид был вынужден стать между союзниками, которые уже были готовы броситься друг на друга с кинжалами.
– Если наши планы будут преждевременно раскрыты беглянкой, весь наш замысел окажется под угрозой, – сквозь зубы процедил епископ, вынужденный признать этот неприятный факт. Его раздражали и необходимость мирить союзников и глупые выходки мальчишки Саксбо, которому подчинялся Хордат. – Эта рабыня Саксбо уже давно удрала и поселилась в доме лорда Трокенхольта. Она хорошо знакома с нашими планами. Поэтому нельзя сказать, что то немногое, что Ллис здесь узнала, сильно ухудшит наше положение.
Хордат был чуть ли не на целую ладонь выше епископа. Он смело встретил каменный взгляд Гиты:
– И тем не менее я сомневаюсь в полезности этих друидских колдуний для нашего дела.
Гита немедленно обрушилась с обвинениями на говорившего:
– Разве ты нашел способ успокоить Талачарн, пока ты захватываешь все новые земли, собираешь и вооружаешь армии, чтобы принц Саксбо смог бросить вызов трону своего отца?
– Сила оружия – вот лучший способ! – прорычал Хордат.
– Даже армиям римлян не удалось подчинить воинов Уэльса. Но ты, кажется, считаешь себя более умелым? – От смеха Гиты кровь стыла в жилах. – А по-моему, ты преуспел только в потере времени и людей. Пытаться завоевать всю Нортумбрию – бесполезное занятие. Ты все равно проиграешь.
– Похоже, что твои планы не более успешны, чем мои. – В груди Хордата кипело отвращение к колдунье, и он немедленно нанес ответный удар: – Не ты ли говорила, что победишь Глиндора, докажешь, что его могущество – ничто по сравнению с твоим? Не ты ли утверждала, что твоя победа над ним опорочит его в глазах народа Талачарна, и он подчинится тебе? И ты была уверена, что весь этот народ будет так послушен тебе, что не придет на помощь Трокенхольту, не помешает Саксбо захватить корону Нортумбрии. Прекрасные обещания! – Хордат сцепил руки.
Уилфрид уже не в силах был контролировать ситуацию и сам полез в драку. Он повернулся к Гите, глаза его сверкали гневом, который обвинял ее с такой же силой, как и слова Хордата.
Пылающий взгляд Гиты обратился на обвинителей, и они были вынуждены отвести глаза. Она выпрямилась. Ее и без того внушительная фигура стала грозной.
– Да, я поклялась разделаться с Глиндором. И когда наступит предназначенное судьбой время, я это сделаю. Что касается другого, – она презрительно махнула рукой, – Ивейн молод и не может обладать силой, способной помешать осуществлению нашей общей цели.
Элис уже встречалась с молодым колдуном и имела возможность ощутить, какова его власть над силами природы, которые она считала подвластными ей самой, и не разделяла уверенности своей тетки. Но она также прекрасно знала, что не следует перечить Гите, и молча последовала за нею из мрачного монастыря на яркий дневной свет.


Адам ехал впереди маленького отряда. Сразу за ним ехали женщины, потом четверо мужчин из деревни, Седрик был замыкающим, чтобы охранять отряд с тыла. Их окружал густой лес. Адам внимательно смотрел по сторонам. Всем своим существом он чувствовал притаившихся врагов, как если бы они стояли, преграждая ему путь. Почему они наблюдают за ним со стороны? Ведь разделаться с его малочисленным отрядом не представляло большого труда. Что они замышляют? Не ждет ли их впереди засада?
Троекратный сигнал рога разорвал лесную тишину. Спустя некоторое время сигнал повторили. Адам задал себе вопрос: почему сигнал был повторен? Для того ли, чтобы они были уверены, что идут в нужном направлении? Могло быть и так. Или же для того, чтобы заманить их в ловушку?
Адам поднял руку, знаком велев всем остановиться. Люди, которые не были знакомы со своим нынешним предводителем, немного поворчали, однако весь отряд послушно последовал за ним, когда он велел свернуть с проторенной дороги. Адам с облегчением увидел, что люди Вулфа подавили сомнения и подчинились его приказанию. Хотя они, конечно же, слышали рассказы о его доблести и силе, тем не менее Адам считал, что пример леди Брины и Ллис, которые подчинялись ему без колебаний, способствовал укреплению его авторитета.
Было трудно себе представить, что еще не так давно он считал Ллис робкой и слабой. Теперь же он знал, что под ее сдержанностью и осторожностью, напоминавшими ему поведение робких животных, под ее мягкими манерами скрывалось смелое сердце.
Адам понимал: оттого, насколько быстро они прибудут на место, может зависеть жизнь Вулфа. И ему казалось, что они двигаются очень медленно, особенно теперь, когда забрались глубоко в чащу огромного леса. Они прокладывали собственную тропу сквозь густой подлесок по первым упавшим осенним листьям. Ветви сплетались над головами всадников, и потому в лесу было довольно темно.
Как и в прошлый раз, Ллис ехала следом за золотоволосым воином. И как тогда, ее внимание было приковано к человеку, завоевавшему ее любовь. Видимо, эта любовь не представляла для него особой ценности, и тем не менее она принадлежала ему. Ее любовь принадлежала ему, несмотря на зародившееся у нее подозрение, что эта любовь мешает ее контакту с силами природы. И она ничего не могла с этим поделать.
Ей было больно думать об этом, и затуманенные страданием синие глаза неотрывно смотрели на широкую спину Адама. Она видела, как он повел плечами, словно пытаясь стряхнуть ненужный груз, и прикрыла глаза густыми ресницами. Она была почти уверена, что Адам чувствует ее пристальный взгляд и его движение показывает, насколько это ему неприятно.
Ллис постаралась скрыть охватившее ее чувство стыда.
Но все было не так, как представляла себе Ллис. Поводя плечами, Адам пытался избавиться от одолевавших его дурных предчувствий. Будучи опытным охотником, он прислушивался к малейшему звуку, и ему казалось подозрительным, что вокруг царила неестественная тишина – словно притихшие обитатели леса предупреждали его о нависшей опасности.
Адам оглянулся на женщин. По их реакции он понял: они тоже чувствуют что-то неладное. На нежном лице леди Брины беспокойство сменилось мрачной решимостью. Пальцы Ллис образовали уже знакомый ему треугольник, а губы беззвучно двигались. Он предположил, что она произносит странные слова друидской молитвы. Он был близок к тому, чтобы поверить, что эти две очаровательные женщины и в самом деле обладают неким даром общения с природой.
Для того чтобы врагам, прятавшимся в зарослях, было труднее напасть на отряд, Адам знаком велел своим людям ехать как можно ближе друг к другу.
З-з-з! Шмяк! Тишину нарушил безошибочно узнаваемый звук летящей стрелы, ударившей человека. Мгновенно мечи были извлечены из ножен. Блеснула сталь. Другое оружие – кинжалы, пики и булавы – тоже было готово к бою. Подняв оружие, мужчины окружили женщин.
– Кто упал?
Вопрос Адама был задан тихим, но сердитым голосом и требовал немедленного ответа.
После короткой паузы, которая потребовалась, чтобы оглядеть отряд, Седрик ответил:
– Наши все целы.
При этих словах янтарные глаза удивленно уставились на говорившего.
– Тогда кто?
– Это я, Орм, младший сын Улфреда, застрелил негодяя, который выслеживал вас.
Весь отряд разом обернулся в сторону хрупкой фигуры лохматого подростка, которому вряд ли было больше шестнадцати лет. Он шагнул им навстречу с опущенным луком в руках, отделившись от двух высоченных деревьев.
– Мне пришлось это сделать, – робко проговорил юноша. – Я должен был подать вам знак следовать за мной. Лорд Вулф смертельно ранен.
Адам взглянул на леди Брину. Она ничего не сказала, но он видел, что глаза ее потемнели, поскольку подтвердились самые худшие ее опасения. Даже Каб, которого один раз покормили и который потом преспокойно спал всю дорогу, казалось, ощутил беспокойство матери. Он проснулся и тихонько захныкал.
Ллис наклонилась к Брине, чтобы утешить ее. И при виде этого на душе у Адама потеплело. Он слегка улыбнулся, наблюдая за тем, как леди Брина успокаивает своего сына, встретился с нею взглядом и прочел в ее глазах немую мольбу поторопиться на помощь Вулфу. Но они должны были сначала убедиться, что путь, который они выберут, ведет прямо к цели, а не уводит в сторону.
– Кто подал первый сигнал? – спросил Адам. – И кто теперь так часто дует в рог?
– Первый сигнал подал Мелвин. – Орм очень серьезно кивнул почти белой головой. Он знал, что стоит за вопросом Адама. – Но я сомневаюсь, что вы услышали его призыв, потому что сигнал был не сильным и был подан ночью. – Юноша недовольно поморщился: он понял, что несколько отвлекся, кивнул, пожал плечами и продолжал: – Мой отец, мои братья и я поспешили на тот призыв и отнесли лорда Вулфа в безопасное место. Сегодня рано утром сигнал подал мой брат Эвелл. После этого он заснул, а когда проснулся, рог исчез. Отец сказал, что это лишнее доказательство того, что враги прокрадываются под покровом ночи, избегая честной битвы.
Тревога Адама немного поутихла. Однако он хотел получить ответ еще на один вопрос:
– Не знаешь ли ты, кто теперь подает сигналы, стараясь сбить нас с пути?
– Да, лорд Адам, знаю, – гордо произнес юноша, показывая, что он понимает, с кем разговаривает. Он снова кивнул, но уже не столь охотно. – Это те же самые люди, что дали отцу золотую монету, чтобы он держал язык за зубами.
– Спасибо, ты подтвердил мои подозрения, – Адам мрачно улыбнулся Орму. – И ты доказал свою верность лорду Вулфу, избавив нас от вражеского соглядатая. – От этой похвалы юноша просиял, хотя и был явно озабочен состоянием своего господина. – А теперь, мастер Орм, раз ты пришел, чтобы отвести нас к своему господину, не будем терять времени.
Орм тотчас же пустился рысью. Отряд последовал за ним. Юноша привел их к широкому, но мелкому ручью, сказав, что это тот же ручей, что течет неподалеку от Трокенхольта.
Взглянув на ручей, Адам понял намерение Орма, и оно ему понравилось. Поведение юноши доказывало, что он обладает острым умом и развитым инстинктом: Орм выбрал путь по ручью, чтобы скрыть следы отряда.
Орм ехал впереди, остальные следовали за ним, вытянувшись в цепь. Наконец они увидели скромный домик. Из отверстия в крыше дома вился дымок, сливаясь с послеполуденными облаками.
– Вот мой дом, – гордо объявил Орм, указывая на домик; стоявший на поляне, расчищенной от леса ценою огромных усилий.
По всему было видно, что обитатели дома живут просто, но удобно. Словно в подтверждение этого впечатления на пороге дома появилась улыбающаяся женщина, такая полная, что казалась почти квадратной. Она была средних лет и намного моложе мужа.
– Добро пожаловать в наш дом, леди Брина, лорд Адам!
Казалось, что эта хорошо отрепетированная речь потребовала от женщины всей ее смелости, потому что далее она смогла только кивнуть Ллис и отступить в сторону, приглашая гостей войти.
Адам не удивился, когда обнаружил, что как только они все вошли в дом, там стало так тесно, что яблоку негде было упасть. Тем не менее он тепло поблагодарил мать Орма и приветствовал Улфреда, как старого друга.
– Как вы считаете, не будет ли лорду Вулфу опасно оставаться здесь? – Улфред нервничал, поглядывая на лорда Адама и леди Брину, не зная, кому из них адресовать свой вопрос. Они оба улыбнулись ему, и он без колебаний продолжил: – Мы унесли нашего господина отсюда и спрятали его в тайном убежище, которое, кроме нашей семьи, никто не знает. Мелвин охраняет его с тех пор, как совершилось это злое дело. Но даже ему мы завязали глаза по пути туда. – Улфред видел, что такое отношение к столь уважаемому в деревне человеку кажется странным его гостям, и поспешил объяснить – Мы поступили так, как хотел лорд Вулф. Он сказал, что хочет быть уверенным, что Мелвин не сможет выдать врагам этого секрета.
– Что ж, если это необходимо, завяжи нам глаза, но только как можно скорее доставь меня и мою приемную дочь к лорду Вулфу. – Одной рукой Брина держала проснувшегося Каба, который лежал, широко раскрыв глаза, другой обнимала Ллис за талию. – Молю тебя, не теряй ни минуты, нужно сделать все, что в наших силах, чтобы помочь твоему господину.
Улфред вспыхнул, почувствовав себя виноватым из-за того, что не понял, чем именно надо заняться немедленно.
– Прошу прощения, миледи, я уже не так быстро соображаю. Поэтому-то я и послал Орма, чтобы он привел вас. Теперь я пошлю его отвести вас к лорду Вулфу. – Улфред нервно взглянул на золотоволосого лорда, возвышавшегося над двумя женщинами и откашлялся. – Лорд Адам, мой господин говорит, чтобы вы тоже пошли. Однако… – голос его дрогнул, – остальные должны оставаться здесь.
– Так Вулф в сознании и в состоянии говорить? – Брина все еще не получила ответ на один из самых важных вопросов.
– Ну да. Иногда. – Улфред сжал свои узловатые руки. – Но иногда он спит как мер… – Старик оборвал себя на полуслове.
В комнате стало тихо.
Несмотря на свое горе Брина легонько похлопала Улфреда по узловатой руке и ободряюще улыбнулась ему. Она понимала чувства других людей, это было неотъемлемой частью ее характера.
Пока мать Орма подала остающимся гостям эля, чтобы промочить горло, Брина, Ллис и Адам вышли из дома. Их проводник нес в одной руке накрытое ведерко свежей воды. В другой руке у него был пучок камыша, с которого капала смола. Теперь все они шли пешком сквозь густой лес позади маленького домика. Орм объяснил, что его братья отведут лошадей в соседнюю долину, где они будут в безопасности до тех пор, пока не понадобятся.
Местность, по которой они шли, была очень неровной. Брина даже не подозревала, что во владениях ее супруга есть подобный ландшафт. Во всяком случае, вокруг их центральной усадьбы были лишь пологие холмы. Теперь же они неожиданно вышли на скалистый участок. Высота была небольшой, но гора казалась довольно широкой и состоящей из цельного камня, словно сплошная стена… Так казалось до тех пор, пока Орм не показал им дорогу к пещере, спрятанную в густой тени.
Когда друидские колдуньи поняли, что больной Вулф лежит на постели, основанием которой является природный камень, они обменялись улыбками и взглядами, понятными только им. Действительно, эта пещера напоминала им их жилище. Здесь они могли призвать на помощь силы природы.
Вход в пещеру был погружен во мрак, но Орм настойчиво убеждал их смело двигаться прямо вниз. Сначала тропинка была крутой, но потом стала гораздо более пологой. Вскоре в дальнем конце удивительно длинной пещеры они увидели неясный мерцающий свет. Ближе к источнику света на грубой каменной стене заплясали тени. Следуя за Ормом, они резко повернули вправо и наконец были у цели.
В углу этой созданной самой природой комнаты на железном треножнике горел смоляной факел. Ллис, глаза которой привыкли к темноте, заморгала, приспосабливаясь к свету. Прищурившись, она увидела камни, окружавшие очаг и только потом увидела крепкие ноги воина, стоявшего у постели, устроенной прямо на голом камне.
Наконец Ллис разглядела раненого, лежавшего на матрасе. Он либо спал, либо был без сознания. Она инстинктивно принялась напевать коротенькую триаду с просьбой о восстановлении здоровья Вулфа, потом попросила сил для своей приемной матери и помощи для правильного выбора заклятий и снадобий, которые должны были сотворить чудо.
При звуке их шагов стоявший на коленях Мелвин вскочил, готовый встретить нападение врагов с обнаженным мечом. Но когда он увидел вошедших, на лице его отразилось глубочайшее облегчение.
– Я благодарю Господа за то, что вы здесь, леди Брина! – Хотя ранее у Мелвина и были некоторые сомнения в способностях Брины как целительницы, но теперь, когда у него на руках был раненый, от них не осталось и следа. – Я молился всем святым, имена которых мне удалось вспомнить, чтобы вы поскорее пришли!
Адам вспомнил, что и он просил божественные силы помочь ему найти Ллис… Он вспомнил также, что на следующее утро убедил себя, будто его обманули при помощи колдовства. Имело ли это значение, если цель была достигнута? И теперь он не сомневался: совершенно неважно, с помощью каких сил будет спасена жизнь Вулфа – с помощью христианского Бога или же послушных друидам сил природы.
Брина решительно шагнула мимо Мелвина к спавшему под грубым домотканым одеялом человеку. И, глядя на нее, Адам впервые задумался о том, что, возможно, Вулф был прав, когда говорил, что мир, давший такие силы друидам, был создан Богом. Но он решил отложить решение столь сложного вопроса до лучших времен. Сейчас ответа требовали гораздо более срочные вопросы.
– Как это случилось? – спросил Адам кузнеца, который явно был уже без сил.
Словно приводя в порядок свои воспоминания о случившемся, Мелвин сначала сунул в ножны свой меч, потом присел у противоположной стены и только тогда заговорил.
– Много часов подряд прочесывали мы лес в поисках пропавшей девушки. Уже наступила ночь, когда мы решили вернуться домой в надежде, что вам повезло больше. И я рад, что так оно и было. – Он мельком взглянул на Ллис, потом опять посмотрел в глаза Адаму. – Неожиданно показались три человека и галопом устремились к нам с обнаженными мечами. Мы хорошо сражались, но следовало бы драться еще лучше! Двое нападавших упали и третий уже собирался улизнуть, когда какой-то подлый негодяй прыгнул с дерева позади лорда Вулфа и… – Мелвин провел рукой по горлу и жест его был красноречивее всяких слов.
Брина вглядывалась в раненого. Вдруг она повернулась, отдала Ллис Каба и упала на колени у постели Вулфа.
Пока Брина поднимала одеяло и осматривала раны мужа, Ллис постелила в углу, противоположном тому, где стоял факел, одеяльце для Каба. Устроив ребенка таким образом, она принялась распаковывать принесенную с собою сумку. Там было множество флаконов и баночек с эликсирами и мазями, чистая ткань для перевязок и детские принадлежности.
Работая, Ллис размышляла о том предостережении, которое произнес Ивейн и эхом подхватил Глиндор. Они говорили о зловещих вихрях темных сил, поднимающихся от земли и несущих с собою бурю, которая особенно опасна сейчас, в период завершения природного цикла истечения энергии. Это напомнило ей о Гите и черном медальоне. Она оставила эту эмблему в Трокенхольте, тщательно спрятав ее, чтобы при первой же возможности передать в руки Глиндора. Она очень жалела, что не сделала этого, когда он сообщил о предстоящей последней битве. Конфликт между стариком и Адамом отвлек ее, и она не сделала того, что должна была сделать. Она беззвучно пропела триаду, умоляя о прощении, а потом еще одну, умоляя помочь ей доставить медальон тому, кто сможет обратить его темную силу на добрые дела.
При тщательном осмотре тела Вулфа Брина обнаружила лишь несколько синяков и порезов. Порезы могли саднить, но они не шли ни в какое сравнение с раной на шее, до которой Брина добралась в конце осмотра.
Ллис уже успела поставить на огонь горшок со свежей водой, когда Брина тихонько позвала ее. Вместе они принялись удалять грубую повязку из обрывков плаща Мелвина, наложенную на горло Вулфа.
Брина чувствовала волнение кузнеца, опасавшегося, что он сделал что-нибудь не так. Она посмотрела на него и успокоила:
– Вы сделали все правильно, забинтовали достаточно туго и в то же время оставили возможность дышать.
– Он будет жить?
Ответ на прямой вопрос Мелвина имел огромное значение для всех них.
Брина в это время смочила последний лоскут ткани на ране Вулфа, прежде чем его удалить. Она ответила не сразу.
– Чтобы ответить на этот вопрос, я должна предварительно задать вам несколько вопросов. Скажите мне, когда он упал с коня и потекла кровь, биение сердца усилилось или замедлилось?
– Думаю, замедлилось.
На губах Брины появилась радостная улыбка, и Мелвин вполне удовлетворился таким ответом на свой вопрос. Брина же занялась удалением последнего, далеко не чистого лоскута с раны, прежде чем наложить на нее новую повязку. Рана представляла собой разрез от одного края шеи до другого. С того края, где разрез был глубже, начала сочиться красная кровь.
Взглянув через плечо на Адама, Брина сказала:
– Мои опасения подтвердились. Было бы смертельно опасно сейчас переносить его в Трокенхольт. Из-за толчков при переноске рана все время будет открываться. – Печальные серые глаза вновь вернулись к лежавшему без сознания мужчине. – Рана должна основательно затянуться, прежде чем Вулфа можно будет переносить. А до тех пор пройдет немало времени.
Брина объяснила Ллис, как той следует ей помочь, и они обе принялись за дело. Во время процедур они должны были спеть особо действенные молитвы. Они начали с нежной ритмичной мелодии восхваления. Одновременно Брина промыла рану водой, которую подогрела Ллис, добавив туда каплю тимьянового масла. Слова исполняемых женщинами заклинаний сплетались в некую паутину. Мелодия зазвучала быстрее, когда они принялись восхвалять таинственную силу травы, способной предотвратить опасное воспаление. В мелодии зазвучали более высокие ноты, когда Ллис передала Брине баночку с вяжущей мазью, которую та нанесла на сложенную в несколько слоев ткань. Неожиданно пение стало таким тихим, что присутствующие мужчины с трудом разбирали слова. Но было ясно, что это трогательная мольба. Ткань с мазью была аккуратно наложена на рану и закреплена.
Когда Брина занялась мелкими ранами на теле Вулфа, Ллис взяла на руки забеспокоившегося Каба. Ребенок был голоден. Хотя Ллис и не могла утолить его голод, она покачала его и спела ему старинную песнь утешения.
Пока женщины исполняли мистические песнопения непередаваемой красоты, а их руки без устали трудились, трое мужчин почтительно ждали. Адам все время следил за Ллис. Он не хотел, а может, и не мог отвести от нее глаз. Он все еще считал, что их разделяют невидимые стены, связанные с их верованиями, но не видел ничего плохого в том, чтобы наблюдать за нею на почтительном расстоянии. Его недоверие к заклинаниям друидов почти исчезло. Как он мог оспаривать их силу, если на его глазах их просьбы выполняются? Действительно, разыскивая Ллис, он сам стал орудием этих сил. И тем не менее, недоверие еще оставалось.
Вулф утверждал, что источником силы друидов является Бог, но не могло ли случиться, что этим источником был не Бог, а дьявол? Да, песни Ллис добрые и светлые, но каковы же должны быть песни колдуньи из монастыря? И если они действительно были двумя разными женщинами, не получили ли они свою силу из одного и того же источника? Опыт общения с женщинами в ранние годы жизни Адама утвердил его в сознании нескольких бесспорных истин: все женщины не достойны доверия и любви; им нельзя показывать, что ты раним или испытываешь боль. Как же удалось этой обольстительнице пробить защитную броню его сердца и похитить его?
Золотистые брови сердито нахмурились. Дискуссия по поводу источника силы друидов, которую он мысленно вел сам с собой, закончилась ничем. Однако вера в часть доктрин, на которых он был воспитан, была до некоторой степени подорвана. Он рисковал верой, которую разделял с двумя самыми близкими людьми, он испытывал угрызения совести и опасения, что мог бы разочаровать их. И эти опасения воздвигли между ним и голубоглазой красавицей новую стену. Янтарные глаза смотрели на девушку и не видели ее.
От ласковых прикосновений любимых рук Вулф потихоньку приходил в себя. Он узнал прелестное лицо загадочной колдуньи, много лет назад похитившей его сердце. Вот так когда-то он, открыв глаза, в первый раз увидел, что она лечит его раны.
Заметив, что зеленые глаза открылись и наблюдают за нею, Брина испытала такое облегчение, что по ее нежным чекам потекли тихие слезы радости. Она уже боялась, что он так и останется между жизнью и смертью, как Аня.
– Я тебя люблю… – Голос Вулфа был хриплым и очень слабым, он мог говорить только едва слышным шепотом.
Брина быстро приложила пальцы к губам мужа и велела ему молчать, но он чуть качнул головой и поцеловал лежавшие на его губах пальцы.
– Я должен… Адам…
Было ясно, что ему обязательно нужно поговорить с Адамом, несмотря на возражения жены. Брина поняла, что это очень важно, и ласково уступила. Она повернулась и повторила его призыв, который был так тих, что хмурый Адам его не слышал.
Адам подошел к раненому и, чтобы успокоить Брину, кивнул, соглашаясь поберечь силы больного.
– Для меня большое облегчение узнать, что мы добрались до тебя вовремя и что Брина уже творит чудеса, возвращая тебе силы.
Вулф с трудом улыбнулся в ответ.
– Я пойду приготовлю крепкий отвар. – Встав, Брина бросила суровый взгляд на мужа и на Адама. – Но когда он будет готов, ты выпьешь его весь, Вулф. Он будет тебе очень полезен: облегчит боль и усыпит.
– Хорошо, будь по-твоему. Адам улыбнулся.
– Я понимаю, что время разговора ограничено. – И немедленно переключил внимание на Вулфа. – Позволь мне сначала рассказать тебе то, что узнали мы.
Адам не стал тратить времени на рассказ о том, как он нашел Ллис, а сразу перешел к ее похитителям: епископу, двум колдуньям и Хордату, человеку, которому король доверил присматривать за своим непокорным сыном Саксбо. Он также сообщил, что подтвердились его худшие подозрения.
– Умоляю… – Вулфу каждое слово давалось с трудом, но он продолжал: – Защити… моих…
– Я клянусь тебе на распятии моего отца, что сделаю все, о чем ты просишь.
Адам тихо произнес слова клятвы и в подтверждение своих слов сжал слабую руку Вулфа. Поскольку Вулф ничем не мог помочь ни убитому гонцу, ни поправить дело с не доставленным вовремя предупреждением королю, Адам решил не перегружать его новыми проблемами: вполне достаточно было старых.
Хотя Брина уже стояла на коленях у постели мужа, Вулф хотел сказать кое-что еще:
– Мелвин… тебе понадобится…
– Хорошо. – Адам кивнул, взглянув на человека, который долгое время охранял своего господина. – Хороший кузнец понадобится нам, чтобы выиграть битву. Но я пришлю Седрика, он займет место Мелвина и будет тебя охранять.
Вулф еле заметно улыбнулся. Он слишком ослаб, чтобы говорить и был едва в состоянии выпить первый из множества приготовленных Бриной настоев.
Адам поднялся. Мелвин слышал их разговор. Он тоже поднялся. Оба они повернулись к Орму, терпеливо дожидавшемуся в тени:
– Нам пора отправляться!
Орм и не пытался скрыть своего облегчения, узнав, что они собрались уходить. В другой ситуации он сам подчинялся обоим, но сейчас лорд должен был выполнять его указания.
– Уже вечер. Солнце быстро садится. Вы и все ваши люди должны выйти из леса и быть в безопасном месте до того, как стемнеет, потому что эти негодяи нападают под покровом ночи и норовят ударить в спину.
Адам мрачно улыбнулся: он не мог не признать справедливости этих слов. Последние события лишний раз подтвердили это. В ночном лесу их подстерегала опасность. Лес стал прибежищем трусов и воров, которые боялись нападать на своих врагов при свете дня. Он кратко велел молодой колдунье немедленно собираться в путь. Несмотря на противоречивые чувства, которые вызывала в нем Ллис, сейчас он больше всего хотел видеть ее избавленной от таящихся в лесу опасностей.
Ллис передала Каба Брине и обняла их, прежде чем присоединиться к мужчинам. Она шла позади Орма, а Мелвин и Адам шли за ней. В глубоком молчании прошли они по каменному проходу и вышли из пещеры. День был уже на исходе.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Воспевая утреннюю звезду - Роджерс Мэрилайл



Очень интересный роман, такой волшебный и трепетный. Чувственность и нежность просто потрясают, единение с природой восхищает, а борьба добра и зла завораживают. Восхитительная история!
Воспевая утреннюю звезду - Роджерс МэрилайлAlia
9.04.2014, 20.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100