Читать онлайн Воспевая рассвет, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воспевая рассвет - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воспевая рассвет - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воспевая рассвет - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Воспевая рассвет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Подумать только, это место так похоже на наше жилище, – голос девочки гулко отдавался в каменных закоулках пещеры. Она лежала на тюфяке рядом с братом, задумчиво разглядывая все вокруг. Ей вдруг вспомнились родители и другие члены семьи. Что с ними сталось? Когда взрослых схватили, ей с братом удалось бежать и спрятаться в кустах.
– Ш-ш-ш! – сердито прошипел в ответ брат. – Никогда, никогда не говори о нашем прошлом. Мы дали клятву отцу никому не говорить об этом. Отец ушел, но клятва живет в нас!
Слезы закапали из глаз девочки, и, увидев это, брат презрительно отвернулся. Уткнувшись в тюфяк, он незаметно вытер кулаком глаза и вновь обернулся к сестре.
– Не хнычь, все будет в порядке. – Чувствуя, что голос его дрожит, мальчик проглотил комок в горле и продолжил: – Я думаю, они будут хорошо с нами обращаться. А если нет, то мы убежим. – И чтобы сестра не сомневалась больше в этом, поспешил ее уверить: – Я сумею вырваться отсюда и найти безопасное убежище для нас. Я сумею. – Эта мысль, казалось, успокоила их обоих, и дети замолкли.
В это время Глиндор сидел у огня, скрючившись на низком грубо сколоченном табурете. Он тихо покачивался из стороны в сторону, обхватив свои плечи руками, и вновь думал о том, что Брине действительно не следовало ходить с ними в Долину. Вид разгромленной фермы и кровавой резни стал бы для нее жестоким ударом. И сейчас боль потери друзей туманом заволокла ее голубые глаза.
– Не надо так горевать, – утешал Брину старик. – Это эгоизм говорит в нас. Нам жаль, что они покинули нас. Но мы будем говорить себе, что Оуэн и его семья ушли в иной, лучший мир.
Чтобы не мешать им, Вульф уселся в углу на скамью около стола, уставленного флаконами, горшками и бутылями, и оттуда слушал разговор Брины и старика. Когда над свежей могилой Оуэна Глиндор впервые рассказал о своей теории, его слова показались ему, христианину, совершенно чуждыми. Но теперь, размышляя над этой темой, он подумал, что загробная жизнь у всех людей, видимо, одинакова, независимо от того, в какого бога они верят. И неважно, как называть то место, куда отправился Оуэн, – небеса или иные миры…
Брина взглянула с черные глаза деда, лучившиеся нежностью и участием, столь необычными для этого сурового человека.
– Я знаю, дедушка. И пусть это говорит лишь мой эгоизм, но мне будет их так недоставать. Мы не ценили их верной и преданной дружбы, они покинули нас так внезапно, как больно и тяжело мне сознавать это.
– Да, это так. Но они сейчас не знают о твоей печали, утешим себя мыслью о том, что они вошли сейчас в иные сферы, иные миры, и не омрачим их пути своей печалью.
Вздохнув, Брина решила отбросить свою тоску и думать о счастливом и безмятежном существовании семьи Оуэна в ином, далеком мире. Она встала, откинув назад свои тяжелые черные волосы, и они блестящими прядями рассыпались по спине.
– Ты, как всегда, прав, дедушка, – я не буду своим плачем призывать их вернуться на то несчастное место, где стоял раньше их дом.
Глиндор широко улыбнулся ей в ответ и сеточка глубоких морщин разбежалась от уголков его глаз. Он был доволен ее ответом.
– Я больше не буду тратить зря время, оплакивая их, – сказала Брина. – Теперь я должна совершить по этому случаю необходимый ритуал. Жизнь не ждет.
Она взяла с полки широкую плоскую корзину и повернулась, чтобы откатить камень, закрывавший вход в пещеру.
Вульф похолодел: войти ночью в лес, одной, когда Вортимер находится где-то поблизости, затаился в ночной тиши, чтобы схватить эту легкую добычу! Вульф взглянул на старика и снова подумал: «Кто знает, что у него на уме! Только недавно он требовал у внучки поклясться, что она не выйдет из пещеры днем, а теперь он отпускает ее ночью!»
Но старик, казалось, не замечал озабоченности сакса.
– Что за глупая затея? – обратился Вульф к Брине, которая уже почти собралась уходить, – ты собираешься покинуть пещеру и уйти в лес, ночью, совсем одна?
Девушка с удивлением посмотрела на золотовласого сакса, вскочившего с поспешностью на ноги. Она покачала головой, и отсветы костра искрами вспыхнули в волнах ее волос. Его неожиданные вопросы немного испугали ее. Но, в конце концов, это была откровенная реакция непосвященного человека. Он просто не понимает, что ей совсем нечего бояться. Она одарила нахмурившегося Вульфа нежной молчаливой улыбкой и вышла из пещеры. Фрич тут же подскочил и стал слева от нее. Молодой сакс обернулся к Глиндору – казалось, его слова рассмешили старика. Такая беспечность показалась Вульфу глупой. Раздраженно проведя рукой по волосам, он обратился к Глиндору:
– Ты отпускаешь ее одну в лес ночью, а как же Вортимер?
Старик выставил вперед ладони, словно желая умерить встревоженность собеседника:
– Ночь сегодня ясная, – объяснял он очевидные для него вещи, – к тому же Вортимер не рискнет напасть на мою внучку в полнолуние.
Вульф уловил намек на колдовские силы и сжал зубы. Неужели эти силы так могущественны, что действительно могут уберечь девушку от такого опасного и злобного врага? Не тратя времени на дальнейшее размышление, он поспешил за ней.
Глиндор проводил Вульфа мрачным взглядом. Лишь мысль о том, что этот чужак очень скоро уйдет от них, да еще вера в осознание Бриной своего предназначения удержали старика от новой вспышки гнева.
Брина пересекла поляну, озаренную серебряным светом луны, и ступила под темный полог леса. Лунный свет, местами пробивавшийся сквозь густые кроны деревьев, играл бликами и искрился на тяжелых влажных листьях.
Таинственные шорохи, попискивания и скрипы раздавались в чаще, чуткое ухо волка ловило каждый звук вокруг них, но огромный зверь продолжал, не поворачивая головы, следовать рядом со своей хозяйкой.
Тишина и покой огромных деревьев успокоили Брину. Она двигалась легко и свободно. Приятный ночной ветерок овевал ее лицо. Нежные дуновения донесли до нее слабый тонкий аромат. Почувствовав этот запах, Брина ускорила шаги. Ее путь лежал к священной роще. Там в полнолуние расцветали особые, редкие цветы.
Тихо пропев триаду заклинаний, она поблагодарила тайные силы, что позволили ей прийти сюда, за то, что позволили ей взять жизни этих прекрасных цветов для исцеления других людей. Она ступила под сень священных дубов и опустилась на колени в высокую пышную траву, что в дневное время скрывала листья и стебли этих таинственных цветов.
Вульф, спрятавшись за кустом неподалеку, смотрел, как она бережно срывает хрупкие цветки – их сладкий тонкий аромат доносился до него. Таинственное и волшебное зрелище представляла собой эта хрупкая девушка, окутанная ароматом ночных цветов. Ее кожа матово поблескивала в лунном свете, черные волосы разметались по плечам. Вульф затаил дыхание, опасаясь, что это чудное видение растворится во мраке леса.
Он потряс головой, чтобы отогнать наваждение. Еще утром она рассказала ему о своих родителях, была реальной и земной. И вот сейчас она словно видение, колдовство и, конечно, не знает, что он рядом.
Но Вульф был опытным воином и умел бесшумно красться в темноте. Казалось, девушка вовсе не подозревает о его присутствии, да и волк не замечал его.
Вульф шагнул под полог священной рощи. И тут же Фрич, спокойно лежавший около девушки, вскочил и бросился к нему. Брина поднялась с колен и, присмотревшись, увидела темный высокий силуэт на фоне листвы, освещенной луной. Лицо человека оставалось в тени, но девушка сразу узнала его по золотому сиянию вокруг головы, искрящемуся даже в холодном свете луны. И тогда чувства вытеснили ее первоначальный испуг.
– Я не могу позволить тебе бродить здесь одной без защиты, – сказал Вульф подчеркнуто спокойным голосом, хотя сам продолжал сомневаться, что его защита может быть более эффективна, чем эти неведомые тайные силы и колдовство Глиндора.
Брина немного растерялась, увидев рядом Вульфа, ведь она думала, что находится совершенно одна. Но польщенная заботой о своей безопасности, она, преодолев растерянность и смущение, сказала:
– Здесь не опасно. Для меня.
Ее спокойный ответ подтвердил опасения Вульфа, что защита нежелательна и неприятна для нее. Он усмехнулся.
Брина решила что усмешка – знак недоверия к ее словам. Она пожала плечами и, гордо подняв голову, добавила:
– Кроме того, Фрич всегда на страже и сможет прекрасно меня защитить.
Вульф скептически поднял брови и возразил:
– Да он даже не заметил, как я подошел.
– Я сказала ему, что ты друг, – Брина склонила голову набок, и каскад черных волос заструился по ее плечам, – и его не беспокоило твое присутствие, пока ты не подошел слишком близко. Тогда он предупредил меня.
Ее доводы показались Вульфу вовсе не убедительными, но, вспомнив о скорой разлуке с Бриной, он решил переменить тему, чтобы не тратить минуты уединения на пустые споры.
– Почему ты не дождалась утра, чтобы собрать эти цветы? – Он улыбнулся своей очаровательной улыбкой и приблизился к корзине, полной белых хрупких цветов.
Она взглянула на него снизу вверх. Он был рядом, так что девушка могла различить черты его лица сквозь лесной сумрак. Когда он подошел так близко к ней, чувство реальности отступило от нее, вытесненное трепетом и возбуждением. Она закусила по привычке нижнюю губу и, совладав с внезапной дрожью в голосе, ответила:
– Дневное время для меня более опасно. Я опасаюсь встретить людей, которых мне следует избегать.
Глаза Вульфа расширились, словно спрашивая, принадлежит ли он к таким людям. Прочтя этот вопрос в его глазах, Брина залилась краской. Да, наверное, и его она стремилась избегать, но сердце ее стремилось к обратному.
Мысленно она умоляла луну сделать незаметным ее румянец и постаралась отвлечь внимание Вульфа от своего лица:
– Эти цветы расцветают только в полнолуние.
Вульф все же заметил и ее смущение и румянец, доказывающий, что девушка не избегает его, это он рад был сознавать.
Он растянулся на густой траве рядом с корзиной и спросил, приподнявшись на локте:
– А почему тебе так важно собрать их именно этой ночью, когда где-то поблизости рыскает твой враг, Вортимер?
Брина, видя его так близко от себя, стояла неподвижно, боясь нечаянно прикоснуться к его телу. Стараясь не потерять вновь голову от его близости, она, собравшись с мыслями, ответила:
– Я воспевала рассвет, чтобы тайные силы позволили мне собрать эти цветы. И теперь я могу сделать это, соблюдая некоторые ритуалы.
Вульф был несколько удивлен, что для такого простого дела, как собрать цветы, нужно просить разрешения у кого-либо. И, как всегда предпочитая прямой путь окольному, спросил:
– А для чего тебе нужны эти цветы? И какая связь между ними и твоей утренней песней?
В его памяти вновь всплыла прекрасная мелодия и хрупкая фигурка девушки на фоне утренней зари.
Голубые глаза метнули быстрый взгляд на собеседника из-под густых ресниц. Неужели он так ничего и не понял из ее объяснения? Впрочем, немудрено, ведь он верит в своего бога и не признает друидов. И хотя в его глазах не было ни тени неискренности, Брина решила не вдаваться в подробности, иначе у него неизбежно возникли бы новые вопросы.
– Если эти чудесные цветки вымочить в вине, получится целительный бальзам необыкновенной силы, – боясь встретиться взглядом с Вульфом, девушка принялась так пристально рассматривать содержимое своей корзины, что нежные лепестки, казалось, начали увядать под ее взглядом. – Без разрешения тайных сил я не могла бы сорвать их, ведь это означало смерть для этих цветов. А теперь, когда разрешение получено, я поклялась своей жизнью, что умертвила цветы ради спасения жизни и здоровья людей, – и она умолкла, посчитав, что и так уже сказала слишком много.
– Они разрешили тебе? – Вульф лежал в траве, положив руки под голову. Он чувствовал внутреннее напряжение Брины и надеялся, что оно вызвано не его внезапным вторжением, а тем же чувством, что и он испытывал к ней. Дав клятву никогда не прикасаться к ней, он ощущал боль от сознания безнадежности своего влечения и был почти уверен, что она чувствовала так же. Брина не пожелала отвечать на его вопрос и молча склонила голову. Каскад густых черных волос скрыл ее лицо от слишком пронзительного взгляда молодого сакса, но даже сквозь эту волнистую завесу она ощущала силу его зеленых глаз. И пытаясь отвлечь Вульфа разговором, она прибавила:
– Я просила разрешения и получила его. Дело в том, что эти цветы никогда не зацветают дважды на одном и том же месте. В этом их волшебная особенность. Выйдя из пещеры, я следовала за лунным лучом, и тайные силы привели меня сюда.
Вульф закрыл глаза. «Странные вещи говорит эта девушка», – подумал он, а вслух сказал:
– Как христианин, я не должен верить в эти языческие сказки. Но как же мне не верить, если я своими глазами видел, как старый колдун вызвал бурю при Винвиде? – Вульф тут же поймал себя на богохульных мыслях.
– Ведь это могло быть простым совпадением.
Но внутренний голос Вульфа возразил: «Никаких совпадений. С чего это вдруг ясная тихая ночь вдруг разразилась ливнем и грозой, причем сразу после того, как Глиндор захотел этого?» Не найдя эти логические размышления убедительными, Вульф решил вспомнить, какие еще доказательства реальности тайных сил ему удалось наблюдать. Чарующие песни и врачевание неизвестными снадобьями? Но ничего волшебного в этом не было, разве что волшебный голос Брины, способный очаровать птиц на ветвях деревьев. В конце концов его размышления ни к чему не привели и молчание слишком затянулось.
Брина задумчиво поглаживала кончиками пальцев нежные лепестки.
– Существуют моменты, когда дыхание сил природы можно почувствовать и даже услышать.
В такие моменты они тоже могут услышать нас. Поэтому я пела на рассвете, а не ночью и не днем. И теперь мне разрешено сорвать эти цветы при свете полной луны, а не днем и не на рассвете.
Вульф, казалось, не обратил внимания на ее слова. Он лежал молча и не шевелясь, и это стало уже раздражать Брину. Он вынудил своими вопросами рассказать то, что она не имела права рассказывать непосвященным. А теперь он словно не слушает ее. Она чуть не швырнула содержимое корзины ему в лицо. Но цветы были слишком драгоценны, да и она не смогла бы поступить так, причинив кому-то боль. Брина перекинула тяжелую массу своих волос на другое плечо и издала звук, похожий на ворчание кошки.
Вульф вздрогнул и открыл глаза. Он взглянул на нее снизу вверх и невольно залюбовался. Волны черных волос струились по плечу девушки, оттеняя матовый цвет ее кожи, тронутой румянцем на высоких скулах. Маленький подбородок был гордо поднят, а полные, красиво очерченные губы плотно сжаты. Вульф тут же угадал причину ее недовольства.
– Прости, что я огорчил тебя. Я очень внимательно слушал.
Она бросила на него недовольный взгляд, и Вульф понял, что Брина теперь сожалеет, что была так откровенна с ним. Вульф попытался оправдаться:
– Дым пожарища разъел мне глаза. Я закрыл их, чтобы не так болели. Завтра мое зрение должно быть ясным и острым, – горечь сожаления послышалась в его словах, – ведь завтра я отправляюсь в свои владения и покидаю вас.
Эти слова так безжалостно ранили сердце Брины, что она не решилась взглянуть в глаза Вульфа. До того дня, когда несчастье постигло Ферму в Долине, Брина прятала свою тоску по предстоящей разлуке в самых потаенных уголках своего сердца. Но сейчас его слова отозвались в ее груди нестерпимой болью, и она закусила нижнюю губу, сдерживая стон.
Но темная пелена, омрачившая ее голубые глаза, не могла скрыть от Вульфа ее чувства. И он ощутил странное облегчение, увидев, как мучительна и для нее мысль о скором расставании. В его памяти вновь вспыхнули минуты наслаждения их недолгой близости, и он позабыл свое обещание не прикасаться к девушке. Поддавшись внезапному порыву, он сел и погрузил свои пальцы в шелковистые черные пряди ее волос. Плененная зеленым огнем его взгляда и нежными прикосновениями, Брина не отстранилась от прекрасного сакса. Ее вновь охватило то самое чувство жгучего наслаждения, что заставляло ее стонать, и ее губы раскрылись для поцелуя.
Вульф взглянул в ее бездонные глаза, полуприкрытые длинными ресницами, черными, как безлунная ночь. Тонкий чарующий аромат волшебных цветов витал вокруг них. Кончиками пальцев Вульф провел по щеке, гладкой, словно лепестки цветка. Его жадные губы осыпали поцелуями ее щеки, нежные ямки за мочками ушей, стройную шею, дрожавшую от страстной муки.
Пламя его ласк растопило ее, словно воск, и она прильнула к его широкой груди, ощущая его тепло и силу. Прикосновения ее тяжелых шелковистых прядей совершенно вскружили голову Вульфа.
J Он выругал себя слабовольным дураком и привлек ее к себе. Оказавшись в объятиях его мускулистых рук, Брина еще большее ощутила неизбежность их скорой разлуки и с вновь вспыхнувшей страстью отвечала на его поцелуи. Его губы медленно и трепетно приникали к ее губам, и страсть разгоралась, как лесной пожар в ночи.
Вульф увлек трепещущую девушку на пышный зеленый ковер, и его изумрудный взгляд утонул в бездонных голубых озерах ее глаз. Прекрасная колдунья окутала его облаком своих волос, переплетенных с лунным светом. Брина никогда еще не ощущала такого наслаждения. Боясь, что туман страсти может вдруг рассеяться, она погрузила свои пальцы в холодное золото его волос и обвила руками его шею, привлекая к себе.
Против такого приглашения Вульф не мог и не хотел устоять. Он приник к ней, и их губы слились в долгом и страстном поцелуе.
«Пусть потом я буду ругать себя за это, но она, ее любовь, ее невинность должны принадлежать мне», – подумал Вульф.
Его язык начал танец искушения, продвигаясь вперед, и все померкло перед глазами Брины в зеленом вихре искр, и неземное блаженство овладело ею. Она растворилась в огне этой сладкой боли и обвилась вокруг Вульфа, стремясь слить воедино свою нежную плоть с его мускулистым телом. Глубокий рычащий стон вырвался из груди Вульфа, отдаваясь гулким эхом. Вдруг эхо повторилось с новой силой, и этот звук вмиг рассеял туман, застилавший туман Брины. Вульф вскочил. На вершине холма, неподалеку, стоял Фрич и выл на луну.
Очнувшись от любовного дурмана, Брина ощутила стыд за свою минутную слабость, за полную потерю контроля над собой. Как глупо было, позабыв все обеты, позабыв о своем предназначении, поддаться коварному искушению, возжелать того, что было для нее запретным. Она быстро поднялась с помятой травы и бросилась в чащу леса.
Полная луна светила ей в спину, и лесная тень скрыла поток неудержимых слез.
Вульф смотрел вслед убегавшей колдунье. Верный Фрич следовал за ней по пятам.
«Теперь она, наверное, будет думать, что предала старика вместе со всеми его заклинаниями и запретами. Но ведь между нами ничего не было», – подумал Вульф.
Горечь сожаления наполнила его сердце при этой мысли. Он бросился ничком в густую траву, спрятав во влажной прохладе лицо, горящее от страсти и вины за то, чего он так и не совершил. Ночь становилась все холоднее, минуты тянулись бесконечно долго, и Вульф впервые почувствовал, как он одинок.
Вульф не помнил, сколько времени пролежал так.
Когда он поднялся и решил отправиться назад к пещере, он споткнулся о корзину с цветами, впопыхах забытую Бриной. Вульф поднял ее и двинулся в обратный путь.
Драгоценные цветы увядали, источая свой тонкий аромат, и лес тихо шелестел за его спиной.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Воспевая рассвет - Роджерс Мэрилайл



Еще не читала!!
Воспевая рассвет - Роджерс МэрилайлМарина
8.01.2010, 13.33





Волшебно, нежно, первозданно. Восхитительно-благородно, очень трепетно и волнующе. Прелестно. Задушевно.
Воспевая рассвет - Роджерс МэрилайлLiliAnn
7.04.2014, 20.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100