Читать онлайн Воспевая рассвет, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воспевая рассвет - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воспевая рассвет - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воспевая рассвет - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Воспевая рассвет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Серое небо на востоке стало розовым, и первые лучи солнца осветили поле предстоящей битвы. На равнине у подножия холма уже расположились, поблескивая доспехами, длинные ряды воинов. И тут солнце, взошедшее над холмом, ярко осветило три фигуры, стоявшие на склоне, между лагерем, разбитым королевскими войсками и армией неприятеля.
– Я слышу звон вашего оружия, – громко произнес один из них. Это был Эсгферт. – Вы рветесь в бой. И вот я пришел сразиться с вами. Но прежде выслушайте этих людей.
Доспехи короля ярко блеснули в утреннем свете, когда он повернулся и указал рукой на человека, стоявшего рядом с ним.
Вульф, а это был он, выступил вперед и оглядел воинов, замерших в ожидании. Их было гораздо больше, чем он ожидал, но это не сломило его решимости. Он вспомнил, как сегодня утром его прекрасная колдунья на виду у деда поцеловала его и пожелала удачи в бою, и тогда он гордо поднял голову и приготовился грудью встретить врага.
Пока обе армии безмолвно взирали на короля и двух его спутников, Брина, ведя за руки детей, двинулась к вершине холма. Она не отрывала глаз от Вульфа, который снял свой шлем и тряхнул головой. Воины молча расступились перед нею и детьми, но Брина смотрела лишь на сверкающие золотые волосы, блестевшие на плечах Вульфа ярче утреннего солнца. Сейчас она не думала о королях и принцах, об армиях, застывших перед битвой, она думала лишь о том, как спасти жизнь того, кого так любила. На половине подъема Брина остановилась и прислушалась к словам Вульфа.
– Народ Дейра, узнаете ли вы меня? Я – ваш настоящий этлинг, ваш повелитель, – Вульф сделал паузу. В рядах неприятеля раздались недоуменные крики. – Вот доказательство: священный амулет королей Дейра, – и он поднял над головой сверкающее ожерелье.
– Среди вас, я знаю, есть те, кто служил еще при дворе моего отца. Они могут подтвердить мои слова, – и мысленно добавил: «Надеюсь, старики уцелели среди войн и междоусобиц, происшедших за эти годы».
– Пропустите вперед самых старых ваших воинов, – потребовал Вульф. Несколько седовласых воинов вышли вперед из строя, чтобы получше разглядеть говорившего.
Брина застыла. Сердце ее словно замерло. Все утро она старалась быть веселой, проводила Вульфа в бой с улыбкой и пожелала ему победы. Но сейчас страх сковал ее тело. Она призывала на помощь все свое самообладание. Если этим троим не удастся предотвратить битву, то последняя надежда на близнецов и их кристалл.
Вульф решительно встретил подозрительные взгляды старых воинов, его голос звучал повелительно и сурово.
– Вам известно, конечно, почему мой отец передал власть и корону мне, а не своему старшему сыну. – Седовласые воины опустили глаза, не выдержав взгляда, полного холодного зеленого пламени. – Наши предки-язычники верили, что золотое ожерелье королей Дейра может носить тот, чьи волосы того же цвета, что благородный металл. Поэтому отец считал меня наследником. – Он тряхнул головой, и его волосы затмили золото ожерелья своим блеском. – И хотя мы приняли христианскую веру, мой отец остался верен традиции предков. Эдвин, обделенный старший сын, пришел к вам и объявил себя Вульфом, мечтая о короне, которая никогда не будет принадлежать ему.
Ропот среди воинов Дейра перерос в шум, и Эдвин, возглавлявший их, с ужасом наблюдал, как с громкими криками его люди бросали оружие к его ногам и отказывались идти за ним в бой. Гордые воины Дейра не желали быть обманутыми самозванцем.
Несмотря на это, Вульф не надеялся, что, услышав его заявление, воины Дейра перейдут на его сторону и назовут его своим королем. Они не пойдут за Эдвином, но они не пойдут и за тем, кто не желает воевать за независимость их королевства. Старики, конечно, уже давно распознали вероломство Эдвина, чьи тусклые волосы и меч смогли ввести в заблуждение молодых. Но они приняли его, желая возродить боевую славу королевства.
И вот сейчас Вульф видел, как седовласые воины стоят в раздумье, переводя взгляд с золота его волос на золото ожерелья.
Пока бывшие сторонники Эдвина негодовали и размахивали мечами, Брина наблюдала за своим дедом. Он подошел к Вульфу и встал рядом с ним. Глиндор словно постарел на десять лет с того дня, как они отправились в королевский замок. Волшебное превращение отняло у него много сил, и вот он стоял, тяжело опираясь на свой посох. Волшебный кристалл на конце посоха был тускл и не светился. И вдруг все на поле боя вздрогнули, услышав голос Глиндора. Это был тот самый глубокий, вибрирующий голос, который, однажды услышав, Вульф запомнил на всю жизнь.
– Я обращаюсь к вам, воины народа кимри! Вы молоды и знаете лишь понаслышке, что произошло много лет назад на Винвидском поле. Тогда ваши отцы заключили военный союз со своими бывшими врагами и потерпели постыдное поражение в битве. Вы знаете также, что я могу предсказывать будущее. – Глиндор выпрямился, поднял посох. И в это мгновение кристалл засветился, и узкий луч ослепительно белого света ударил в лицо одного из стоявших впереди него воинов. Это был Вортимер. Он вскрикнул и закрыл руками лицо, заслоняясь от ослепляющего света.
Многие из кимри узнали в старике колдуна и испуганно зашептались. Все они верили в могущество колдовских чар и в предсказания судьбы.
– Ты тоже пошел на сделку с врагами и с собственной совестью, снедаемый алчностью и жаждой наживы. Ты позабыл урок Винвидского поля! – голос Глиндора рокотал, словно громовые раскаты. Кимри и саксы испуганно сбились в кучу, словно стадо овец. Всем им внушал ужас этот зловещий старик. – Тебя ждут позор и унижение.
Уходи отсюда, принц, пока не поздно, пока тайные силы не покарали тебя!


Ястреб, окруженный своими сторонниками, чувствовал, как смятение и ужас в рядах воинов Дейра и кимри грозят разрушить грандиозный план, который он вынашивал столько лет. Он приказал двум своим воинам поднять себя на плечи и закричал оттуда пронзительным голосом, привлекая всеобщее внимание:
– Не слушайте этих троих! Все, что они говорят – ложь! Они хотят разрушить наше единство, посеять раздор и смуту в наших рядах! Что это за этлинг, который не желает сражаться за независимость своего королевства? Что это за кара тайных сил, если старик еле стоит на ногах? Где же его колдовская сила? Сила в моих воинах, которых я поведу к победе. И никто не сможет остановить меня, Ястреба, как никто не остановит птицу, летящую в облаках!
Брина повернулась к близнецам. Сам того не понимая, Ястреб подал им сигнал начинать. Ястреб продолжал говорить, обещая своим воинам награды, славу и богатство. В конце концов кимри удалось преодолеть свой страх, а дейра – свою гордость. Они объединились с армией Ястреба и заняли позиции для начала битвы.
Голоса воинов постепенно затихли, и вдруг обе армии услышали глухой нараставший шум, доносившийся откуда-то сверху.
Все на поле боя подняли глаза и с ужасом увидели, как безоблачное синее небо вдруг потемнело, словно покрытое необыкновенной темной тучей.
Сотни, тысячи, сотни тысяч птиц разных пород и размеров затмили солнце своими крыльями. Здесь были воробьи и малиновки, соколы и ястребы. Хищные птицы летели рядом с мелкими пичужками и не трогали их. Даже филины и совы присоединились к своим пернатым собратьям. Множество хлопающих крыльев поднимал такой странный вибрирующий гул, что земля, казалось, содрогалась и сам холм начал дрожать. Самые храбрые воины почувствовали себя неуютно под этим живым облаком.
Удивленный и растерянный, Вульф обернулся, ища объяснения у Глиндора. Кристал на его посохе горел еще ярче прежнего, но старик выглядел таким же удивленным, как и остальные. Вульф понял, что не колдовство старика вызвало это чудо. И вдруг Вульф и Глиндор оглянулись назад, услышав знакомые голоса, сосредоточенно напевавшие древнее заклинание. Их глазам открылось удивительное зрелище: Брина и близнецы стояли на склоне холма, образовав треугольник. Пальцами разведенных в стороны рук они касались друг друга и, закрыв глаза и покачиваясь, напевали чудесную мелодию.
– Это же триада великого равновесия! – воскликнул Глиндор.
Едва он успел произнести эти слова, раздался торжествующий крик среди войск неприятеля.
– Вот вы и убедились в правоте моих слов! Это божественное заклинание! Боги на моей стороне! – кричал Ястреб, воздев руки к небу.
Вульф мысленно похвалил его за то, что он так быстро сумел обратить это непонятное волшебство себе на пользу.
– Слышите, никому не остановить меня, как не остановить птицу, летящую в облаках! – кричал Ястреб своим пронзительным голосом.
Как только он произнес это, птицы начали падать с неба, словно опровергая эти слова. Тушки птиц падали на землю ужасным дождем. Паника охватила все войско, самые верные из людей Ястреба бросили его и бежали, боясь находиться рядом с человеком, своими словами прогневавшего богов. Бегущие воины закрывали головы руками, заслоняясь от падавших птиц, словно те были пропитаны ядом.
Когда стих шум крыльев, Брина подняла глаза к небу. Ее план удался: враги обращены в бегство. Вульф спасен. Она оборвала свою волшебную песнь и издала крик радости.
Дети тоже прекратили петь и, оглядевшись вокруг, громким визгом и хлопаньем в ладоши выразили свой детский восторг.
Между тем король подошел к Брине и стал разглядывать маленькую колдунью, которая, без сомнения, вызвала этот дождь из птичьих тел. Светло-голубые глаза короля словно обшарили стройную фигурку девушки, ее черные кудри, плащом спадавшие по ее плечам, и наконец взгляд Эсгферта остановился на ее прекрасном лице.
Вульф вскипел. В первый раз он ощутил укол жгучей ревности, но ничего не мог поделать. Восхищение короля казалось таким искренним, что было бы безумством сейчас встать на пути монарха и вызвать его гнев после такого удачного исхода событий.
«Брина и Эсгферт, колдунья и король, – подумал Вульф. Странная пара, если взглянуть со стороны. Хотя, если Глиндор счел принца кимри неподходящей парой для своей внучки, то может отвергнуть и саксонского короля». Наконец Брина произнесла:
– Скажи своим людям, чтобы они не ели этих птиц и даже не прикасались к ним, – она потупила взор под пристальным взглядом Эсгферта и стала сосредоточенно разглядывать измятую траву у себя под ногами.
– Неужели они так смертоносны? – спросил король, в его голосе сквозило легкое недоверие.
Брина кивнула и ответила с серьезным видом, тщательно подбирая слова:
– Да. И съесть такую птицу будет означать смерть, – а сама подумала: «Смерть для птицы. Но не будем уточнять. Так будет лучше».
Глиндор стоял рядом с Вульфом, и Брина чувствовала, что дед гордится ею, ведь она совершила такое серьезное дело, а теперь вот беседует с саксонским королем, и тот внимательно слушает ее. Вульф же, увидев, как смотрит король на его колдунью, не мог больше вытерпеть. С холодным и бесстрастным лицом он шагнул между девушкой и королем.
Эсгферт был изумлен. Так вот в чем дело! Вот какие чары околдовали его друга. Немногие из его воинов смогли бы выступить против коронованного соперника в своих любовных делах. Король улыбнулся и отступил на шаг, вытянув вперед ладони. Всем своим видом он старался показать, что признает первенство Вульфа в этой сердечной битве.
– Ну что же, Вульф, мне остается только пригласить тебя и твою красавицу вечером в мой замок, чтобы отпраздновать победу. Мы устроим настоящий пир в честь тех, кто спас нас от верного поражения. – И Эсгферт величаво поклонился Брине, а затем Глиндору. В этот момент Вульф снова заметил, сколько седины прибавилось в висках короля.
Ранним утром накануне битвы Вульф рассказал Эсгферту о прекрасной колдунье, спасшей ему жизнь своим волшебством. Сначала он не поверил, но теперь, очевидно, изменил свое мнение. Сейчас король был готов поверить в могущество этой хрупкой девушки, сумевшей обратить в бегство целую армию. Но как христианин, он не мог себе позволить открыто восхищаться языческим колдовством. Наблюдая за королем, Вульф усмехнулся. Монарх мог расточать любые любезности, но все это волшебство, совершенное Бриной и детьми, было затеяно единственно ради того, чтобы спасти жизнь ему, Вульфу. Он поклонился, благодарно принимая приглашение. Вульф подошел к Брине, все еще смущенной королевским вниманием, и глаза их вдруг встретились. И в это мгновение они замерли. Этот взгляд, словно молния, приковал их друг к другу. Эсгферт, как человек неглупый, предпочел удалиться. Он сердечно рассмеялся и пошел вниз с холма, созывая своих воинов.
Вся слава мира не значила ничего для Брины по сравнению с тем счастьем, которое она сейчас испытывала. Вульф был спасен, враги бежали, и сам король пригласил их в свой замок сегодня вечером. Счастливая улыбка озарила ее лицо. Теперь, когда воины и король покинули холм, она могла спокойно сообщить деду и Вульфу очень важные новости.
Но только как отнесется Вульф к этой новости? После того как они ступили на землю Нортумбрии, он так отдалился от нее, стал так холоден. Вот и вчера при встрече он так коротко поцеловал ее, что она стала сомневаться в его чувствах. Вот и сейчас он стоял, не приближаясь к ней, и Брина не решалась броситься к нему. При этих мыслях улыбка сбежала с лица девушки, и она поникла, закусив нижнюю губу. Улыбнувшись, Вульф ласково произнес: – Восхищаюсь тобой и твоим волшебством! Несмотря на твое отвращение к любому насилию, ты заставила всех этих птиц упасть с небес ради спасения моей жизни, – сказав это, он вдруг подумал, что, вполне вероятно, она сделала это не ради него, а ради деда, ради своего предназначения, ради сохранения своих колдовских тайн.
К тому же дети не стали бы так радоваться из-за него одного. И Вульфу стало даже немного стыдно своих слов. Его загорелые щеки залила краска, и Брина, конечно, заметила это. Видя его смущение, девушка позабыла о своей нерешительности и, подойдя, положила ладони ему на грудь. – Да, ради тебя, Вульф. И я могу совершить еще многое, чтобы доказать мою любовь, – она улыбнулась, – но, похоже, в этом нет нужды. Никто из твоих врагов не притронется к этим птицам. Они боятся колдовства. А завтра утром ни одной птицы не останется на этом поле, а лишь трава, втоптанная в землю, будет напоминать о несвершившейся битве.
Смысл ее слов не сразу дошел до Вульфа, очарованного ее нежной улыбкой и ласковыми прикосновениями. Наконец он понял и вопросительно взглянул на Брину.
– Сегодня вечером, когда стемнеет, – пояснила она, – птицы проснутся и улетят по своим лесным домам.
Лицо Брины светилось гордостью.
– Но должна сразу тебе сказать, что у меня ничего бы не вышло, если бы не Ллис и Ивейн.
Вульф был потрясен. Она совершила такое чудо ради него. Он хотел броситься к ней и заключить в объятия. Но данная Глиндору клятва удержала его от этого.
«Хотя, – подумал Вульф, – я поклялся не прикасаться к ней, но ничего не говорил о том, что она не может дотронуться до меня».
Эта мысль позволила ему с чистой совестью наслаждаться ее близостью.
Брина встала на цыпочки, обвила руками его шею и жарко и страстно поцеловала Вульфа в губы. Он с нежностью ответил на ее поцелуй, и девушка не заметила, что он не стал заключать ее в объятия, опустив вниз свои сжатые кулаки. Таким образом, клятва не была нарушена.
– Хм! – громко произнес Глиндор за их спинами и свирепо ударил в землю своим посохом, но примятая трава смягчила силу удара.
Только что продемонстрировав свои возможности, его внучка доказала, каково ее истинное предназначение. И после этого она смогла вновь поддаться злополучному соблазну!
Брина быстро повернулась к деду, и Вульф изумился улыбке, осветившей вдруг ее лицо.
– Ах, дедушка, ты все еще не понял! Старик нахмурил седые брови, глаза его словно метали яркие молнии.
И тогда девушка, к всеобщему удивлению, запрокинула голову и расхохоталась. Ее смех, словно звон серебряного колокольчика, рассыпался вокруг.
Она выпустила Вульфа из своих объятий и показала рукой на близнецов, стоявших неподалеку. Она сделала знак, и Ивейн вытащил свой волшебный кристалл. Камень, отполированный руками многих поколений, искрился в ладонях мальчика.
На древнем языке друидов Брина пропела несколько строк волшебного заклинания, и дети вторили ей, продолжая песню. Их голоса верно и чисто выводили мелодию и выговаривали слова.
– Мы объединили свои силы для триады великого равновесия. Втроем мы добились успеха. Но, к сожалению, я оказалась самой слабой стороной этого треугольника.
Она положила руки на плечи близнецов и легонько подтолкнула их к старику. Сама же отступила к своему возлюбленному.
Сердце Вульфа бешено забилось. Он понял новый замысел Брины. Какой драгоценный подарок сделала она ему, осчастливив своей любовью! Он заключил ее в объятия и прижал ее стройное тело к своей широкой груди.
– Вот так, дедушка, – продолжала Брина, покоясь в объятиях мощных рук Вульфа, – ты потерял одну ученицу, но приобрел двух новых. И эти ученики обладают гораздо большим талантом, чем я.
Глиндор посмотрел на молодую пару и подумал: «Да, теперь их путь расходится с моим. И я ничего не могу поделать с этим», – а вслух произнес лишь:
– Хм! – и кто знает, что он имел в виду, удивление или разочарование, горечь несбывшихся надежд или раздражение, все можно было выразить этим кратким восклицанием.
И чтобы дать влюбленным понять, как далеко они теперь от него, Глиндор повернулся к ним спиной и подошел к близнецам.
– Ну так что же вы скрывали от нас, кто вы такие на самом деле? Неужели вы до сих пор не доверяете нам? Ведь вы такие же, как мы.
Ивейн нахмурился и серьезно отвечал:
– Мы поклялись нашему отцу на волшебном кристалле, что мы никогда никому не откроем нашей тайны.
Глиндор задумчиво погладил бороду:
– Ваш отец был мудрым человеком. Но с нами можно было говорить на языке друидов, неизвестном непосвященным и таким образом не нарушить данной клятвы.
– Вот видишь, Ивейн, – воскликнула Ллис, – что я говорила!
– Как много времени мы потеряли из-за этого, – покачал головой Глиндор, – но ничего, я надеюсь, что смогу завершить обучение, начатое вашим отцом.
Он взял детей за руки, и они втроем стали неспешно спускаться с холма. По пути Глиндор расспрашивал, до какого уровня познания уже дошли дети. Путь их лежал к небольшому домику, в котором король милостиво позволил им расположиться.
– Глиндор! – окликнул Вульф старика. Конечно, сакс понял, что старик заменил внучку двумя новыми учениками, но кто поймет этих друидов! И теперь Вульф хотел, чтобы старик освободил его от данной клятвы, иначе Вульфу пришлось бы нарушить ее и запятнать свою честь.
– Скажи напоследок, Глиндор, ты разрешаешь мне взять назад слова, которые я произнес тогда, ночью на Англесей Айя?
Старик, казалось, был оскорблен тем, что от него требуют словесного подтверждения того, что было очевидно. Он не произнес ни слова, лишь выразительно кивнул, повернулся и пошел прочь.
Некоторое время Вульф и Брина смотрели вслед трем удалявшимся фигурам. А потом, одновременно они ощутили, как с новой силой вспыхнула их любовь, освобожденная от клятв и запретов. Они прильнули друг к другу, и губы их соединились в страстном поцелуе.
И вдруг выразительное покашливание заставило их вздрогнуть.
– Прошу прощения, любезный брат мой Вульф, что я опять прерываю твои любовные игры, – Эдвин сделал жест в сторону Брины, – но мне необходимо было дождаться, пока все уйдут. Мне нужно поговорить с тобой наедине. Я проиграл, теперь это очевидно. Я упустил свой шанс снова.
Брина хотела отойти в сторону, но Вульф удержал ее рядом с собой. Пусть вероломный брат при ней скажет все, что хочет. С тревогой смотрел Вульф на Эдвина. Чего он хочет? Защиты от гнева народа Дейра, которого он обманул? Или убежища при дворе? Вульф стоял неподвижно, с каменным лицом.
– Твоя взяла, впрочем, ты всегда выходил победителем, – произнес Эдвин, улыбаясь.
Вульф зло прищурился. Слишком невеселой и ядовитой была эта улыбка.
– Не знаю, поверишь ли ты мне, но я не хотел битвы и крови. Ястреб заставил меня, но клянусь, хоть я и нанес тебе один удар со спины, я никогда не повторил бы этого позорного поступка.
Холодная улыбка тронула губы Вульфа. Не имеет значения, кто склонил Эдвина на предательство. Человек, однажды предавший, никогда вновь не заслужит доверия.
«Но для чего он говорит мне все это? – подозрительно подумал Вульф. – Чего он хочет?»
Эдвин словно прочел его мысли.
– Конечно, ты не так глуп, чтобы принять теперь при дворе брата-изменника. В этой стране я нигде не буду в безопасности. У меня нет выбора. Теперь мне остается лишь переправиться через Пролив и искать убежища на земле наших предков. Когда-нибудь я вернусь. И тогда – берегись!
Вульф почувствовал, что еще минута – и они скрестят свои мечи. Но он не хотел обагрить свои руки кровью брата.
– Единственное, о чем я прошу тебя, Вульф, позволь мне покинуть эту страну и не пускай погоню по моим следам, хоть я и заслуживаю этого.
Вульф удивленно поднял брови. Вот еще одна проблема решена. Сегодняшний день разрешил все трудности в их жизни: битва закончилась, не начавшись, победой нортумбрийских воинов, Глиндор оставил в покое свою внучку, Вортимер посрамлен.
– Эдвин, я обещаю, что не буду преследовать тебя. Но не ручаюсь, что люди Дейра забудут о мести.
– Конечно, ты не можешь приказать им. Твой авторитет среди них еще не так велик. Но у тебя еще все впереди, – Эдвин повернулся и пошел вниз по склону.
– Эдвин! – окликнул его Вульф.
Тот обернулся. Вульф протянул ему руку. Мгновение поколебавшись, Эдвин пожал ее и проговорил с невеселой улыбкой:
– Ну что же, желаю удачи. А счастье тебе подарит твоя прекрасная дама, в этом я не сомневаюсь.
И, кивнув головой, он пошел прочь.
Брина стояла безмолвно, стараясь ничем не помешать последнему разговору братьев. Они проводили глазами Эдвина, пока он не пропал из виду. И когда этот человек ушел из их жизни, они почувствовали, что все беды ушли в прошлое, а их ожидает лишь будущее, полное любви и счастья.
Вульф поднял Брину на руки и понес ее вниз по склону холма, туда, где около небольшой скалы была небольшая поляна, окруженная цветущим кустарником. Там он опустил ее на траву. «Вот теперь, – подумал Вульф, – нам никто и ничто не помешает».
Но, взглянув на девушку, он заметил страшно скованное и напряженное выражение ее лица. Брина сидела на траве и, склонив голову, теребила складки своего грубого домотканного платья. В чем же дело? Что тревожит ее? Почему теперь, когда настало время все сказать друг другу, она молчит? То, что Брина ведет себя так скованно, насторожило Вульфа. Он посмотрел на опущенные длинные ресницы, на закушенную нижнюю губу и вдруг понял, в чем дело.
Она только что публично призналась в своих чувствах, а он, освободившись от своей клятвы, ни слова не сказал о том, любит ли он ее. Широко улыбнувшись, Вульф решил исправить это упущение.
– Я полюбил тебя с первого взгляда, еще тогда, в пещере у подножия холма, когда взглянул в твои прекрасные глаза, – он нежно обнял Брину за плечи и привлек к себе, – а когда я услышал твою чудесную песню и увидел, как соловей слетел к тебе на плечо, я понял, что не смогу устоять перед твоими сладкими чарами. Ты околдовала меня навсегда.
Слова Вульфа растопили сердце Брины, как огонь плавит воск свечи. Его объятия превратили ее тело в податливую глину в руках гончара.
– А ты не пожалеешь теперь, когда я оставила все свое колдовство и близнецы заняли мое место? Теперь я простой человек, как и все. Я доверила тебе и душу, и тело.
– Я отвечаю за тебя, и нет на земле для меня более сладкой ноши. Я не побоюсь ничего на свете, лишь бы ты была со мной. А ты? Не захочешь ли ты вернуться в прежней жизни?
– Для меня в этом мире существуешь лишь ты, а мою задачу выполнят те двое, и я уверена, что у них все получится. Я верю в них.
Вульф прижался щекой к ее блестящим волосам. Он был счастлив. Но осталось лишь одно облачко, омрачавшее небосвод их прекрасного будущего.
– Но, – сказал он, глядя прямо в глаза Брине, – как же наши дети? Они никогда не станут друидами, если отец их – сакс. Не пожалеешь ли ты об этом?
Брина улыбнулась и уверенно отвечала:
– Ты говорил, это Бог создал землю и всех, кто живет на ней. В таком случае те тайные силы, в которые я верю, созданы тоже им. И дети наши пойдут по пути твоей веры.
Последние опасения Вульфа рассеялись. Всей душой он ликовал, сердце его переполняла любовь. Не осталось ни клятв, ни недосказанных слов, ни запретов, разделявших их.
Брина прильнула к его широкой груди и страстно поцеловала его. Этот поцелуй словно освободил всю силу его страсти. Он провел ладонями по ее спине и с силой прижал к себе ее тело. Брине нравилось ощущать себя маленькой и беззащитной рядом с таким сильным мужчиной. Она жадно вдыхала запах его тела, наслаждаясь его красотой. Его губы осыпали поцелуями каждую ямку и каждую выпуклость ее тела. Она дрожала, трепетала в его руках, жаждая все большего наслаждения. Острые ноготки Брины вцепились в тугую кожу на его плечах, и из горла вырвался стон. Не в силах бороться с собой, Вульф осторожно уложил ее на траву, и, пожирая глазами ее стройную фигуру, несколькими движениями сорвал с нее одежду. Потом, привстав, он освободился от своей и набросился на ее молодое, горячее, зовущее тело. Их губы и тела слились воедино, воспевая любовь.


Брина суетилась в углу комнаты за развешанным на веревке одеялом. Ей предстояло одеться и причесаться для визита в королевский замок. Выбрать одежду было нетрудно, ведь кроме домотканого крестьянского платья у нее было только одно, василькового цвета, в которое ее одели в башне Вортимера. Она оделась и вышла из-за одеяла. Вульф взглянул на нее и замер в восхищении. Тугая шнуровка тесно обтягивала ее высокую грудь, легко вздымавшуюся при каждом вздохе. Густой черный водопад волос ниспадал на плечи и складки платья, словно был продолжением ее наряда. Серебряные ленты были вплетены в ее волосы и своим блеском оттеняли их черный цвет.
Видя изумление Вульфа, Брина облегченно вздохнула. Похоже, она сделала правильный выбор.
Вульф готов был расцеловать ее, но сдержался, потому что они были не одни. Она поняла, чего стоило ему превозмочь свой порыв, и одарила Вульфа торжествующей улыбкой.
– Хм! – услышали они вдруг знакомый голос. Казалось, Глиндор хотел сказать: «Ну хватит с меня! Что еще за глупости!»
Ночью он долго размышлял и в конце концов пришел к выводу, что решение, принятое Бриной, было единственно правильным. Сейчас он уже примирился с этим. Он любил свою внучку, уважал сакса и в глубине души желал им счастья.
В другом углу близнецы играли и болтали на набитом соломой тюфяке и совершенно не обращали внимания на взрослых.
Глиндор нахмурился. В этом доме, похоже, никто не замечал его. Это немного раздражало его, тем более что он собирался сообщить важные новости.
– Хм! – повторил Глиндор, привлекая всеобщее внимание. Наконец взгляды влюбленных и близнецов устремились на него. Старик прокашлялся, готовясь начать говорить.
Вульф, чувствуя некоторую неловкость, поспешил нарушить возникшую паузу и спросил:
– К тебе сегодня приходил кто-нибудь?
– Да, – кивнул Глиндор своей седой головой, – сегодня ко мне приходили воины Вортимера. Они осмелились прийти сюда, во владения Эсгферта. Эти глупцы называют меня героем.
Брина улыбнулась. Теперь дед загладил свою вину перед народом кимри за эту бурю на Винвидском поле. Тогда много воинов погибло из-за него, а теперь он спас целое войско. Старик понял, что девушка угадала его мысль.
– Они сообщили мне, что Вортимер позорно изгнан с земель Талакарна. Они пообещали, что когда мы вернемся, башня Вортимер будет уже разрушена. А затем на престол взойдет новый принц и будет править достойно и справедливо. Я ответил им, что вскоре я вернусь в нашу пещеру у подножия холма вместе с близнецами.
Брине было грустно расставаться с дедом, но, с другой стороны, она была рада, что он заслужил уважение и признание у своего народа. Теперь его ждет радушный прием, и он сможет спокойно жить в лесах Талакарна, обучая Ивейна и Ллис всему, что он знал сам.
Она подбежала к деду и порывисто обняла его. Радость и счастливое ожидание будущего светилось в ее глазах, с любовью смотревших на старика.
Он словно прочел ее мысли. Он гордился своей внучкой, хотя предстоящая разлука с нею омрачала его радость.
– Не волнуйся за меня. Теперь у меня есть два новых ученика. Они сообразительны и способны, и я вновь и вновь удивляюсь их пытливому детскому уму. Я позабочусь о них, а когда придет время, они смогут позаботиться обо мне. Теперь моя жизнь обрела смысл – я должен передать им все тайны, все сокровенное знание, которым обладаю, чтобы не прервалась нить, связующая поколения.
Вульф подошел к Брине и взял ее за руку. Пришло время покинуть этот домик и отправиться в замок на королевский пир. Глиндор и дети последовали за ними.
К вечеру они прибыли в замок.
Идя длинным коридором в тронный королевский зал, Вульф мысленно перечислял все беды, миновавшие их вчера: Эдвин разоблачен и бежал, Эсгферт и его трон спасены, Ястреб повержен. Колдун с двумя новыми учениками отправится в свои родные леса, а прекрасная колдунья подарит свою любовь ему, Вульфу.
Вульф взял Брину под руку, и они медленно вошли в огромный зал, освещенный множеством свечей и факелов. Все присутствовавшие в зале громкими криками приветствовали этлинга Вульфа, спасшего короля, и волшебницу Брину, победившую целое войско.
Они были молоды, они любили друг друга и верили, что впереди их ждет счастье.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Воспевая рассвет - Роджерс Мэрилайл



Еще не читала!!
Воспевая рассвет - Роджерс МэрилайлМарина
8.01.2010, 13.33





Волшебно, нежно, первозданно. Восхитительно-благородно, очень трепетно и волнующе. Прелестно. Задушевно.
Воспевая рассвет - Роджерс МэрилайлLiliAnn
7.04.2014, 20.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100