Читать онлайн Воспевая бурю, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Воспевая бурю - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Воспевая бурю - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Воспевая бурю - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Воспевая бурю

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

– Да, это неподалеку от твоего дома, – слепка усмехнулась Элис. – Еще одна каменная крепость, оставшаясь от древних завоевателей.
Ивейн уже прицепил меч к поясу и прищу­рившись смотрел на мешок, набитый свежими съестными припасами. Они с сестрой сидели в полумраке, у выхода из пещеры, готовые отпра­виться в путь. Сестре не было необходимости на­зывать эту крепость. Жрец узнал ее по описа­нию, и губы его скривились в недовольной ус­мешке. И правда – как же лучше всего спрятать что-либо, как не на самом виду? Скрывая свои замыслы до последней минуты, епископ сам же их выдал, глупо похваставшись, что использует заложников как приманку, которая завлечет его жертву в развалины римлян, давно заброшенные и всеми забытые, – в руины крепости, стояв­шей на берегу, на исконных землях лэтов.
Привыкнув ждать в безмятежном молчании, Анья тихонько сидела рядом с Ивейном и его сестрой, поглядывая на них сквозь угасавшее пламя костра. Ее безмолвная неподвижность, ка­залось, передалась и лисенку, лежавшему у ног девушки, и Киэру, стоявшему чуть позади. Анья тоже поняла, о чем говорила бывшая жрица дру­идов. И догадавшись порадовалась, что оставляет кобылу у Элис. Хотя девушка и любила свою лошадку, медлительное животное было бы в вы­сшей степени бесполезным в путешествии, тре­бовавшем поспешности, так что Ягодку, без со­мнения, лучше было оставить здесь. Ивейн посмотрел на сестру:
– А теперь объясни, каким чудом мы смо­жем добраться до цели так быстро, как ты обе­щала.
Жрецу не терпелось покинуть места, где пра­вил епископ, и, чтобы воспользоваться прикры­тием темноты и избежать ненужных встреч, он хотел выйти в путь сразу по возвращении в пе­щеру вчерашней ночью. Однако Элис отвергла его план, горячо убеждая, что им удастся проде­лать этот путь куда быстрее и безопаснее, если они подождут до рассвета. Теперь, зная, куда им нужно добраться, Ивейн понял, как долго им пришлось бы быть в пути, даже не отдыхая, ни на минуту не останавливаясь, а это грозило бы совершенно лишить их сил. По правде говоря, предстоящее путешествие оказалось устрашаю­ще длинным, так что вряд ли он поспеет на место вовремя, чтобы опередить врагов. Теперь вся надежда была на загадочные обещания сестры.
– Берите вещи и пойдем. – Махнув рукой на поклажу, Элис еще более возбудила любопыт­ство Аньи, взяв сверточек из ткани бирюзового цвета, перевязанный тонкой бечевкой.
Пока все разбирали котомки, Элис, зажав сверток покрепче под мышкой, сунула скрученный из камышинок конец сальной свечки в огонь. Фитиль задымился и вспыхнул. Путники, поджидавшие Элис у выхода из пещеры, были немало удивлены, увидев, как та повернулась и направилась в глубь ее, к противоположной стене.
Она спиной ощущала их любопытные взгля­ды. Даже ее брат, могущественный жрец и кол­дун, был поражен, и это ее весьма позабавило. Но Элис тут же пожалела о своей неуместной на­смешке. Кто знает, быть может, десять лет, про­шедшие с того дня, как она разбила кристалл, а с ним и те узы, что связывали ее с темными си­лами, не изгладили до конца того зла, что они в ней посеяли? Стараясь не думать о собственной вине и расплате, которая, видно, суждена ей до смерти, Элис кончиками пальцев нажала на тем­ное пятнышко на толстой шероховатой стене. Громадная скала медленно отодвинулась в сто­рону.
Ивейя подосадовал на себя за то, что его уди­вил этот трюк с валуном, таким же, как и тот, что загораживал вход в его пещерное жилище в Талакарне.
Когда Элис поднесла свой светильник к кро­мешному мраку проема, за ним открылся тун­нель, круто уходивший в неведомую черную без­дну. Колдунья первая ступила во тьму.
Ивейн пропустил за ней Киэра и Анью. На­сторожившийся, но верный лисенок следовал за ней по пятам. Жрец пошел позади, замыкая про­цессию.
Путники осторожно продвигались вниз по проходу, и вскоре шум бегущей воды заглушил глуховатое постукиванье посоха друида о ка­мень. Широкая улыбка, вспыхнув, озарила лицо жреца. Подземной реке не мешают неровности и изгибы земной поверхности, она течет прямо, никуда не сворачивая. Жрец тихо затянул пес­нопение, взывая к кристаллу на набалдашнике, зажатому в когтях у орла. Вскоре его ослепи­тельное сияние сделало пламя светильника из­лишним.
Ни Анья, ни Киэр не владели еще тайным знанием, позволявшим предвидеть будущее, но шли спокойно, не сомневаясь и всей душой до­веряя тем, кто им обладал. И после нескольких крутых, уводящих вниз поворотов они забыли о последних сомнениях, потрясенные открывшим­ся перед ними чудесным зрелищем. Словно гро­мадные каменные сосульки свисали из полумра­ка над головой и вырастали из тьмы под ногами.
Коридор плавно поворачивал за угол, закан­чиваясь широкой и плоской площадкой, за ко­торой струилась река; течение ее было медлен­ным по краям, но стремительным посредине. Воздух был насыщен влажными испарениями. Сбоку, у основания зубчатого пика, поднимав­шегося из мокрого камня площадки, лежал длин­ный и узкий челн.
Как только Ивейн спустил суденышко на мелководье у берега, его сестра дала последние указания и последнее напутствие.
– Там, где река выходит на поверхность, впадая в море, на берегу стоит маленькая дере­вушка. В ней живет рыбак по имени Хайю. Он молчалив, и лик его неприветлив, но он довезет вас до места. – Элис печально улыбнулась, до­бавив: – Мне было видение прошлой ночью; я видела, как буря неслыханной силы разразилась над Трокенхольтом. Я не могу сказать с точ­ностью, что это – картины ли моего прошлого или вашего будущего, однако боюсь, что скорее всего последнее.
Жрице никто не говорил об угрозах еписко­па, а значит, у нее не было причин придумывать это знамение, и Ивейн поверил. Однако, почув­ствовав, как тотчас же напряглась Анья, хотя внешне она и оставалась недвижной, словно один из каменных монолитных столпов, возно­сившихся кверху в туннеле, друид промолчал. Он решил лишь уточнить слова Элис по поводу ры­бака:
– А как мы сумеем уговорить этого Хайю, чтобы он отправился с нами в опасное плавание?
– Когда вы появитесь и он увидит этот челн, то поймет, что вы прибыли от меня.
Видя, что подобное объяснение не убеждает недоверчивого жреца, Элис добавила:
– Благодаря моим предсказаниям семья Хайю спаслась от неминуемой гибели, когда на них напали коварные ночные разбойники. Во время отлива они укрылись в моем морском гроте. В том, через который вы выйдете.
– Но можем ли мы быть уверены, что при­будем туда как раз вовремя, к началу отлива, когда будет открыт выход к морю? – спросил Ивейн.
– Потому-то я и настаивала, чтобы вы до­ждались рассвета. – Элис покачала головой, с огорчением глядя на брата. Его вопросы говори­ли о том, что он все еще не доверяет, ей до конца.
Хотя он впервые совершал подобное путе­шествие, и уж тем более по этой реке, Ивейну были ведомы тайны подземных путей. Он доста­точно хорошо знал законы, которые ими правят, чтобы понять, что Элис не лжет. Не то чтобы он действительно сомневался в ее искренности, но, изучая законы путей, пролегающих под землей, он научился в то же время и осмотрительности. Вот почему ему понадобилась эта проверка.
Анья почувствовала напряженность, возни­кшую между колдуньей и ее братом, и с облег­чением вздохнула, когда друид широко улыбнул­ся сестре. Девушку решили посадить на нос лодки, Киэр должен был сесть в середине, а Ивейн – отталкиваться веслом на корме. Анья не теряя ни минуты наклонилась и уложила мешок с продуктами между собой и Киэром. Когда она выпрямилась, Элис подошла к ней.
– Я заметила, что у тебя нет одежды на смену, и подумала, что это может тебе пригодиться. – И протянула ей сверток, перевязанный бечевкой, ко­торый девушка уже успела заметить.
– Конечно, мне пригодится… но неужели вам не жаль расставаться с таким чудесным на­рядом?
Хотя платье было тщательно сложено, Анья не могла не заметить, какое оно дорогое; материя была тонкая и даже при неярком свете факела и кристалла видна была золотая вышивка по краям.
– Мне оно больше не понадобится. – Элис небрежно пожала плечами, но видно было, как она напрягаась, опасаясь отказа. – Я дарю его тебе в благодарность, за то что ты спасла моему брату жизнь, и за то счастье, которое – как мне открылось в видениях – ты принесешь ему. Так что мне будет очень приятно, если ты примешь мой дар.
Взволнованная предсказанием будущего счастья с любимым, Анья просияла и крепко прижала к себе мягкий сверток. Ей будет дорог этот бесценный подарок, оттого что он сделан от чистого сердца.
Элис согрела улыбка девушки и еще больше обрадовал одобрительный взгляд жреца. Она по­вернулась к друиду, стоявшему позади с веслом в одной руке и с посохом, увенчанным сияющим шаром.
– За то, что ты предоставила нам надежное укрытие, предостерегла нас и указала нам этот путь для быстрого и безопасного путешествия, я благодарен тебе, сестра. – Ивейн намеренно подчеркнул последнее слово. – Но еще больше я благодарен тебе за то, что ты поведала мне о пле­мяннике и направила на путь знаний, сокрытых даже от моего мудрого и великого наставника.
Услышав слово «племянник», Киэр насторо­жился и быстро взглянул на Ивейна. Он встретил на удивление многозначительную улыбку жреца, кивнувшего в его сторону. Мальчик смутился, взволнованный зародившимися надеждами.
– Увидимся ли мы с тобою еще? – обра­тился Ивейн к Элис.
Анья удивилась, ведь жрец нечасто задавал такие вопросы людям, не обладавшим силой дру­идов, но Элис приняла это как знак уважения, и это ей всегда будет дорого. Ее печальное лицо озарилось улыбкой; она слегка покачала голо­вой, прежде чем ответить:
– Вы, может быть, и не увидетесь со мной больше, но я, без сомнения, еще не раз увижу вас в моих видениях.
Ивейн вспомнил, как несчастная сестра го­ворила, что ей часто являются образы тех, кого она потеряла, и почувствовал, что ему бесконечно жаль ее.
Заметив, как лицо его исказилось от жалости, Элис строго заметила:
– Вам лучше отправляться немедленно, не то вы пропустите время отлива…
–И все наши тяготы окажутся напрасными, – закончил за нее Ивейн.
Каждый из путешественников занял свое место, все вещи были погружены, и даже явно на­сторожившегося лисенка усадили в челн. Он ткнулся остренькой мордочкой между торбой Ивейна и котомкой с пожитками Киэра; они от­плыли, оттолкнувшись от подземного берега. Посох жреца, как и меч, уложили вдоль борта. При свете сияющего у ног кристалла Ивейн вел лодку сквозь быстрые воды подземной реки. Путешест­вие по мрачным, но таинственным и прекрасным подземным путям началось.
Они еще только входили в устье реки, Хайю стоял у руля, а его старший сын начал убирать квадратное полотнище паруса, но Анья уже ви­дела бухту, куда им предстояло пристать. У де­вушки ныло все тело после целых суток, про­веденных на воде, в лодке. После недельного пешего перехода она бы никогда не подумала, что может устать, если будет все время сидеть, однако так оно и было. Но что были эти мелкие неудобства по сравнению с угрозой, нависшей над ее домом, родными и, хуже всего, – над возлюбленным, которому без сомнения, пред­стояло пройти через грозные испытания, чтобы одержать победу над злыми силами.
Облокотившись на борт длинной и узкой лодки, Ивейн смотрел, как солнце восходит над горизонтом и яркие краски рассвета истаивают в нежнейшей голубизне. Этот новый восход и надежда, что скоро они будут в спокойной гава­ни, убеждал рыбаков, что друид был прав, когда уверял их, что они смогут беспрепятственно про­плыть глухой ночью, огибая подводные скалы. Ночью, во мраке, жрец сам держал руль, однов­ременно заклиная ветер, надувавший их парус. Все это истощило его и нравственно, и физичес­ки.
Как Элис и обещала, рыбак с готовностью согласился перевезти на своем челне жреца и его спутников от пристани в деревушке, когда им по­надобится. Хайю, однако же, заартачился, когда оказалось, что им требуется отплыть сразу после полудня. Ведь это означало, что они проведут в море всю ночь, что было небезопасно даже при полной луне. Тем не менее, не в силах противо­речить друиду с его таинственно мерцающим кристаллом на посохе, старик нехотя уступил.
Чувствуя непомерную усталость возлюблен­ного, Анья обернулась и улыбнулась ему нежной улыбкой.
– Ну и как, ты готова к дальнейшим подви­гам? – спросил Ивейн отважную девушку, про­сидевшую спокойно и неподвижно во время их бурного плавания.
Анья знала, что жрец улавливает все ее чувства и настроения, и попыталась побороть свои опасения, успокаивая себя воспоминаниями о видении Элис. Предсказание жрицы о грядущем счастье она будет хранить в своей душе, как та­лисман, защищающий от поражения. Девушка решила не думать о том, что Элис моща и со­лгать, просто ради их успокоения.
Когда Ивейн заговорил, спавший до тех пор Киэр потянулся и сел. Во время их плавания по подземной реке жрец поведал мальчику о своих родителях и о том, что они с ним родственники. Он обещал мальчику то, о чем тот мечтал больше всего на свете, – обучать его искусству жреца.
–Мы уже на месте? – спросил мальчуган.
– Скоро приедем, – Анья махнула рукой в сторону берега, к которому они быстро прибли­жались.
Когда нос челнока заскрежетал по прибреж­ной гальке, Ивейн перебросил ножны, котомку, мешок с продуктами и еще один, с пожитками Киэра, на траву подальше от берега. Жрец спрыгнул в неглубокую воду и поднял лисенка, потом мальчика и поставил их на камни, высту­павшие из воды. Достав из челнока драгоценный посох, Ивейн протянул его Киэру.
– Ты сможешь держать его крепко? – спросил он племянника. Это была первая, самая простая проверка. Она покажет, готов ли тот к дальнейшим урокам.
Киэр понимал, какая это ответственность – держать посох жреца. Лицо его стало серьезным, и он бережно принял жезл, который был почти вдвое больше его самого.
Ивейн улыбнулся мальчику и вернулся к лодке. Посох его был в надежных руках, и он бережно поднял Анью, подхватив ее на руки. Так он и нес ее до самого леса.
Анья просияла улыбкой – она радовалась, что Ивейн доверяет племяннику. Девушка еще теснее прижалась к возлюбленному, уютно при­тулившись в его могучих объятиях. Тот, предчув­ствуя, что это их последние минуты наедине, за­печатлел страстный, пылающий поцелуй на ее губах. Потом с неохотой отвернулся и отошел, чтобы еще раз поблагодарить рыбаков. Те смот­рели на жреца с благоговейным восторгом, пот­рясенные его способностью плыть в темноте, огибая невидимые во мраке коварные скалы.
– А они смогут вернуться домой сами, без вашей помощи? – просил мальчуган, подходя к друиду.
Взяв из рук мальчика посох, Ивейн ответил:
– Они ведь сейчас отплывают, а значит еще до заката доберутся до своей гавани. Днем, когда светло, они во мне не нуждаются.
Хайю и его сын снова пустились в плавание, а жрец со спутниками направился в лес. Они принялись подниматься по крутому склону холма; по другую его сторону, на берегу, за излучиной, находилась крепость. Подъем был тяжелый, тропинку то и дело перегораживали громадные валуны, и времени ушло больше, чем они ожидали. Они тревожились, предвидя, что спуск с холма окажется тоже долгам.
Путники поднимались почти в полном мол­чании. Ивейн лишь попросил, чтобы Анья рас­сказала ему, как им с Киэром удалось убежать из аббатства Экли. Когда девушка объяснила, какую хитрость она придумала и как провела епископа при помощи заклинания о прикрытии, Ивейн улыбнулся, одобряя ее находчивость. Ти­шина, нарушаемая лишь пением птицы да их со­бственными шагами, вновь повисла над головами путешественников, взбиравшихся на скалистую вершину холма. Ивейн думал, как выполнить то, ради чего он и вышел из Трокенхольта.
В конце концов они добрались до поросшей лесом вершины, откуда была ясно видна цель. Римская крепость Венда была известна Ивейну, а Анье и Киэру руины на каменистой косе каза­лись таинственными и грозными. Крепость, на­ходившаяся на возвышении, была прекрасным оборонным сооружением; путника, откуда бы он к ней ни приблизился, хорошо было видно из­далека. Последнее объясняло, почему Ивейн счел за лучшее высадиться за поворотом.
Прежде чем освободить пленников, томя­щихся в замке, Ивейн внимательно осмотрел и форт, и его окрестности, высматривая какие-либо признаки жизни. Он почти ничего не заметил, кроме нескольких лошадей, пощипывавших траву в просторном загоне без крыши. Это было хорошим признаком.
Поначалу Ивейн досадовал, что Анья, а затем и Киэр отправились на поиски вместе с ним, но теперь он был даже рад этому. Он мог бы про­изнести несложное заклинание, чтобы достичь первой цели. Однако, до крайности утомленный ночным плаванием и ожидая куда более грозных испытаний, жрец рассудил, что надо беречь силы. Не лучше ли поручить им обоим выполне­ние легкой задачи, сберегая силы для битвы, предсказанной жрицей?
– Киэр… – Оклик Ивейна нарушил тиши­ну, царившую на земле. – Сможешь ли ты вы­полнить то, о чем я попрошу?
Хотя он уже давал подобное обещание, прежде чем жрец разрешил ему отправиться с ними в дорогу, мальчик поднял глаза на Ивейна и тут же кивнул.
– Сложи ладони лодочкой и держи их, вы­тянув перед собой, что бы ни случилось.
Когда мальчик повиновался, Ивейн, сунув руку в мешочек, висевший на перевязи меча, до­стал оттуда белый, отполированный ладонями кристалл жреца. Он легонько покатал его, про­износя короткое заклинание. Кристалл, откли­каясь на призывы жреца, тотчас же засиял ярким светом.
Киэр неслышно вздохнул, когда Ивейн осторожно переложил ему в руки светящийся камень. Сияние его ни на миг не померкло, и мальчик ни на мгновение не оробел. Он смотрел на крис­талл с восхищением. Ивейн кивнул, довольный, что его план удался.
– Мы вместе спустимся по склону холма, но дальше, когда сгустятся сумерки, вы пойдете вдвоем. – Ивейн был рад, что никто не стал спорить. – Анья произнесет заклинание о при­крытии, и оба вы сможете войти в крепость не­замеченными.
Девушку взволновало, что Ивейн, по всей ви­димости, не только уверен, что она обладает ма­гической силой, но и дает ей возможность ис­полнить свою мечту, доказав, что ее помощь нужна ему.
– Когда вы проникнете внутрь, ты, Киэр, до­лжен будешь держать кристалл как можно ближе к девушке, чтобы вы оба были невидимыми, а Анья, поскольку ей известны свойства сонного снадобья, подольет это зелье в эль стражникам. Когда настойка подействует и все они заснут, вы отыщете пленников и выведете их из темницы. Если же решетки окажутся слишком прочными и вам самим не удастся открыть их, вам доста­точно помахать мне пылающим факелом вон с той башни с зубцами. Она выше всех остальных. Я увижу и приду к вам на помощь.
Ивейн не стал говорить Киэру, что это его сестренка заключена в крепости вместе с Адамом, опасаясь, как бы с малышкой чего-ни­будь не случилось, прежде чем они успеют осво­бодить ее.
Внимательно выслушав планы жреца, Анья поняла, почему он решил поручить это им. Она ни на минуту не забывала о предсказании, что над ее домом собираются грозные тучи. И девуш­ка знала, что Ивейн – единственная надежда всех обитателей Трокенхольта, ведь он один был властителем могущественных духов стихии, спо­собных рассеять бесчисленное войско врага. Чтобы вызвать, держать в повиновении, а затем усмирить эти безудержные, непокорные силы, ему следует до конца восстановить свою мощь. Ивейну предстоит величайший из подвигов, и она сделает все, чтобы жрецу, приступая к его исполнению, не пришлось понапрасну растра­тить свое могущество.
Спуск через заросли, когда им снова прихо­дилось огибать громадные валуны, был столь же нелегок, как и подъем. Однако, как путники и надеялись, они вышли на лесную опушку как раз в ту минуту, когда солнце на западе опускалось за край горизонта. Под ободряющим взглядом друида Анья нежным голосом затянула заговор о прикрытии, и кристалл ее тотчас откликнулся.
Впервые за много лет Ивейн стоял в стороне, наблюдая, как другие взывают к духам стихии, намереваясь без его помощи достичь цели. Его тревожило, что девушка, хрупкая и прекрасная, одна, без него, должна уйти в ночную тьму, под­вергаясь опасностям. Он едва не пошел за ними, но, зная, что недоверием уязвит их самолюбие, остался, а Анья и Киэр быстро ушли вперед, и последний луч их сияющего кристалла раство­рился во мраке.
Жрец остался дожидаться в тревоге, а Киэр тем временем подошел к дверям. К его удивле­нию, охраны не оказалось и двери легко распах­нулись. Держась поближе друг к другу, мальчик и девушка двинулись на звук хриплых мужских голосов. Похоже, стражники успели уже основа­тельно накачаться элем. Анья видела подобное на пирах в своем замке и там, где бывала с ро­дителями. Хотя время еще было не позднее, де­вушке пришло в голову, что, может быть, они пьяны настолько, что и снотворное не понадо­бится.
Кровля и стены главной, центральной залы заброшенного, полуразвалившегося замка были наскоро, кое-как залатаны. Когда Анья и Киэр ступили под его своды, они увидели тех, чьи го­лоса слышали. Сидевшие там пятеро стражников в помятых, неопрятных, залитых элем одеждах были, очевидно, или плохо обучены, или же не имели надлежащего надзора. Возможно, и то и другое. Как бы там ни было, они, вероятно, пили весь день напролет. Один уже лежал, уткнувшись лицом в деревянный поднос с объедками.
Подавив отвращение, Анья занялась делом. Бережно передав кристалл Киэру, она вынула пузырек с сонным зельем. Стараясь не наткнуть­ся на качающихся мужчин, обходя беспомощно распростертые на полу тела, они с Киэром пе­реходили от кружек к бутылкам и от бутылок к бочонку, всюду подливая по капельке снадобья.
Ивейн верил в ее способности поддерживать силу заговора, но Анья вовсе не была уверена, что чары его не рассеются до тех пор, пока зелье не возымеет действия, а потому, не теряя ни ми­нуты, решила отыскать пленников. Снизу, из зала, до них продолжали доноситься выкрики, пока они с Киэром пробирались по лабиринту бесчисленных галерей наверху, а над головами у них было только звездное небо. К каждой из две­рей, попадавшихся им на пути, девушка прикла­дывала ухо, надеясь расслышать какой-нибудь звук, который указал бы им, что пленники там.
Наконец она услышала звонкий, заливистый смех маленькой девочки. Дверь преграждал ме­таллический брус, продетый сквозь кольца, вму­рованные в камень по обеим сторонам косяка; его легко было снять. Дубовая дверь, явно совсем недавно сколоченная, без труда распахнулась. Только когда Адам недоуменно поднял глаза и недоверчиво, с опаской, подошел к распахнув­шейся двери, Анья поняла, что заговор скрывает их с Киэром от взгляда златовласого воина, точно так же как и от взглядов солдат. Но уди­вительнее всего было то, что малышка, которую Адам, вставая, бережно усадил на скамью, в вос­торге вскочила. Явно не ослепления заклинани­ем, девочка радостно взвизгнула и бросилась к Киэру, выбив кристалл у него из рук.
Мальчик растерялся и расстроился, выронив кристалл, но тут же позабыл обо всем, радуясь, что сестренка жива и они снова вместе.
– Анья! – воскликнул Адам, пораженный неожиданным появлением девушки там, где еще минуту назад никого не было. В следующее мгно­вение взгляд его упал на белый камешек, катив­шийся по выщербленному полу, и все стало ясно. Ему было прекрасно известно о его предназначе­нии, после того, как он десять лет провел рядом с любимой женой – жрицей, исповедовавшей ве­рования друидов. Воина удивляло лишь одно – как это дочка Вулфа, наполовину саксонка, могла обладать этой силой?
Анья пожалела, что слишком поторопилась отыскать пленников, не дожидаясь действия сна­добья, поскольку голоса наверху привлекли вни­мание, по крайней мере, одного из стражников. Здоровенный детина, пошатываясь, ввалился в коридор.
Прежде чем он успел поднять тревогу – ко­торая, правда, вряд ли возымела бы действие, так как у тех, кого он мог позвать на помощь, глаза были так же залиты элем, как у него самого, – Адам мощным ударом в подбородок свалил его на пол.
Подняв погасший кристалл, Анья тихонько объяснила Адаму, что им нужно лишь выждать, пока остальные заснут, чтобы беспрепятственно выйти из крепости.
Адам улыбнулся спокойствию девушки. Он частенько задумывался, что кроется за ее внеш­ней невозмутимостью, и теперь видел непре­клонную решимость, горевшую в зеленых глазах. Девушка, пройдя по коридору, взглянула вниз. Последний из стражников свалился и захрапел под действием снадобья.
Все вместе они вышли из крепости, и Анья, осмелев и уже больше ничего не опасаясь, заго­ворила:
– Ивейн дожидается нашего возвращения, он все объяснит и расскажет, что делать. Нужно изгнать из Нортумбрии завоевателей. Враги за­мыслили раздробить ее на мелкие части, кото­рые легко захватить… и начать с Трокенхольта.
Золотистые брови Адама удивленно подня­лись. Странно, что не Ивейн, а Анья пришла ос­вободить их, да еще и с пареньком, незнакомым ему, но явно известным его маленькой спутнице Сайэн. Мало того, они, несомненно, обладают очень важными сведениями. Тем не менее, при­выкнув общаться с друидами, воин не стал сразу требовать объяснений. Ему лишь сильнее захо­телось поскорее увидеться со жрецом. Очевидно, положение ухудшилось за месяцы, что он провел в заключении.
Анья ввдела, как не терпится илдормену, столько времени томившемуся в темнице, всту­пить в борьбу и наголову разбить негодяев. Од­нако надо было выполнить еще одно поручение Ивейна. Им нужно вывести из загона боевых коней стражников и пустить их на все четыре стороны, если Адам не пожелает взять себе од­ного, чтобы явиться на нем к королю. Анья знала, что Ивейн, привыкший к горам Уэльса, не любит ездить верхом. И в общем-то он был прав. Достаточно вспомнить Ягодку, то и дело мешав­шую им в их путешествии. Так что девушка не спрашивала, нужны ли им лошади, тем более, громадные скакуны, с которыми они с Киэром вряд ли могли бы справиться.
Адам, однако же, выбрал себе жеребца и быстро его оседлал, а Киэр и Анья тем временем направились к лесу. Когда их маленький отряд добрался, наконец до опушки, малышка прикор­нула у Адама на руках. Им навстречу вышел Ивейн.
– Что я слышал – неприятель собирает во­йска, чтобы напасть на Нортумбрию? – нетер­пеливо заговорил Адам, прежде чем друид успел произнести хоть слово.
Ивейн, не отвечая, взглянул на девочку, дре­мавшую у воина на руках. Личико ее обрамлено было черными, как смоль, волосами, а глаза, рас­пахнувшиеся ему навстречу, были зеркалом его собственных глаз. Несомненное сходство! Насмешливая улыбка блеснула, но тут же погасла, когда Ивейн ответил:
–Тебе известно, что король Олдфрит не же­лает ничего, кроме мира, однако епископ Уилфрид снова готовит свое ядовитое зелье, объеди­няя саксонских монархов Мерсии и Уэссекса с правителем валлийского княжества Гвилл. Зелье это замешано на жгучем желании мести прежним врагам – тебе и тебе подобным – и приправ­лено ненавистью ко всем друидам. Его-то, слов­но кипящую, расплавленную смолу, он и наме­ревается вылить на Трокенхольт. Я с моими спутниками отправлюсь туда немедленно. Над­еюсь, что с помощью заклинаний нам удастся по­мешать исполнению планов епископа.
Анья улыбнулась от удовольствия. Слова эти означали одобрение жреца. Он доволен ее успе­хом и надеется, что она может оказаться полез­ной в предстоящем опасном деле.
– Надеюсь, – добавил жрец, обращаясь к Адаму, чей скир граничил с землями короля, – ты отвезешь к моей сестре нашу племянницу, и после этого отправишься дальше, чтобы предуп­редить Олдфрита об опасности. То, что готовит епископ, грозит разлиться от Трокенхольта и поглотить всю Норумбрию.
Адам, взглянув на друида, только переспросил:
– Племянницу?
– Да, – Ивейн нетерпеливо кивнул. – Я все объясню… когда мы одержим победу.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Воспевая бурю - Роджерс Мэрилайл



Интересный роман, такой чувственный и трепетно-нежный, исполненный первозданной магии и чарующей поэзии, что просто покоряет. Восхитительно!
Воспевая бурю - Роджерс МэрилайлLily
12.04.2014, 21.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100