Читать онлайн Полуночные тайны, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Полуночные тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Элизия спешила в свою спальню, поднимаясь по крутой, плохо освещенной лестнице. Одно светлое пятно от факела сменяло другое, когда она заворачивала за угол. Близился полдень, а с ним время выполнить обещание – отправиться с Черным Волком в поездку, которой он вчера ей пригрозил.
Элизия спешила привести себя в порядок и ликвидировать малейшие признаки, позволявшие догадаться о ее утренней прогулке, прежде чем опять спуститься вниз, где ей предстояла трапеза, которую он, несомненно, не пропустит. Она пожалела о напрасно потраченном времени, когда замешкалась в пути, возвращаясь домой после встречи с Джервейсом. Тем более, что размышление в одиночестве, когда она замедлила шаг, чтобы обдумать наболевшие вопросы, ни к чему не привело – она так и не сумела ни в чем разобраться.
Она только увидела на своем пути дополнительные препятствия. Неужели это Джервейс устроил нападение на Марка, когда тот подъехал к Рокстону? Вполне вероятно, подумала Элизия. Мужчины всегда стремятся решать споры при помощи силы. Марк был воином, который привык к подобным вещам, а потому не удивился, когда на него напали. Труднее ей было смириться с неприятным подозрением, что еще два дня тому назад Джервейс мог бы и ее убедить в необходимости такого насилия, чтобы не допустить большее зло. Кроме того, ей предстояло подумать о той неясной угрозе, которая вырвалась у Джервейса в адрес Марка. Она намеренно старалась не думать о том, как ей отвратительна мысль, что его угроза может успешно осуществиться.
Стоило появиться этому чужаку, как Элизия начала задумываться о мотивах, которые движут Джервейсом. И как она ни старалась, ей не удавалось заставить замолчать свой внутренний голос. Неужели Марк прав, называя Джервейса холодным человеком? Неужели и ее подозрения небезосновательны? А вдруг Джервейс и вправду обручился с ней не ради нее самой, а только ради ее владений? Элизия нахмурилась, вглядываясь в темноту, на вернулась в замок в еще большем смятении, терзаемая новыми вопросами, оставшимися без ответов.
Волнение и спешка лишили Элизию ее обычной ловкости. Она наступила на подол платья, попыталась выпрямиться, но неловко упала, подвернув лодыжку.
Святые угодники! А все злодей виноват! Элизия повторила свои мысли вслух. Но это не принесло облегчения, она только почувствовала себя еще глупее. Девушка оттолкнулась ладонями от прохладного камня, выпрямилась и остаток пути до спальни прохромала. Она надеялась, что найдет в своей комнате уединение, но напрасно.
– Где ты была? – спросил тихий голос, полный мягкого укора. – Я пришла сегодня утром разбудить тебя, но постель оказалась пуста.
Иде действительно пришлось дожидаться своей воспитанницы, после того как она удостоверилась, что все слуги заняты делом.
Элизия лишь на секунду смешалась, увидев свою маленькую пухлую компаньонку, лицо которой, обычно веселое, теперь выражало легкую тревогу. Темный плащ Элизии был весь в пыли, из длинной темной косы выбились пряди. Иде стало ясно, что она вряд ли одобрит поступок воспитанницы. В пещеру девушка ходила вчера вечером, поэтому сомнительно, что и сегодня утром она навещала Джейми. В таком случае, что же затеяло ее непоседливое чадо?
– Я встречалась с Джервейсом на поляне, где училась стрелять из лука.
Элизия знала, что ее объяснение нисколько не успокоит Иду. Компаньонка не меньше Джейми верила в дурную репутацию, закрепившуюся за этим местом, о котором поговаривали, что там правят потусторонние силы. Но карие глаза, блеснувшие золотом, молча запретили круглолицей служанке упоминать об этом.
– Хм-хм. – Ида подплыла к своей подопечной, чтобы помочь ей снять плащ с худеньких плеч. Она пришла к козочке по делу такому важному, что его не стоило откладывать в сторону ради предостережения, на которое та едва ли обратит внимание. – Твои волосы в беспорядке. Иди сюда, дай я приберу их.
Элизия поняла, что Ида собирается с ней поболтать, и не видела другого выхода, как подчиниться. Кроме того, ей было любопытно, о чем пойдет речь. Стараясь скрыть хромоту, она прошла по комнате и уселась на треногую табуретку возле сундука, на котором стояла корзинка с гребнями, различными ленточками и двумя тонкой работы венками – серебряным и золотым. Элизия обрадовалась возможности дать отдых ноющей лодыжке и отдалась на милость ловких пальцев, быстро распустивших косу, которую она так и не научилась заплетать. Ида не спеша принялась перебирать тяжелые пряди блестящих волос. В эти молчаливые минуты, которые, казалось, тянулись целую вечность, Ида пыталась безуспешно придумать, как осторожно приступить к разговору, ради которого пришла. Поняв, что другого выхода нет, она сделала глубокий вздох и пошла напролом.
– После вчерашней встречи лорда Марка со старейшинами у меня был с ним долгий разговор.
Эта любопытная новость о разговоре двух людей, у которых так мало общего, вызвала у Элизии один-единственный вопрос:
– Зачем?
Ида удивилась. Ее обескуражил такой поворот, она даже обрадовалась, что стоит за спиной Элизии и девушка не видит, как волнение на ее лице сменилось отчаянием. Она не была готова отвечать на прямой вопрос. Ведь такой же прямой ответ неминуемо должен был бы привести к разговору о делах, о которых она предпочитала помалкивать.
– Зачем я с ним говорила, не так важно. Гораздо важнее, что он сказал, – в конце концов выдавила Ида.
Темные брови слегка сошлись над карими глазами. Элизия с недовольством заподозрила, что точно знает, о чем идет речь. Ей хотелось обсуждать этот вопрос не больше тех, что она напрасно пыталась разрешить во время утренней прогулки, а потому Элизия отказалась спросить у Иды то, что той явно хотелось услышать.
Расстроившись, что все ее попытки исподволь завести разговор провалились, Ида решительно произнесла фразу, ради которой пришла:
– Лорд Марк говорит, что если бы Джейми вернулся в замок, он принял бы во внимание благородные намерения мальчика, вынося ему приговор.
Элизия чуть было не затрясла головой, но Ида удерживала ее волосы как никогда крепко.
– И ты поверила ему?
Ида закончила заплетать косу и, обойдя табуретку, встала перед Элизией.
– Мое сердце хочет верить, – прозвучало как материнская молитва.
Элизия понимающе кивнула. Она тоже хотела верить, что ее друг сможет вновь обрести свободу и безопасность. Но…
– Этот человек и мне говорил то же самое, но я не убеждена, что он достоин нашего доверия, по крайней мере не настолько, чтобы рисковать жизнью Джейми, полагаясь на его мимоходом брошенное замечание.
Ида сцепила руки, лицо ее сильно побледнело. Элизия права. И ей самой бы следовало предвидеть эту опасность.
– А теперь я должна торопиться в большой зал, – почти с вызовом заявила Элизия. – Лорд Марк, – девушка с ненавистью произнесла титул этого человека, едва цедя сквозь зубы, – ждет, что я разделю с ним трапезу. А после он собирается отвезти меня осмотреть окрестности.
Ида испытала изумление и не скрывала этого. Она впервые слышала о поездке, и теперь настала ее очередь поинтересоваться:
– Зачем?
Элизия плотно сжала губы, в ее глазах запылали золотые огоньки.
– Он считает, я слишком мало заботилась о людях Рокстона, и хочет показать мне, как плохо обращался с ними Данстан, действуя от моего имени.


«Наверное, – говорила себе Элизия, пытаясь не хромать, пока спускалась со ступенек крыльца во двор замка, – мне следует быть благодарной, раз злодей не выбранил меня за то, что я провалялась в постели и не спустилась к завтраку». Но она отчего-то не испытывала ни малейшей благодарности! Марк насмешливо улыбнулся, глядя, как темноволосая красавица в вишневом платье и черной накидке появилась из-за угла почти маршируя и направилась к деревянной конюшне, пристроенной к высокой каменной стене, ограждавшей двор. Элизия намеренно держалась на шаг впереди, и Марк не возражал. Они только что разделили трапезу, прошедшую почти в полном молчании, но Марк понял, что девушка в это время раздувает огонь гнева, направленного против него и предложенного им плана. Ее матовые щеки, горя от возмущения, стали почти одного цвета с платьем. В целом она являла собой прелестное зрелище. Тот факт, что девушка, безусловно, не рассчитывала на такую реакцию с его стороны, еще больше усиливал благодушный настрой Марка.
С каждым шагом, приближавшим ее к концу пути, сердце Элизии стучало все громче. Для девушки было чрезвычайно важно, чтобы Марк оставался у нее за спиной, пока они будут идти по двору. Это ей удалось, но достичь следующую цель было гораздо труднее.
– Милорд, – произнес Дэвид, выходя из тени конюшни, – ваш конь оседлан и готов, как вы приказывали.
Элизия от досады сжала пальцы в маленькие крепкие кулачки, когда юноша, видимо, оруженосец ее спутника, спросил, какую лошадь приготовить для нее. Элизии оставалось только сохранять невозмутимость и молиться, чтобы не было видно, как забились жилки у нее на висках.
– Вам нет необходимости заниматься моим конем. Тэд сделает это для меня. – Она выразительно посмотрела на сына кузнеца, радуясь, что успела заметить его возле конюшни.
Тэд остолбенел, огорошенный, и у него от удивления отвисла челюсть.
– Он знает, какое из седел мое любимое.
Чтобы отвлечь внимание оруженосца от странной реакции мальчишки, Элизия вымученно улыбнулась сладкой до приторности улыбкой. Сейчас, безусловно, был неподходящий момент для признания, что она ни разу в жизни не ездила верхом.
Ворча себе что-то под нос о глупых богачках, которые привечают колдуний и толкуют о том, чего никогда не было, Тэд исчез в глубине конюшни. Время шло, и наконец он появился, ведя на поводу оседланную кобылу. Элизия взирала на пегое животное со смешанным чувством робости и решимости. Ей пришлось твердо напомнить себе, что она сто раз видела, как другим удается этот трюк. Удастся и ей. Она повторяла это снова и снова, как молитву, и храбро направилась к колоде, с которой садились на лошадь.
Приподняв юбки, Элизия встала здоровой ногой на колоду, но чуть не оказалась снова на земле, когда ее глаза оказались почти на одном уровне с глазами любопытно поглядывавшей кобылы. Она должна сделать это! Но с чего начать? Она набрала побольше воздуха. Потерпеть неудачу означало, что она и есть та самая избалованная девчонка, какой ее заклеймил лорд Марк.
Увидев, как Элизия медлила, а потом чуть не упала, Марк решил, что девушке редко приходилось тренироваться в умении взбираться на лошадь. Скорее всего, отец или кто-нибудь из стражников избавлял ее от этой необходимости, подсаживая девушку. Что ж, так тому и быть.
Элизия испуганно охнула, когда сильные руки обхватили ее сзади за талию. В следующую секунду она оказалась в дамском седле на спине удивительно спокойной кобылы и уставилась в серые глаза, весело поблескивавшие в ответ на ее удивление.
– Крепко обхватите коленом луку. Я не знаком с дорогой, но, боюсь, нам могут встретиться крутые склоны и подъемы.
Предупреждение прозвучало как насмешка. Она ведь должна была знать дорогу гораздо лучше него.
А ему только со слов Хью было известно, куда ехать и где остановиться.
Как ездят верхом мужчины, Элизия видела множество раз, а вот видеть женщину в дамском седле ей доводилось редко. Именно этим обстоятельством она объяснила свою забывчивость. К счастью, склонив голову, чтобы внимательно последовать его совету, она сумела скрыть яркий румянец, вызванный собственной оплошностью.
После этого Элизии было уже не так страшно начинать путь. Она подсмотрела, как Марк держит поводья, и даже задышала свободнее, убедившись, что кобылка не отстает от жеребца. Двое молодых стражников ехали на почтительном расстоянии позади.
К тому времени как они проехали небольшое расстояние и достигли прохладной тени зеленого леса, протянувшегося за близлежащими полями, напряжение начало отпускать оцепеневшее тело Элизии. Почувствовав себя более уверенно в этом новом для нее деле, Элизия позволила себе отвлечься от дороги и принялась раздумывать над тем, что занимало ее мысли последние несколько часов.
Хозяйка Рокстона была уверена, что только горячее возмущение высокомерием этого человека помогло ей пережить проведенные в его обществе часы. С этим она легко справилась. Ей предстояло решить, почему, хотя это ее земли, их поездку возглавляет Черный Волк. И куда он ее везет? Быть может, в какую-то ловушку? Глупая мысль, она сама понимала, но, по крайней мере, это отвлекало от чересчур красивого мужчины рядом с ней.
Элизия с готовностью отвлеклась и тем самым совершила ужасную ошибку. Она сидела на спине кобылы со всей грацией, на которую была способна благодаря наставлениям Иды. А в следующую секунду она уже падала на спину, нескромно взметнув юбками. Приземление, довольно неуклюжее, совершилось на низкорастущий кустарник, обрамлявший тропу. Его буйная зелень смягчила удар, но Элизия задохнулась и оторопело уставилась на лошадь, которая даже ухом не повела.
Вот я и сделала что хотела! Элизия была унижена. Сама предоставила злодею доказательство своей нерадивости. Она тут же попыталась подняться, чувствуя себя опозоренной.
В тот момент, когда девушка упала, Марк спрыгнул с коня, полный участия. Но не сумел сдержать взрыв хохота, увидев разъяренную девицу, поднявшуюся на ноги прежде, чем он успел подойти к ней. Ее чепчик сбился на бок, и множество кудряшек, вырвавшихся на свободу из тугой косы, обрамили лицо; щеки девушки взволнованно горели, а глаза метали золотые молнии.
– Я помогу вам снова взобраться в седло, – предложил Марк, поборов веселье, которое она явно нашла оскорбительным.
– О нет! – Элизия, пошатнувшись, отпрянула от кобылы, к которой потеряла всякое доверие. – Я ни за что больше не сяду на это злобное животное!
– У вас остается один выход – ехать верхом вместе со мной.
Элизия с таким же неудовольствием взглянула на смуглого мужчину, в чьих глазах блестели подозрительные огоньки, и решительно отрезала:
– Я предпочитаю идти пешком.
– Как хотите.
Солнечный луч пробился между облаками и, пройдя сквозь густую листву, заиграл на черной как ночь шевелюре Марка, когда он кивнул. Не стоило спорить с разозленной девицей, тем более что, если учесть расстояние, которое они проехали, скоро она сама запросится в седло.
Совершенно забыв о стражниках, скромно державшихся поодаль, Элизия махнула Марку, чтобы тот продолжал путь. Он не пожелал подчиниться, но она упрямо ждала, что он поедет первым. В конце концов он снова кивнул и согласился. Она настаивала на своем, чтобы он не увидел ее неловкую походку. В противном случае, она боялась, он получил бы повод заставить ее сделать то, что она поклялась не делать.
– Езда верхом явно не относится к вашим талантам, – прокричал Марк сердитой девушке, тащившейся за его спиной. – Но вы же наверняка куда-то ездили, хотя бы иногда… – Он обернулся, чтобы посмотреть на нее, задавая следующий вопрос: – Каким образом?
Элизия окаменела под взглядом серых глаз.
– Я ездила в паланкине на лошадях.
Перед ее мысленным взором тут же предстало это сооружение. Отец всегда уверял, что благородные дамы часто переезжают с места на место, сидя на тюфяке, разложенном поверх крепкого холста, который натянут на деревянную раму. Эту раму и несут лошади.
– Уверена, когда вы жили в Нормандии, там при дворе поступали точно так же.
– Паланкин на лошадях? – Криво усмехнувшись, Марк натянул поводья и остановил коня. – Да, представляю, как вы удобно в нем располагались, возвышаясь над толпой черни, и с королевским видом раздавали милостыню.
Элизии было больно это слышать, но она промолчала, стоя на середине бугристой тропы. Она действительно раздавала милостыню со своего паланкина, но вовсе не бесстрастно и снисходительно, как он представил. Однако, начни она возражать, было бы еще хуже.
Элизия упрямо молчала, затягивая паузу, поэтому Марк пожал плечами и повернулся, чтобы продолжить путь. Но не успел он проехать и двух шагов, как украдкой бросил на нее взгляд через широкое плечо. Он увидел, что девушка смотрит перед собой и с гримасой на лице прихрамывает. Он тут же вновь спешился.
Элизия услышала, как заскрипело седло, и, оторвав взгляд от тропинки, взглянула наверх, гордо выпятив подбородок. Марк решительно приближался, а Элизия, горя негодованием, должна была признать, что выбор у нее небольшой. Она едва могла ступать и, конечно, ей не удалось бы убежать.
Марк подхватил Элизию на руки и, сделав несколько шагов, решительно посадил ее на ствол поваленного дерева, а затем опустился на колени и осмотрел ее правую ногу. Элизия попыталась вырвать ногу из его рук, но потеряла равновесие и чуть снова не упала. Пылая от ярости, она неохотно сдалась, отвернув гордую головку как можно дальше от него.
Марк осторожно ощупал распухшую лодыжку и нахмурился. Если это был результат падения с лошади, то нога распухла с невероятной быстротой, но он был не настолько глуп, чтобы поверить в такую возможность.
– Как это случилось? – Он поймал на себе янтарный взгляд, привлеченный неожиданным вопросом, и снова посмотрел на больную ногу.
– А какая разница? – высокомерным тоном поинтересовалась Элизия.
Марк досадливо покачал головой, убедившись, что любое его замечание, даже самое безобидное, принимается в штыки.
– Никакой. Но вам все-таки придется либо сесть на свою лошадь, либо ехать вместе со мной.
– Где это злобное серое животное? – Сделала свой выбор Элизия, не дрогнув под пронзительным взглядом.
Пока Марк разыскивал лошадь, лес оглашался его раскатистым хохотом. За время своего короткого знакомства с этой женщиной он смеялся гораздо чаще, чем ему приходилось смеяться последние несколько лет. Но он сдержался, когда снова поднял ее в седло, хотя его глаза излучали веселье, которое, вероятно, было ей ненавистно.
Оказавшись верхом на своем скакуне, Марк заговорил с девушкой о другом, чтобы как-то успокоить ее и не чувствовать себя виноватым за то, что она вызвала у него смех.
– Ида сказала, ваш отец любил читать и писать. Он и вас научил?
Элизия уставилась на тропу с таким пылким гневом, что в пору было разжигать костер. Она еще больше разозлилась, услышав о предательстве Иды, которая пустилась в откровения с этим насмешником. Но все же девушка коротко кивнула и ответила:
– Да, я читаю на нескольких языках и довольно неплохо пишу.
– Рад слышать. Ваше умение пригодится нам. Пока я буду разговаривать с людьми, вы сможете составить полный список всего, что, по их словам, у них отобрал Данстан.
Элизия нахмурилась. Неужели насмешник решил проверить ее способности? Неужели он подумал, что она праздная хвастунья? Или, еще хуже, что она лжет?
Пока они молча ехали, Элизия попыталась хотя бы отчасти привести в порядок свою одежду и прическу. Только она успела запрятать под чепец последний выбившийся локон, как они выехали из леса.
Их первой остановкой был маленький домик фригольдера на расчищенном от деревьев участке, который тот получил по милости лорда. На поле было полно оборванных ребятишек – все они, болезненно худенькие, с впалыми глазами, деловито помогали родителям обрабатывать длинные ряды всходов.
– Чем могу служить, милорд? – взволнованно спросил крестьянин, смяв в шишковатых, грязных пальцах шапку, и робко приблизился к хозяйке и ее спутнику.
Его опыт подсказывал, что второй визит благородных особ за такое короткое время, несомненно, служит дурным предзнаменованием для него и его семьи.
– Я лорд Марк, новый хозяин Рокстона. – С этими словами улыбавшийся рыцарь соскочил с коня. – И я приехал, чтобы помочь вам.
Земледелец нахмурился. Ответ незнакомца вызвал в нем еще больший страх и подозрение. Никогда, никогда до сих пор ни один аристократ не оказывал ему услуг без того, чтобы не потребовать взамен что-то большее. Даже право обрабатывать эту землю стоило ему трех четвертей ежегодного урожая.
– Назови свое имя и перечисли все, что Данстан Бакард забрал у тебя. – Марк заметил, что семья фермера остановила работу и с напряжением прислушивается к разговору. Поэтому он продолжал громче: – Я решил наказать его за жадность, вернув вам все, что у вас не по праву отняли.
При этих словах у младших вырвался восторженный возглас, а старшие дети заулыбались, но взрослых по-прежнему терзали сомнения, и они с подозрением смотрели на смуглого незнакомца. И все же настороженность не могла им помешать подчиниться приказу нового хозяина.
Марк снял Элизию с седла и усадил на мягкий вереск, росший под единственным деревом, которое осталось возле домика. На секунду он взглянул в большие карие глаза прелестной девушки, перепуганной его поступком, в надежде, что картина бедности этих людей убедит ее в его правоте – Данстан действительно плохо обращался с ними, пользуясь своей властью.
Стараясь поскорее унять дрожь удовольствия от близости с этим опасным человеком, Элизия вырвалась из его рук. Кроме того, ноющие мускулы и новые синяки дали ей понять, каковы неудобства езды верхом, и она обрадовалась, что теперь сидит на твердой земле. Элизия, не противясь, приняла дощечку, пергамент, перо и плотно укупоренный пузырек с чернилами – все это Марк достал из седельной сумки.
Фермер начал робко перечислять то, что у него забрали, а Элизия записывала под его диктовку. Гордость, которую Элизия чувствовала, демонстрируя свое умение, скоро сменилась состраданием к этим несчастным людям, ее людям… а потом и виной. Да, виной. Она почувствовала себя виноватой за то, что оставалась в стороне, и, как сама себе призналась, позволила этому случиться.
Марк подарил фермеру несколько монет и белый камешек с восковым слепком его печати. Последнее, как пообещал Марк, он сможет обменять в замке на мешок муки, солонину и поросенка на откорм или убой.
После первой остановки они побывали в других местах, где их встретила такая же нищета. В каждом доме Элизия составляла список понесенного ущерба и наблюдала за Марком. В его манере не было высокомерия, а сквозила искренняя озабоченность. И хотя ей казалось, что она предает Джервейса, она не могла не ощутить растущее восхищение этим смуглым человеком.
Солнце уже зависло над западным горизонтом, а они так и не успели побывать во всех селениях и фермах Рокстона. Остальные визиты пришлось отложить до следующего раза.
Когда в конце дня они отправились обратно в замок, Элизии было неприятно сознавать, что она как хозяйка Рокстона на самом деле заслужила упреки Марка. Она ждала, что сейчас он обрушит ей на голову все свое презрение, но он поступил гораздо хуже, нашел более действенное наказание: он ни словом не обмолвился о ее проступке и всю дорогу домой дружески болтал о тех, кого они повидали, и о своих будущих планах по возвращению процветания владению и его людям.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл


Комментарии к роману "Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100