Читать онлайн Полуночные тайны, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Полуночные тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Марк! Задержись на минутку. – Окликнув предводителя, Хью поспешил туда, где тот замер, ступив на первую ступень лестницы, ведущей к главному входу.
Марк вопросительно нахмурился и повернулся к товарищу, которого отправил на рассвете во главе небольшой группы воинов проверить, как обстоят дела на примыкающих к Рокстону фермах. Хотя солнце уже достигло зенита, он удивился, увидев, что Хью так быстро вернулся.
– Не смотри с таким укором, – хохотнув, сказал Хью. – Я оставил верных людей закончить дело и поторопился вернуться только затем, чтобы сообщить о кое-каких интересных фактах, которые успел обнаружить, до того как ты встретишься с деревенскими старейшинами.
Марк знал, что Хью можно верить. Если тот решил, что новость окажется полезной, значит так скорее всего и будет. Однако это не помешало ему ответить с наигранным изумлением:
– Воистину новость должна быть очень важной, раз такой обязательный человек, как ты, бросил начатое дело ради того, чтобы немедленно сообщить ее.
Улыбка Хью превратилась в гримасу. Он не стал шокировать друга, который знал его очень хорошо, признавшись, что мог бы прийти и раньше, если бы не задержался из-за трех мальчишек и обиженной девушки.
Марк не скрывал, что ему не терпится пройти в большой зал и подготовиться к предстоящей встрече. Поняв, что мысли о робкой девчушке еще больше задерживают его друга, Хью прямо приступил к делу:
– Неважно, с кем я говорил и как долго беседовал, суть была одна: рокстонский лорд мало занимался хозяйством.
Хью сказал правду, но понимал, что Марку будет трудно в нее поверить, ведь те, кто имел счастье владеть землей благодаря происхождению или силе, редко выпускали бразды правления из своих рук. В подтверждение своих слов Хью привел несколько фактов, о которых узнал этим утром. Он рассказал, что в прошлом году у крестьян отобрали непомерную долю урожая, что скот, необходимый для работы, был отправлен на бойню и, что хуже всего, людей обложили тяжелейшей данью, которая грозила самому их существованию.
– Но несмотря на урон, который доставил крестьянам лорд Олдрет, отойдя от дел, – в заключение рассказа произнес Хью, – люди в Рокстоне, похоже, относились к нему с теплотой, словно он был их престарелым рассеянным дядюшкой.
Марк уставился невидящим взглядом куда-то поверх плеча Хью. За всем сказанным наверняка что-то скрывалось.
– Как же вышло, что люди не протестовали, причем во всеуслышание?
– Да, – кивнул Хью. – В этом-то и загвоздка. Лорд Олдрет поступал с ними по справедливости, когда узнавал об их нуждах. Однако он, похоже, постепенно совсем устранился от ведения хозяйства, уйдя с головой в другие дела, и допустил, что его управляющий, которого никто не любил, успешно препятствовал любым встречам с крестьянами. А после смерти лорда этот управляющий стал пользоваться неограниченной властью во всем Рокстоне.
– Да кто же он, этот управляющий?
Задавая вопрос, Марк одновременно спрашивал у себя, какое дело полностью завладело вниманием лорда, что он даже не заметил, как приходят в упадок его наследственные земли. Этим следовало заняться, но только после того, как удастся исправить то, за чем не доглядел лорд Олдрет.
– Его зовут Данстан Бакард. – Хью был доволен, что сумел быстро дать ответ на вопрос, который заранее предвидел.
– Этот Данстан есть среди тех, кого мы вчера захватили в плен? – Марк начал мысленно перебирать варианты, как поступить с алчным управляющим.
Хью подергал себя за короткую кудрявую бородку. На этот вопрос он не был готов ответить, о чем очень сожалел.
– Я спрашивал у многих, но со вчерашнего утра его никто не видел.
– Найди Данстана, – вкрадчиво произнес Марк. – И если возможно, пусть он предстанет передо мной в большом зале, когда там будут старейшины.
Воодушевленный злобным блеском в глазах Марка, Хью был готов потратить вдвое больше сил, чтобы выполнить поручение.
Пока Марк поднимался по крутой лестнице и шел по коридору, ведущему в большой зал, он размышлял над рассказом Хью. Слуги, вероятно, имели больше возможности обратиться к лорду с просьбой и таким образом добиться лучшей доли, пока он был жив, но они наверняка знали о бедах тех, кто жил за стенами замка. А после смерти лорда управляющий, скорее всего, обращался с ними с таким же немилосердием.
Большой зал был почти освобожден от скамей и столов, расставленных для прошлой трапезы. Марк прошел к высокому столу на возвышении, который никогда не убирался, и занял место посредине в ожидании тех, кого он позвал. Весть о созыве старейшин для встречи с новым лордом Рокстона он отослал с юношей, который привозил дрова. Выбор гонца был сделан не случайно – юноша наверняка разберется лучше любого чужака, кого позвать.
Рассеянно вглядываясь в темноту за аркой, где начиналась угловая лестница, Марк вспомнил, как заметил ловкую фигурку, двигавшуюся в предрассветном тумане. Несмотря на события прошлой ночи, поднялся он рано, чтобы проводить своих людей на осмотр поместья. Он забрался на самую крышу, огражденную парапетом, чтобы понаблюдать, как они разъедутся в разные стороны, но ему помешал густой туман. Тогда он прошел по валу от главных ворот туда, где начиналась еще одна лестница, спускавшаяся к боковой двери в стене замка. Завернув за угол в конце прохода, он успел заметить промелькнувшую Элизию.
Вот она была здесь, а в следующую секунду, казалось, растворилась в клубах тумана. Ему захотелось узнать, что заставило хозяйку Рокстона так рано проснуться и выйти на холод. Явившись сюда, чтобы разоблачить предателей и заговоры, Марк с оправданной подозрительностью отнесся к ее таинственному поведению. Против кого она что-то затевает? Собирается навредить нежеланному супругу? Или предать короля?
– Милорд, – вновь окликнул его долговязый мужчина с полным ртом непомерно больших зубов.
Он уже трижды пытался привлечь внимание Марка и, потеряв терпение, уже больше не скрывал раздражения в голосе.
Марк пристально посмотрел на говорившего, и тот отступил от неожиданной силы, промелькнувшей в серых глазах. Марк разделял недовольство селян, что неуместная задумчивость помешала ему сразу отреагировать на их приход. Он насмешливо решил, что и это нужно будет поставить в вину леди Элизии.
Он поднялся и выпрямился во весь рост, чувствуя на себе оценивающие взгляды, и обратил все мысли к целям этого собрания. Решил, что лучше всего начать с самых простых фактов.
– Я сэр Марк, лорд Валбо. – Упоминание о Валбо было не случайно. Марк хотел показать селянам, что привык к роли владельца поместья и сумеет управлять их землями. – Мне дарована опека над вашей хозяйкой и управление всем Рокстоном. А теперь расскажите мне, кто вы и какое положение в деревне каждый из вас занимает.
То, что эти люди явились на важную встречу с новым лордом в домотканых одеждах с множеством заплат, только подтверждало рассказ Хью о царившей в имении бедности.
– Я Джаспер, мельник, – первым заговорил тот, кто пытался привлечь внимание Марка.
Во время затянувшегося ожидания Джаспер успел рассмотреть известного воина, о котором вчера вечером шептались по всей деревне. В истории, передававшейся из уст в уста, Черный Волк наголову разбил тех, кто был послан помешать его приходу. Этот человек сражался с бесчинствующими стражниками, завоевавшими ненависть всех жителей, поэтому Джаспер и его односельчане пришли сюда, не без опасений, но с готовностью выслушать все, что им скажут.
– Я Озберт, – тут же заговорил дородный мужчина с непокорной копной светлых волос, как бы утверждая тем самым, что он ровня Джасперу. – Кузнец.
– Оба эти ремесла чрезвычайно важны для любого имения. – Марк кивнул в знак готовности признать, что и тот, и другой достойны уважения.
Правда, он заметил, что оба селянина стоят плечом к плечу, что, несомненно, свидетельствовало о существовавшем между ними соперничестве и диктовало необходимость приглядеться к ним повнимательнее. Мелкая зависть часто служит на руку строящему козни противнику.
Получив должное признание лорда, оба по очереди представили остальную четверку, стоящую немного позади. Как только был назван последний из старейшин, Озберт, как видно, не отличавшийся терпением или тактом, потребовал от нового хозяина объяснить то, с чего тот начал свою речь.
– Так вы говорите, вас сделали опекуном леди Элизии? И только-то? Разве вы приехали не затем, чтобы жениться на нашей хозяйке?
Дерзкий вопрос вызвал у Марка насмешливую улыбку. Ему понравился толстяк, чья прямолинейность вряд ли могла бы ужиться с хитростью предателя. Но Марк подозревал, что заслужить доверие или преданность этого человека будет нелегко.
Марк постарался ответить на прямой вопрос так же прямо.
– Король Генрих предоставил мне выбор: либо жениться на девушке и таким образом навсегда стать хозяином Рокстона, либо просто взять на время под свою опеку хозяйку и ее земли.
С уверенностью человека, выдержавшего проверку на прочность, Марк спокойно стоял под оценивающими критическими взглядами шестерых человек, сохраняя загадочную улыбку.
– От своих воинов, вернувшихся с ферм и из селений Рокстона, я узнал о неразумных податях, непомерных поборах и других вещах, нанесших урон благосостоянию поместья. Чтобы укрепить владения, я собираюсь узнать все как следует и произвести необходимые изменения.
Марк не сомневался, что управляющий, оставшись без хозяйского присмотра, удовлетворял собственную алчность, забирая себе львиную долю денег и урожая. Поэтому Марк решил, что изменения нужно произвести немедленно.
– Начну сегодня с того, что вполовину уменьшу размер ваших податей.
Ему еще предстояло просмотреть записи, но подати настолько превосходили разумные потребности, что Марк был уверен: эта мера нисколько не повредит делу.
Селяне приветствовали радостную новость широкими улыбками, в которых, однако, сквозило недоверие. Их скептицизм оказался не лишенным основания, потому что воздух разрезал визгливый голос.
– Вы не смеете этого делать! – Двое стражников без особых церемоний доставили в зал говорившего, которого выудили из сарая возле конюшни, как раз вовремя, чтобы он услышал распоряжение Марка. Он вырвался и метнулся вперед, растолкав в проходе маленькую группу селян. – Я не позволю совершить такую глупость.
– Ошибаетесь, Данстан Бакард.
У Марка не возникло ни тени сомнения по поводу того, кто перед ним. Такой безрассудный вызов мог бросить только человек, который считал Рокстон своей собственностью. Сохраняя внешнее спокойствие, хотя серые глаза грозно заблестели, Марк принялся невозмутимо разглядывать тучную фигуру. Несмотря на солому, застрявшую в одежде из тонкой шерсти, и всклокоченные седые волосы, вид у человека был высокомерный, а его голова вздернута под немыслимым углом от усилия взирать на своего противника сверху вниз. Его поведение заставило Марка подумать, что, возможно, Данстан не подозревает о событиях прошлого дня. Не решил же дурак, спрятавшийся в сарае, объявить себя хозяином Рокстона? Марк сразу отбросил это предположение.
– Не в вашей власти мне помешать.
Убежденный в собственной значимости, Данстан не собирался легко сдаваться. Благочестиво сложив ладони на откормленном пузе, он возразил:
– Ваш король, безусловно, посчитает за измену решение урезать наполовину то, что ему причитается из доходов Рокстона.
– Но король получал только малую часть взимаемых вами налогов. Поэтому я не сомневаюсь, что сумею посылать ему гораздо большую сумму и все же имение не будет испытывать недостатка в самом необходимом, как при вашем правлении, когда вы набивали собственную мошну нечестно добытым добром.
Кроме того, Марк знал, что Генрих с радостью примет и меньшее, если в обмен получит надежный оплот, способный защитить его на случай вторжения в страну противника.
Данстан не стал тратить силы на глупые оправдания, а стоял молча, сцепив руки. Он подавил в себе порыв упаковать вещи и умчаться в Келби-Кип, где его ждали убежище и поддержка. Но такой шаг с его стороны мог бы помешать достижению их общей цели. Неважно какой ценой, но он должен остаться в стенах Рокстонского замка. Данстан был раздосадован, когда Черный Волк доказал, что способен читать его мысли.
– Вопрос не столько в том, как в будущем поступит Генрих, если сочтет мое решение неверным, а в том, как сегодня поступлю я с человеком, готовым обокрасть и своего лорда, и короля.
Марк вспомнил напутствие Генриха не церемониться с предателями и смерил долгим проницательным взглядом того, кто стоял сейчас перед ним.
Король, безусловно, не станет пенять на него, если он засадит этого человека в темницу или вышлет его из Рокстона. Последнее только усложнит слежку за этим опасным типом, а первое лишит проводника по запутанным тропинкам, ведущим к центру заговора.
– Я забираю все ваше имущество, кроме двух смен платья, коня, почты, любимого меча и кинжала. Все остальное будет роздано тем, кто так сильно пострадал от ваших поборов.
Старейшины наблюдали за происходящим с растущим одобрением и осторожной надеждой, что слово этого лорда окажется твердым. Но их доверие не так-то легко было завоевать. Они мало знали лорда Марка. Хотя в целом рыцари его положения готовы были пролить кровь, чтобы сдержать клятву, данную такому же аристократу, они редко держали слово перед простыми людьми. Селянам оставалось только ждать, чтобы выяснить, каков на самом деле этот известный воин.
Данстан багровел все сильнее, выслушивая приговор Марка.
– У вас есть выбор: либо навсегда покинуть Рокстон и Англию и вернуться к своей семье в Нормандию, либо остаться здесь в качестве простого стражника и подчиняться мне или начальнику стражи, сэру Хью.
Данстан представил себе, какое удовольствие доставит многим воинам возможность отомстить за все издевательства, которые им пришлось вытерпеть почти за десять лет. Однако другого выхода не было.
Марк видел, что этот человек борется сам с собой.
Черный Волк разделял сильные подозрения короля в существовании жестокого, властного и подлого заговорщика, нарушившего все когда-либо данные клятвы. Устранив Данстана, они бы по-глупому потеряли единственную нить, которая могла бы к нему привести. А еще им было бы труднее предотвратить дальнейшие действия, грозившие еще большей опасностью. Нет, Марк молча укрепился в своем решении, что легче добьется своего, если лишит Данстана всех привилегий, но оставит его здесь в расчете на неосторожность предателя.
В следующую секунду возмущение Данстана пересилило его трусливую сущность. Он выскочил в проход, схватил со стола глиняную кружку и выплеснул ее содержимое в лицо лорда. Отчаянно надеясь, что в кружке налито вино, которое обожжет глаза Марку, Данстан метнулся к двери в стене, сразу за проходом. Эта стена отгораживала кусочек нижнего этажа замка, в котором разместились личные покои домочадцев.
Поступок Данстана вызвал непредсказуемую реакцию у того, кто подвергся его нападению. Не обращая внимания на то, что по лицу у него течет ключевая вода и капает на одежду, Марк запрокинул голову, и под сводами зала раздался раскатистый низкий смех.
* * *
– Кто это сделал?
Отложив в сторону яркий моток, Элизия твердо, но нежно взяла тонкую руку всю в синяках. Ева принесла по ее просьбе моток шелковой пряжи в уединенную гостиную. В других замках подобных комнат не встречалось, поэтому Элизия была уверена, что ее покой никто не нарушит.
Ева коротко встряхнула густыми прямыми волосами и прикусила губу, не желая рассказывать о еще одном случае, подтверждающем, как ее ненавидят люди. Ева ни за что бы не призналась вслух, но она боялась, что ее неприятие в деревне закончится новой ссылкой в лес, где ей вновь придется в одиночку бороться за существование.
– Ева, успокойся. – Элизия заметила в зеленых глазах промелькнувший ужас и, выпустив поврежденную руку, утешительно сжала пальцы девушки. – Я ведь, кажется, доказала, что мне можно доверять?
Ева ничего не ответила, но ее приятное личико осветилось мягкой улыбкой.
Сохраняя ради Евы внешнее спокойствие, Элизия внутренне начала закипать. От каждого такого проявления крайней нетерпимости жителей Рокстона, выливающегося в прямое насилие против беззлобного существа, Элизия выходила из себя. Она постаралась не выдать голосом гнев из боязни еще больше расстроить и без того пострадавшую девушку, когда произнесла:
– Ты же понимаешь, я не могу покончить с этим безобразием, если ты отказываешься назвать виновников.
– Большой темноволосый незнакомец уже как следует напугал мальчишек, которые напали на меня, – тут же ответила Ева, застенчиво улыбнувшись.
– Что? – Элизия резко вскинула голову, и темные локоны, выбившиеся из кос, поймали лучи вечернего солнца, проникавшие сквозь длинные узкие бойницы.
Ева увидела, как помрачнело лицо хозяйки, и решила, что провинилась. После нескольких лет вынужденного молчания, когда у нее не было никого, с кем перемолвиться словом, она разучилась ясно выражать свои мысли.
– Этот человек предупредил мальчишек, что накажет их, если они попытаются еще раз сделать что-нибудь подобное.
– Злодейство остановил Черный Волк? – недоверчиво переспросила Элизия.
– Нет! – Зеленые глаза широко распахнулись. – Это был другой.
– Другой?
Элизия не представляла, о ком идет речь, и сочла этот недостаток собственной памяти еще одним доказательством того, какое разрушительное воздействие оказывает Черный Волк на ее разум. Его способность полностью поглощать ее внимание так, что она даже не смогла как следует разглядеть его товарищей, была вопиющим фактом, от которого ее гнев запылал еще ярче.
– Да. – Ева была слишком поглощена воспоминаниями о неожиданном защитнике, чтобы обратить внимание на смятение подруги, и поделилась с ней одной случайно услышанной сплетней. – Тот, кого лорд Марк назначил капитаном рокстонской стражи.
Элизия, которая ничего не подозревала ни о назначении, ни о том, кому этот пост достался, пришла в изумление. Она открыла было рот, чтобы расспросить Еву подробнее, но в эту секунду дверь распахнулась и в комнату ворвался разъяренный Данстан.
– Леди Элизия, вы должны что-то сделать! Остановите этого наглого мерзавца, иначе изобилие Рокстона обернется голодом, а вы на собственной земле превратитесь в нищенку!
– Что? – Элизия поднялась, и небольшой гобелен, о котором она успела позабыть, упал с колен на покрытый тростником пол. – Расскажите, что случилось, почему вы так взволнованы?
– Он собирается разрушить все, что я создал за десять лет. – Данстан неуклюже рухнул на одно колено и протянул к хозяйке сложенные в мольбе руки. – Заклинаю вас вмешаться.
Элизия знаком приказала ему встать.
– Что же он сделал?
Ни секунды не размышляя, она поняла, кого Данстан имеет в виду, говоря о «наглом мерзавце», так как давно уже слышала голос Черного Волка, доносившийся из-за стены. Слов нельзя было разобрать, и она не обращала на гул никакого внимания. Элизия знала, что он встречается со старейшинами деревни, но так как женщина не имела права прилюдно вмешиваться в распоряжения, отдаваемые королевским посланником, она предпочитала оставаться в гостиной до окончания встречи, чтобы не проявить свой буйный нрав. Позже, узнав о его распоряжениях, она бы смогла найти способ исправить все, что он натворил. Элизия уже успела поздравить себя с такой выдержкой и мудрой рассудительностью, но поняла, что сделала это напрасно, когда столкнулась с яростной мольбой Данстана.
– Что конкретно совершил лорд Марк?
– Он серьезно урезал подати! – бушевал Данстан, готовый вот-вот взорваться. – И грозит совершить еще более опустошительные изменения.
Элизия нахмурилась, досадуя на себя, что слишком мало знает о такого рода делах. Отец, образованный человек, научил дочь читать и любить книги. Но он не счел нужным научить дочь вести дела, которыми обычно занимается мужчина. Лорда Олдрета устраивало, как Данстан управляет имением. А раз так, решила Элизия, то и ей не следовало выражать недовольство. А значит, «наглый мерзавец» должен быть остановлен!
Данстан неправильно истолковал хмурый вид Элизии.
– Но как вы не понимаете? Урезав взимаемую подать, он теперь не сможет послать королю нужную сумму. И тогда король обвинит Рокстон в измене короне. Возможно, в этом и состоит злодейский план?
Элизия поняла его логику и пришла в негодование. Остановить Черного Волка, пока он не отнял у нее Рокстон! Безусловно, она это сделает!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл


Комментарии к роману "Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100