Читать онлайн Полуночные тайны, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Полуночные тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Хотя звезды уже погасли, заря еще не пробилась первыми лучами через восточный горизонт и небо посветлело лишь чуть-чуть, приобретя темно-серый оттенок. Облаков не было, что предвещало хороший день, и Элизия увидела в этом добрый знак – значит, они обязательно победят в неминуемой битве за будущий покой Рокстона.
Хозяйка замка привела на задний двор молчаливую группку тщательно отобранных решительных женщин. Протянув руку, она нажала на какой-то камешек, и в стене, казавшейся сплошной, широко распахнулась потайная дверь.
Отряд в один голос тихо охнул. Перепуганные женщины, несмотря на предупреждение, оказались не готовы лицезреть внезапно открывшуюся перед ними устрашающую картину отвесной пропасти. Несколько женщин, собравшихся воевать странными предметами, перекрестились и беззвучно забормотали молитвы, набираясь смелости, а Элизия тем временем вглядывалась в туманную даль. Ей с трудом удалось разглядеть очертания покачивавшегося на волнах корабля, который явно стоял на якоре.
Не произнося ни слова, она указала на него женщинам, а затем взмахом руки велела следовать за собой. На этот раз, однако, женщины построились в заранее установленном порядке, чтобы начать спускаться по коварной тропинке.
Где-то по середине между вершиной и пещерой, в которой нашел убежище Джейми после безрассудного прыжка из окна хозяйской спальни, послышался тихий окрик. Женщина, шедшая за Элизией, отделилась от отряда и, осторожно ступая, едва заметной тенью скользнула в глубокую пещеру, где ее поджидал сын. Чуть ниже то же самое повторилось со следующей женщиной, затем снова и снова, и вскоре все мужественные матери присоединились к своим сыновьям, готовым встретить опасность. Оставшись одна, Элизия продолжила спуск по тропинке, которая у подножья скалы расширилась и затерялась среди сотен ущелий, пробитых морской волной в скалистом берегу.
* * *
В бесцветном предрассветье, словно по сговору, встретились две враждующие армии, чтобы начать смертельную битву на границе Келби и Рокстона.
Сначала Марк с непреклонным лицом рассматривал холодно усмехавшегося Беллема; оба держали в руках мечи наготове. По прошествии нескольких тягостных минут, в течение которых рыжеволосый союзник Беллема то и дело поглядывал на незамутненное небо, противостояние вылилось в открытую враждебность.
– Больше ждать не будем, – прорычал Беллем.
Марк воспринял это заявление как нетерпеливый вызов королю Генриху, но сторонники Беллема поняли, что обратно поворачивать нельзя, хотя обещанный сигнал – ястреб в небе – так и не появился.
По лесу разнесся лязг стали, и первые лучи солнца коснулись отточенных лезвий, рубивших и воздух и плоть.
Мужчины, мастерски освоившие военное искусство, вели смертельную схватку, но от них не отставали фермеры, селяне и слуги из Рокстона, которые, к удивлению Беллема, с готовностью рисковали собственной жизнью ради лорда, только недавно вступившего в свои права хозяина.
Именно эти люди и предрешили исход битвы. С пылом преданности, перевесившей денежное вознаграждение наемников, отряд из Рокстона медленно, но неуклонно теснил противника. А когда стало ясно, чем закончится день, воины Беллема, боясь наказания из-за проигранной битвы, вместо того чтобы удесятерить усилия, поспешили удрать, пока на них не обрушился хозяйский гнев.
Отряд Беллема растаял в лесной чаще, а сам он выместил свою ярость на одном из двух союзников, оставшихся верными.
Джервейс обнаружил, что тот, кого он еще минуту назад защищал, внезапно пошел на него. Со странным чувством, будто время замедлило свой бег, Джервейс понял, что Черный Волк и его люди замерли, а на их лицах застыло презрение. Тем временем Беллем сжал эфес меча обеими руками и начал заносить его над головой, готовясь к мощному удару.
– Господи, н-н-не…
Мольба о пощаде оборвалась на полуслове.
Последовал невероятный шум. Увидев наяву, какова будет расплата за поражение, оставшиеся противники Марка быстро скрылись с поля битвы – даже Беллем исчез без следа. А Марку не хватило духа заставить людей, храбро сражавшихся на его стороне, пуститься в погоню за дьяволом, который, наверняка, подвергнет той же участи, что и беднягу Джервейса, любого, кто его обнаружит.
* * *
Натянув тетиву и твердо держа лук, Элизия тщательно прицелилась в большого черного ястреба, высоко парящего в бесцветном утреннем небе. Он кружил, подлетая все ближе к берегу. Но Элизия терпеливо выжидала, пока наконец он не оказался совсем рядом. Затаив дыхание, она отпустила стрелу, которая со звоном пронзила неподвижный воздух.
Птица рухнула вниз и исчезла в волнах. Впервые в жизни Элизия убила живое существо. И какова бы ни была благородная цель ее поступка, она ужаснулась от содеянного.
В следующую секунду она уже ругала себя, что тратит драгоценное время, пока враг гребет к берегу, и поспешила вернуться на известную ей тропинку. Она заскользила по камешкам, вырывавшимся из-под ног. Добежать до безопасного убежища, прежде чем лодка с первыми воинами герцога Роберта достигла берега, ей не удалось.
Меняя на ходу план, Элизия нырнула в ближайшую глубокую пещеру, когда ее ушей достиг неприятный звук – гребцы спрыгнули на мелководье и подтягивали лодку к берегу. Потом она услышала за собой погоню обутых в сапоги людей, но тут же отовсюду загремело громкое эхо нестройного лязга и звона. Казалось, будто сама скала ожила, сотрясаясь и низвергая каменный дождь на головы захватчиков.
Осторожно глянув вниз, Элизия с радостью отметила, что смятение на лицах воинов сменялось ужасом, когда они подныривали под свои щиты, поднятые высоко над головой, чтобы защититься от метких снарядов. Воины герцога высадились на берег ловко и быстро благодаря отличной выучке и большому опыту. Но их отступление, хотя и было лишено отточенности, прошло гораздо быстрее.
* * *
Радость победы для воинов Марка была омрачена жуткими воспоминаниями о зверском поступке дьявола во плоти. Они обрадовались, но не удивились, что на подъемном мосту их встречает ликующая толпа. Однако сами того не ожидая, они быстро воспрянули духом, когда услышали веселую историю о победе, одержанной на берегу.
Все решили, что об этом смелом приключении сложат легенды, которым суждено передаваться из поколения в поколение. Да и как могло быть иначе, когда небольшая группка женщин и подростков, их сыновей, под предводительством благородной дамы изгнала герцога Роберта с берегов Рокстона, не воспользовавшись ни единым мечом!
Услышав эту замечательную историю о сражении, план которого приписывался его непоседливой жене, Марк как всегда насмешливо улыбнулся, но в его серых глазах искрилось подлинное восхищение.
– Неужели вы в самом деле одержали верх над знаменитым воином, герцогом Робертом Нормандским, хотя вашим самым грозным оружием был каменный град и горшки, по которым колотили палками?
Элизия вспыхнула, но тут же заулыбалась и сказала:
– Возможно, в следующий раз ты не будешь так небрежно отмахиваться от женской помощи.
– Дай Бог, чтобы Рокстон больше не пришлось защищать. – Гримаса Марка перешла в улыбку, когда он, приложив руку к сердцу, объявил: – Но если это случится, клянусь, я не забуду, что нам посчастливилось иметь в своих рядах женщину-воина, с которой никто не сравнится.
Несколько стражников Марка услышали его гордое заявление и поспешили выразить свое восхищение, а потом с любопытством поинтересовались у хозяйки замка, кто был в ее отряде?
Элизия смутилась тем, что сразу не подумала представить своих храбрых помощников, по праву заслуживших похвалу. И не только женщин, но и их доблестных сыновей. Чтобы исправить этот просчет, Элизия принялась выкликать их имена и каждого прилюдно благодарила.
В тот день, когда произошла отвратительная сцена с якобы больным Тэдом, Элизия находилась в плену у Беллема и Джервейса, а потому Марк не был уверен, знает ли она об этом происшествии. Но ему было приятно узнать, что в свой отряд для защиты Рокстонского побережья Элизия включила и мать с сыном, которых он заставил признаться во лжи и извиниться перед Евой.
– Сегодня вечером во дворе замка мы отметим победу, – весело объявила Элизия. Увидев улыбающиеся лица людей, затихших, чтобы ее послушать, она добавила: – Мы устроим прекрасный пир для всех, но те, кто защищал со мной берег, придут на него как почетные гости.
Собравшиеся бурно приветствовали криками и новость о пире, и выбор почетных гостей. За этот день столько всего случилось, что, казалось, прошла целая жизнь, а ведь до вечера еще было далеко. Люди были слишком возбуждены, чтобы с легкостью вернуться к своим повседневным делам, поэтому толпились возле замка, обмениваясь историями о замечательных подвигах, которые они совершили или видели.
– Как тебе удастся организовать такое большое угощение за столь короткий срок? – засомневался Марк.
– Не такой уж он короткий, – усмехнулась Элизия. – С помощью Евы, заправляющей второй армией помощников, Ида трудится у плиты с самого утра.
– Значит, подготовка к праздничному пиру началась сегодня утром… еще до битвы? – Темные брови поползли вверх.
– Ха! – подняла его на смех Элизия. – Ведь ты сам предложил, чтобы я организовала женщин и нашла им занятие.
Марк выглядел сконфуженным, а Элизия с дразнящей улыбкой пожала плечами и объяснила:
– Я приготовила на этот день список дел, и у каждого был выбор. За кухню взялась отвечать Ида, хотя это я предложила ей в помощь Еву.
Элизия не стала упоминать, что последнее было необходимо, так как остальные женщины отказались принять в свою компанию колдунью. Не стала она рассказывать Марку и того, что Ида с большой неохотой согласилась на такую помощницу и то, только поддавшись на уговоры любимицы. Таковы были трудности, с которыми она столкнулась, осуществляя свой план. К счастью, ее действия побудили Еву на доверительную беседу, и Элизия наконец узнала о роли Беллема в жизни ее подруги, а также о недавно зародившейся любви к Хью.
– Но почему же праздник! – Марк никак не мог понять логику Элизии.
– Ай-ай-ай, – покачала головой Элизия, так что на ее лоб упал темный венчик кудряшек, выбившихся из кос. – Неужели ты думал, что кто-нибудь из нас сомневался в успехе?
Марк не замедлил ответить:
– Я думаю, если бы кто-нибудь побился об заклад, что мы проиграем, то он был бы последним дураком.
* * *
В полутемной заброшенной конюшне, в пустом стойле съежился Данстан и нервно поглядывал по сторонам. Он привык заниматься практическими вопросами. Никогда не объявлял себя воином и не хотел им быть. Так как же это получилось, что он связался с Беллемом? Даже не почетным воином, а демоном, который зверски расправлялся со своими друзьями! Данстан содрогнулся, в нем еще чересчур свежо было воспоминание о разыгравшейся сцене, свидетелем которой он стал. Его снова вывернуло.
Охваченный паническим ужасом, толстяк бежал от Беллема, даже не предполагая, что делать и куда податься. Но когда усталость взяла свое, у него появилось время обдумать все как следует, призвав на помощь обычную прозорливость. Возвратиться в Келби-Кип он не посмел из страха, что Беллем тоже там появится, чтобы забрать оставшиеся ценности. Бесцельно скитаться он тоже не хотел, тем более без лошади. Тут ему вспомнились прекрасные конюшни Рокстона. Конечно, никто не догадается искать его там. Резкий скрип открытой рывком двери так сильно перепугал Данстана, что он опрокинулся на охапку затхлого сена. Но к его счастью, двое мальчишек, вошедших внутрь, хохотали во все горло и не услышали грохота, с каким грузное тело свалилось на пол.
– Ты видел, как я точно попал в здоровенную задницу того увальня с кабаном на щите?
– Да, Тэд. – Джейми улыбнулся младшему приятелю. – Какими же дураками они выглядели, когда закрывали щитами головы, оставляя нам мишени получше!
Мальчики думали, что в конюшне, кроме них, никого нет. Все остальные, даже ближайший друг Джейми, Дэвид, слонялись по двору, вновь переживая битву в лесу, но эти ветераны прибрежного сражения потихоньку скрылись, чтобы найти себе уголок, где можно было бы поговорить о своих триумфах.
Повернув к стойлу, которое, как подсказывал им собственный опыт, пустовало, мальчики столкнулись с весьма неприятным сюрпризом.
Толпа, собравшаяся перед замком, в конце концов начала рассеиваться, люди решили подготовиться к вечерним празднествам. Но прежде чем они успели отойти далеко, начала разворачиваться еще одна драма.
– Тэд! – Благоуханный летний воздух пронзил душераздирающий крик, от которого все замерли с застывшими улыбками на лицах.
Мать мальчика метнулась к деревянной конюшне, пристроенной к высокой каменной стене. Внезапно она остановилась как вкопанная, подобно жене Лота, превращенной в соляной столб из-за нарушенного запрета.
Элизия и Марк стояли неподалеку и видели, что женщина, скованная ужасом, лишилась дара речи, и из ее расширенных глаз струились слезы. Они проследили за ее немигающим взглядом и уперлись в открытую дверь конюшни.
– Если подойдете ближе или станете у меня на пути, клянусь, они оба умрут! – Голос Данстана дрожал от напряжения и был тих, но в наступившей неестественной тишине было слышно каждое слово.
Охваченный паникой, Данстан угрожал кинжалом не только Тэду, но и Джейми. Мальчишки, связанные спина к спине, были разного роста, и потому передвигались с чрезвычайным трудом, рискуя упасть. Они целиком зависели от милости свихнувшегося человека с острым клинком в руке.
В глубине темной пристройки, на пороге которой разыгрывалась трагическая сцена, промелькнула тень.
Марк побоялся выдать, что события принимают благоприятный оборот, и не посмел внимательно вглядеться в темноту конюшни, но краем глаза он увидел, что предпринимаются полезные шаги. В качестве поощрения он позволил себе кривую ухмылку, подлинное значение которой Данстан наверняка не понял бы.
Выполнив бесполезное поручение Иды, Ева возвращалась с полной корзиной зелени с огорода, расположенного за конюшней, и случайно оказалась за спиной участников трагедии. Годы, проведенные в лесу, научили ее передвигаться бесшумно, и она тихо скользнула в конюшню через заднюю дверь. Она медленно присела на корточки и с величайшей осторожностью приподняла одну из лопат, которыми чистили стойла, а затем, удерживая рукоятку в горизонтальном положении, поднесла ее к лодыжкам Данстана.
Разгадав намерение храброй девушки и стремясь помочь ей, Марк с нарочитой решительностью стал вынимать из ножен кинжал.
– Значит, за двух ничтожных мальчишек, – Марк лениво кивнул в сторону связанной пары, – я могу потребовать твою жизнь?
Данстан невольно сжался, выдав тем самым, как он трусит. В одной руке у него дрожала веревка, связывающая пленников, а в другой – кинжал. Дрожь усилилась, когда лорд Марк сделал шаг вперед.
– Но неужели ты действительно хочешь обагрить свои руки кровью двух невинных детей, когда отправишься на встречу с Богом… довольно скоро? – С этими словами Марк еще раз медленно шагнул.
– Стоять на месте, я предупреждаю! – почти умоляюще прохрипел Данстан и попытался отпрянуть.
Он споткнулся о рукоятку лопаты и рухнул на спину. В ту же секунду Ева перекатилась в одну сторону, а мальчишки – в другую. Марк метнулся вперед, чтобы пригвоздить поверженного врага, но его опередили. Марк остановился, посчитав, что у того человека больше прав на месть, чем у него самого.
Отец Тэда, местный кузнец, кинулся на злодея, покусившегося на жизнь его сына, и схватил руку, все еще сжимавшую кинжал. Слабак Данстан сражался с неестественной для него силой, которую ему придал ужас, но разъяренный отец не отступал. Данстан умер, и никто его не оплакивал.
Элизия наблюдала за последними событиями с неожиданной отрешенностью. Пока она не увидела свою подругу за спиною отчаявшегося Данстана, она думала, что Ева занята, помогая Иде. Неужели Ида нарушила свое обещание и отослала Еву прочь? Теперь уже неважно. По какому бы странному поручению Ева ни оказалась на тропе так близко от конюшни, Элизия будет благодарить Господа – как следовало бы поступить Тэду и его родителям. Жаль только, что обязанности капитана стражи задержали Хью в другом месте.
* * *
Тэд попытался заглянуть в изумленные глаза разволновавшейся девушки, к которой он и его друзья явились на кухню.
– На этот раз, – он неловко переступил с ноги на ногу и прокашлялся, прежде чем произнести простые, но искренние слова, адресуя их той, которая спасла ему жизнь, – я на самом деле прошу прощения.
В прошлый раз лорд Марк заставил Тэда принести колдунье, нет Еве, свои извинения, но сейчас он говорил от всего сердца. Более того, он убедил своих друзей, что хоть она и помечена клеймом, ее вины в том нет, и пригнал их сюда стайкой.
– Да, и я тоже, – присоединился к его извинениям высокий парнишка, а вслед за ним другой… и еще один… и еще, пока все голоса не слились в один хор.
Не зная, как себя вести, потому что такого с ней раньше не случалось, Ева просто улыбнулась и кивнула. Этого оказалось достаточно, и мальчишки довольные убрались восвояси.
Когда они покинули кухню, из тени появился Хью и мягко привлек смущенную возлюбленную в нежные объятия.
– Это ты заставил их? – спросила Ева, запрокинув голову, чтобы с мягким укором взглянуть ему в глаза.
– Нет. Это был их собственный искренний порыв.
Ева недоверчиво покачала головой, но Хью поцеловал ее в макушку и крепче прижал к своей груди.
– Я знал, что придет день и люди разглядят, кроме шрама, золотое сердце, которое я давно разглядел. – Слова, произнесенные громоподобным голосом, согрели ей душу. – И как славно, что это случилось сейчас, когда ты станешь женой рыцаря, леди Евой. Ведь любой недоумок, оскорбивший любимую жену капитана стражи, может попасть в темницу.
Ева чуть отстранилась и взглянула в лицо Хью, боясь, что он дразнит ее, предлагая всеми отвергнутой колдунье будущее из несбыточной мечты.
Увидев в зеленых глазах несмелую надежду и болезненный страх, Хью почувствовал, что душа у него перевернулась. Всю оставшуюся жизнь он собирался залечивать ее прошлую боль одной только радостью, о чем и сказал любимой, осыпая поцелуями ее веки, щеки и губы.
– Быть может, присоединимся к пиру? – спросил он между поцелуями, которые длились все дольше. – Или потихоньку удерем от всех и устроим собственный праздник?
Ева вспыхнула и, спрятав лицо у него на груди, прошептала:
– Я люблю тебя.
И другие слова были не нужны.
* * *
Праздник в ту ночь удался на славу, такого веселья не смогли припомнить даже старейшины. Ведь у них было целых три причины попировать как следует. Во-первых, свадьба хозяина и хозяйки; во-вторых, победа, одержанная Черным Волком над Беллемом; и в-третьих, подвиг леди Элизии и ее почетных гостей, которые не позволили воинам герцога Роберта высадиться на Рокстонское побережье. После того как были провозглашены все тосты и уничтожены горы угощения, праздник продолжался с музыкой и танцами. Вино лилось рекой.
Когда начались шумные танцы, Элизия была вынуждена поддержать традицию и танцевать со всеми вассалами, стражниками и слугами, кто бы ее ни пригласил. Но ее вниманием владел только один человек – ее невероятно красивый муж. И никто не смог помешать им, когда он подошел к ней с просьбой потихоньку удрать и поговорить с уставшей Идой, прежде чем она отправится отдыхать. Элизия удивилась, зачем она так срочно понадобилась Иде, что нельзя было подождать до завтра.
Жители Рокстона продолжали веселиться, и в маленькой гостиной никого не было, кроме Иды и Джейми. Элизия посмотрела на Марка, ожидая объяснения. …
К ее удивлению, Марк лишь улыбнулся и кивнул головой в сторону Иды.
– Есть одна вещь, которую я должна была рассказать моим детям давным-давно.
Недоумение Элизии росло. Джейми испытывал не меньшее желание узнать, что же скрывается за этим таинственным заявлением.
Ида набрала побольше воздуха и тупо уставилась на крепко переплетенные пальцы.
– Я всегда считала тебя своей дочерью, моя козочка… хотя ты ею не была.
Ида не смотрела на Элизию, но ее воспитанница все равно кивнула. Ведь Ида заменила ей мать, которую она не помнила.
– И поэтому, – продолжила Ида, так и не подняв глаз, – я надеялась, что ты и Джейми будете, любить друг друга как брат и сестра… кем вы на самом деле и приходитесь.
Элизия нахмуренно переводила взгляд с Иды на ее сына, у которого тоже был сердитый вид.
Оставшись почти без сил после труднейшего дня, Элизия решила, что из-за усталости плохо поняла Иду. Чтобы выйти из затруднения, она спокойно задала простой вопрос:
– Что ты имеешь в виду?
Ида глубоко вздохнула и, глядя прямо в глаза Элизии, ответила:
– Что твой отец был и отцом Джейми.
– Но ты же была замужем…
– Да, – кивнула Ида. – Была, но Сирил не мог быть отцом Джейми. – Она плотно сжала губы.
Элизия и Джейми с недоумением уставились друг на друга через стол. Теперь у них появилась причина присмотреться повнимательнее, и они впервые уловили сходство между собой.
– Неудивительно, что мы всегда были самыми близкими друзьями, – улыбнулась Элизия.
Джейми понадобилось чуть больше времени, чтобы свыкнуться с мыслью о кровном родстве с красавицей, которую он давно обожал. Но в ту секунду, когда это произошло, его лицо осветила широкая улыбка.
– По крайней мере, теперь тебе не избавиться от меня, раз ты моя сестра.
– Фу! – с упреком воскликнула Элизия. – Можно подумать, я когда-нибудь хотела лишиться моего друга детства.
– Что ж, тебе придется обходиться без него… какое-то время.
К Марку моментально повернулись два испуганных лица.
– Извини, дорогая, – пробормотал Марк жене. – Но как бы ни был велик твой талант военного стратега, королевский двор принимает к себе на воспитание только мальчиков.
Брат и сестра продолжали изумленно взирать на Марка, пока их обоих одновременно не осенило.
– Правда? – спросил Джейми, и лицо его опять озарилось улыбкой. – Королевский двор? При Генрихе? Так скоро?
Пока ее друг, а теперь уже и брат, задавал бесчисленные вопросы, не останавливаясь и не дожидаясь ответов, Элизия тоже заулыбалась. Взгляд, брошенный на Иду, сказал ей, что та уже знает о предстоящих переменах в судьбе сына и очень за него рада. Получить место при королевском дворе было очень почетно для юноши и сулило в будущем хорошую должность.
Элизия знала, что за это им нужно благодарить Марка, как она и собиралась поступить, только с глазу на глаз.
Ида увела сына, чтобы спокойно поговорить о делах, до сих пор являвшихся для него тайной, а Элизия повернулась и посмотрела на мужа, запечатлевая каждую черточку красивого лица, Словно его образ не врезался ей в память с первой минуты, когда она его увидела. Красавец, но к тому же достойный уважения… восхищения… любви.
Марк ответил на внимательный взгляд своей повелительницы, любуясь тонким прелестным лицом, и произнес низким бархатным голосом:
– Я люблю тебя, Элизия.
Это был самый драгоценный дар, который она когда-либо получала, и она его тотчас же возвратила, прошептав с не меньшим пылом:
– И я люблю тебя.
– Ты самая удивительная женщина из всех, кого я знал, – пробормотал Марк, касаясь губами ее шеи и щекоча подбородок черными прядями своих волос. – А это намного ценнее, чем красота, хотя и красоты в тебе с избытком. – Он отодвинулся, но совсем немного. – Сомневаюсь, что когда-нибудь сумею постичь всю твою сложность, но с радостью потрачу на это целую жизнь.
Он наклонил голову, а она потянулась вверх, и их губы слились в сладком поцелуе, а потом он подхватил Элизию на руки и понес сквозь пустой зал вверх по винтовой лестнице в их спальню, где царила любовь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл


Комментарии к роману "Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100