Читать онлайн Полуночные тайны, автора - Роджерс Мэрилайл, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мэрилайл

Полуночные тайны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Элизия проснулась, но вокруг стояла такая же тьма, как в ту секунду, когда она забылась тяжелым сном. Из-за темноты нельзя было сказать, сколько времени прошло – несколько минут или часов – и это совершенно сбивало с толку. Если бы только…
Словно кто-то прочитал мысли Элизии, потому что дверь широко распахнулась. Девушка быстро заморгала от неожиданного яркого света. Когда ее глаза привыкли, она постаралась разглядеть темный силуэт сгорбленной фигуры, возникший в дверном проеме, расположенном почему-то чуть ли не под потолком. Спальня плененной невесты была явно частью подземелья.
– Меня прислали к вам для услуг. – Скрипучий голос, несомненно, принадлежал пожилой женщине, она махнула костлявой рукой, приглашая гостью Келби-Кип подняться по шаткой лестнице и следовать за ней.
К своему удивлению Элизия обнаружила, что спала, должно быть, гораздо крепче, чем думала, потому что во время сна ее освободили от пут. Тело девушки затекло и ныло от грубого обращения и тугих веревок, в которых она провела весь вчерашний день, поэтому подняться с кровати оказалось делом сложным. Но когда она все-таки встала и направилась к своему поводырю, вид старой женщины, согбенной под тяжестью многих лет и с трудом передвигавшей ноги, заставил Элизию устыдиться того что она была недовольна мелкими неудобствами.
Элизия на секунду замерла, прежде чем подняться на последнюю ступеньку, ведущую в помещение на первом этаже, похожее на кладовую, из которой был вход в кухню, для безопасности расположенной в отдельной постройке. Она чуть не поддалась безумному порыву отбросить всякую осторожность и попытаться бежать из тюрьмы, в которую превратился Келби-Кип благодаря усилиям Джервейса и злодея-графа. Однако единственного взгляда, мельком брошенного в дверной проем, было достаточно, чтобы понять обреченность такого шага. По обеим сторонам открывшейся двери стояли вооруженные стражники.
С молчаливым отвращением Элизия должна была признать, что из ловушки нет выхода. Переступив порог кладовой, Элизия поняла еще более страшную вещь. По пробившемуся сквозь небрежно закрытые ставни солнечному лучу, она вычислила, что утро давным-давно настало и скоро пробьет назначенный час ненавистной церемонии.
Но должен же быть хоть какой-то способ помешать этому событию, и она обязательно его найдет. Она цеплялась за эту отчаянную надежду из последних сил все то время, которое быстро пролетело, пока она готовилась к началу страшного дня, грозившего непоправимой бедой.
Темно-зеленое платье Элизии было безнадежно измято. Но, к счастью, ее хриплоголосая служанка принесла свежей воды для умывания и щетку, чтобы расчесать спутанные шелковые волосы. Хотя это было и нелегко, но Элизия все же сумела справиться с непокорным облаком темных волос, заплетя их в простую толстую косу.
Когда пришел слуга и передал, чтобы Элизия присоединилась к своим похитителям и их гостям, собравшимся в большом зале, колени у нее задрожали, а руки похолодели. И все же, шагая между сложенных одна на другую корзин и мешков с провизией на собственную безрадостную свадьбу, Элизия беззвучно повторяла принятое решение: она должна и обязательно найдет какой-то способ, чтобы помешать этому ненавистному союзу.
Оказавшись в дверях, Элизия окаменела. Среди людей, ожидающих в другом конце зала, она узнала нескольких стражников и вассалов Джервейса и не остановила на них внимания. Но в карих глазах вспыхнули золотые искры, когда она критически вгляделась в другие лица.
Улыбку на лице Джейми Элизия посчитала за оскорбление их былой дружбы. А вот ухмылка Беллема выглядела вполне естественно. И хотя нервные губы Данстана тоже скривились в подобие улыбки, Элизию это нисколько не удивило. Самое сильное презрение она приберегла для Джервейса.
– Ступайте сюда, прелестная невеста. – Беллем устал ждать упрямую женщину, никак не желавшую смириться с неизбежной реальностью, и нетерпеливо направился к ней. – Я провожу вас к вашему жениху.
Но вместо того чтобы галантно предложить девушке руку, граф схватил Элизию повыше локтя в железные тиски и поволок за собой.
Элизию грубо втолкнули в плотное кольцо ожидавших людей, среди которых она впервые заметила аббата из соседнего монастыря. При виде облаченной в рясу фигуры, раболепно съежившейся в тени неугодного жениха, у Элизии появился слабый лучик надежды на то, что еще не все потеряно.
– Давайте же покончим поскорее с обрядом и благословим этот союз.
Беллем опять протянул руку к строптивой невесте и снова подтолкнул. На этот раз она оказалась рядом с мужчиной, который, как знал граф, стремился к этому союзу не больше ее. Затем все с той же грубой бесцеремонностью граф выдернул в круг перепуганного аббата Симеона и развернул его лицом к хмурой паре.
Уверенная, что нужно действовать сейчас или никогда, Элизия заговорила:
– Добрый отец, как невинный агнец в стаде нашего Небесного Пастыря, молю тебя выслушать меня.
Вместо того чтобы посмотреть в глаза единственной женщине в этом зале, аббат начал нервно посматривать то на грозного графа с его дьявольским взглядом, то на рыжеволосого владельца земель, примыкавших к его монастырю. Любой из этих людей обладал достаточной властью, чтобы сурово наказать его, откажись он подчиниться их требованиям. И все же как у служителя Господа разве у него был выбор? Он должен выслушать невесту. Ведь в том, что он выслушает ее, нет ничего дурного?
– Помни, аббат Симеон, – несмотря на очевидное смятение священника, Элизия поспешила привести единственный аргумент, который, как она чувствовала, перевесит все остальные, – тот, кто вступит со мной в брак, получит кроме моей руки обширное поместье. А как наследница Рокстона я нахожусь под опекой короля. – На ее лице появилась торжествующая улыбка. – Я могу выйти замуж только по высочайшему соизволению монарха.
Перепуганный насмерть аббат тут же принял вид молящегося – сложил вместе ладони и склонил лоб к кончикам пальцев. Перед ним стояла опасная мирская дилемма, решить которую было не под силу тому, чей опыт строго ограничивался религиозными вопросами.
Стараясь не упустить важный момент, Элизия продолжила:
– У лорда Джервейса нет документа за подписью короля Генриха, дарующего ему разрешение назвать меня своей женой.
– Это правда! – послышался чей-то уверенный голос. Все как один посмотрели на черноволосого мужчину, загородившего собой дверной проем, с мечом, прижатым к широкой груди. – У Джервейса нет его, а у меня есть.
Пока по толпе проносилось имя Черного Волка, произносимое с благоговейным ужасом, внезапно порозовевшее лицо темноволосой красавицы осветилось яркой улыбкой. Радостная Элизия со всех ног бросилась туда, где неожиданно возник ее спаситель, ее возлюбленный, поддержать которого явился весь его отряд.
Застигнутые врасплох и вооруженные только изящными кинжалами для красоты, ни Джервейс, ни Беллем были не в состоянии помешать пришельцу. И хотя каждый знал, что час смертельной битвы близок, очень близок, в эту минуту они могли только наблюдать за всем происходящим, окаменев от досады.
Марк достал документ, о котором шла речь, из кисета на поясе, радуясь, что у него хватило дальновидности привезти его сюда.
Элизия едва взглянула на документ, о существовании которого когда-то думала с отвращением, а теперь с огромной радостью – и не только потому, что он спасал ее от нежелательного брака, но и потому, что он был реальным воплощением союза, к которому она стремилась всей душой. Когда темные брови вопросительно выгнулись над серыми глазами, она восприняла это как невысказанное второе предложение руки и сердца. На этот раз, не обращая внимания на хмурых свидетелей и необычное окружение, Элизия не собиралась по-глупому отвергать то, что стало единственным желанием ее сердца.
Вручая аккуратно сложенный пергамент аббату, Марк высказал серьезную просьбу:
– С высочайшего соизволения леди Элизия и я просим вас провести церемонию бракосочетания и благословить наш союз.
Увидев настоящую королевскую печать, аббат Симеон с облегчением кивнул. Если выдать наследницу Рокстона замуж, то он будет избавлен от необходимости защищать ее от хозяина Келби-Кип и дьявольского графа, чтобы исполнить свой долг перед королем. А имея поддержку целого вооруженного отряда Черного Волка, аббат был рад лично совершить обряд.
В зале, предназначенном для свадьбы хозяина и тем не менее совершенно не готовом для такого праздничного события, аббат Симеон выслушал обеты вновь образованной новобрачной пары.
Элизию ничуть не беспокоило отсутствие таких деталей, как свечи и цветы. Кроме священника, ей необходимо было только присутствие Марка, чтобы наполнить до краев чашу счастья.
Твердо уверенный, что жизнь без Элизии будет отмечена не покоем, а одиночеством, Марк не отрываясь смотрел в карие глаза с золотыми блестками и с радостью вручил холостяцкое будущее в нежные ручки Элизии.
После того как клятвы были произнесены, учитывая окружение, аббат Симеон подарил сияющей невесте и довольному жениху самое короткое благословение из всех когда-либо им произнесенных, и все же одно из самых искренних.
После завершения обряда Марк обернулся к хозяину дома и увидел на лице Джервейса странное выражение, в котором угадывалось любопытное сочетание ненависти и облегчения.
– Спасибо, что ускорили это событие, которого я желал всем сердцем, – с издевкой произнес он, а затем серьезно добавил: – Конечно, если бы мне не удалось приехать вовремя, чтобы помешать задуманному вами, я бы вас убил.
Это утверждение прозвучало без каких-либо эмоций, а потому обрело еще большую силу. Джервейс вздернул подбородок, словно получил удар, и запоздало попытался ответить тем же.
– А я уверен, что убил бы вас.
Упрямица Элизия не позволила, чтобы ее счастье в этот неурочный час было омрачено холодным соседом, который сумел превратить ее симпатию к нему в презрение. И все же она почувствовала растущее напряжение от открытой враждебности.
– Прошу тебя, отвези меня в Рокстон, в наш дом.
Элизия, терзаемая беспокойством, попыталась уговорить своего новоиспеченного супруга укрыться в безопасной норе, пока добыча не превратилась в хищника и не началась кровавая драка.
Чтобы оградить свою возлюбленную, которая и так подвергалась слишком большой опасности, Марк с готовностью откликнулся на ее просьбу. Он обнял сильной рукой ее за плечи, но прежде чем они покинули зал, раздался еще один голос.
– Пока только новобрачная… а уже почти вдова, – ядовито прошипел Беллем, не скрывая угрозы.
– Вот как. – Марк обернулся к предвестнику несчастья в чужеземном черном одеянии. – А сколько раз вам и вашим сообщникам не удавалось достичь своей цели – убить меня?
– Мне? – в ответе Беллема послышалось презрение. – Да я и не пытался ни разу. Но когда наступит выбранный мною час, то вы поплатитесь своей жизнью.
– Ни разу? – Марк не обратил внимания на последнюю фразу. – Разве это был не ваш план расправиться со мной, а вину за убийство свалить на храбрую девушку, которую вы давно обрекли называться колдуньей? Ту, которую невинным ребенком вы пометили незаслуженным знаком сатаны?
– Еву? – с наигранным изумлением спросил Беллем. – Неужели она помогла в моем деле? Я подумаю, как достойно наградить ее. – Благодарность, прозвучавшая в насмешку, была еще одной плохо скрытой угрозой.
Хью бросился на злодея, и Элизия впервые обратила на него внимание. В эту секунду она подумала, что бородатый великан навсегда оборвет злодеяния своего врага.
Но Марк быстро втиснулся между двумя противниками и умерил натиск друга, схватив Хью за кисти рук.
– Подумай хорошенько, Хью. – От Марка потребовалась большая сила, чтобы укротить объятого яростью воина, потому он пытался урезонить разозленного рыцаря сквозь стиснутые зубы. – Я не меньше тебя был бы доволен, увидев этого предателя мертвым. Но убив Беллема во время, пусть шаткого, но все же мира, ты нарушишь королевский указ. И Генриху ничего не останется, как применить к тебе наказание, установленное еще его отцом.
Хью даже зажмурился, пытаясь отмести веские доводы Марка, но в конце концов понял, что тот прав. Вильгельм Завоеватель издал закон, по которому любой королевский подданный, нарушивший общественный порядок, нанеся увечье другому, должен будет с позором заплатить штраф – отдать все свое имущество, а если ничего ценного у него нет, то расплатиться собственной свободой.
Увидев, что его уговоры начали действовать. Марк закончил самым весомым, по его мнению, аргументом.
– Если ты попадешь в тюрьму или тебя убьют, что тогда станет с Евой? Ей нужна твоя защита.
Руки Хью ослабли, плечи повисли – Хью сдался другу, но не противнику, которому послал взгляд, полный злобы, граничащей с ненавистью. Хью по-прежнему хотел, чтобы Беллем заплатил ему самую высокую цену.
Когда Марк повел к выходу свой отряд, его пронзительные серые глаза заметили толстого человечка, съежившегося за высокой спиной Джервейса.
– Данстан!
Вместо того чтобы шагнуть вперед, свергнутый управляющий нервно отступил и задрожал, выслушивая предупреждение лорда Марка.
– Я предлагаю вам остаться здесь, пусть даже и среди друзей-предателей. Вряд ли вам придется испытать то же коварство, которое вы применили ко мне – острый кинжал в ночи.
* * *
Элизия без тени смущения наслаждалась простым удовольствием – ехала домой в объятиях сильных рук Марка – и пыталась запомнить каждую секунду, чтобы потом легче было переносить невзгоды. Она закрыла глаза, чтобы не видеть многочисленный отряд вооруженных людей, который ехал позади и невольно напоминал ей о недавнем столкновении. Элизии не хотелось думать о неприятном, и она еще теснее прижалась к широкой груди, впитывая тепло своего возлюбленного, своего мужа. Стоило новобрачной пошевелиться, как Марк тут же озабоченно опустил глаза, чтобы посмотреть, удобно ли ей, и сразу попался на удочку ее обольстительности. Золотые искры в глубине карих глаз зажгли огонь в его крови. Марк склонил темную голову, намереваясь прильнуть к соблазнительно приоткрытым губам.
– Хм-м-м. – Тихое покашливание Хью мгновенно отвлекло Марка.
Несмотря на гримасу недовольства, с которым Марк посмотрел на приятеля, в действительности он был благодарен, что ему помешали повести себя неподобающим образом в таком неподходящем месте.
Хью нахмурился, но сразу принялся объяснять, почему потревожил друга.
– Я подозреваю, что ты захочешь сегодня пораньше лечь и, возможно, утром попозже встать, и поэтому решил уточнить с тобой, в котором часу завтра приступать к нашим обязанностям.
Из-за густой бороды рыцаря Элизия не была уверена, но заподозрила, что речь хмурого воина вызвала румянец на его щеках. Но она сдержала улыбку, которая могла еще больше его смутить.
Марк почувствовал, что Элизия развеселилась, и понял почему. То, что ей хватило такта скрыть веселье, заслужило его восхищение. Этот талант не часто встречался у его знакомых женщин.
Марк ответил капитану своей стражи, а потом наступила долгожданная тишина, мягко окутавшая людей, возвращавшихся на склоне дня в Рокстонский замок.
– Элли, – тихий обеспокоенный голос в конце концов нарушил тишину.
Элизия глянула через широкое плечо и увидела своего давнишнего приятеля, который ехал позади одного из стражников Марка.
– Это было все спланировано, ты поняла? – с прошлой ночи, когда Джейми попал в Келби-Кип, его волновало, как бы подружка не подумала, что он на самом деле ищет помощи у презренного Джервейса. – Я хочу сказать, что это все придумал лорд Марк. – Юноша запнулся, испугавшись, что новый хозяин Рокстона может подумать, будто он претендует на главную роль во всем происшествии.
– Это придумали мы оба, – поправил его Марк. – И если бы не ты, я бы не узнал о поляне, оказавшейся такой полезной для нашей важной встречи поздней ночью.
– Поздней ночью? – переспросила Элизия, уверенная, что знает, где Джейми провел минувшую ночь.
– Прошлой ночью, – пробормотал Марк с насмешливой улыбкой, а Джейми весело расхохотался, увидев, как озадаченно нахмурилась Элизия.
– Это правда!
Джейми обрадовался, что с гордостью может подтвердить слова Марка, но еще большую радость доставило ему объяснение, как ловко он провел Джервейса, который, подобно многим людям, гордящимся своим острым умом, не увидел ничего настораживающего в поступке юноши. Он также рассказал о своем втором подвиге, когда незаметно покинул Келби-Кип через окошко кладовой, а позже тихонько залез обратно.
Элизия тепло улыбнулась приятелю, искренне радуясь, что он так удачно справился с трудной задачей.
У земли заклубился первый сизый дымок сумерек, в котором тонули копыта лошадей, когда усталый, но торжествующий победу отряд приблизился к Рокстонскому замку. Как только через бурные воды глубокого рва был опущен подъемный мост, они подстегнули лошадей и с грохотом подъехали к воротам.
Зрелище, которое предстало глазам Элизии, удивило и одновременно обрадовало ее. У распахнутых дверей второго этажа замка стояли бок о бок, поджидая свою хозяйку, Ида и Ева. Между ними если и не царила полная гармония, то, по крайней мере, было согласие.
Первым у подножья лестницы, ведущей ко входу в крепость, остановил своего коня смуглый красивый воин – теперь уже полноправный хозяин Рокстона. Марк молча спрыгнул на землю и сразу подхватил на руки Элизию. Но хотя и она, и те, кто наблюдал за происходящим, ожидали, что он поставит свою ношу на ноги, Марк бережно прижал молодую жену к себе и поднялся по лестнице на глазах у изумленной челяди.
Элизия радостно засмеялась, когда Марк остановился посреди своей спальни, где у кого-то хватило благоразумия оставить зажженную свечу. Марк захлопнул ногой толстую дубовую дверь и понес Элизию к кровати, а она тем временем осыпала его щеки, подбородок и шею быстрыми поцелуями.
– Надеюсь, ты не умираешь с голоду. – Шепот Марка походил на нежное журчание, когда он опустил сладостную для волка добычу на мягкий белый мех, застилавший кровать. Он привез из Нормандии редкую шкуру, но впервые раскинул ее поверх покрывала только минувшим днем.
Отвечая на вопрос Марка, Элизия медленно покачала головой и раскрыла объятия мужчине, который уже растянулся рядом с ней.
– А я умираю… по тебе… – Марк подкрепил сказанное дразнящими поцелуями.
Глядя на искусительницу, чье лицо цвета слоновой кости было обрамлено к контрастной темной гривой волос, выделявшейся на белом мехе, Марк легонько потянул выбившийся черный локон. Отпущенный на волю, он вновь скрутился в тугое колечко, ударившее по гладкой щеке. Марк губами отвел в сторону эту непокорную прядку, прежде чем обжечь атласную кожу пламенным поцелуем и полностью испить нектар ее губ.
Вкусив незабытый восторг, он почувствовал неодолимое желание насладиться всем остальным, коснуться восхитительного тела, заключив его в свои объятия. И пока он смотрел в глаза цвета растопленного меда, понял, что больше не в силах медлить.
Несмотря на скудный опыт, приобретенный в ту единственную незабываемую ночь во время бури в лесу, Элизия не колеблясь отдалась на милость нежных рук, которые освобождали ее тело от последних преград, мешавших сладостному восторгу.
Марк стремился добиться еще большей радости, пробудив в неискушенной красавице мучительный голод, под стать его томительному желанию. Только тогда их ждала общая награда – взрыв любовного экстаза, на смену которому должно прийти чувство утоленной жажды.
Стараясь не потерять самообладания, чтобы достичь намеченного, Марк обжигающими ласками передавал ей свое возбуждение. Он медленно провел ладонями по вздрагивавшему телу снизу вверх, дойдя до рук, крепко обхвативших его плечи. Но ласково дотрагиваясь до мягких изгибов, Марк сам ощутил отчаянный голод.
Он отпрянул и быстро сбросил с себя одежду под изучающим взглядом широко открытых сверкающих глаз.
Застыв в изумлении при виде мощного торса, Элизия почувствовала, как у нее перехватило горло. Она беспомощно протянула руки, чтобы благоговейно дотронуться до великолепных бронзовых мускулов, освещенных пламенем свечи. Приняв сладостный вызов в опустошительной игре, Марк подверг ее плоть восхитительной пытке ласками.
Затем Марк отвел руки Элизии ей за голову и осторожно придавил их к кровати, а сам немного отстранился, зависнув над ней. С невыносимой медлительностью он начал опускать свое тело. Элизия больше не могла сдерживаться. Торжествующая улыбка едва заметно коснулась крепко сжатых губ Марка, когда его возлюбленная застонала от желания, и он наконец коснулся широкой грудью чувствительных вершинок ее груди. Она выгнулась дугой, хватая воздух ртом, не в силах унять дрожь. Марк не мог больше сдерживаться и с силой прижался к мягкому податливому телу. Элизия гладила широкие плечи, а затем скользнула вниз и отчаянно впилась пальцами в его бедра. Марк увлек Элизию в древний, как мир, и юный, как новая жизнь, танец.
Уступив дикому натиску, Элизия изведала исступленный восторг. Прошлая буря вернулась, и неистовые волны уносили их все дальше и глубже затягивали в пучину. Задыхаясь каждый раз, как их захлестывала огненная волна, Элизия все крепче припадала к Марку – якорю спасения. Именно он вызвал эту бурю, но еще он был ее проводником в безопасную бухту.
Когда Марк внезапно замер, оказавшись на гребне высокой волны, Элизия с томительным криком содрогнулась. Марк застонал и что-то неразборчиво прошептал ей на ухо, а потом они вместе, крепче прижавшись друг к другу, перевалили через невидимый край и заскользили вниз, где их поглотила обжигающая пучина необъяснимых восторгов.
Наконец мягкая волна с тихим плеском вынесла влюбленную пару на берег пронзительно-сладостной усталости. И когда новобрачная, пережившая за последние несколько недель много невзгод и потрясений, забылась легким сном, Марк смотрел на нее и все никак не мог поверить своему везению – ведь он завоевал хозяйку Рокстона.
* * *
В зале, из которого всех выдворили, осталось трое заговорщиков, едва различавших друг друга в отблесках гаснущего пламени очага.
– Теперь, когда Черный Волк взял себе в жены наследницу, на что мы можем надеяться? – вслух поделился своими сомнениями Данстан, досада которого возобладала над опасением разозлить опасного графа.
Джервейс, сохранявший молчание, раздраженно взглянул на толстяка, сидевшего по другую сторону единственного стола, оставленного посреди пустого пространства. Стояла глубокая ночь, и в запасе оставалась только еще одна, а это означало, что время быстро и неумолимо приближалось к важнейшему событию.
– Вы глупцы. – От одного взгляда на бесполезных помощников Беллем, никогда не отличавшийся добрым нравом, окончательно изошел злобой. – На данном этапе от наследницы было бы мало толку для нашего дела.
– Тогда зачем же мы сегодня… – Джервейс не договорил, стушевавшись под яростным взглядом графа.
– Союз, заключенный сегодня, мог бы значительно сберечь нам время или дать достаточно воинов. Однако до завтрашнего дня осталось слишком мало часов, чтобы это родство принесло больше пользы, чем забот.
– Но не имея выхода на побережье перед замком, – Джервейс робко задал следующий вопрос, слишком важный, чтобы оставить его невысказанным, – разве мы сумеем выполнить приказ герцога Роберта и быть наготове, как он того ожидает?
Беллем скривился в зловещей ухмылке.
– Мы отвлечем Черного Волка и его сторонников, напав на них с западной стороны. Они будут вынуждены защищаться и оставят восточное побережье почти без охраны. Таким образом мы окажем герцогу помощь, которую он требует от нас.
– А потом мы сомнем отряд Черного Волка, когда он попадет в тиски между нашим войском и прибывающими силами герцога.
– Можете разгромить его отряд, – прошипел Беллем. – Можете даже взять себе его друга, который сегодня хотел напасть на меня… но сам Волк мой. – Под пристальным злобным взглядом Беллема его слабые соратники сникли и не посмели возразить. – Я расправлюсь с Марком Валбо собственной рукой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл


Комментарии к роману "Полуночные тайны - Роджерс Мэрилайл" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100