Читать онлайн Гордые сердца, автора - Роджерс Мерилайл, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордые сердца - Роджерс Мерилайл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордые сердца - Роджерс Мерилайл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордые сердца - Роджерс Мерилайл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Роджерс Мерилайл

Гордые сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Впервые за много недель по ясному небу плыло холодное, зимнее солнце. Из тени деревьев на опушке леса Уилл смотрел на блестящее заснеженное поле, где вдалеке виднелись ожидающие их темные фигурки. Слава Богу, все скоро закончится! Жаль, конечно, что его замысел весьма неопределен и заключает в себе множество вариантов, в основе которых лежат неясные факты. Но выбора нет. Они должны иметь дело с тем, что им известно. Уилл надеялся, что Водери достаточно хорошо знает своего дядю, чтобы правильно предугадать его действия.
Скрытый от глаз врага кустарником и сугробами, Уилл сосредоточенно наблюдал за небольшой группой всадников по ту сторону поля. Они явно ждали сигнала начать спектакль, и их кони, чувствуя напряжение всадников, становились все более нетерпеливыми. С улыбкой, ничуть не делающей теплее черные ледяные глаза, Уилл дал сигнал белокурому рыцарю в кольчуге и полушлеме.
Водери крепко сжал поводья в кулаке, на котором была надета ломная рукавица, и пришпорил своего боевого коня. В сопровождении Клайда он двинулся вперед, оставив Тома и двух остальных в лесу. Водери приближался к своим недавним союзникам, полностью сознавая, какую опасность они представляют, возможно, даже и для него.
Уиллу, человеку действия, вынужденному сейчас пассивно наблюдать, дорога этих двоих к французам показалась бесконечно длинной. Когда фигурки Водери и Клайда стали едва различимыми, французы двинулись им навстречу. Даже зоркие глаза Уилла не могли распознать, кто есть кто. Он увидел, что оба всадника спешились и были сразу же окружены Французами.
Уилл было подумал, что они взяли Клайда, чтобы обменять его на Касси, — слишком уж долго там возились. От омерзения, что ему приходится опускаться до таких хитростей, Уилл крепко сжал зубы но вдруг заметил, что две фигурки, сев на коней, направляются обратно.
Кольчуги приближающихся всадников блестели на солнце. Один, как и предсказывал Водери, был гигантского роста. Другого любой непосвященный принял бы за Водери. На нем была такая же кольчуга и плащ с гербом де Фо. Богатство отделки плаща говорило, что он принадлежит либо Ги, либо одному из его племянников.
Когда всадники подъехали и смогли разглядеть лица ожидающих их людей, лазурные глаза рыцаря, ехавшего впереди, прищурились и смерили всех испытующим взглядом. Разумеется, знаменитого на весь Уилд рыцаря среди них нет, но иного он и не ожидал. Однако он удивился, что такая ответственная задача поручена почти безбородому щенку — не важно, рыцарь он или нет.
Откинув забрало и открыв белокурые волосы, рыцарь сообщил:
— Я вернулся с обещанным участником переговоров, но сначала вы проведете его к леди Кассандре, чтобы он убедился в ее невредимости. — Он беспечно пожал плечами: — Дядя Ги не верит моим словам! — Голубые глаза с нескрываемым презрением смотрели на молодого английского рыцаря как на подростка, посланного заниматься чисто мужским делом.
Наблюдая со своей тайной позиции, скрытой от глаз французов, Уилл уловил сверхъестественное сходство близнецов, даже в тембре голоса. И все же в лице белокурого рыцаря было что-то незнакомое.
Внешне такой же обаятельный, как и брат, но с расчетливо-холодным взглядом, этот человек отличался от Водери, как день от ночи.
Подчиняясь безмолвной команде Тома, двое людей завязали прибывшим глаза, взяли за поводья их коней и немедленно описали круг, отводя их в тенистую дымку деревьев. Вскоре их фигуры скрылись среди множества темных стволов. Когда они удалились, скрывавшиеся в снегах лучники Уилла заняли оборону против любых безрассудных преследователей.
Том повел свою группу в Кеншем окольной дорогой, а Уилл воспользовался прямой тайной тропой, чтобы первым оказаться в своем доме. Он привык к волнению, всегда охватывающему его в преддверии битвы, и легко с ним справлялся. Однако сейчас напряжение было вдвое сильнее от тревоги, что в этом рискованном предприятии замешан Том; что Беате снова угрожает опасность, а уж то, что в эту трясину оказалась втянутой и Касси, угнетало его больше всего. Он заставлял себя успокоиться, молясь о том, чтобы Касси смогла напустить на себя былую робость достаточно убедительно, чтобы провести Вальнуара, и найти в себе мужество притвориться мертвой, как того требовал его замысел. Он молился и о том, чтобы Эдна чем-нибудь заняла Беату, пока вся сцена, которая должна разыграться в их доме, завершится.
— Хорошенькие же у вас друзья! — шепнул Клайд белокурому рыцарю, лежащему рядом с ним со связанными крепкими веревками руками и ногами. — Если они так обращаются с вами, своим соотечественником, что же они сделают со мной?
Они лежали бок о бок на холодной сырой земле в рваном шатре, явно используемом для хранения продовольствия и не предназначенном для нахождения в нем людей.
Связанные за спиной руки доставляли Водери большое неудобство, но он сумел повернуться на бок и насмешливо посмотрел на своего молодого товарища по несчастью:
— Я был настолько глуп, что считал, будто моему дяде пойдет больше во вред, нежели на пользу расправиться со мной. Но теперь… — Он только покачал головой.
— Быть может, будь ваш дядя жив, он бы и защитил вас! — Неожиданно раздавшийся голос привлек внимание пленников. Подняв глаза, оба увидели стройного человека, влезшего в шатер.
— Он умер? — Водери удивился, что редко с ним случалось. Удивился как новости о дяде, так и тому, что Анри Гавр отважился приблизиться к владениям Уилликина, пользующегося дурной славой. Анри не славился храбростью. Жадность и тщеславие — да, но не храбрость! Если Ги мертв, а Вальнуар в Уилде, кто же командует силами, осаждающими Дуврский дамок?
— Да, — ответил Анри с важным видом, упиваясь редкой возможностью властно стоять над одним из де Фо как победитель. — В какой-то крошечной деревушке лучники бесчестного английского рыцаря напали на отряд Ги, с которым он отправился разыскивать вас. Одна их стрела сделала свое дело, правда для этого потребовалась неделя.
— Значит… — вслух размышлял Водери над несомненной причиной своего нынешнего затруднительного положения, — я единственное препятствие на пути моего брата к наследству семьи де Фо?
— Кажется так! — Анри широко развел руки в притворном сожалении.
— Так вот почему я здесь, и меня удерживают подобным образом, — констатировал Водери. — Очевидно, он подкупил вас убить меня, пообещав дать вам все, что пожелаете! — Едва видимый в холодном мраке, он усмехнулся: — Так почему же я до сих пор жив? Или вы пришли покончить со мной?
Анри смутился под хладнокровным, презрительным взглядом рыцаря.
— Я поклялся удержать вас здесь, но убивать отказался.
Водери коротко и невесело рассмеялся:
— И я должен благодарить вас за благодеяние, за то, что вы отсрочили мою смерть, а сами приобрели мощное оружие против Вальнуара?
Тонкое лицо Анри преобразилось. Он был доволен, что все обернулось в его пользу. Приятно было и то, что Водери ясно понял, почему он отказался убить его.
— Вы представляете для Вальнуара постоянную угрозу разоблачения в содействии убийству дядюшки, и сомневаюсь, что вам удастся пережить Вальнуара.
Анри побелел. Он сделал шаг назад, и несколько корзин, сложенных в груду, полетели на землю. Он совсем не подумал, что для Вальнуара лучше, если в живых не останется никого, кто знает или догадывается о его черном деле.
— Вы не учли всего, Анри! — спокойно продолжал Водери.
Это лишь доказывало, что Анри неумен, в чем Водери никогда не сомневался, но зато это позволяет сыграть на его природной тупости.
— Ничего, я дам вам шанс искупить ваш грех. Я наследник состояния семьи де Фо, и, так как мой дядя мертв, я уже унаследовал все. Следовательно, я могу дать вам ровно столько же, сколько и Вальнуару! — Бросив прищуренный взгляд на съежившегося от страха Анри, он добавил: — И даже больше, если учесть, что я позволю вам дожить до того дня, когда вы сможете насладиться богатством.
Уилл спокойно и терпеливо сидел в центре пустого стола, когда стук в дверь возвестил о приходе ожидаемых гостей.
Он был настолько спокоен, что могло показаться, будто он давно ждет их появления. На самом же деле он вернулся лишь несколько мгновений назад.
Вместо того чтобы взглянуть в сторону раскрытой двери, впустившей в комнату проблеск идущего на убыль дня, Уилл отвернулся. Кенуорд по-прежнему лежал перед камином, и Сара сидела рядом с ним. Почему-то Касси не позаботилась увести детей в безопасное место, и это не предвещало ничего хорошего. Теперь было уже слишком поздно, и он мог лишь молиться Богу, чтобы с ними не случилось беды.
Когда гостей провели в комнату и развязали им глаза, Уилл обратил внимание на Сару: ее широко раскрытые и полные страха глаза горели ненавистью.
На надменного француза не обращали внимания. Он проследил за пристальным взглядом хозяина и вдруг встретился с поразительно враждебным взглядом ребенка. Вальнуар прищурился и пожал плечами. Какую опасность может представлять девчушка? Его внимание привлек звук легких шагов, и он взглянул через плечо. Какое же жалкое зрелище представляет леди Кассандра — в платье из домотканой материи, глаза опущены, она нервно обошла безмолвную группу у двери.
Она приблизилась к камину и неумело занялась котлом. К своему удовлетворению, он увидел, как неласково обошлась судьба с дамой, желавшей стать женой Ги и графиней де Фо. Она выглядела служанкой подлого английского рыцаря, — служанкой в доме или еще и в постели?
Смуглое лицо Уилла было бесстрастным, но его забавлял недавний страх, что Касси не сможет одурачить француза. Ему бы уже следовало знать, что она может сделать все, если захочет!
— Леди Кассандра, адъютант вашего жениха, Айлон Шарвей. — Представив гостя, Уилл встал и приблизился к ней.
— Рада познакомиться с вами, месье Шарвей, — дрожащим голосом прошептала Касси. Она не сошла с места и не подняла глаз от пола.
— Как видите, — начал Уилл, небрежно махнув в сторону Касси и глядя прямо на Шарвея, но оскорбительно повернувшись спиной к Вальнуару, — леди Кассандра совершенно здорова. Так что говорить нам, собственно, не о чем. Я назначил цену выкупа с условием, что сохраню ее в целости и невредимости, и выполнил свое обещание. Теперь нет повода для уверток. Или ваш сеньор платит мою цену, или его невеста остается со мной, возможно на менее почетных условиях!
Услышав ультиматум, Вальнуар рассмеялся:
— А какие у нас основания верить вам? Откудамы знаем, что до сих пор вы обращались с нею почтительно?
— Что вам еще нужно? — Уилл холодно улыбнулся: — Я же поклялся!
— Все это мало похоже на правду. — Шагнув вперед, Вальнуар остановился на расстоянии вытяну, той руки от Уилла и, в полном пренебрежении к другим, чуть не наступил на лежащего Кенуорда. — Посмотрите только, как охотно они готовы нарушить клятву верности и изменить своему королю!
— Ах, — заговорил Уилл, прищурив до щелочек глаза, — но вам не повезло: я никогда не совершал ничего подобного, иначе вы свободно не вошли бы в Уилд и не вели со мной переговоров. Но к чему мне спорить об этом с вами, если месье Шарвей прислан говорить от имени графа. — Уилл повернулся спиной к надменному Вальнуару. Тот кипел от злости, что стал жертвой роли, которую сам выбрал для себя, роли, не позволяющей ему действовать с позиции силы.
Шарвей почувствовал, что назревает столкновение, и встал лицом к Уиллу, Вальнуар же остался за спиной у него.
Некоторое движение у дверей прервало спор противников.
— Нет, Беата, нет, — почти причитала Эдна, и все моментально обратили лица к открытой двери.
Беата бросилась к белокурому человеку. Возбужденная Эдна, вбежавшая за ней, стала жертвой своих необъятных размеров и не смогла справиться о своей подопечной.
— Водери, ты вернулся! — Беата, со спутанными от быстрого бега волосами, резко остановилась в трех шагах от рыцаря, повернувшегося к ней.
У Касси перехватило дыхание, и за считанные мгновения она перевела взгляд с мрачного лица Уилла на потемневшие от боли и горьких воспоминаний золотистые глаза Беаты.
— Это вы! Вы! — Первые слова прозвучали слабым вздохом, затем последовал мучительный крик. Не думая о том, что никогда ей, слабой женщине, не одержать победы, Беата подняла сжатые кулачки и набросилась на внушительного, защищенного кольчугой рыцаря. Она хотела причинить ему хоть малую толику тех страданий, что пришлось вытерпеть ей!
Вальнуар обладал быстрой реакцией воина, привыкшего отражать нападение, и в руке его блеснул спрятанный доселе кинжал.
Отступив назад, он приготовился метнуть клинок в женщину. Уилл тотчас же бросился ей на выручку, но Айлон Шарвей схватил его за шею огромными, сильными руками и мощным рывком отбросил от Вальнуара.
Небольшой комочек, не замеченный никем из разгоряченных мужчин, бросился сзади и обхватил колени Вальнуара.
Тот упал навзничь, клинок выскользнул из его руки и исчез в тростнике на полу. Близко лежащий Кенуорд немедленно вынул свой кинжал и приставил его острие к горлу упавшего противника.
Боясь, что Вальнуар опрокинет Кенуорда и придется искать оружие, чтобы довершить свое безумное дело, Касси быстро подползла и схватила его первой. Сделав это, Касси возблагодарила Бога, что он надоумил ее поручить этим двум юнцам тайком следить за событиями.
Услышав крики в комнате и почуяв неладное оба конвоира ворвались в дом. Зная свою задачу, они начали отчаянный бой за освобождение своего господина из рук массивного француза.
Наконец это им удалось, и противник с обеих сторон был зажат мертвой хваткой.
Одним могучим ударом Уилл повалил Шарвея на пол, да так сильно, что тот лишился чувств. Уилл оглянулся и увидел, что Кенуорд держит два сверкающих клинка у горла Вальнуара, Касси сидит на его ногах, а маленькая Сара на руках, заломленных за его голову.
Приказав прибежавшему Тому принести веревки и помочь его людям связать бесчувственного гиганта, Уилл подошел к Вальнуару и тряпкой, которой раньше у него были завязаны глаза, связал ему за спиной руки. Скоро принесут толстые веревки, но пока и этого достаточно, чтобы успокоить несчастного ребенка, проявившего находчивость и мужество.
Как только первоначальный шок Беаты прошел, она, рыдая, съежилась на полу. Эдна и Касси подняли обессиленную женщину и почти понесли ее наверх, в уединенную теплоту и безопасность комнаты господина.
Когда крепко связанного Вальнуара перевернули, его голубые глаза, полные яда, взглянули в бесстрастное лицо Уилла.
— Вы не посмеете убить нас! — прошипел он. Иначе вы рискуете жизнью посланных вами заложников.
— Жизнь моего человека, конечно, в опасности, а как же жизнь вашего брата? — Мрачный взгляд Уилла был непроницаем. Его беспокоила не только судьба Клайда, но и французского друга, посланных им в, возможно, смертельную ловушку. — Вы собираетесь убить Водери, чтобы титул и земли вашего дяди достались вам одному?
Связанный Вальнуар пренебрежительно пожал плечами:
— Какое вам дело до судьбы Водери, ведь вы бы и так убили его без угрызений совести.
Вальнуар не мог предположить, откуда английскому рыцарю известно о линии наследования в семье де Фо, но это его не особенно волновало. Вместе с этой мыслью пришла и другая — о маленькой девочке, узнавшей его. Он нахмурился, но ничего не спросил. Он не намерен раскрывать, как именно его дядя обещал устроить, чтобы все наследство досталось ему, но Ги внезапно умер, так ничего и не сделав для этого.
Проследив, как пленников подняли и отвели — одного в крошечную лачужку, часто используемую для подобных целей, а другого — в закрытый погреб, Кенуорд повернулся к маленькой Саре. Она все еще тряслась от бури, только что пронесшейся над ней. Стараясь хоть как-то отвлечь девочку, Кенуорд кивнул:
— А мы с тобой неплохая компания!
Сара мужественно улыбнулась в ответ, но было ясно — она еще слишком возбуждена, чтобы отвлечься легкомысленной болтовней. Указав подбородком на дверь, за которую увели Вальнуара, Кенуорд спросил девочку:
— Это он напал на твой дом, как и говорила Касси?
Волосы, растрепанные в недавней драке, закрыли лицо Сары, когда она утвердительно кивнула.
— Да, но теперь наш Уилликин победил его, и негодяй заплатит за свое подлое дело, а мы ему чуть-чуть помогли!
Сара безмолвно приняла утешение — самое большее, что ей могли дать, если невозможно вернуть семью и дом. Она подошла к Кенуорду и, положив головку на его узкую мальчишескую грудь, заливалась безмолвными слезами.
Наверху Касси сидела возле страдающей Беаты. Пристально глядя в ее немигающие золотистые глаза, слепо устремленные вперед, она видела в них решимость, истинной причины которой предпочитала не знать. Беата, очевидно, вспомнила все, о чем когда-то забыла, но как же Водери? Обвиняет ли она его в той же мере, что и Ги и Вальнуара, за тот ужас, который пережила в Форест-Эйдж? Не хочет ли она навсегда избавиться от своего супруга? Или только что происшедшая сцена снова вернула ее в небытие, чтобы избавить от неразберихи и угроз?
Касси не находила мужества заговорить первой. Она сомневалась, что сможет преодолеть простирающийся перед ними океан молчания. Время в безмолвии текло бесконечно, и обе женщины уныло сидели на краю огромной постели.
— Причинил ли этот злой дух что-то дурное Водери? — Касси поразило, что Беата неожиданно перебросила словесный мост между ними. — Неужели он отнял у меня Водери и посмеет занять месте моего любимого, украдкой пробравшись в лагерь Уилла? Неужели никто не узнает в нем презренного негодяя?
Касси удивилась, что Беата ясно и спокойно разобралась в ситуации, и успокоилась. Если Беата волнуется из-за Водери, значит, вернувшаяся память не изменила ее чувств к нему.
— Ты все вспомнила? — осторожно, чтобы не сделать ложного шага, спросила Касси.
Беата помолчала, постучала носками домашних туфель о нижнюю перекладину постели и кивнула.
— И ты не обвиняешь Водери в несчастье, происшедшем с тобой в Форест-Эйдж? — Касси затаила дыхание.
Беата печально улыбнулась:
— Как я могу обвинять человека, спасшего меня? Как я могу обвинять человека, которого люблю? — Собираясь сказать больше, она схватила Касси за руку. — Я любила моего Джонни, но, познакомившись с Водери, я поняла, что любовь к Джонни была скорее теплым чувством к другу, нежели страстью к возлюбленному. Это не умаляет моего отношения к Джонни и не смягчает утрату. Я всегда буду оплакивать его.
Глубокие, полные муки карие глаза заволоклись слезами.
— Именно испытав эту боль, я поняла, как важно для меня сделать все, чтобы Водери избежал подобной участи. — Сжав руки Касси, она настойчиво сказала: — Я ответила на все твои вопросы, теперь ты ответь на мои. Где Водери?
Беата уже была способна взглянуть правде в лицо и была достойна правды. Пусть Уилл и не одобрит ее, но она более не станет держать Беату в неведении.
Касси рассказала Беате все, что знала сама о замысле Уилла.
Результат был очевиден без слов.
— А я полезла не в свое дело и все напортила! — сокрушалась Беата. — Уиллу следовало бы посвятить меня. Пусть бы он не сказал, что ожидается подмена, а просто приказал не вмешиваться, я бы и носа не сунула.
Утверждение Беаты, несомненно, было искренним, но Касси все же недоверчиво подняла брови:
— Ты бы осталась в стороне, зная, что Водери в опасности? Не вмешалась бы, будь у тебя хоть малейший шанс предостеречь или защитить его?
Опустив голову, Беата призналась:
— Нет. Я неспособна на такое самообладание.
Касси не злорадствовала: она и сама поступила бы так же, будь жизнь Уилла в опасности.
— И что же теперь намерен делать Уилл?
— Пока не знаю, но собираюсь это выяснить. У меня есть небольшая задумка, чтобы выведать у пленников ценные сведения и, может быть, дать шанс Уиллу пересмотреть план! — Касси заговорщически подмигнула Беате, встала и проскользнула вниз.
Нахмурившись, Уилл одиноко сидел за столом; Касси подсела к нему и взяла его ладонь. Уилл обрадовался ей и, хоть и был озабочен стоящей перед ним проблемой, приветливо улыбнулся. Черные кудри Касси рассыпались по его плечу, от ее тела исходило приятное тепло. Через минуту Касси почувствовала, как напряжение мужа спадает, и как бы между прочим завела неспешный разговор:
— Наши «гости» уютно отдыхают в той же хижине, где когда-то содержались прежние заложники?
Ничего не подозревающий Уилл просто покачал головой. Не раскрывая зажмуренных от удовольствия глаз, он рассеянно объяснил:
— Шарвей там, но я решил не помещать этих двоих вместе, поэтому Вальнуар «отдыхает» в погребе, — там, правда, немного холоднее, чем в хижине.
— Позвольте мне пойти к Шарвею с остатками нашего ужина, нет, не к Вальнуару, который ненавидит меня только за то, что я существую. Шарвей считает, что я уже превратилась в застенчивую служанку, и, возможно, расскажет что-нибудь полезное о целях и намерениях своих братьев по оружию. Может, этого будет достаточно, чтобы вы — мы — победили их всех?
Уиллу не понравилась идея визита Касси к этому монстру. Он отрицательно покачал головой, но Касси не так легко было в чем-нибудь переубедить. Она продолжала настаивать, открывая прекрасные возможности многое узнать, и в конце концов Уилл сдался, но с несколькими условиями.
Для предосторожности Уилл с Томом, а может быть и еще кто-нибудь, будут стоять снаружи, слушая каждое слово и ожидая малейшего намека на неприятность.
Убедив мужа, Касси быстро собрала на большое деревянное блюдо буханку хлеба, большой кусок сыра и полный кубок эля.
С сильно бьющимся сердцем, но гордая от участия в происходящем, Касси отправилась выполнять первую часть задуманного плана.
Поляну уже заволокло мраком, когда она остановилась у двери хижины. Поставив блюдо на бедро и придерживая его рукой, Касси начала тихо раскрывать перекошенную дверь. Она должна справиться с этим сама, чтобы не выдать присутствия свою спутников.
Айлон, массивный и величественный, неподвижно сидел на куче соломы. Касси не составило труда изобразить робкую походку: хождение по замерзшим лужам с полным блюдом — прекрасный урок.
— Мне не позволено развязать вам руки, чтобы вы могли поесть, но я могу покормить вас, — мягко сообщила она, украдкой глядя на него из-под густых ресниц.
Айлон свирепо глянул на нее:
— Вы могли бы развязать меня, если бы захотели!
— Нет, вокруг много народа! — с убедительной тревогой солгала она. — Меня убьют за это! — Ош отщипнула кусок от буханки свежего хлеба и поднесла к его сжатым губам.
Уверенный, что в ближайшие часы ему еще потребуются силы, Айлон открыл рот и со свирепой жадностью схватил кусок, чуть не откусив Kaccи пальцы. Та, подавив вскрик, отступила назад, боясь появления Уилла.
— Что случилось с Водери? — спросил Айлон полным ртом.
— Его содержат в другом месте, я не знаю, где именно, так как они не позволяют даже отнести ему еду. — Она говорила обиженным тоном. — Похоже они сочли разумным не помещать вас поблизости друг от друга.
— Да уж, если один обретет свободу, то станет свободным и другой. — Айлон отдал должное сообразительности английского рыцаря, но это ему не поможет. Он зло пробормотал: — Ничего, я пришел сделать свое дело!
— Какое дело? — У Касси отчаянно забилось сердце, но она старалась, чтобы в голосе ее звучало только любопытство.
— Покончить с этим ублюдком Уилликином. Это главная задача, и скоро я ее выполню!
Касси содрогнулась, но Айлон не был уверен, от холода или от отвращения к насилию, о котором он говорил.
— Но у вас нет оружия… — неуверенно пролепетала она.
— Мне необходимы только мои руки! — усмехнулся он, обнажив кривые желтые зубы. — Они смертоноснее любого меча! — Это было сказано с такой гордостью, что Касси пришла в ужас.
— Но вы связаны и беспомощны, а как же я? — Последние слова звучали уже причитанием.
Айлон пожал плечами:
— Развяжите меня, и я возьму вас с собой!
По его косому взгляду и похотливой улыбке было ясно, что он не вернет ее ни де Фо, ни Гавру. Он скорее сам воспользуется этой соблазнительной, кругленькой, покорной девицей.
— К Ги или Анри? — спросила она с напускным простодушием.
— Ги мертв, — бесстрастно сообщил Айлон. — Что же касается вашего брата, он послал нас сюда убить Уилликина, а не для вашего спасения, ради которого ему придется расстаться с золотом!
Касси никогда не верила, что Анри поступит иначе, разве что побуждаемый Ги. И все-таки ее задела жестокость брата. Она еще более утвердилась во мнении, что без всяких угрызений совести может порвать все связи с семьей и всем своим прошлым. Отвлеченная этими мыслями, она пропустила момент, когда Айлон напряг свои мощные мускулы и разорвал веревки, которые он стремился ослабить с того момента, как его поместили в это жалкое подобие тюремной камеры. Он устремился к Касси с вполне ясными похотливыми намерениями, но та ловко увернулась от его рук и истошно закричала.
Уилл тотчас же ворвался в дверь с обнаженным мечом. Касси инстинктивно припала к его широкой груди, ища защиты, которую он и дал ей, обняв свободной рукой. Из безопасного укрытия она следила за Шарвеем, стоявшим у стены со сверкающими от отчаяния, как у загнанного зверя, глазами. Касси содрогнулась, и Уилл еще крепче прижал ее к себе. Взглянув поверх крепкого плеча Уилла, она увидела в дверях Тома с кинжалом.
— Так Ги мертв? — Холодное лицо Уилла заморозило бы даже свирепого зверя, попавшего в ловушку. Когда эти повторенные дважды слова дошли до сознания Касси, ее поразила ужасная мысль. Ведь если Ги мертв, следовательно, только Водери стоит на пути Вальнуара к наследству семьи де Фо, а это значит, что Водери в смертельной опасности!
Негодующий из-за поражения, Айлон с вызовом ответил:
— Да, Ги мертв, он был сражен стрелой, когда мы подожгли Оффкэм и возвращались к себе.
Уилл подозрительно посмотрел на пленника. Правда ли это? Неужели месть, в которой он поклялся, свершилась без его участия? Неужели Ги пал от руки другого?
— Мы не нашли тела упитанного и богато одетого сеньора.
— Он умер не сразу — умирал в течение многих дней, и никто его не оплакал.
— Так же умрете и вы! — мгновенно ответил Уилл, уверенный, что Шарвея любят не больше. Однако его удивили слова человека, которого Водери называл «безраздельно преданным де Фо».
— Может быть, но не сейчас, иначе ваш человек поплатится жизнью, если мы с Водери не вернемся целыми и невредимыми.
— Не с Водери, а с Вальнуаром, — спокойно поправил Уилл, поддразнивая этого медведя. Ему хотелось показать Шарвею, что Уилликина не так-то легко обмануть.
— Какой Вальнуар? — захохотал Айлон, дерзко намереваясь осадить рыцаря, но внезапно, сменив тон, спросил: — Откуда вы слышали это имя? Уж не от этой ли шлюхи в пылу страсти?
Бешеный темперамент Уилла вспыхнул, и золотые огни его глаз грозили опалить негодяя.
— Леди Кассандра не шлюха, а моя жена! — Уилл мгновенно пожалел о словах, вырвавшихся во гневе, и, повернувшись, дал указание своим людям, скрытым в темноте: — Принесите веревки, да потолще. Покрепче свяжите его несколько раз, чтобы он не смог освободиться!
Люди отправились за веревками, и их шаги смолкли вдалеке. Айлон понял, что это его единственный шанс убежать: одной рукой Уилл обнимает свою распутную жену и поэтому не готов к драке; другой рукой он придерживает дверь, но это незначительное препятствие.
Бросившись на Уилла и ударив его плечом в живот, Айлон повалил рыцаря вместе с женой в подернутую льдом лужу. В следующее мгновение он обезоружил неопытного юнца, одетого рыцарем, и, оставив его лежать в стороне от двери, исчез в темноте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордые сердца - Роджерс Мерилайл



Немного скучновато,но читабельно.5
Гордые сердца - Роджерс Мерилайлсвет лана
17.08.2014, 22.32





Немного скучновато,но читабельно.5
Гордые сердца - Роджерс Мерилайлсвет лана
17.08.2014, 22.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100