Читать онлайн Помолвка, автора - Робинсон Сьюзен, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Помолвка - Робинсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Помолвка - Робинсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Помолвка - Робинсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинсон Сьюзен

Помолвка

Читать онлайн


Предыдущая страница

22

Ник кинулся к двери, которую Джорджиана только что захлопнула, но герцог, поднявшийся наконец на ноги, дернул его за руку.
— Оставьте мою дочь в покое.
Ник уже хотел отшвырнуть Клермонта в сторону, но леди Лавиния схватила его за руку.
— Молодой человек, вы наделали слишком много глупостей. Я уже начинаю сожалеть, что не застрелила вас, когда вы впервые прискакали галопом в поместье.
— Но я не ожидал, что… — Ник прикусил губу и сморщился о г боли в голове.
Леди Лавиния отошла от него на шаг, с задумчивым видом помахивая черным кружевным веером.
— Но теперь-то вам понятно, глупый юноша, что эта девушка любит вас больше своей жизни?
Ник с удивлением посмотрел па нее.
— Неужели вы могли подумать, что дочь герцога осталась бы в доме, где к ней пристает и позволяет себе вольности по отношению к ней молодой человек, если бы она не была безнадежно влюблена в него?
Он услышал, как вокруг него разом ахнули и одновременно затараторили герцог, Эвелин и Пруденс. Голова его шла крутом. Неожиданно герцог подошел к Нику и приблизил свое лицо к его лицу.
— Если вы кому-нибудь хоть словом обмолвитесь о своих отношениях с Джорджианой, я сделаю так, что вас засадят в тюрьму.
— Отвяжись. — Ник оттолкнул Клермонта в сторону и выбежал из гостиной.
Он уже миновал половину зала, когда услышал, что его зовет Мередит. Даллас догнал его у выхода.
— Клермонт порывался погнаться за вами, но я убедил его, что этого не стоит делать, если он не намерен получить еще один удар кулаком в живот. Я хочу поговорить с вами, прежде чем вы пойдете к леди Джорджиане.
— Держитесь от нее подальше, Мередит. С вами я не буду церемониться, как с герцогом.
Даллас поднял руки:
— Честное слово, сэр, у меня нет никаких тайных намерений в отношении леди. Джорджианы.
— Хорошо, если так.
Достав из внутреннего кармана фрака письмо, Даллас улыбнулся и подал его Нику.
— Как вы думаете, почему я здесь, мистер Росс?
— Откуда мне знать? Вы скрыли от меня ваши родственные отношения с Трешфилдом и позволили мне ехать сюда, вместо того чтобы отправиться самому и решать вопрос, касающийся вашей семьи.
— Но я не был даже знаком с ними, Росс. Я американец. Я знал лишь их имена, и у меня не было желания являться к ним от имени Джоселина, чтобы меня приняли за бедного родственника, ищущего подаяния. — Даллас отвел взгляд от Ника. — И в любом случае я не был намерен рассказывать кому-либо о себе и моем прошлом. Смерть Людвига заставила меня сделать это.
— Послушайте, Мередит, меня совершенно не интересуют ваши именитые предки. А теперь, если вы позволите…
— Одну минутку, — сказал Даллас и подал Нику письмо, которое все еще держал в руке. — Джоселин попросил меня передать это письмо вам.
Прежде чем открыть письмо, Ник бросил на Далласа недоверчивый взгляд.
«Я рискую, дружище, но Лайза говорит, что я делаю правильно. Мне кажется, ты привязался к моей сестре. Мне кажется также, что ты не сможешь признаться ей в любви из страха получить отказ. Я знаю тебя, Ник. Ты скорее будешь молча страдать, чем причинишь мне боль».
Ник почувствовал, что кровь отлила от его лица. Он был прав — Джоселин не хотел, чтобы Джорджиана принадлежала ему. Стиснув зубы, он продолжал читать.
«Что меня удивляет, так это то, что после того как мы с тобой разделили столько радостей и печалей, ты не знаешь, что для меня будет большой честью назвать тебя братом. Я буду считать это величайшим счастьем, если ты полюбишь мою дорогую Джорджи и женишься на ней».
Там было написано еще что-то, но он был слишком возбужден, чтобы дочитать письмо до конца. Ник сунул письмо обратно в конверт, посмотрел на Далласа и кашлянул.
— Ну, чтоб я ослеп.
— Судя по тому, что я узнал и увидел, в этом нет необходимости. С самого приезда сюда вы вели себя так, словно у вас повязка на глазах.
— Заткнись, Мередит.
Резко повернувшись, Даллас начал удаляться.
— Мередит, — неохотно позвал Ник. — Да?
— Спасибо.
— Не за что, сэр, — ответил Даллас, растягивая слова. — Думаю, вы найдете леди Джорджиану у озера. Я постараюсь, чтобы герцог не беспокоил вас. — Он улыбнулся и вернулся в гостиную.
Ник засунул конверт за пояс и выбежал из дома. Он вздрогнул от ночного холода, но бег к озеру согрел его. Джорджианы там не было; не было ее и в рыбацком павильоне и на венецианском мосту. Он сомневался в том, что она пойдет к гроту без лошади и некоторое время стоял на мосту, глядя на отражающийся в воде лунный свет, и пытался сообразить, куда она могла пойти. Потом он щелкнул пальцами, бегом покинул мост и устремился к лесу.
Он часто и тяжело дышал, когда добежал до края прогалины. По открытому пространству он пошел шагом и приблизился к небольшому греческому храму. Между двумя колоннами он заметил две темные фигуры. Они стояли близко друг к другу, но резко отпрянули, когда Ник подошел к ним.
— С кем это ты встречаешься на этот раз? — выпалил он и покраснел, когда Ребекка, сделав реверанс, наградила его нежным взглядом и убежала по дорожке, ведущей к дому.
Джорджиана, высоко подняв голову, повернулась к нему спиной. Он догадался, что Ребекка принесла Джорджиане накидку. Чувствуя себя последним идиотом, Ник поднялся по лестнице и обратился к этой величественной фигуре.
— Извини, голубка.
Она чуть повернула голову, позволив лунному свету осветить ее высокий лоб и округлость щек, отчего у Ника перехватило дыхание.
— Наверное, темнота придала мне смелости, — сказала она. — Она заставила меня смотреть на вещи не так, как бы мне хотелось.
— И что же ты увидела?
— А то, что все ваши благородные протесты по поводу того, что вы не желаете компрометировать меня своим низким происхождением, являются всего лишь уловкой, призванной скрыть правду.
— Я не понимаю, о чем ты говоришь. Она повернулась так, чтобы ему не было видно ее лица.
— Возможно, вы не подозреваете об этом, но я для вас большое достижение. Обыкновенный вор лишил целомудрия дочь герцога. Не говорите мне, что вы не гордитесь этим. А что касается брака, то, что ж, вы можете жениться на любой девушке, которая будет вам по душе. Зачем вам неуклюжая верзила, если вы можете найти какую-нибудь изящную и гораздо более женственную девушку из хорошей семьи? Девушку, лишенную странных увлечений и желания помогать сиротам, которая с радостью согласится быть для вас декоративным трофеем.
Ник чертыхнулся и повернул ее к себе. Заговорив, он почувствовал запах лаванды.
— Ладно, кто я? Как ты меня, назвала?
— Сноб?
— Сноб. — Ник притянул ее ближе, чтобы видеть ее лицо. Увидев, что по щекам ее текут слезы, он проклял себя в душе. — Я горжусь.
Лицо ее исказилось гримасой боли. — Я горжусь тем, что сумел завоевать твою любовь, юный Джордж. И я ничего не приношу в жертву, когда не хочу этого делать. Любить тебя не значит жертвовать собой. Черт возьми, женщина, мы с тобой убегали друг от друга из-за душевных травм, которые мы перенесли в прошлом. Пора нам остановиться. Кстати, что это ты говорила про неуклюжую верзилу?
— О, это не имеет значения. — Она опустила голову.
— Правильно. — Он некоторое время внимательно смотрел на нее. Затем одним быстрым движением схватил ее и поднял на руки.
— Мистер Росс!
Он улыбнулся ей и неожиданно повернулся на 360 градусов.
— Здесь нет никаких верзил поблизости.
— Опустите меня.
Она охнула, когда он начал кружиться, прижимая ее к себе. Она завизжала от страха, тогда он остановился и поставил ее на ноги. Она зашаталась, едва не упав, и он снова легко подхватил ее на руки. Она уставилась на него с изумлением.
— Ну вот, — сказал он. — Разве верзилы вертятся как детские волчки?
— Я… Ник.
Это слово, будто горячий техасский ветер, разгорячило его кровь. По его венам пробежала теплая волна возбуждения. Улыбка исчезла с его лица, и рука, державшая ее ноги, опустилась. Держа ее спину одной рукой, он дал ей медленно сползти вниз вдоль его тела и не отпустил, когда она встала на ноги. Теперь они стояли тесно прижавшись друг к другу.
— Ты произнесла мое имя, голубка. — Он погладил ее по спине и прижал к себе еще сильнее, так что груди ее вдавились в его грудь. — Я предупреждал тебя насчет этого.
Она подняла на него глаза и сказала просто:
— Я не забыла.
Ник с трудом расслышал ее, так как кровь, устремившаяся по его венам, шумела уже в ушах. Опершись ладонями о каменную стену храма, он прижал Джорджиану к ней своим телом, накрыл ее губы своими и почувствовал податливую мягкость ее грудей и напряжение между своими ногами. Он так долго не дотрагивался до нее.
Целуя ее послушные губы, он почувствовал, что ногти ее вонзились в его спину. Потом руки ее коснулись его волос.
— Ваши раны.
— Какие раны? Скажи мое имя еще раз.
— Ник.
— Вот так.
— Ник.
Он провел зубами по ее голому плечу.
— Ник.
— Боже, больше не произноси моего имени, а то ты сведешь меня с…
— Нет, — сказала она, приложив палец к его губам. — Ребекка сказала, что тетя Ливи велела ей приготовить сегодня вечером баню с бассейном.
Ник поцеловал ее палец и повторил эти слова, даже не вдумываясь в них:
— Баня с бассейном. — Губы его замерли. — Баня с бассейном?
Не говоря больше ни слова, он поднял ее и быстро вошел в храм. С каждым шагом возбуждение его усиливалось, и напряжение между его ногами превратилось в боль, когда он сбежал по лестнице к бассейну. Он почувствовал аромат жасмина, но почти не заметил теплый золотой свет, отражающийся от стен.
Почти обезумевший от желания, он начал срывать с Джорджианы одежду. Руки его дрожали, когда он развязывал шнуровку и снимал ее нижние юбки, глаза его видели только ее кремовую кожу. Лишь плеск воды, когда он вошел в нее, отвлек его на мгновение от ее тела.
Теплая вода заключила его в свои объятия, хотя Джорджиана обвила его шею своими руками. Тело его вдруг стало невесомым и еще более чувствительным. Дрожа от возбуждения, он поднял Джорджиану, и они поплыли, подталкивая друг друга своими телами. Неожиданно она легла на спину, так что тело ее оказалось перед ним, а груди поднялись из воды. Ноги ее обхватили ею бедра, она изогнула спину и прижалась к нему.
Издав сдавленный крик, Ник бросился на нее, и они погрузились под воду. Волосы ее, расплывшиеся вокруг ее головы под водой, показались ему черным шелком. Он подтянул ее к себе за руки, вынырнул и привлек к себе, стараясь не задеть ее заживающей раны. Он с силой оттолкнулся от дна, и они оказались у лестницы, спускающейся в воду. Он оперся коленями о нижнюю ступеньку, Джорджиану посадил на ту, что повыше, и устремился к ней, в то время как она еще крепче обхватила ногами его бедра. Джорджиана напряглась и приподняла свои бедра. Ник чувствовал, как вода вспенивается вокруг него, когда он резким движением пытался проникнуть в ее упругое податливое тело.
Руки его нащупали ее чувствительные места, губы его последовали за ними и начали ласкать их, в то время как голова его снова оказалась под водой. Ее рука нашла его, сжала и потянула к себе. Он ответил на ее зов и стремительно вошел в ее горячую, изнемогающую плоть.
Он чувствовал только ее тело, окутавшее его, и воду, колышущуюся вокруг них все быстрее и быстрее. Из бассейна выплеснулись большие волны и растеклись по мраморному полу. Они покрывались пеной, по мере того как их движения становились все более неистовыми. Когда Джорджиана издала слабый крик, он изогнул спину в последнем отчаянном движении и тоже закричал. Когда они достигли удовлетворения, он прильнул к ее рту своими губами. Она обвила рукой его шею; он стоял в воде, продолжая с силой прижимать ее бедра к своим.
Придя в себя, он крепко взял ее за руки, лег на спину и поплыл, держа ее над собой. Они еще долго оставались в воде — неразделимая плоть, парящая в смутной золотой дымке удовлетворенности.


Джорджиана просунула руки в рукава корсажа и повернулась, чтобы Ник застегнул многочисленные пуговицы на спине. Тело ее все еще горело после любовных утех, на ее руках и груди по-прежнему были видны красные пятна. Ник застегнул последнюю пуговицу, приблизился к ней и поцеловал ее обнаженное плечо. Выйдя из состояния блаженной безмятежности, она ощутила тепло его губ и погрузилась в океан чувственности, из глубин которого ее позвал его голос:
— Ты уверена, голубка, что это то, что тебе нужно?
— Я запрещаю тебе задавать мне этот вопрос теперь, когда ты сам так умело доказал, что точно знаешь, что тебе нужно.
— Просто я не уверен, что ты до конца представляешь возможные последствия нашего брака.
Она повернулась, обвила руками его шею, встала на цыпочки и поцеловала.
— О Господи! Неужели мне придется отказаться от удовольствий светского сезона, от всех этих замечательных балов, к которым я так привыкла? — Она приложила руки к своим щекам в притворном ужасе. — Боже! Неужели мне придется отказаться от визитов и глупых разговоров? Как же я буду жить без них?
— Посмотрим, как ты заговоришь, когда это произойдет.
— Ах, да ну его, этот свет! У нас с тобой нет ни времени, ни интереса к балам, визитам и
прочей чепухе.
— А как насчет твоего отца?
— К черту моего отца!
Ник откинул голову назад и рассмеялся.
— Черт возьми, если так пойдет дело, ты скоро и Древний Египет пошлешь к черту, — лицо стало серьезным. — Нам нужно будет объясниться с твоим отцом, голубка.
— Не беспокойся об этом. Когда он узнает, какая я безнравственная и развратная, он вытащит из постели архиепископа Кентерберийского, чтобы тот поженил нас. Он сделает все, чтобы соблюсти приличия. — Она заглянула в его глаза и едва не утонула в их синей глубине. — Ты уверен, что хочешь жениться на девушке из семьи, в которой полно честолюбивых болванов?
Надев накидку ей на плечи, Ник пробормотал:
— Я хочу на тебе жениться, и нам с тобой достаточно будет Джоселина и Лайзы.
Джорджиана наклонилась и подняла письмо.
— Что это?
Ник выхватил его из ее руки.
— Образец дипломатии Джоселина. Тебе, наверное, приятно будет узнать, что он одобряет наш брак.
— Значит, он и тебе послал письмо. Думаю, здесь не обошлось без Лайзы.
— Это в ее стиле — брать быка за рога и писать откровенные письма, — сказал Ник.
— Это в стиле Джоселина — формулировать мысли так дипломатично.
Ник потер руки, Джорджиане показалось, что они у него замерзли, и она набросила свою накидку ему на плечи.
— Не надо, — сказал он. — Ты замерзнешь. — Ты чудно согрел меня, Николас Росс, и ты знаешь это.
Неожиданно он сел на ступеньку лестницы, ведущей к бассейну.
— Я немного устал. Джорджиана подбежала к нему и внимательно стала рассматривать раны и шишки на его голове.
— Тебе не следовало драться с моим отцом. Ты только посмотри на свою бедную голову. Должно быть, она у тебя ужасно болит.
— Ты заставила меня забыть о ней.
— Нам нужно вернуться в дом.
— Одну минутку, — сказал Ник. — Я хочу быть уверен, что у тебя нет заблуждений относительно меня, юный Джордж. Ты должна точно знать, кто я такой.
— Я знаю.
— Нет, не знаешь. И не смотри на меня, как кошка, крадущаяся в поисках мыши, а лучше выслушай. За свою жизнь я попадал во всякие переделки, юный Джордж.
Джорджиана заставила его замолчать, взяв его лицо обеими руками и ласково поцеловав.
— Я знаю. Джоселин рассказывал мне обо всем.
— И это тебя не пугает?
— Николас Росс, я уже сказала тебе, что не собираюсь отвечать больше на этот глупый вопрос. Лучше скажи мне, не будешь ли ты возражать против моих планов создать приют для несчастных детей?
— Когда-то я был одним из них. — Он взял ее руку и поцеловал. — У меня есть дом, который тебе подойдет.
— Неужели?
Он повернул ее руку и поцеловал ладонь.
— Угу. Джос говорит, он такой же большой, как тот дворец в России, где хранятся картины знаменитых мастеров.
— Эрмитаж? — тихо спросила Джорджиана.
— Вот, точно. Я почти не пользуюсь им. Он слишком большой, и я редко бываю в деревне.
Заподозрив подвох, Джорджиана отдернула руку и сжала его руку своими.
— Так сколько же домов у тебя?
— О, семь. Сейчас, возможно, уже восемь. Мне нужно будет поинтересоваться у своего человека в Лондоне. Одно время я коллекционировал дома. Есть много людей, которые ничего не смыслят в бизнесе и предпочитают наличные. У меня есть наличные.
— Значит, ты сможешь обойтись без Эрмитажа, — сказала ошеломленная Джорджиана.
Ник провел тыльной стороной пальцев по ее плечу и рассеянно кивнул.
— Мне кажется, я слишком слаб, чтобы возвращаться в дом прямо сейчас.
Джорджиана дотронулась до его щеки:
— Ты горячий. У тебя поднимается температура?
Ник положил голову ей на грудь:
— Да.
Она обняла его:
— Я знала, что нам не следует заходить в бассейн. Мне нужно было отвести тебя в дом.
Она почувствовала, что он повернул голову и прижался лицом к ее груди. Она вскрикнула и подняла его голову, посмотрев в прищуренные глаза.
— Ах ты негодник!
Ник приложил тыльную сторону руки к своему лбу.
— Мне дурно. — Голова его снова упала ей на грудь, и он ткнулся в нее носом.
Джорджиана закричала и оттолкнула его. Отодвинувшись, он оперся локтями на ступеньку и улыбнулся ей хитрой улыбкой.
— Я слышал, эти древние египтяне имели по несколько жен.
— Лишь некоторые вельможи и царь, — сказала Джорджиана, встав и протянув ему руку. Он взял ее и встал рядом с ней, продолжая насмешливо улыбаться. — Однако я на их месте хорошо подумала бы, прежде чем делать это.
— Почему? — спросил он, когда они поднимались по лестнице.
Она посмотрела на него искоса.
— Потому что часто несколько жен сговаривались и пытались убить своего мужа, чтобы они и их сыновья могли унаследовать его богатства.
— Вот как, черт возьми! — Джорджиана взяла Ника под руку и улыбнулась, заглянув в веселую синеву его глаз.
— Кстати, как ты думаешь, твой Эрмитаж достаточно большой, чтобы вместить некоторые мои артефакты?
— Ты имеешь в виду эти мумии, обнаженные статуи и все прочее? Разрази меня гром, если я хочу, чтобы эти штуки стояли в моем доме!
— Ну, Ник.
— Нет.
Она остановилась, положила руки ему на грудь и встала на цыпочки.
— Ник, — выдохнула она, нежно касаясь губами его уха, и еще через мгновение: — Ник, любовь моя. Милый Ник.
— Ну, может быть, несколько статуй я еще вытерплю.
— Ник, Ник, Николас!
Он чертыхнулся и поднял ее на руки.
— Делай что хочешь, юный Джордж. Делай что хочешь.
Она обняла его и позволила вынести себя из храма.
— Спасибо, мой любимый.
— Кажется, я влип, юный Джордж, и влип капитально.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Помолвка - Робинсон Сьюзен

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Помолвка - Робинсон Сьюзен



Чудаки эти английские аристократы. Сумасшедшая старая леди бегает по поместью с мушкетом, а все твердят: Тетушка Августа безобидна. Но за то она прострелила лоб главному злодею, хотя и он был тоже сумасшедшим. И это единственно интересное, что было в этом романе.
Помолвка - Робинсон СьюзенВ.З..66л.
10.11.2014, 11.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100