Читать онлайн Помолвка, автора - Робинсон Сьюзен, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Помолвка - Робинсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Помолвка - Робинсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Помолвка - Робинсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинсон Сьюзен

Помолвка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

Рана Джорджианы заживала хорошо, и она уже неплохо отдохнула. Однако события этого дня обрушились на нее, как снег на голову. Вначале, совершенно неожиданно, не известив их о своем прибытии, приехал новый наследник Трешфилд-хауса. Этот незнакомец изъявил желание поговорить с ней и сообщил ей поразительную новость. Потом приехал ее разгневанный отец, и вот теперь, не сказав ей ни слова, исчез Ник.
Она сидела за туалетным столиком, погруженная в мрачные мысли, в то время как Ребекка разыскивала тяжелое агатовое ожерелье, которое шло к ее шелковому вечернему платью пурпурного цвета с большим декольте. Когда герцог Клермонтский удостоил поместье Трешфилда своим присутствием, все нарядились так, словно готовились предстать перед монархом. Джорджиана, слишком расстроенная, для того чтобы думать об одежде, и не вспомнила бы об этом, однако Ребекка, которая уже давно была ее камеристкой и считала требования моды обязательными, позаботилась о ее наряде.
Она заблуждалась относительно чувств Ника. Все это время она была уверена, что не нужна ему, а оказалось, это он считал себя недостойным ее. Она осознала это, когда раненая лежала на столе в рабочей комнате, и это открытие потрясло ее. Некоторое время она боролась со своим смущением и пыталась избавиться от убеждения, что, несмотря на привязанность к ней, Ник не захочет провести всю жизнь с невзрачной верзилой. Потом еще больше времени ей понадобилось на то, чтобы набраться смелости снова видеть его, но в конце концов она решила встретиться с ним лицом к лицу и спросить, действительно ли он произносил те ласковые слова или они были галлюцинацией, вызванной болью и шоком.
Лишь сегодня утром она решилась покончить с затворничеством и вышла из своих апартаментов. Эвелин и Пруденс отнеслись к ее появлению с формальной вежливостью, и она уже собиралась оставить их и отправиться на поиски Ника, когда приехал мистер Даллас Мередит. Она узнала, что мистер Даллас связан с семьей графа родственными узами. Разумеется, его дружба с Джоселином началась с того, что он рассказал ему о своем родстве. Хотя ее не особенно интересовал новый наследник Трешфилд-хауса, он так настойчиво искал ее общества, что она позволила себе пойти на прогулку с ним и тетей Лавинией.
Он шел возле нее легкой пружинистой походкой, его золотистые волосы блестели на солнце, и он медленно говорил, приятно растягивая слова:
— Леди Джорджиана, мэм, как вы уже знаете, я приехал из Америки, где некоторое время проживала моя семья. Однако вы не знаете, что я много месяцев провел с вашим братом. Джорджиана остановилась на венецианском мосту и обменялась удивленными взглядами с тетей Лавинией.
— Неужели?
— Да, мэм.
— Мистер Мередит, — сказала тетя Ливи, — все это очень странно. Фамилия ваша не Хайд, но вы являетесь наследником Трешфилд-хауса и вот теперь говорите, что встречались с моим племянником.
— Понимаете, мэм, некоторое время назад у моего дедушки, так сказать, возникли некоторые проблемы в Джорджии, и когда он купил всю эту землю в Миссисипи, то просто сменил фамилию.
Тетя Ливи приподняла брови:
— Молодой человек, «мэм» говорят, когда обращаются к королеве.
Даллас улыбнулся ей:
— В таком случае, я полагаю, это обращение вполне подходит для таких царственных дам, как вы. У меня такая привычка, мэм.
— Вы ведете себя очень загадочно, мистер Мередит, — сказала Джорджиана. — Вы говорили о моем брате?
Даллас достал из внутреннего кармана конверт.
— Он попросил меня передать вам это письмо.
— Благодарю вас.
Увидев, что она не собирается открывать его, он сказал:
— Джоселин сказал, что оно очень важное и что вы должны прочитать его сразу, как только получите.
Глядя на невозмутимое лицо Далласа, Джорджиана прошла немного дальше по мосту, а тетя Ливи осталась с гостем. Вскрыв конверт, она достала письмо и начала читать.
«Моя дорогая Джорджи, я знаю, ты сердишься на меня за то, что я пытался помешать тебе выйти за Трешфилда, но сейчас мы должны забыть о наших разногласиях. Недавно я получил от Ника несколько взволнованных писем и пришел к выводу, что должен рассказать тебе о нем».
Она прочитала о жизни Ника, о его жестоком отце-алкоголике, о матери, которая до последнего дня скребла полы, зарабатывая на жизнь, о его младшей сестре, Тесси, которая умерла потому что была
хорошенькой. Джоселин написал даже о том, как Ник помог ему, когда он вознамерился избавить мир от выродков, которые издевались над детьми. Она знала о похождениях своего брата, но раньше она не понимала, что Ник руководил им, подсказывал, как вести себя в грязных трущобах Уайтчепела и портовых борделях. Без Ника Джоселин легко мог бы оказаться в Темзе с перерезанным горлом.
«Я уважаю Ника Росса, как никого другого, Джорджи. Я очень привязан к нему и буду счастлив, если смогу назвать его своим братом»
В этот момент Джорджиана поняла, что Джоселин дает ей свое благословение. Каким-то образом он догадался о том, что происходило между ней и Ником. Даже не поблагодарив мистера Мередита за его любезность, она побежала домой, чтобы найти Ника, но выяснилось, что Пертуи собрал все вещи своего хозяина и отбыл в неизвестном направлении. Ник исчез.
На глаза Джорджианы навернулись слезы, когда она вспомнила, какой несчастной она почувствовала себя, узнав о неожиданном отъезде Ника. Почему, почему, почему он уехал? Наверное, он устал ждать, когда она придет к нему. Он пытался встретиться с ней, но она малодушно отказалась от встречи. Она во всем виновата и теперь потеряла его навсегда. Должно быть, он ненавидит ее.
Ребекка принесла тяжелое агатовое ожерелье и надела его на шею Джорджианы. Джорджиана посмотрела в окно на черную беззвездную ночь. Темная пустота за окном напомнила ей о пустоте, которую она ощущала внутри себя. Эта пустота появилась в ее душе оттого, что она не слышала больше насмешливого голоса Ника, называющего ее «юным Джорджем», оттого, что не видела больше его губ, раскрывавшихся в удивленной улыбке, когда она лепетала о красоте древней статуи с телом человека и головой бабуина, оттого, что знала: он, возможно, больше никогда не обнимет ее так, как в ту незабываемую ночь в ее кабинете.
Но почему он не подождал еще немного? Решится ли она поехать за ним? Ее отец следит за каждым ее шагом, и она не сможет уехать открыто. Может быть, она сумеет убедить мистера Мередита разыскать Ника? Сейчас, впервые после того, как она узнала об отъезде Ника, Джорджиана испытала радость.
Поднявшись, она торопливо вышла из комнаты, решив найти американца. В доме оставались только Трешфилды, Маршалы и Даллас, по дороге в гостиную, где собиралась семья перед обедом, она встретила тетю Ливи, все остальные уехали. Когда они с теткой спустились на нижний этаж, Джорджиана увела Лавинию в уединенное место под лестницей.
— Тетя Ливи, как вы думаете, мистер Мередит сможет разыскать Ника, если я его попрошу? — спросила Джорджиана шепотом, сжимая в руках черный кружевной платок.
— Наконец-то! — воскликнула Лавиния. Джорджиана вздрогнула и посмотрела по сторонам.
— Ш-ш-ш. Прошу вас, потише, тетя.
— Я знала, что в конце концов ты образумишься. — Тетя Ливи раскрыла свой веер и продолжала говорить, заслонившись им. — Мистер Росс лучше любого из тех прохвостов, которым твой отец позволял увиваться вокруг тебя и твоего состояния. Тебе понадобилось много времени, чтобы понять это. Знаешь, как нелегко мне было держаться вдали от вас, чтобы вы могли быть вместе?
— Тетя Ливи, — воскликнула Джорджиана с отчаянием в голосе, — если он так вам понравился, почему вы мне ничего не говорили?
— А ты бы послушала меня? О!
— Вот именно. И я думаю, что мистер Мередит сможет найти кого угодно. А теперь пойдем. Мы не можем позволить Трешфилдам одним приветствовать твоего отца. Не говоря уже о том, что они могут наговорить ему с три короба.
В задрапированной черным крепом гостиной они в течение нескольких минут вели неловкую беседу с Эвелином и Пруденс. Похожая на маленький футбольный мяч в своем огромном кринолине и траурном платье, Пруденс сияла в ожидании того момента, когда она сможет сыграть роль хозяйки для герцога Клермонтского. До этого момента она проводила много времени в своей комнате, горюя по Людвигу, однако приезд столь значительного гостя прогнал всю печаль из ее материнской груди. Она почти не заметила, как Даллас вошел в гостиную, что позволило Джорджиане отвести американца в сторону.
— Мистер Мередит, я хочу попросить вас об одной важной для меня услуге.
— Я в вашем распоряжении, мэм.
— Я должна немедленно найти мистера Росса, но не могу сделать это сама, пока мой отец находится здесь. Не сможете ли вы мне помочь?
— Сочту за честь прийти на помощь такой красивой женщине.
Джорджиана одарила его вымученной улыбкой.
— Вы, кажется, знаете довольно много о моих личных делах, сэр, поэтому в лести нет необходимости. Едва ли меня можно назвать изящной и хрупкой женщиной.
— У меня нет привычки говорить неискренние комплименты, мэм. Ну, а что касается изящества… — Даллас окинул ее насмешливым взглядом с высоты своего роста.
— Думаю, старина Ник должен радоваться, что наконец нашел женщину, которую не надо приподнимать для того, чтобы поговорить с ней.
— Простите, я не поняла.
— Дело в том, мэм, что мы с Ником примерно одного роста и нам совсем не нравится растягивать шейную мышцу в разговорах с миниатюрными дамами.
— Вы шутите, мистер Мередит?
— Возможно, лишь немного, мэм. Прежде чем она успела ответить, дворецкий объявил о приходе ее отца, и атмосфера в гостиной сразу стала напряженной.
Вошедший в гостиную Клермонт с ледяной сдержанностью кивнул хозяину и хозяйке и затем поздоровался со своей сестрой.
— Лавиния, я хочу поговорить с тобой.
— Пожалуйста.
— Наедине.
— Ах, перестань, Клермонт. Ты похож на епископа, увидевшего папу на ночном горшке.
Лицо герцога сморщилось, словно он почувствовал резкую боль в животе.
— Прекрасно, твои недостатки как компаньонки юной леди мы обсудим позднее.
Джорджиана вздохнула и посмотрела на Далласа.
— Началось, — прошептала она.
— Клермонт, — проговорила Лавиния вкрадчивым голосом, — мне нравится мистер Росс и я не позволю тебе вмешиваться в его отношения с Джорджианой. Веди себя учтиво, а не то я надеру тебе уши, как делала это, когда мы были детьми.
— Право, Лавиния, не тебе учить меня учтивости. Я позабочусь о том, чтобы Джорджиана вышла за порядочного молодого человека.
— О нет, — пробормотала Джорджиана. Дворецкий предупредил обострение спора, доложив, что обед подан. В то же время все услышали громкий гул, прокатившийся по холлу и. переместившийся в зал.
— Что это было? — спросил герцог.
— Кажется, это хлопнули парадные двери, — предположил Эвелин.
В тот же миг Джорджиана услышала громкий крик, усиленный мрамором и алебастром в холле.
— Клер-р-р-монт! — Джорджиана вскочила на ноги:
— Ник?
Дверь с шумом распахнулась от удара ноги, и в гостиную большими шагами вошел Николас Росс. Увидев графа, он остановился. Все, в том числе Джорджиана, посмотрела на него с молчаливым изумлением. На Нике была только грязная, разорванная рубашка, заляпанные грязью бриджи и сапоги. Он вспотел и запыхался от бега; лицо его было измазано грязью и кровью, волосы мокрые и потемневшие. В руке он держал пистолет.
Джорджиана первая пришла в себя и бросилась к нему. Положив руку ему на плечо, она вгляделась в его лицо, встревоженная его гневным выражением.
— Ник? — прошептала она.
Он посмотрел на нее, и выражение лица его на мгновение смягчилось.
— Привет, голубка, — сказал он ласково.
Герцог взирал на него, сцепив руки за спиной. Ник заговорил с ним с резким акцентом обитателя Ист-Энда.
— Чертов ублюдок, вы пытались меня убить, — произнес он со спокойствием, которое встревожило Джорджиану больше, чем гнев на его лице.
Герцог приподнял одну бровь:
— Напротив, если бы я пытался вас убить, вы были бы мертвы.
— О нет, вы не стали бы пачкать руки этим грязным делом, но вам не следовало поручать выполнить его этим глупым парням. — Ник дотронулся до пистолета у него за поясом. — Снид пытался перерезать мне горло. Он мертв.
Когда она услышала последние два слова, Джорджиане показалось, что она видит кошмар наяву. И чем больше она смотрела на раны Ника, тем большую тревогу она ощущала. Дотронувшись до своих рыжеватых волос, она оторвала взгляд от крови на его лице и посмотрела на герцога.
— Отец, о чем это он говорит и что с ним произошло?
— Ответьте ей, — резко сказал Ник. Герцог пожал плечами:
— Я велел задержать мистера Росса.
— Он велел своим парням неожиданно наброситься на меня и изувечить, проклятый трус.
Джорджиана с удивлением посмотрела на отца и покачала головой. Герцог не сводил глаз с Ника. Прежде чем она успела спросить его о подробностях, Ник осторожно убрал ее руку со своего плеча.
— На этот раз вам придется иметь дело со мной, Клермонт. — Он вытер кровь со щеки. — Снимайте ваш фрак и приготовьтесь к поединку.
— Я не дерусь с безродными сопливцами.
— Отец!
— Плохо, старина, — сказал Ник с ухмылкой, — потому что вам все равно придется драться, хотите вы этого или нет.
Встревоженная, Джорджиана вновь дотронулась до его руки и прошептала:
— Ник, не надо.
— Черт возьми, женщина, уже поздно волноваться и думать о хороших манерах.
Эвелин с гордым видом подошел к Нику:
— Послушайте, Росс, это уж слишком.
Не обращая внимания на Эвелина, Ник оглядел комнату, подошел к стенду возле камина и снял с него две шпаги. Одну он бросил герцогу, который поймал ее.
— Нет! — вскричала Джорджиана.
Даллас заговорил громким голосом, поскольку Пруденс и Эвелин бурно начали выражать свое неудовольствие.
— Ник, это не выход.
— Я займусь вами после того, как покончу с Клермонтом, — пообещал Ник.
Даллас посмотрел на него с удивлением:
— Займетесь мной?
— Можете не волноваться, — обратился герцог к Далласу. — Я не убью его.
Даллас пожал плечами:
— Я беспокоился за вас, ваша светлость.
— Вы оба остановитесь, — сказала Джорджиана. — Отец не подходите к нему с этой шпагой.
Ник посмотрел на Далласа, тот схватил Джорджиану и оттащил от противников.
— Отпустите меня, мистер Мередит.
— Извините, мэм, но я не могу это сделать. Джорджиана попыталась вырваться, но безуспешно.
— Мужчины! Вы все безумцы!
Ник и герцог начали кружить по комнате. Пруденс заохала и замахала руками. Эвелин, Лавиния и дворецкий отодвинули в сторону мебель. Герцог приблизился к Нику, размахивая шпагой.
— Это не займет много времени, — сказал он. — Потом вы сможете вызвать представителей власти, чтобы они арестовали этого молокососа, Трешфилд. Я удивлен, что вы до сих пор не сделали это.
В то же мгновение Клермонт сделал резкий выпад, стремясь нанести противнику страшный удар. Джорджиана вскрикнула, когда Ник отскочил в сторону и бросился на ее отца. Герцог в последний момент сумел увернуться от острого клинка Ника. Пораженная фехтовальным искусством Ника, Джорджиана закрыла рот рукой, боясь отвлечь его своим криком. Она бросила взгляд на Далласа, стоявшего с невозмутимым видом. В это короткое мгновение Джорджиана услышала, что отец ее чертыхнулся. Раздался высокий металлический свист, и Джорджиана увидела, что шпага Ника, скрестившаяся с клинком герцога быстро-быстро завращалась, еще через секунду шпага герцога вылетела из его руки и ударилась о стену. В тот же миг Ник приставил острие своего клинка к горлу Клермонта. У Джорджианы захватило дух, и даже Пруденс притихла, когда герцог поднял руки в знак того, что сдается.
Ник посмотрел на противника поверх клинка своей шпаги.
— Еще никому не удавалось ударить меня шпагой по голове и уйти безнаказанным.
— Я думаю, вы привыкните к этому, если учесть ваше низкое происхождение.
Джорджиана ахнула и рывком высвободила руку из цепкой хватки Далласа.
— Отец, как вам не стыдно.
Ник покачал головой, бросил на пол свою шпагу, сделал три шага вперед и ударил герцога кулаком в живот. Клермонт, захрипев, упал на колени. Лицо его налилось кровью. Он схватился за живот и закашлялся. Ник поставил подошву своего сапога ему на плечо и толкнул. Герцог сел на пол и застонал.
— Некоторым людям непременно нужно удостовериться во всем на собственном опыте, пусть и печальном — небрежно сказал Ник. — А теперь послушайте меня, ваша надменная светлость. Я не собираюсь жениться на Джорджиане, но не потому, что не устраиваю вас, а потому, что не хочу компрометировать ее и Джоселина. И если вы попытаетесь еще раз предпринять против меня что-либо, то я сверну вам шею.
— Жениться на мне? — воскликнула Джорджиана, подбежав к Нику. Все ее тело дрожало от волнения и гнева. — Это что, выходит вы дрались из-за меня?
— Разумеется, мы дрались из-за тебя, — сказал Ник.
— Я… Вы… Ах! — Джорджиана сжала кулаки и посчитала до десяти, однако это не помогло.
— Господи, как вы смеете, Николас Росс?
— Что смею? — спросил он.
Джорджиана остановилась и, выпрямившись во весь свой величественный рост, сказала:
— Теперь я понимаю. Вы единолично решили не жениться на мне, не поинтересовавшись, что я об этом думаю. Какая неслыханная дерзость! Вы за меня решили, как мне следует поступать. За меня решили, что для меня хорошо и что плохо, за кого я должна выходить и следует мне или не следует пренебречь мнением света. Но что меня особенно возмущает, так это то, что вы решили, будто у меня не хватит духу признать, что благородство, смелость, доброта и верность свойственны обитателям Сент-Джайлза не в меньшей степени, чем тем, кто живет на Гросвенор-сквер.
— Я только…
— Вы только решили за меня, какой должна быть моя дальнейшая жизнь, Николас Росс.
— Но…
— Но что, если меня не интересует мнение света, или отца, или кого-то еще, а только ваше мнение… и мое. Вам хоть раз приходило в голову спросить меня, что думаю об этом я?
— По правде сказать, нет.
— Я так и знала!
Ник с растерянным видом развел руками.
— Я был уверен, что догадываюсь, что вы обо мне думаете.
— Только не говорите, что вы можете читать мои мысли на расстоянии, — сказала Джорджиана. Неожиданно она почувствовала, что слезы сейчас хлынут из ее глаз. Она зажмурилась и заговорила тише: — Если бы вы потрудились попросить меня стать вашей женой, мистер Росс, то я ответила бы «да».
— В самом деле? — спросил Ник с недоверием в голосе.
— Нет, она не выйдет за вас, — сказал герцог, все еще сидящий на полу. — Я не допущу этого.
— Ах, замолчи, Клермонт, — сказала Лавиния.
Джорджиана не обратила внимания на их слова. С трудом сдерживая слезы, она прошептала:
— Но вы не попросите меня об этом, мистер Росс. И вы все еще не верите мне. Я не думаю, что вы мне когда-нибудь поверите, потому что, несмотря ни на что, вы продолжаете считать, что я ничем не отличаюсь от всех остальных недалеких светских дам. Вы сноб, Ник. Вы просто сноб.
Джорджиана вдруг снова представила всю свою жизнь без Ника, одинокую, безотрадную, наполненную мучительным сознанием невосполнимой утраты. Издав сдавленный жалобный крик, она выбежала из комнаты. Она услышала, что Ник позвал ее, и побежала не разбирая дороги. Она раскрыла ему свои самые сокровенные чувства и теперь ей было страшно. Миновав зал, она открыла парадную дверь и выбежала в ночь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Помолвка - Робинсон Сьюзен

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Помолвка - Робинсон Сьюзен



Чудаки эти английские аристократы. Сумасшедшая старая леди бегает по поместью с мушкетом, а все твердят: Тетушка Августа безобидна. Но за то она прострелила лоб главному злодею, хотя и он был тоже сумасшедшим. И это единственно интересное, что было в этом романе.
Помолвка - Робинсон СьюзенВ.З..66л.
10.11.2014, 11.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100