Читать онлайн Леди смелость, автора - Робинсон Сьюзен, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди смелость - Робинсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди смелость - Робинсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди смелость - Робинсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинсон Сьюзен

Леди смелость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Воздух в покоях новобрачных был пропитан запахом свечей, роз и жимолости. Последняя свеча, догорев, погасла, и комната погрузилась в полную темноту. Повсюду - на кресле, комоде, пустой кровати - была разбросана одежда. Нора сидела скрючившись в углу комнаты подальше от окруженного пологом места своего унижения, душевной пытки и крушения надежд. Ее густые волосы были собраны в узел, сама она завернулась в покрывало и прижалась к стене.
Она совсем обессилела. Состояние душевной агонии, в котором она пребывала, сменилось полной апатией, спасительной сейчас прострацией и лишь на периферии сознания еще пульсировала боль. Постепенно она начала воспринимать звуки и, услышав скрипы и шорохи, обычные в любом доме ночью, подумала, что он вернулся, и съежилась еще больше. Выйдя из оцепенения, она вновь обрела способность чувствовать, и на нее накатила новая волна отчаяния.
Еще она испытывала страх. Страх больший, чем когда на них напал Черный Джек со своей шайкой. Больший, чем когда отец хотел заставить ее выйти замуж за Персиваля Флегга. Лорд Монфор ненавидел ее. Должно быть, она утратила разум, вообразив, что он желает ее.
Его слова подтвердили ее тайные опасения. Теперь она не сомневалась, что не заслужила того, к чему больше всего стремилась. Убедившись в собственной никчемности, увидев себя его глазами, она утратила всякую надежду.
Одна смерть могла принести облегчение, в котором Нора нуждалась. В какой-то момент ночью, перестав плакать, она даже обыскала комнату, пытаясь найти что-нибудь, чем можно было бы покончить с собой. В одном из ящиков комода она обнаружила кинжал, даже приставила его к груди, но довести дело до конца у нее не хватило решимости. Поняв, что она слишком труслива для того, чтобы покончить с собой, она испытала едва ли не самую великую муку за всю эту злосчастную ночь.
Нора изменила позу. Бедро у нее затекло, спина ныла, во рту пересохло, глаза щипало. Странно, что эти мелкие неудобства занимали ее после того, как умерла любовь.
Но все же ощущение дискомфорта заставило ее выбраться из своего угла. Выпрямившись, она почувствовала, что все тело у нее одеревенело. Придерживая на себе покрывало одной рукой, а другой подобрав волочащийся по полу его конец, она сделала несколько медленных неуверенных шагов, не отдавая себе отчета, куда идет, и застыла в середине комнаты. Из соседней спальни донеслись голоса. Слуга лорда Монфора пришел пожелать доброго утра своему господину. Ночь кончилась для всех, кроме нее.
Что же ей делать? Он ненавидел ее, но это была ненависть по недоразумению. Если бы только она могла убедить его в том, что неповинна в предательстве. Возможно, он не любил ее, пусть даже не испытывал к ней ни малейшей симпатии, но тогда он по крайней мере не стал бы насмехаться над ней и унижать ее. Но она не могла предать Сесила и принцессу Елизавету. И все же ей надо попытаться убедить лорда Монфора в своей невиновности. Но для этого необходимо встретиться с ним лицом к лицу, а это было выше ее сил.
Размышляя таким образом, Нора умылась и надела платье, которое нашла в гардеробной, расположенной рядом со спальней. Все ее тело было покрыто синяками и кровоподтеками, а так как она не хотела, чтобы мужчина, называвший себя ее мужем, застал ее обнаженной, она сумела в конце концов приладить тяжелое платье так, что оно без морщин легло на нижнюю юбку. Парчовая юбка расходилась от талии в форме буквы Л, открывая шелк и кружева нижней юбки. Она застегивала на талии пояс с ароматическими шариками, когда в комнату, перешептываясь, вошли три служанки, принесшие воду и полотенца Девушки остановились, глядя на нее в изумлении.
– Вы уже оделись, миледи? - - проговорила наконец одна.
Ответить Нора не успела, так как в дверях появился ее отец. Бросив быстрый взгляд на Нору и не обратив внимания на служанок, Вильям прошествовал к кровати и уставился на смятые простыни.
– Ну что, погонял он тебя?
От этого замечания к горлу у нее подступила тошнота, и она прижала пальцы к губам. Вильям рылся в одежде и простынях, высматривая пятна крови.
– Прекрасно, - отыскав испачканную кровью простыню, он стащил ее с кровати. - Теперь я спокойно могу ехать домой.
Он направился к выходу, не удостоив ее больше взглядом. Служанки перешептывались между собой, но Норе было все равно. Ее отец ушел, убедившись, что его цель достигнута, ушел, как уходит купец с места заключения сделки.
Где- то внутри нее словно открылся глубокий пустой колодец. Комната исчезла, и она почувствовала, что проваливается в небытие, в пустоту, но вдруг услышала, как в этой мрачной пустоте кто-то произносит ее имя. Вздрогнув, она пришла в себя и увидела, что служанки уходят.
– Нора!
Это был лорд Монфор. Она приподняла юбки, собираясь убежать, но не успела сделать и шагу, как он уже был в комнате. Взгляд фиалковых глаз, казалось, пронзил ее насквозь, и она стала отступать перед приближавшимся к ней мужем. Сейчас место Кита, подвергнувшего ее столь тяжкому унижению, вновь занял неистовый и властный лорд Монфор.
– Спускайся вниз, - приказал он. Нора продолжала пятиться от него, пока не уперлась в стену. От ужаса она лишилась дара речи. Лорд Монфор подошел к ней почти вплотную; она ощутила жар, исходивший от его тела, и кипевшую в нем ярость. Казалось, ярость овладевала им от одного ее вида. Она не ответила и не двинулась с места. Глядя ей прямо в глаза, он улыбнулся, и рука его потянулась к завязкам гульфика.
– Я сказал тебе идти вниз. - Сильные пальцы дергали за шелковые завязки.
Угадав его намерение, она сорвалась с места, переполненная отвращения. Она бежала через пустые комнаты, не замечая ничего вокруг, и увидела Иниго лишь после того, как наступила ему на ногу.
– О Господи, ты чертовка. Имей жалость к моим ногам.
Он поддержал ее за локоть, но она отшатнулась от него, уловив в его голосе злобу. Этот человек тоже ее ненавидел.
– В чем дело? - послышался голос лорда Монфора.
Нора подпрыгнула при звуках этого голоса и обернулась. Он шел к ним, все еще перебирая свои завязки. Иниго указал на нее кивком головы.
– Господин просит прийти вас обоих. Хочет повидать любимую жену своего сына.
– Нет.
– Кит, он знает, что ты здесь наверху. Ты же знаешь, какой он, не успокоится, пока не убедится, что все вокруг довольны. Дворецкий идет, чтобы отвести к нему тебя и маленькую предательницу.
– О черт, - пробормотал сквозь стиснутые зубы Монфор и, повернувшись к Норе, схватил ее за руку.
Она вскрикнула от боли, но он, не обратив на это внимания, притянул ее поближе и прошипел:
– Тебе придется притвориться перед моим отцом. Мы любим друг друга. Нам хорошо и радостно вдвоем, мы без ума от счастья. И ты, сучонка, моя верная преданная жена и души во мне не чаешь. Дай только моему отцу повод для огорчения, и я заставлю тебя пожалеть, что ты не вышла замуж за Флегга.
Нора кивнула. Этого было достаточно, и он тут же поволок ее за собой через весь дом в покои графа.
Задержавшись в прихожей, он привлек ее к себе и, обвив рукой ее талию, внезапно наклонился к ее лицу. Прижав рот к ее рту, он принялся с силой сосать ее губы.
Охваченная страхом, Нора извивалась, пытаясь вырваться, и издавала какие-то приглушенные звуки. Ей уже начало казаться, что она вот-вот потеряет сознание от страха, но тут он отпустил ее. Она сделала несколько глубоких вздохов, стараясь восстановить дыхание. Рядом с собой она отчетливо слышала тяжелое дыхание Кристиана, но видела все вокруг словно сквозь какую-то дымку.
– Ну вот, теперь ты больше похожа на познаевшую любовь новобрачную, а не на испуганного утенка, - сказал ее муж.
Крепче обняв ее за талию, он ввел Нору в комнату своего отца. В голове у нее был такой сумбур, что она не услышала приветствия графа и опомнилась, только когда лорд Монфор отошел от нее и, подойдя к кровати отца, опустился перед ней на колени. Она увидела как он поцеловал графу руку и улыбнулся сияющей улыбкой. Прежде чем она успела удивиться этой внезапной перемене, он уже снова был рядом с ней, подталкивая ее вперед.
– Нора, отец обращается к тебе.
– Не вмешивайся, упрямец, - сказал Себастьян. - Я и без тебя вижу, что она смущена. Дай мне твою руку, Нора.
Нора протянула руку, и граф взял ее в свою.
– Ты хорошо себя чувствуешь? - спросил он.
У Норы страшно болели губы, но, опустив глаза, она тихо проговорила.
– Да, милорд.
Граф потрепал ее по руке.
– Смущение и неловкость скоро пройдут, моя дорогая. Но предупреждаю, не позволяй Кристиану командовать, не балуй его полной покорностью. Ему нужна узда.
– Сир… - начал сын.
– Не возражай, - перебил его граф. - Я долгие годы пытался приструнить тебя, я знаю, что для тебя лучше. Теперь садитесь. Я приказал, чтобы завтрак принесли сюда. Потом вы оба сможете вернуться в свое гнездышко. Я всех отослал под предлогом своей болезни, и нам никто не помешает.
Лорд Монфор нежно усадил Нору в кресло, а сам стал сзади, беседуя с отцом. Нора попыталась следить за их разговором, но стоило Монфору положить руку ей на шею, как она переставала воспринимать что бы то ни было. Она сжалась и хотела было встать, поняла, что он не даст ей этого сделать. Он поглаживал ей шею и, глядя на них со стороны, любой счел этот жест проявлением страстной влюбленности. Даже Себастьян, судя по его улыбке, был убежден в этом. И только Нора знала, что ее муж с радостью задушил бы ее, будь у него такая возможность.
Перед ними поставили различные кушанья, и Нора попыталась поесть. Вообще-то мысль о еде была ей противна, но, поймав яростный взгляд лорда Монфора, наблюдавшего, как она бесцельно крутит в руке нож, она принялась откусывать кусочки хлеба. Казалось прошли часы до того, как граф отпустил их, и она, наконец, снова вышла в прихожую. Кристиан схватил ее за руку повыше локтя и опять поволок через весь дом в крыло для новобрачных.
Оказавшись в спальне, Кристиан оттолкнул Нору от себя, так что она даже споткнулась. Она поскорее зашла за кресло, отгородившись им от Кристиана, но он не обращал на нее никакого внимания. Он расхаживал взад и вперед по комнате, бормоча про себя:
– Он слишком хорошо меня знает. Раньше или позже он заподозрит неладное. - Он остановился, постукивая пальцами по рукоятке кинжала. - Ему стало лучше, он уже не такой бледный.
Нора настороженно наблюдала за мужем, но он, казалось, забыл о ней. Выскользнув из-за кресла, она крадучись направилась к двери.
– Вернись.
Она ускорила шаг.
– Я сказал вернись. Если мне придется догонять тебя, я сделаю это с хлыстом.
Она остановилась как вкопанная, сжав трясущиеся руки, затем повернулась и сделала шаг по направлению к Монфору. Он смотрел на нее с тем особым выражением отвращения, которое, казалось, было припасено у него специально для нее, и ей потребовалось собрать все свое жалкое мужество, чтобы подойти и встать перед ним. К ее огромному облегчению, он не дотронулся до нее.
– Мы уезжаем, - сказал он. - Начинай собираться сейчас же, но не зови служанку.
– Но…
– Послушание, - перебил он. - Ты будешь слушаться, или же мне запихнуть тебя в ящик и вывезти из Лондона в повозке?
– Н… н… но
– Отвечай мне. Ты будешь слушаться?
– Да, - увидев его приподнятую бровь, она быстро поправилась. - Да, милорд.
Он отошел от нее.
– А как же быть с Артуром, - сказала она в спину. Пожалуйста, Господи, сделай так, чтобы осталась совсем одна.
– Щенок останется здесь и будет прислуживать моему отцу.
– О, пожалуйста…
– Или я вышвырну его на улицу.
– Нет, - она умоляюще вытянула руку.
– Значит, мы понимаем друг друга. Ты не будешь мне противоречить, и я позволю мальчишке остаться в доме отца.
Он ждал ответа. Нора поборола желание убежать и спрятаться и, обхватив себя за талию обеими руками, проговорила:
– Да, милорд, мы прекрасно понимаем друг друга.



***



Кристиан шел по пыльной тропинке, таща за собой огромный мешок и стараясь не думать о двух прошедших днях. Он полагал, у него хватит ненависти делать то, чем он не занимался уже годами. Но оказалось, что это не так.
Тяжелый мешок волочился за ним, задевая по ногам, мешая идти. А для его души такой же тяжестью был его гнев на Нору, который не отпускал его ни на минуту, грозя свести с ума. Подобно мешку бродячего торговца, его жена таила в себе множество фальшивых, но оттого не менее желанных сокровищ. Он был обречен на муку, страстно желая обладать этими сокровищами даже тогда, когда рассудок повелевал выбросить их в первый попавшийся ночной горшок.
Прикосновения к ней ввергали его в ад. Он позволил себе плениться ее кроткой натурой, он вознесся в рай, обладая ее телом, забыв даже о ее двуличии. В физической близости с нею он нежданно-негаданно нашел утешение, бухту, в которой можно укрыться от невзгод, радоваться, шутить, наслаждаться. Боже милостивый, ему еще предстоит изгнать из ума и сердца представления и ощущения, связанные с Норой Бекет - аромат роз и жимолости, розовые губы, бело-розовая кожа. Исцелением от этого наваждения б лишь память о том, что его отец едва избежал смерти. Мысли о случившемся с отцом преследовали его, язвя и терзая. Они разъедали душу даже в те моменты, когда его плоть, его чресла охватывал огонь при одном лишь воспоминании о теле Норы.
Кристиан остановился. Мешок ударил его по ногам, и он в сердцах лягнул его.
О Господи! Он прижал кулаки ко лбу. Эти противоречивые желания грызли ему сердце, жалили, как змеи. Кулаки разжались, руки соскользнули со лба, прикрыв рот. Невидящими глазами он вглядывался в лесную тропинку.
Я ненавижу и люблю… и смертельно томлюсь.
Очертания деревьев вдруг стали расплываться у него перед глазами, и Кристиан закрыл глаза. Он подставил лицо ветру, вслушиваясь в потрескивание веток. Эти звуки напомнили ему о годах, которые он провел, скрываясь в лесу, ведя борьбу за выживание, за освобождение от рабства. Когда он снова открыл глаза, они уже были сухими.
Тропинка петляла по лесу, и после очередного поворота он снова остановился. Отсюда ему были видны ворота в стене. Они вели на задний двор дома, в котором на положении гостьи-узницы находилась Елизавета.
Закинув мешок за спину, он поправил капюшон своего латаного-перелатанного плаща и направился к стоявшим у ворот стражникам. Один из них зевал, Другой отгонял от себя мух. При его появлении оба насторожились.
Кристиан ухмыльнулся. Деревенская жизнь была деревенской жизнью, в какой бы части Англии ты ни находился. Монотонность этой жизни, когда один день похож на другой как две капли воды, нарушали лишь нечастые праздники да ярмарки; остальное время жители пребывали в своего рода умственной спячке. Естественно поэтому, что приход бродячего торговца с городскими товарами, новыми балладами и последними сплетнями вызывал ажиотаж даже в домах знатных господ. Кристиан поднял руку в знак приветствия и нараспев затянул обычную для бродячего торговца присказку.
– Что вам угодно? Что вам угодно, мои ребятки? У меня есть прекрасные тонкие рубашки и сорочки, мягкие перчатки и шелковые пояса, изящные расчески и зеркальца, которые растопят сердце вашим милым.
Оба стражника заулыбались, и один открыл перед Кристианом ворота. Он проскользнул внутрь, скликая слуг, служанок, горничных, поваров; его сразу же окружили переговаривающиеся, смеющиеся люди. Кристиан с преувеличенной торжественностью поставил мешок на землю и отвесил всем поклон.
– Чего желаете, милые девушки? Подходите и покупайте, подходите и покупайте, пока я не ушел со своим товаром.
Во дворе продолжали скапливаться возбужденные слуги. Кристиан демонстрировал им маски, которые надевают, выходя из дому, душистую воду, нитки, булавки, кружева, корсажи, золотые браслеты. Он как раз тряс алой лентой перед молочницей, когда окно на одном из верхних этажей с треском распахнулось и из него вылетела ваза. Кристиан едва успел отскочить в сторону, и ваза разбилась о камни у его ног. Раздался низкий женский голос:
– Что, черт возьми, там у вас за шум, что за гам?
В окне появилось бледное лицо, обрамленное золотисто-рыжими волосами, и всех покупателей Кристиана как ветром сдуло. Остались только два стражника, попытавшиеся спрятаться за свои пики.
– Эй, торговец, - крикнула женщина, - убирайся отсюда.
Кристиан отвесил низкий поклон и взмахнул рукой.
– Прекрасные кружева и золотые флаконы с благовониями для миледи, - заговорил он льстивым' тоном торговца. - Ленты всех цветов радуги и диковинные пряности.
– Стража, вздуйте его за наглость и вышвырните вон, - рыжая голова исчезла.
– Засахаренные фрукты.
Голова снова появилась.
– Восточные сладости, миледи. Фиги с медом и персидским вином, сладкие марципаны, вишни, пропитанные сиропом с пряностями из Греции и Турции, миндальное печенье.
– Приведите его ко мне немедленно.
Кристиана ввели в дом; в руках он все еще держал разные побрякушки. Несколько пожилых мужчин в бархатной одежде стояли перед входом в покои дамы. Один из них поднял руку, останавливая стражников.
– Обыщите его.
Грубые руки принялись ощупывать его тело, и Кристиан воплями выражал свой протест, пока один из стражников не стукнул его как следует. Его товары тоже осмотрели и сложили обратно в мешок. Стражник втолкнул его в прихожую, захлопнул за ним дверь я запер ее. Фрейлина, похожая на испуганную кошку, поманила его за собой.
– Быстрее. Шум, который вы подняли, вывел Ее высочество из себя. Она запустила в меня книгой.
Кристиан поспешил за женщиной в будуар принцессы. Елизавета отвернулась от окна, когда он вошел. Он поклонился и поставил на пол свой мешок. Не произнося ни слова, Елизавета обошла вокруг Кристиана, внимательно рассматривая запыленную кожаную куртку и поношенные штаны, обтягивающие бедра.
– Нищий торговец, - заговорила она наконец. - Бродячий разносчик товаров с языком Иуды и повадками шлюхи. Твои сласти должны быть много лучше тебя самого, иначе я прикажу посадить тебя в колодки.
Кристиан достал из мешка коробку из слоновой кости.
– Ах, госпожа, скромные засахаренные фрукты, хранящиеся в этой коробке, все равно не могут соперничать по сладости с Вашим высочеством.
– Чума тебя забери. Давай их сюда.
Кристиан обеими руками протянул ей коробку. Принцесса взяла ее и уселась на кресло с высокой спинкой. С улыбкой подняв крышку, она достала цукат и сунула его в рот. Разжевывая цукат, она продолжала внимательно наблюдать за торговцем, затем, оторвавшись на миг от цукатов, потребовала, чтобы он показал ей и другие товары. Фрейлина принцессы взвизгнула от восторга при виде золотого флакончика с ароматическими шариками, и Елизавета запустила в нее подушкой.
– Убирайся, глупая женщина. От твоего визга у меня будет сердечный приступ или меня вырвет.
Фрейлина пискнула и засеменила к двери. Наступило молчание. Елизавета сунула в рот еще одну фигу, повертела в руках флакон с благовониями и все еще с набитым ртом обратилась к Кристиану.
– Один из драгоценных камней на моем башмачке еле держится. У тебя есть шелковая нитка сизого цвета?
– Да, милостивая госпожа.
Елизавета встала и, подобрав юбки, поставила ногу в бархатной туфельке на кресло.
– Сейчас же укрепи его.
Встав на колени у ног принцессы, Кристиан осторожно взялся за туфельку. Елизавета вынула из нее ногу и наступила ему на руку. Затем прошептала, оглядываясь вокруг.
– Твои штаны в обтяжку тебе больше к лицу, чем плащ, мой беспутный рыцарь.
Кристиан растопырил пальцы под ногой принцессы, продолжая смотреть вниз.
– Известный вам кавалер все еще во Франции, и от него нет никаких известий. Король Филипп выговаривает королеве за то, что она отказывается решать вопрос о наследовании. Совет не дает ей покоя ни днем ни ночью, требуя, чтобы она объявила вас наследницей престола, хотя кое-кто направил прошение королеве Шотландии.
– Она называет меня незаконнорожденной, моя дорогая кузина Мария Шотландская. - Елизавета убрала ногу и уселась в кресло. - Она навлечет на Англию войну, и английский народ окажется под господством французов.
Кристиан присел на корточки и достал иголку с ниткой.
– Ваше высочество, я подсчитал количество ваших сторонников, вернее, я уже сбился со счета, так их много.
Елизавета ударила кулаком по подлокотнику кресла.
– Какой мне от них прок, если сестра успеет убить меня, прежде чем сама умрет.
– В связи с этим я и пришел, Ваше высочество. У меня есть сведения, что испанцы изменили свою позицию. Они решили, что ненавидят вас меньше, чем французов, и для них предпочтительнее, чтобы на английский трон села просто слабая молодая женщина, а не молодая женщина, имеющая мужем будущего короля Франции.
– Откуда ты это узнал?
Воткнув иголку в бархатный башмачок, Кристиан ответил:
– От д'Атеки.
– И каким же образом ты убедил его обнажить перед тобой что-то кроме своего тела?
– Я бросил ему наживку помоложе, и он попытался заглотить ее. Но пока он к ней подкрадывался, мысли его только этим и были заняты, а язык работал сам по себе.
Последовала пауза. Елизавета барабанила пальцами по подлокотнику кресла, Кристиан орудовал иглой, прислушиваясь к малейшему шороху, который мог бы свидетельствовать о приближении посторонних.
– Чем хуже ей становится, - заговорила наконец Елизавета, - тем больше придворных покидают двор и присягают на верность мне. Если она прослышит об этом, она может потерять тот разум, который у нее еще остался, и убить меня.
– Филипп не допустит этого.
– Может быть.
– А ваши тюремщики, по-моему, больше боятся вас, чем вы их.
Елизавета улыбнулась, а потом, откинув голову, громко расхохоталась.
– Клянусь Богом, Кристиан, мне надо взять с тебя клятву, что ты будешь защищать и утешать меня.
– Ваше высочество, мне прекрасно известно, что в ваших жилах течет кровь предка с душой льва. Вы разгоните этих кроликов, которыми они вас окружили.
Откусив нитку, Кристиан встал перед принцессой на колени, надел туфельку ей на ногу и поцеловал руку.
Но когда он попытался поднятья, она положила руку ему на плечо, удерживая на месте. Она внимательно вглядывалась ему в лицо.
– Ты собрался сыграть роль привидения, мой беспутный рыцарь? Я вижу боль в этих фиалковых глазах, которые раньше всегда искрились смехом и озорством.
– Пустяки, не стоящие вашего внимания, Ваша светлость.
Взяв его за подбородок, она приподняла ему голову и заставила посмотреть на себя.
– Я мало кому могу доверять и не могу позволить себе терять этих людей. Ты в беде.
– Боннер пытался покончить со мной.
– Но это ему не удалось, и потом, из-за Боннера ты бы не потерял аппетит. Клянусь кровью Христовой, непозволительно так относиться к своей плоти. В чем дело? Быстро говори мне, а то скоро вернется моя фрейлина.
Кристиан тяжело вздохнул, и плечи его поникли
– Я взял себе жену, Ваше высочество.
– Черт возьми, ради чего ты это сделал?
– Она шпионила в пользу врага. И она чуть не убила моего отца.
– Кто она?
– Нора Бекет.
Елизавета покачала головой.
– Лжешь. Ты и эта мышка Нора Бекет. Нора и Кит. Невозможно. Вдобавок она никому не может причинить зла. Ты что-то напутал, мой мальчик.
Закатав рукав до локтя, Кристиан обнажил руку, на которой тянулся длинный шрам.
– Это знак ее любви ко мне. У меня их несколько, и моего отца она тоже пометила - кинжал в спину, чудом не попавший в сердце.
Елизавета провела по шраму длинными пальцами, и Кристиан вздрогнул.
– Предательство не доставляет особых страданий, если нет любви, - сказала она. - Я всю свою жизнь прожила, балансируя на краю обрыва, сомневалась, плела интриги. Я научилась разбираться в людях. Нора - воплощение доброты и невинности. Я высоко ценю эти два качества, хотя и не обладаю ими сама.
– Я ее ненавижу.
– Знаю. - Елизавета замолчала, прислушиваясь к женским голосам в соседней комнате. - Они возвращаются. Послушай меня, мой дикарь. Ничего не предпринимай, пока не посоветуешься с нашим общим другом. Он узнает правду.
– Как пожелаете, Ваше высочество.
Кристиан поцеловал руки Елизаветы и занялся своим мешком. Он заталкивал в него товары, когда в комнату вошли фрейлины и стражники. Его вывели на задний двор, где его вновь окружили слуги. Лишь спустя несколько часов он вышел за ворота и притворился, что направляется в соседнюю деревню.
Энтони- Простофиля ждал его в лесу с лошадью и чистой одеждой. Кристиан бросил гиганту мешок и скинул залатанный плащ.
– Мы отвезли ее в Фале, - объявил Энтони, предваряя вопрос Кристиана, - и это не слишком ее обрадовало.
– А мои гости?
– Большинство тоже уже там. Саймон Спрай, Иниго со своими людьми, Мег и ее шлюхи.
Кристиан накинул на плечи черный плащ и застегнул серебряную пряжку. Затем подтянул пояс и поправил ножны с мечом.
– А мой отец?
– Сегодня ходил по своей комнате. Шлет тебе свою любовь.
Взяв из рук Энтони поводья, Кристиан вскочил на лошадь. Из кошеля, притороченного к поясу, достал запечатанное письмо и вручил его слуге.
– Отвези это графу и возвращайся ко мне в Фале. И помни, ни слова о нашей милой предательнице. И перестань отшатываться от меня, дурак. Я не тебя собираюсь наказывать.
– Мы все дрожим и трясемся перед тобой в эти дни, все твои верные вассалы и все шлюхи.
– Скажи на милость, вы же не грудные дети.
– Нет, Кит. Каждый из нас обязан тебе жизнью. Мы рады отплатить тебе чем можем за твою заботу. Просто мы все уже видели, как ты умеешь мстить, и нам жаль молодую леди.
Энтони едва успел уклониться от удара хлыстом.
– Жаль! - заорал Кристиан. - Жаль, вот как? Вы отца моего должны жалеть. Она устроила ему ад, да и мне тоже. Говорю тебе, я своими глазами видел, как уходила из него жизнь, зная, что он страдает по мое вине. - Лошадь, обеспокоенная свистом хлыста и громким голосом Кристиана, пританцовывала на месте. Он успокоил животное, не отводя взгляда от Энтони. - Запомни, я не хочу больше слышать причитаний по поводу моей суки-жены и ее тяжелой судьбы. Любому, кто осмелится хотя бы посмотреть на нее с участием, я вырву глаза.
Кристиан пришпорил коня и умчался прочь, оставив Энтони-Простофилю глотать поднятую копытами пыль и приходить в себя после взрыва хозяйского гнева.
Никто не остановит его, сказал себе Кристиан. Он не будет слушатъ нытья слабаков и глупцов. Душа его жаждала мести, и он отомстит, отомстит, несмотря на протестующий внутренний голос. Он не будет слушать. Слушать - значит потакать собственной слабости, а он давно поклялся себе, что никогда больше не поддастся слабости.





Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди смелость - Робинсон Сьюзен

Разделы:

12345678910111213141516171819202122

2 3242526


Ваши комментарии
к роману Леди смелость - Робинсон Сьюзен



Очень интересный роман!советую всем,не пожалеете
Леди смелость - Робинсон СьюзенKlara
5.10.2011, 21.57





Классный роман, и вся эта серия увлекательна и интересна. Всем советую!!!
Леди смелость - Робинсон СьюзенВиктория
5.08.2012, 22.48





Интересный роман, читайте.
Леди смелость - Робинсон СьюзенКэт
23.10.2014, 8.04





Классный роман! Читайте, не сомневайтесь! Скачивайте и читайте!
Леди смелость - Робинсон СьюзенОльга
30.11.2014, 22.43





Мой самый любимый роман.. и к сожалению единственно хороший у автора. Очень рекомендую,не пожалеете.. радует что гг наконец обычная девушка.. а то от всех этих роковых красоток тошнит...
Леди смелость - Робинсон Сьюзенэхо
25.02.2015, 17.36





Мой самый любимый роман.. и к сожалению единственно хороший у автора. Очень рекомендую,не пожалеете.. радует что гг наконец обычная девушка.. а то от всех этих роковых красоток тошнит...
Леди смелость - Робинсон Сьюзенэхо
25.02.2015, 17.36





Полностью согласна с комментарием эхо от 25.02.2015. Я этот роман нашла впервые в библиотеке городской и прочла его аж 4 или даже 5 раз.
Леди смелость - Робинсон СьюзенРомантик
29.06.2015, 5.37





Полностью согласна с комментарием эхо от 25.02.2015. Я этот роман нашла впервые в библиотеке городской и прочла его аж 4 или даже 5 раз.
Леди смелость - Робинсон СьюзенРомантик
29.06.2015, 5.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100