Читать онлайн Леди неукротимость, автора - Робинсон Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди неукротимость - Робинсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди неукротимость - Робинсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди неукротимость - Робинсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинсон Сьюзен

Леди неукротимость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

Алексис стоял неподвижно, сжимая руку незнакомой ему женщины. Ветер дул ему прямо в лицо, но не мог остудить пылающих щек. Он отпустил женщину, стараясь овладеть собой. Офелия была мертва, а он не чувствовал ничего, что напоминало бы горе. Война отняла у него способность чувствовать, и ему было стыдно за это.
Сейчас он держал себя в руках лишь немногим лучше, чем в те ужасные дни, когда он вернулся из Крыма, а Фальк стоял у него за плечами и открыто приглашал эту семью горных козлов в его дом. Ему хотелось закричать всем им, что погибшая женщина была его любовницей и ему не хочется, чтобы ее семья со своим горем вторглась в его и без того угрюмое жилище. Фальк поспешил прийти ему на помощь.
— Мой кузен едва оправился от ран, полученных на войне. — Фальк склонился к тяжело дышащей тетушке Эмелайн и пожал ей руку. — Боюсь, он очень переутомился, и поэтому его манеры оставляют желать лучшего. С вашего позволения я прослежу за вашим переездом.
Пока Фальк говорил, Алексис наблюдал за молодой женщиной, которая стояла перед ним и качала головой. Ему следовало бы извиниться, что он принял ее за прислугу, сказал он себе.
— Мисс, я не знаю, как вас зовут. Леди повернулась к нему, и Алексис увидел пару золотисто-карих глаз, которые смотрели на него.
— Меня зовут Кейтрин Энн Грей.
— Да. Мисс Грей. Леди Офелия упоминала, что вы и ваша мать гостите у нее. Мне очень жаль, что это случилось с вашей кузиной.
— Действительно.
Почему она смотрит на него так, будто бы он был одной из тех мерзких тварей, которых можно найти, если перевернуть сгнившее бревно?
— Мой кузен прав. Некоторое время Мэйтленд Хауз будет непригоден для обитания.
— Милорд, даже закопченный и обуглившийся, этот дом намного удобнее, чем пустыня Карсона или холщовая палатка в Сан-Франциско под зимним дождем. Я справлюсь с неудобствами.
Неожиданная холодность Кейт заставила Алексиса впервые за все это время внимательно посмотреть на нее. Она была маленькой, хрупкой девушкой. Она едва доставала до его плеча. Ее мокрые волосы прилипли к ее голове и спине, но даже в темноте можно было различить их медный отблеск. Она сжимала промокшее одеяло, кутаясь в него, и он видел тонкие голубые прожилки на бледной коже ее рук.
Они изучали друг друга взглядами, как два рассерженных кота, и Алексис почувствовал, как растет его интерес к этой девушке. Где, черт возьми, находится пустыня Карсона? И что эта молодая леди там делала? И самое важное, как бы она выглядела, не будучи промокшей и испачканной сажей?
— Что вы сказали?
— Мы отправимся в деревенскую гостиницу.
— Вы имеете в виду гостиницу «Королева шотландцев»? Ее не ремонтировали со времен Реставрации. И как бы то ни было, это не то место, где могут жить дамы.
— Вы бы удивились, если бы узнали, в каких местах оказываются леди, когда им приходится это делать.
Алексис выпрямил плечи и одарил беспокойную маленькую персону, стоящую перед ним, одной из своих улыбок «хозяина замка».
— Позвольте мне самому решать, что приличествует дамам, находящимся под моей защитой. Вы, ваша мать и леди Эмелайн будете моими гостями.
Он поклонился и удалился прочь прежде, чем она смогла что-то сказать. Он услышал, что она сделала шаг ему вслед, и пошел быстрее. Де Гранвиль вошел в дом и присоединился к группе мужчин, спасавшей имущество Мэйтленд Хауза, прежде чем решительная мисс Грей смогла что-либо возразить.
Переезд занял довольно много времени, и он добрался до своей постели, когда уже начало светать. Его тело ныло от перетаскивания тяжестей, а легкие болели оттого, что он надышался дымом, но он крепко уснул, и ему не снились ни кровь, ни мертвецы. Это был неожиданным благодеянием.


Он проснулся, когда светило позднее послеобеденное солнце. Он сидел на кровати, подперев голову руками, когда в комнату вошел Мередит с чаем. Он не пытался даже узнать, как этот человек догадывается, что он уже проснулся. Алексис сидел с закрытыми глазами, когда Мередит поставил поднос возле кровати.
— Чай, господин полковник.
— Мередит, пожалуйста. Я ушел в отставку неделю назад.
— Извините, милорд. Привычка.
Мередит поставил чашку и блюдце так, что Алексис мог почувствовать запах разливаемого чая. Де Гранвиль сделал глубокий вдох и превратился в человека. Почти. Не отрывая глаз, он поискал рукой чашку. Мередит дал чашку ему в руку и направил ее ко рту. Алексис выпил обжигающую жидкость.
— Спасибо. Сейчас я могу разговаривать.
Эти слова были сигналом для камердинера помочь Алексису начать день. Он взял полосатый шелковый халат.
— Эти женщины, — сказал Алексис.
— Леди Эмелайн, миссис Грей и мисс Грей.
Алексис кивнул и посмотрел в зеркало для бритья. Впервые за много месяцев его ожидает нечто иное, подумал он, помимо выполнения долга, даже если это всего лишь неприятная необходимость расстроить матримониальные планы молодой леди и ее матери.
— Она встала и гуляет по дому? — спросил он.
— Которая из них, милорд? — Мередит взбивал крем для бритья щеточкой с серебряной ручкой.
— Мисс Грей, разумеется.
— Мисс Грей встала час или два назад, милорд. Она попросила экономку показать ей замок, но где она сейчас, я не знаю.
— Наверное, я надену новую визитку. И черный шелковый галстук и что там еще необходимо. Знаешь, леди Офелия погибла прошлой ночью.
— Да, милорд. Позвольте мне выразить свои соболезнования.
— Спасибо. Она была горной козой, но у нее было доброе сердце. Однажды я чуть было не поверил…
Мередит приложил горячее полотенце к его лицу, и Алексис почувствовал благодарность к камердинеру за то, что тот промолчал. Мередит чувствовал настроение Алексиса, и благодаря этому его качеству они были вместе с тех пор, как Алексис был еще юношей. Алексис знал, что Мередит понимает его. Ему не было необходимости выражать тяготившие его чувства словами, которые вызвали бы неловкость.
Умывшись и наполовину одевшись, Алексис вдруг замер, надевая рубашку.
— Горные козлы вторглись к нам, Мередит. Камердинер поддерживал рукав рубашки, чтобы тот не помялся.
— Да, милорд.
— Мисс Грей и ее мать, очевидно, захотят заполучить титул.
— В этом нет никаких сомнений.
— Поэтому сегодня я должен быть весь день занят, а также и во все последующие дни, пока они здесь. Попроси майора… мистера Бофорта, чтобы он был готов отправиться со мной в Доуэр Хауз. Это позволит мне отсутствовать долго. И не дай им отправиться вслед за мной.
Мередит воспользовался паузой в речи Алексиса, чтобы надеть на него рубашку окончательно. Затем он кивнул.
— Наверное, она прячется в столовой, — сказал Алексис, — притаилась на ветке, замерла и приготовилась к прыжку.
— Боюсь, милорд, что вами восхищаются многие женщины.
Алексис закрыл глаза, пока Мередит надевал на него визитку и галстук.
— Более всего я ненавижу чувствовать себя виноватым. Такое впечатление, что дамам нечего делать, кроме как ждать, пока кто-нибудь появится в поле их зрения. Неважно, чем он занят — охотой ли, делами, чтением, — стоит только закончить, как они тут как тут: вертятся вокруг, стараются понравиться. И знаешь, у них почти никогда это не получается. Не получается понравиться. Ну сколько раз я могу выслушать сплетни о королеве или рассуждения о том, что лучше брать с собой на бал — букет или флакон духов.
— У дам очень утонченный ум, — сказал Мередит, отступая назад и глядя на результаты своего труда. Он остался доволен.
— Утонченный? Не знаю. Только не у моей матери. Мне иногда кажется, что утонченность дам похожа на тонкую вуаль на шляпках. Этот воздушный материал скрывает конструкцию гораздо более прочную, чем можно было бы подумать. А у некоторых дам ум очень походит на сточную канаву. Не падай в обморок, Мередит. — Алексис глубоко вздохнул. — Я готов. Спасибо.
Он направился в малую столовую и не удивился, когда Яго не выбежал ему навстречу. Пес обычно ждал Алексиса некоторое время, а потом это ему надоедало и он пускался на охоту за птицами. Алексис остановился перед дверью столовой. По его телу пробежали искры волнения. Перспектива ускользания от мисс Грей вовсе не была такой неприятной, как ему казалось.
Алексис открыл дверь, вошел и нахмурился. В столовой ее не было. Неважно. Она может появиться в любой момент. Очевидно, она поручила своей горничной наблюдать за ним и вскоре она появится. Алексис приказал принести чаю. Он съел холодное мясо, гренки с сыром, фруктовый салат, ячменную лепешку, еще фруктового салата. Он попросил слугу оставить дверь открытой. Никто не появился. Он попросил еще чаю.
Он сердито смотрел на пустой дверной проем и помешивал чай. Рядом с его тарелкой лежала нераскрытая «Тайме». Алексис забарабанил пальцами по газете. Он потянулся вилкой к фруктовому салату, но не смог заставить себя съесть еще. Он
будет круглым идиотом, если будет вот так слоняться без дела, пока она убивает время за вышиванием или делает альбомы из морских водорослей.
Алексис отодвинул стул от стола. В этот момент дверь комнаты напротив распахнулась. Из библиотеки вышла Кейт в сопровождении мужчины.
Алексис нахмурился. Девушка провела все это время с мужчиной. Наедине. Он посмотрел на ее спутника. Огромный нос, кадык и одет как служащий.
Немного успокоившись, Алексис посмотрел на Кейт Грей. Упрек в его взгляде остался незамеченным: мисс Грей продолжала разговаривать с мужчиной. Роскошные волосы медного цвета были убраны назад и спадали ей на спину. Алексис терял терпение. Ему хотелось подтащить девушку к окну и посмотреть, как солнце играет в ее волосах, превращая их в огонь. Девушка повернулась, и он отметил свободу и грацию ее движений. На ней было черное платье с кружевной отделкой в вырезе и на рукавах, но она не вызывала в нем головокружения, как это делали некоторые женщины, раскачивая свои юбки, как церковные колокола. Он понял, что она не носит этого проклятого кринолина. Разумная девушка. Девушка, тело которой стоит того, чтобы пробираться к нему сквозь дюжину нижних юбок.
Она по-прежнему разговаривала со служащим. Раздраженный, Алексис с шумом придвинул стул к столу. Мисс Грей бросила на него взгляд и продолжила свою беседу. Она не улыбнулась ему. Алексис направился к ним и услышал ее слова.
— Так как из всей семьи в живых осталась только тетушка Эмелайн, мне придется улаживать все дела самой. По всей видимости, она оставит Мэйтленд Хауз моей матери, поэтому мне придется позаботиться о ремонте дома и о слугах. Теперь насчет акций железной дороги. Я хочу получить их как можно быстрее, поэтому вам лучше будет отправиться прямо сейчас.
Алексис не расслышал ответа ее собеседника. Он поклонился мисс Грей, с уважением кивнул маркизу и удалился.
Алексис направился прямо к своей гостье. Она кивнула, причем сделала это гораздо менее уважительно, чем ее собеседник.
— Добрый день, мисс Грей.
— Да, добрый день.
Она пристально смотрела на него. Алексис улыбнулся. Она не отводила от него взгляда. Это не был один из тех бросаемых тайком оценивающих взглядов, к которым он привык. Это был честный, открытый взгляд. Затем она, должно быть, осознала свою оплошность, так как опустила глаза и смотрела уже на его рукав.
— Прошу извинить меня. Мне нужно поехать в Мэйтленд Хауз распорядиться насчет ремонта.
Алексис, удивившись, заговорил прежде, чем она смогла уйти.
— Я собирался прогуляться по саду.
— Желаю приятно провести время.
Его глаза расширились от изумления. Теперь он уставился на нее. Она даже не попыталась воспользоваться возможностью побыть в его обществе. Казалось, что ей было абсолютно все равно, куда он идет и что делает. Она действительно собиралась в Мэйтленд Хауз. И она не называла его «милорд». Она вообще его никак не называла. Упрямая маленькая грубиянка.
— В этом нет необходимости, — сказал он. Уже отворачиваясь от него, она остановилась.
— Простите?
— Мой кузен и я сделаем все, что нужно, мисс Грей. Вам нет необходимости утруждать себя делами, выполнение которых можно предоставить тем, у кого это получится гораздо лучше.
Внимание Алексиса тут же было привлечено зрелищем подбоченившейся мисс Грей. Хорошо воспитанные дамы из его окружения избегали подобных жестов, а мисс Грей, казалось, привыкла к нему.
— Спасибо за предложение, но если мне удается управлять прииском, пароходной компанией и другими семейными делами, то, думаю, мне удастся справиться с ремонтом одного дома.
С этими словами она удалилась. Алексис стоял и смотрел ей вслед. Она действительно собиралась оставить его стоять здесь, как слугу, в котором нет больше необходимости. Сделав три длинных шага, он поравнялся с ней.
— Я провожу вас, мисс Грей.
— У меня есть горничная.
Он схватил ее за локоть и повернул к лестнице.
— Я прикажу заложить экипаж.
— Милорд. — К нему приблизился Мередит, за которым следом шел Валентин Бофорт. — Я отыскал мистера Бофорта, как вы просили.
— Зачем? — спросил Алексис. Он крепче сжал локоть мисс Грей, так чтобы она не смогла убежать.
— Доуэр Хауз, — ответил Мередит. — Ваша светлость говорили, что вы…
— Сначала я поеду в Мэйтленд Хауз. Приготовьте экипаж.
Мередит растерянно посмотрел на него и заторопился прочь. Вэл оперся на свою трость и поклонился. Воспользовавшись присутствием третьего человека, Алексис послал мисс Грей наверх за шалью. Он верно предположил, что она не станет грубить ему в присутствии Вэла.
Как только она ушла, Вэл повернулся к нему.
— Ты же знаешь, что я не хочу ехать в Доуэр Хауз. Не надо заставлять меня делать это.
Алексис взял Вэла за руку, и они направились к библиотеке. Вэл молча хромал рядом с ним.
— Ты не можешь продолжать избегать этих людей, — сказал Алексис.
— Большинство из них умирает из-за этой кровавой войны. Я не хочу туда идти.
— У тебя хватило смелости атаковать русскую артиллерию, а теперь ты боишься посмотреть в лицо раненным на этой же войне?
Алексис помог Вэлу сесть в кресло, которое стояло рядом со стеклянной дверью на террасу. Вэл нервно рассмеялся.
— Знаменитая атака Легкой бригады. — Он посмотрел на Алексиса. Его глаза горели внутренним огнем. — Я не могу в это поверить. Вся страна в восторге от того, как Кардиган вел нас по долине смерти. Какое дело всем до того, что русские пушки сметали с лица земли целые подразделения уланов? Ты же сам видел.
— Вэл, не надо. Врачи предупреждали тебя, что если ты будешь изводить себя, то никогда не поправишься.
— Все мои люди были убиты. Разорваны на куски. Шел кровавый дождь. — Вэл ушел в воспоминания и теперь, скорее, разговаривал сам с собой, чем с Алексисом. Он принялся отряхивать рукава своего пальто, как будто бы они были чем-то испачканы. — Моя одежда выпачкана кровью моих солдат. — Его руки замерли. Вэл смотрел сквозь Алексиса на террасу и лес вдали. — Я стряхнул с рукава чей-то глаз.
Алексис подошел к другу:
— Вэл.
Никакой реакции. Он сел на корточки и потряс его за руку:
Вэл.
Вэл поймал его взгляд.
— Помнишь, когда мы были в школе, ты пытался подраться одновременно с половиной команды гребцов? — спросил Алексис.
— Мне все равно сейчас.
— Послушай. Старина Перси Чизвит сидел на тебе верхом и пытался расплющить твое лицо. Вэл почти улыбнулся:
— Я просто упустил тогда его жирную шею. Я хотел его задушить, когда он назвал меня ублюдком. — Вэл посмотрел на Алексиса. — Ты стащил его с меня и спустил вниз по лестнице. Я никогда раньше не видел, чтобы два гребца испугались просто одного взгляда.
— Это был не взгляд. Это была мысль о том, что я могу стать их врагом, и поэтому они убежали. А ты, сущий дьявол, ты смеялся так, что я не мог поднять тебя с пола. Ты просто лежал там, икал и гоготал. Все три последующих года я пытался убедить тебя относиться спокойнее к факту своего рождения.
Они смотрели друг на друга. Ни тот ни другой не улыбались.
— Не мог бы ты сделать для меня кое-что? — спросил Алексис.
— Конечно.
— Пойди в сад и нарежь для меня цветов.
— Я? Цветов? — Казалось Вэл, понятия не имел, что такое цветы.
— Я хочу их кое-кому подарить.
— Но ведь у тебя есть десятки слуг, которые
могут это сделать.
— Слуги не станут так стараться. Я хочу, чтобы ты выбрал самые лучше цветы. Без единого изъяна. Я подарю их мисс Грей.
На бледном лице Валентина промелькнула легкая улыбка.
— Эти волосы.
— Да, и раз ты уж пойдешь в сад, нарежь цветов и для Доуэр Хауза. А сейчас слушай. Ты должен пообещать мне не торопиться и выбирать только самые лучшие цветы. Внимательно рассматривай каждый цветок.
Вэл вздохнул:
— Это что, лекарство де Гранвиля для больных душ?
— Бьюсь об заклад, тебе станет лучше, если ты это сделаешь. Но ты должен пообещать мне постараться.
Глядя на сад, раскинувшийся за террасой, Вэл кивнул.
— Я сделаю это. Но только потому, что ты заставишь меня поехать в Доуэр Хауз, если я откажусь.
— Ты действительно хорошо меня знаешь, — сказал Алексис.
В этот момент к нему снова подошел Мередит:
— Милорд, мисс Грей садится в экипаж. Она не будет ждать.
— Кучер подождет. Проклятая дерзкая девчонка.
Он долго надевал пальто, потом шляпу. Затем он не спеша вышел на улицу, натягивая по дороге перчатки. Она была раздражена. Он понял это по тому, что она сидела слишком прямо, уставившись взглядом в спину кучера.
Заняв место напротив, Алексис смотрел на нее, обращаясь к кучеру.
— Мэйтленд Хауз, пожалуйста.
Они ехали молча. Ему казалось, что молодой леди нравилось рассматривать пейзаж и всю дорогу не разговаривать. Неужели она не знает, как привлечь внимание мужчины?
— Смерть вашей кузины — ужасная трагедия.
Кейт судорожно дернула рукой, и Алексис услышал, как от резкого движения ленты ее шляпки зашуршали по накидке. Она с минуту оценивающе смотрела на него, а потом сказала:
— Офелия была прелестной женщиной, и она была слишком молода, чтобы умереть, как и ее тезка. Только в отличие от той она не утонула, а сгорела.
У нее задрожали губы, и она их плотно сжала.
Алексис покачал головой:
— Не надо думать об этом. Наверняка она задохнулась от дыма, прежде чем ее охватило пламя.
— «Накрытый стол послужит для поминок. Венчальные цветы украсят гроб. Все обратилось в противоположность!»
— Неужели все американцы цитируют Шекспира, мисс Грей?
— Не надо говорить так скептически, милорд. Она не кричала.
Он поднял брови и откинулся на спинку сиденья.
— Что?
— Офелия не кричала. Я бы ее услышала.
— Если она спала, когда дым окутал ее, то она
не проснулась.
Она опять как-то странно посмотрела на него. Ее взгляд заставлял его почувствовать себя каким-то дохлым грызуном. Очаровательные женщины не должны заставлять мужчину чувствовать себя дохлым грызуном.
— Вчера после обеда я заметила, что Офелия нервничала, — сказала она. — Она металась по комнате и подошла так близко к камину, что ее юбка чуть было не загорелась. Мне пришлось гасить ее.
Он покачал головой.
— Офелия всегда была неосторожна. Мисс Грей не сводила с него взгляда, который был очень похож на взгляд верховного судьи.
— А когда все уснули, она бродила по дому. Как вы думаете, почему она не спала?
— Не знаю. — Алексис почувствовал неловкость под испытующим взглядом Кейт. Это было новое ощущение для него. Женщины смотрели на него часто, но он чувствовал, что мисс Грей смотрела на него вовсе не так, как другие. В ответ он уставился на нее, и она перевела взгляд на спину кучера.
Потом Алексис рассматривал мисс Грей, а она совершенно его не замечала. Чем больше она его игнорировала, тем больше он сердился.
— Вы из Америки, мисс Грей?
— Да, но моя мать англичанка. Она сестра отца Офелии. Моя мать вышла замуж за джентльмена из Вирджинии.
— Я смутно помню разговоры об этом, когда я был маленьким. Но вы упоминали Сан-Франциско, а он, насколько мне известно, в Калифорнии.
— Да, в Калифорнии. Мы пересекли континент в сорок девятом году. Несколько лет назад мой отец нашел золото, и мать захотела вернуться назад в Англию.
— Вы должны быть благодарны ей за это. Опять. Этот же взгляд.
— Мисс Грей, как хозяин я чувствую своим долгом предупредить вас, чтобы вы не смотрели на джентльменов, как на каких-нибудь насекомых. Это неприлично и не женственно.
Он улыбнулся, —а затем сделал глубокий вдох, когда заметил искры в глазах разгневанной Кейт. Возбуждение, вызванное этим зрелищем, заставило его подумать о том, что было бы интересно вызвать у нее взрыв гнева. К несчастью, кучер уже подъезжал к опаленному огнем Мэйтленд Хаузу. Он восхищенно наблюдал, как мисс Грей вышла из экипажа без его помощи. Она открыла дверцу, подобрала одной рукой юбки и спрыгнула со ступенек, не дожидаясь, пока кучер поможет ей. Она повернулась к нему и посмотрела ему прямо в глаза.
— Вы были правы.
— О чем вы? — спросил Алексис.
— Я смотрела на вас, как на насекомое.
Алексис покраснел, и прежде чем он смог что-либо ответить ей, Кэтрин Энн Грей уже поднялась по ступенькам Мэйтленд Хауза, давая этим ему понять, что он ее совершенно не интересует.
Алексис сидел в карете и тупо смотрел ей в спину. Он не мог поверить происходящему. Она просто так выпрыгнула из экипажа и ушла прочь. Ее не волновало, что он считает ее неженственной. Она не стушевалась от высказанного им неудовольствия. Как бы ему хотелось, чтобы она была мальчишкой, которого он мог бы отхлестать. Как бы ему хотелось, чтобы она была одним из его солдат, которого он мог бы посадить под арест.
Алексис выпрыгнул из экипажа и быстро направился в Мэйтленд Хауз в надежде догнать дикую мисс Грей. Этой молодой леди нужен хороший урок. Уважения — вот чего он хотел от нее. Вежливости и уважения.
Он увидел ее в гостиной. Она стояла рядом с простым деревянным гробом, низко склонив голову. Он замедлил шаг. Он остановился рядом с ней и услышал, как прерывисто она дышит. Ему так хотелось смахнуть слезу, которая бежала по ее щеке, что он забыл свой гнев.
Она положила свои руки в перчатках на крышку гроба.
— Мне страшно смотреть.
Он схватил ее за руку и потащил к вестибюлю.
— Там нечего смотреть, — сказал он. — И вам нет никакой необходимости делать это.
Они стояли в холле, а мимо них сновали слуги, приводившие дом в порядок после пожара. Она вытерла слезы и с такой силой скрутила свой носовой платок, что ему показалось, что она вот-вот порвет его. Как раз в тот момент, когда он подумал, что она попросит отвезти ее домой, она повернулась и направилась мимо него к лестнице.
— Подождите. — Он догнал ее.
— Я хочу посмотреть ее комнату.
— Зачем? — Он переступил через обгоревшую доску и подал руку мисс Грей.
Она взяла ее и перепрыгнула через преграду.
— Я хочу узнать, как начался пожар.
— Вероятно, из-за искры или перевернутой свечи.
Мисс Грей продолжала подниматься по лестнице.
— Я хочу знать.
Кросстуэйт, распоряжавшийся переноской мебели, встретил их в коридоре. Он отвел их в комнату Офелии. Пол прогорел насквозь, но у порога часть его уцелела. Алексис заглянул в пустую черную пещеру. Обуглившиеся скелеты — вот что осталось от мебели. Прошлой ночью он видел в этой комнате только языки пламени.
— Вы знаете, что стало причиной пожара? — спросила мисс Грей у Кросстуэйта.
— Мы думаем, что это произошло от упавшей свечи, мисс. Свечи стояли на столике рядом с креслом у камина. Леди Офелия упала на пол возле кресла.
— Но я не слышала, чтобы она кричала.
— Должно быть, она уснула в кресле и перевернула свечу, — сказал Алексис.
— Я тоже так думаю, милорд. Леди Офелия была полностью одета. — Кросстуэйт замялся, а потом тихо добавил: — Мы нашли остатки кринолина и драгоценности.
Мисс Грей покачала головой:
— Я предупреждала ее насчет этих дурацких юбок.
Алексис взял ее за руку и вывел из комнаты.
— Не нужно винить себя за то, что вы ее не слышали. Очевидно, она уснула, когда огонь еще едва тлел, и больше уже не проснулась. Вы же видели осколки стекла. Может быть, она выпила молока и задремала.
— Возможно, — ответила мисс Грей. — Кросстуэйт, вы знаете, какие нужно сделать приготовления для похорон мисс Офелии. Нам также нужно перевезти слуг и всех животных. Я собираюсь заказать мебель и шторы в Лондоне. Лорд Синклер пришлет плотников. Вы можете всем сообщить, что штат Мэйтленд Хауза останется прежним. Люди будут получать жалованье все время, пока будет идти ремонт. Когда дом будет готов, миссис Грей будет жить здесь вместе с леди Эмелайн. Они оставят прежний штат прислуги.
— Да, мисс.
Слушая, как Кейт отдавала распоряжения, Алексис почувствовал себя ненужным грузом. Закончив разговор с дворецким, мисс Грей направилась к экипажу, а маркиз шел следом за ней, как паж, сопровождающий хозяйку средневекового замка.
По дороге обратно у них завязался вежливый разговор. Он бросал пару фраз и откидывался на спинку сиденья, наблюдая за реакцией мисс Грей на его предложение. Они смотрели друг на друга, как кошка с собакой, оказавшиеся запертыми в железнодорожном вагоне. Наконец раздражение взяло над ним верх.
— Действительно, мисс Грей, вся ваша деятельность совершенно ни к чему. Я был бы счастлив управлять вашими делами, пока у вас не пройдет шок от утраты кузины.
Должно быть, он ослышался. Он был уверен, что леди не знают слова, которые она пробормотала, поворачиваясь к нему.
— Нет, спасибо. Мне не нужна ваша помощь, маркиз. Разве вам никогда не приходило в голову, что некоторые женщины не могут позволить себе расклеиться, если случилось горе? Не у всех нас есть большие сильные мужчины, на которых можно положиться. Не всем нам они нужны. — Ее голос прервался, она сглотнула и продолжила: — Вы думаете, что я буду сидеть весь день в темной комнате и рыдать? Нет, сэр, спасибо. А сейчас, когда экипаж остановился, не могли бы вы открыть дверцу, чтобы эта бедная маленькая простушка вышла?
Как только мисс Грей коснулась земли, она извинилась и сказала, что должна подняться в свою комнату, чтобы разобрать бумаги и привести в порядок гардероб. Причем Алексису показалось, что деловая переписка и юридические документы беспокоят ее больше, чем платья. Он наблюдал, как она поднимается по лестнице, и не мог решить, на чем ему сосредоточить свое внимание: на легком покачивании бедер или на игре солнечного света в ее волосах. Поскольку большую часть ее волос скрывала шляпка, он решил остановиться на бедрах.
Теперь, когда она ушла, Алексис мог подумать более спокойно. Чем больше он думал, тем сильнее было его раздражение. Все шло не так, как он рассчитывал. Более того, только что очаровательная женщина оставила его ради юридических документов. А кроме того, обозвала его насекомым и обвинила в бессердечии. Должно быть, это проявление ее американского воспитания, оставляющего желать лучшего. Ей нужно было попасть в общество, чтобы самой увидеть, как настоящие леди обращаются с джентльменами. Если бы она увидела, как обращаются с ним Каролина Бичуит или жена Фалька Ханна, ей стали бы очевидны ее собственные недостатки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди неукротимость - Робинсон Сьюзен



интересная история укрощения строптивого а если честно то человека который слишком долго винил себя в смерти своего отца и сестры а вина полностью лежала на его матери которая ненавидела своего сына и пыталась избавиться от него но пострадали другие члены семьи любовь помогла главному герою исцелится и это чудесно маленькая разбойница смогла растопить сердце Алексиса
Леди неукротимость - Робинсон Сьюзеннаталия
27.02.2012, 12.55





Не понравился, смогла дочитать до 5 главы - образы героев как-то не раскрыты, их жизнь сплошная серость
Леди неукротимость - Робинсон Сьюзенлена
24.04.2013, 20.32





какой-то беззащитный герой: его все время кто-то пытается изнасиловать, а он, бедняжка,покорно терпит, когда его хватают за самые интимные места. Очень смешно, видимо, автор задумывал пародию на любовный роман.
Леди неукротимость - Робинсон Сьюзеннадежда
11.09.2013, 17.44





Читайте.
Леди неукротимость - Робинсон СьюзенКэт
22.10.2014, 18.56





понравился и даже очень
Леди неукротимость - Робинсон СьюзенНАТАЛИЯ
9.02.2015, 0.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100