Читать онлайн Леди Дерзость, автора - Робинсон Сьюзен, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди Дерзость - Робинсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди Дерзость - Робинсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди Дерзость - Робинсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинсон Сьюзен

Леди Дерзость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Измена никогда не будет в чести. Почему?
Потому что, если она будет в чести, никто не осмелится назвать ее изменой.
Сэр Джон Харингтон
Сославшись на головную боль, Блэйд избавился наконец от Джоан и вернулся к себе в комнату. Прижав лоб к спинке кровати, он громко стонал:
— Черт побери всех женщин!
Рене в это время чистил бархатную накидку Блэйда.
— Месье?
— Я доверился ей. Боже, спаси и сохрани. А что, если она проболтается одному из своих кузенов? Как я мог довериться ей?
— Госпожа Ориел? — Рене поглаживал накидку, сдувая с нее пылинки. — Но вы говорили, что она самая честная девушка из всех, кого вы знали, и самая умная.
— Да, но где уверенность, что она достаточно осторожна и осмотрительна?
— Думаю, милорд, хотя бы в том, что она все еще не уступила вам.
Блэйд поднял голову, бросив в сторону Рене недовольный взгляд.
— Вот как! Мой слуга потешается надо мной. — Он снова уперся лбом в спинку кровати. — Я должен ждать, но времени становится все меньше, а убийца по-прежнему на свободе. Сэр Томас убит, потому что знал некую тайну, и кто-то боялся, что он сможет кому-то ее открыть. Я в этом уверен. Если сэр Томас оставил об этом какое-либо упоминание, — Ориел единственная, кому он мог поведать, что держал у себя. Она сейчас хранительница его библиотеки и его вещей, а я помогаю ей разбирать их. Ты уверен, что в его личной комнате нет ничего подозрительного?
— Да, милорд. Может быть, вам попросить ее помощи?
— Это невозможно. Мне едва удалось убедить ее в том, что произошло убийство. А кроме того, как ты мне прикажешь действовать? Ввалиться к ней в комнату и заявить, что я один из секретных агентов королевы и не сможет ли она любезно разрешить мне порыться в вещах ее двоюродного дедушки? Если же сказать ей, кто я на самом деле, то под угрозой окажется ее жизнь. О Господи, ведь я это уже сделал.
Рене отставил работу и смотрел на Блэйда, как священник па кающегося грешника.
— Милорд, я никогда не видел вас таким обеспокоенным. Мы рискуем не больше, чем во времена ваших опасных миссий во Франции.
— Во Франции мне не приходилось беспокоиться об Ориел.
— А! — На лице Рене появилась улыбка. Блэйд стукнул по спинке кровати.
— Хватит скалить зубы.
— Слушаюсь, месье.
— Я сказал, хватит ухмыляться. Что ты себе вообразил?
— Ничего, милорд. Я только удивлюсь, что вы, проведя столько лет в окружении восхитительных француженок, ни одной из них не отдали своего сердца. У вас был такой выбор! Столько прекрасных и обворожительных аристократок! Но вы остались холодным и равнодушным.
Блэйд тихо выругался и направился к двери.
— Черт тебя побери! Я и сейчас не пылаю. А ухаживаю за этой девушкой, глупая твоя голова, по необходимости.
— Как прикажете, милорд.
— Я голоден и пойду на кухню, где пообщаюсь с простым и здравомыслящим народом — не в пример тебе.
Он спустился по лестнице на первый этаж, где размещались кухня и комната для прислуги. Рене совсем распустился. Вот что выходит, когда имеешь слугу, у которого сидел па коленях еще ребенком, — отсутствие почтительности. Но Рене не прав. Блэйда по-прежнему не волнует ни одна женщина и уж тем более такая невинная и бесхитростная, как Ориел Ричмонд. Видит Бог, он не поддался ее чарам, он равнодушен к ее вьющимся локонам и к ее наивным глазкам. Не так ли? Так. Иначе и быть не может. Представь, что она будет постоянно рядом. Или ты доконаешь ее, или она в конце концов доконает тебя.
Стоп! Он почувствовал удар.
Блэйд тряхнул головой и пришел в себя. Поглощенный мыслями, он ударился рукой об оконную раму в галерее и теперь чувствовал сильную боль в кисти. Потирая руку, он продолжил путь на кухню. Он уже несколько раз приходил сюда, немало удивляя тем прислугу. Дружба со слугами, поварами, рубщиками мяса, пекарем и пивоваром была необременительной и ни к чему не обязывающей. Он пел им песенки про героев-любовников и забавлял рассказами о прожженных француженках.
Когда он вошел на кухню, его лицо все еще хранило выражение недовольства. Кухня представляла собой огромное помещение — почти как большая гостиная, только вместо камина здесь располагались две большие печи. Это было царство горшков, котелков, кастрюль, сковородок, мисок, кувшинов, поварешек и другой кухонной утвари. Там уже толпились люди, хотя подготовка к вечернему застолью еще не начиналась. Посудомойки, горничные и слуги сгрудились у большого разделочного стола в центре кухни. Оттуда, из середины, раздавался голос, который, как сразу определил Блэйд, принадлежал бродячему торговцу.
— Белоснежно-белые, благоухающие перчатки, прекрасно сшитые рубахи и шнурки для юбок. Все, что душа пожелает! Гребешки из слоновой кости, ручные зеркальца для девушек, чтобы любоваться своим личиком.
Служанки со смехом рассматривали безделушки.
Блэйд подошел ближе. Торговец был одет в жалкое рубище-потертый кожаный мешок с прорезями для головы и рук — и обмотан шерстяными тряпками.
В этой необычной одежде он походил на неуклюжего медведя, только шея и узкие запястья, выглядывавшие из-под этой кучи тряпок, говорили о стройном телосложении. На голове у торговца — потертая вязаная шапка, из-под нее выбивались темно-рыжие, покрытые изморосью кудри, не потерявшие на этом жалком существе живого блеска.
Но больше всего привлекли внимание Блэйда темно-голубые глаза торговца, которые выделяли его и создавали впечатление, что они принадлежат другому человеку. Блэйд полез в шкаф за сушеным мясом и хлебом, а торговец тем временем продолжал потешать собравшихся.
— Да, девушки, я проделал путь на Север от самого Лондона, все население города веселилось, пело и плясало в день Рождества. А во дворце сама королева затеяла представления и даже маскарад, где можно было увидеть самые невероятные костюмы. — Он наклонился и подтолкнул локтем одного из слуг. — Все участники бала-маскарада держали в руках зажженные свечи — тысячи свечей! Никогда еще свет не видывал таких ярких одежд, столько блесток и серпантина! И скажу вам, я видел Ее Величество в роли распорядительницы рождественских увеселений.
Блэйд был больше поглощен едой, нежели болтовней торговца. Но когда он услышал слово людей своего круга — «увеселения», то чуть не поперхнулся мясом. Он откашлялся, глотнул из кружки эля и уставился на оборванца.
При более внимательном рассмотрении оказалось, что торговец намного моложе, чем казался на первый взгляд. Под глазами совсем не было морщин, и когда он подшучивал над кухарками, в них бегали озорные огоньки. Он протянул одной серебряную цепочку, и Блэйд увидел длинный глубокий шрам на его запястье, уходящий вверх по руке под одежду. Несомненно, это был след от удара шпаги. Бродячий торговец ни разу не взглянул на Блэйда и, закончив торговлю, стал складывать вещи в мешок.
Блэйд поспешил из кухни к себе в комнату. Там быстро набросил плащ и сменил туфли. Скоро он был уже на конюшне и поглаживал своего жеребца, в то время как конюх подтягивал седло. Выехав через задние ворота, Блэйд направил коня в сторону ближайшей деревни. Как только дорога вошла в лес из орешника и дуба, он увидел торговца, тащившегося пешком по слякоти. Блэйд пришпорил коня и вскоре поравнялся с ним. Торговец остановился и манерно раскланялся.
— Милорд?
— Подожди, торговец. Меня заинтересовал твой рассказ, о празднествах, бале-маскараде и «увеселениях».
Торговец улыбнулся в ответ и снял рукавицы. Взмахнув рукой, он, словно фокусник, извлек, как казалось, прямо из воздуха одну из своих вещиц и подбросил ее — Блэйд перехватил безделушку. Но это была не та безделушка, какими развлекаются горничные или посудомойки. На его ладони лежал плоский золотой круг с изображением серебряного дракона, стоящего на задних лапах. То был фамильный герб Кристиана де Риверса. Блэйд зажал кусочек металла в руке и перевел взгляд на торговца.
— Ты что, собираешься и дальше глазеть на меня, как пастух-простофиля? — спросил бродячий торговец и протянул Блэйду руку.
Блэйд помог ему усесться на лошадь позади себя. Они свернули с дороги и углубились в лес. Здесь коробейник спрыгнул на землю, Блэйд также слез с лошади.
— Черт бы побрал эту мерзкую погоду, — сказал торговец, — промерз до самых костей, и ноги промокли.
Опустив мешок, он порылся в нем, извлек пару кожаных башмаков — куда лучше его ободранной одежды! — и, сев на пень, надел их. Они пришлись ему впору. Вздохнув, торговец вытянул ноги и пошевелил ими,
— Удобно? — спросил Блэйд.
— Вполне.
— А теперь выкладывай, что там тебе ведено передать мне. Клянусь, никогда бы не подумал, что Кристиан может иметь таких помощников. Не на прогулку де мы сюда с тобой пришли.
Торговец быстрым движением сунул руку в мешок выхватил кинжал. Но Блэйд, мгновенно сделав выпад уперся острием своего кинжала ему в грудь. Какое-то время они не двигались, глядя друг на друга и как будто чего-то выжидая.
Неожиданно торговец улыбнулся и опустил руку, в которой сжимал кинжал.
— Он сказал, что ты владеешь оружием, как никто другой. Но я захотел убедиться сам.
— Бестолковая деревенщина, я ведь мог и убить тебя.
— Не раньше, чем услышал бы мое сообщение.
— Выкладывай.
— Кристиан в Шотландии и просил передать, что кардинал Лоранский отправился на похороны женщины по имени Клод.
Блэйд сунул кинжал в ножны и шепотом произнес:
— Клод, бедная Клод.
— Ты должен действовать быстрее, ибо, по словам Кристиана, он не единственный, кто предпринял поездку в Шотландию.
— Сын Стюартов?
— Да… Что мне передать?
— Скажи, что старика убили, но я, возможно, смогу отыскать то, что ищу, и без него.
Торговец поднялся и подошел вплотную к Блэйду.
— Уже убит? Плохие новости. — Он понизил голос. — Когда ставка в игре — целое королевство, жди много смертей. Советую быть осторожней. Возможно, я останусь в деревне.
— Премного благодарен, но передай Кристиану, что я не нуждаюсь в сиделке.
— Не горячись. Я сказал это от чистого сердца.
Блэйд засмеялся.
— Ты, вижу, не из числа самых отъявленных шалопаев Кристиана, иначе я бы услышал от тебя пару крепких словечек.
— Я приятель Норы. Она до сих пор благодарна мне за то, что я вытащил из воды ее тонувшего щенка. Для нее я что-то вроде Персиваля нашего времени.
— Это похоже на Нору, — сказал Блэйд. — Может подвезти тебя до деревни?
Торговец покачал головой.
— Моя лошадь и один из людей неподалеку отсюда.
— Тогда счастливого пути, коробейник.
— Некоторые называют меня Дерри, — сказал он поклонился и пропел:
— Давай, давай, прочищай дымоход, трубочист, гей-дерри 1, веселей работай, мастер, веселей, очищай его от копоти быстрей, гей-дерри, не лепись, мастер, сил не жалей.
1 Гей-дерри — английское междометие, устное восклицание (Здесь и далее примеч. перев.)
Еще раз поклонившись, Дерри со смехом взвалил свой мешок па плечо и отправился в путь. Блэйд смотрел ему вслед, любуясь, как легко шагает этот весельчак, словно у него и не было за спиной тяжелого мешка, доверху набитого всякой всячиной. Дерри был намного моложе, чем хотел казаться. Если Кристиан поручил ему, не очень-то подходившему для роли бродячего торговца, проникнуть в дом, где по меньшей мере находился один из врагов королевы, значит, Дерри не простой посыльный. Кристиан направил к нему того, кому он доверял, чтобы предупредить друга об опасности, а возможно, и спасти его. Впрочем, Блэйд считал такую заботу излишней.
Вечером Блэйд сидел в большой гостиной с Робертом и Лесли и ожидал начала спектакля, подготовленного Фейт, ее дочерьми и Ориел. Он почти закончил обследование библиотеки Томаса, ничего там не обнаружив, и уже стал сомневаться в возможности найти что-либо. Но почему тогда был убит Томас?
— Не могу больше выносить идиотизм деревенской жизни, — услышал он голос Лесли. — Никаких развлечений, даже охоты приличной — и той нет. Только люди, вроде Джорджа и Роберта, получают от такой жизни удовлетворение. Им бы только ходить да смотреть, как растет кукуруза. Когда-нибудь я построю собственный дом в Лондоне.
Роберт презрительно фыркнул:
— На какие деньги, осел?
— Кто осел? А ты шел бы в хлев-целоваться со своими свиньями.
Роберт бросился было к Лесли, но Блэйд остановил его.
— Джентльмены, не забывайтесь.
— Роберт, — подала голос со своего места у камина Ливия. — Оставь дорогого Лесли в покое. Не надо его сердить. Хоть один раз постарайся вести себя прилично.
Покраснев до ушей, Роберт что-то пробурчал, бросив в сторону младшего брата обиженный взгляд. Блэйд подумал уже, что ему снова придется вмешаться, но тут два музыканта заиграли па волынках, и все обратили взоры к занавесу, подвешенному над входом в холл. Четверо других музыкантов подхватили мелодию, играя на барабане, виоле, лютне и волынке. Из-за занавеса вынырнула Фейт в ниспадающей свободными складками одежде. В руках она держала свиток. Сделав зрителям реверанс, она развернула свиток и зачитала:
— Итак, слушайте, леди и джентльмены, историю ужасную и печальную. Историю о трех прекрасных девушках и страшной ведьме. Девушек звали Красота, Грация и Нежность, ведьму все знали под именем Зависть.
Блэйд равнодушно следил за происходящим. Из-за занавески показались три старшие дочери Фейт, изображавшие Красоту, Грацию и Нежность. Одетые в платье из серебристой воздушной ткани, они, шаркая ногами, вошли в гостиную. Блэйд предположил, что по сценарию они станут танцевать, но ничего похожего на танцы не увидел. Джоан, казалось, вообще забыла, зачем здесь оказалась. Остановившись, она озиралась по сторонам. Джейн же, в свою очередь, натолкнулась на нее. Агнес, наступив на подол своего платья, споткнулась, едва устояв на ногах. Наконец они проследовали к груде подушек, покрытых атласом. Развалившись на них и приняв не слишком грациозные позы, девушки напомнили Блэйду стадо овец на ночлеге.
— Злая ведьма Зависть узнала, где прячутся три красавицы-сестрички, и решила погубить их. — Фейт повернулась к занавесу, повторив:
— И решила их погубить.
Занавес зашевелился, и тут вышла Ориел. От неожиданности Блэйд даже зажмурился. На ней была черная мантия, посыпанная золой, черные перчатки а в руках она держала длинную черную палку. Растрепанные волосы были также вымазаны золой. Лицо закрывала черная маска с длинным заостренным крючковатым носом. Она прошаркала в глубь комнаты, чихнула, скинула маску и обвела взглядом зрителей.
— Я Зависть, жестокая и злая, ревнивая и мстительная. Моя цель — разделаться с Красотой, Нежностью и Грацией. Я не успокоюсь, пока не… Я не успокоюсь… О, я отомщу им. Где они? — Она сделала глубокий вдох и, повернувшись к кузинам, направилась в их сторону. — Какая удача, я нашла вас, и никто не спасет ваши души. Я уничтожу вас и буду царствовать над миром, сама став Красотой. — Импровизируя, она подняла клюку и стала тыкать ею Джоан.
Блэйд давился от смеха и был вынужден имитировать кашель.
Фейт снова принялась читать. Она вплотную подошла к Блэйду и, подбадривающе посмотрев на него, произнесла
— О, кто же спасет Красоту? О, кто, кто, кто?
Блэйд взглянул на хихикавших Роберта и Лесли, затем обвел взглядом и остальных членов семьи, все выжидательно поглядывали на него. Он встал, поклонился Фейт и с лукавой улыбкой произнес:
— Я спасу Красоту.
Обойдя Фейт, он направился было к возлежащим на подушках сестрам, но в последний момент резко развернулся и, подскочив к Ориел, схватил ее за руку. Она взвизгнула от неожиданности.
— Не бойся, Красота. Я спасу тебя от злой Зависти.
Ориел ударила его по плечу своей клюкой.
— А-а! Зависть так просто не сдается.
Он закружился вокруг Ориел, а та размахивала палкой, отбиваясь.
Вдруг Блэйд остановился, метнулся к ее ногам, схватил, взвалил ее на плечо и обратился к присутствовавшим:
— Злая Зависть должна быть посажена под замок. — Он повернулся к Джоан. — Не бойся, прекрасная Краса. Я унесу Зависть далеко отсюда, запру ее и буду сторожить, чтобы ничто не угрожало тебе.
Улыбнувшись Джоан, он повернулся и, миновав занавес, выбежал из большой гостиной.
— Сударь, отпустите меня!
— Никогда не слушаюсь ведьм.
Он проскочил мимо ошарашенной прислуги прямо к кухне. Повара были заняты приготовлением ужина. Он остановился перед поваренком.
— Где чулан?
Мальчишка испуганно заморгал.
— Не говори! — взвизгнула Ориел.
— Где чулан, мальчик?
Тот рукой показал на ближайшую дверь, и Блэйд, проскочив в нее, оказался на крутой лестнице, ведущей вниз, в темный подвал. Обернувшись, он крикнул, чтобы дали ключ и факел. Слуга принес ему и то, и
другое, и Блэйд стал спускаться вниз, в то время как Ориел извивалась у него на плече, исторгая проклятия. Изловчившись, она стукнула его под ребро.
— Веди себя прилично, иначе сброшу с лестницы.
— Отпустите меня.
Он не ответил. Спустившись вниз, Блэйд увидел еще одну приоткрытую дверь. Это был винный погреб, откуда доставлялось вино в большую гостиную. Он вошел туда, укрепил на стене факел и опустил Ориел на пол. Она отскочила от него, задыхаясь от возмущения и осыпая его ругательствами. Блэйд отстегнул от пояса ключ и запер дверь.
— Что означает ваша дурацкая выходка? — крикнула она, поправляя разметавшиеся волосы.
Он, улыбаясь, поднял вверх руки, как бы показывая, что у него пет дурных намерений.
— Леди, я видел, что ваша роль вам не по душе, и решил избавить вас от этого тягостного занятия. Они не найдут нас здесь.
— Все будут смеяться надо мной. — Она хмуро оглянула на него. — Вы тоже смеетесь.
— Да, — сказал Блэйд. — Я смеюсь. Поверьте, милая, в моей жизни было мало веселого. И я от всей души благодарен вам за доставленные минуты радости.
Ее лицо смягчилось, и она сделала шаг навстречу ему.
— Я заставила вас смеяться, или, может, насмехаться?
— Могу ли я насмехаться над такой очаровательной маленькой феей?
Он наблюдал, как она отреагирует на его слова
— О-о!
Она притопнула туфелькой. Облачко золы взмыло с ее платья — она чихнула. Блэйд достал платок из-за обшлага камзола и протянул ей. Ориел потерла нос затем стала смахивать пыль с лица и плеч.
— Позвольте, я помогу вам.
Он взял у нее платок и легкими движениями снял с ее лица остатки золы. Она стояла, не шелохнувшись, затаив дыхание. Он улыбнулся, вспомнив, как проникновенно она исполняла роль злой ведьмы. Его взгляд скользнул с ее вымазанных сажей бровей к алым губам и задержался на них. Он почувствовал сильное волнение в крови. Куда девалось его твердое намерение оставаться холодным соблазнителем? Он чувствовал, как воля уходит, а его охватывает страстное вожделение. Что ж, пусть оно одержит верх. У него нет другого выбора, кроме как сдаться. Он погладил ее по голове и притянул к себе. Их губы слились. Блэйд все сильнее приникал к губам девушки, его язык ласкал и заполнял ее уста.
К его удивлению, руки ее, скользнув по его одежде, обняли его за талию. Ориел прижалась к нему всем телом, а он стал медленно опускать ее на пол. Блэйд нежно положил ее голову на свою руку, продолжая целовать, а его тело легко уместилось между ее ног Рука девушки скользнула под его камзол, поглаживая его спину.
Блэйд приподнял зубами ворот, ее платья и стал покусывать ее шею, а рука его устремилась к ее груди. Ориел, вскрикнув, стала извиваться под ним. Он наклонил голову, стремясь припасть к соскам и прижимаясь все теснее к ее бедрам. Она изогнулась, пытаясь сбросить его.
— Не надо. — Он прижимал ее к полу, упираясь в низ живота девушки своей восставшей плотью.
— Подождите.
Охваченный страстью, он отрицательно потряс головой. Тело его горело, и он снова захватил своими губами ее губы. Она колотила его по спине, но он ничего не замечал, и только ее плач, в котором звучал детский страх, заставил его образумиться.
Он поднял голову и посмотрел на нее сверху вниз.
— Ориел?
— Пожалуйста.
— Я тебя испугал?
Она не ответила, а лишь отвернулась, кусая губы. Закрыв глаза, он мысленно выругал себя за горячность и несдержанность. Она не должна знать, как близко он подошел к насилию. Этого он страшился и сам.
Дав себе несколько минут, чтобы окончательно прийти в себя, он приподнялся, опершись на руки. Их глаза встретились.
— Я прошу прощенья, милая. Я опять повел себя дурно.
— Могу я подняться?
Он встал на колени и поднял ее, держа ее за руки
— Я не хотел испугать тебя.
— М-м, может быть, если…
— Черт возьми, я напугал тебя своим молчанием.
— Нет, — быстро ответила она. — Я хочу сказать, что… — Она сделала глубокий вдох. — В следующий раз я не буду такой испуганной.
— А, следующий раз. Ты не убежишь, если будет этот следующий раз?
Она опустила глаза и пожала плечами.
— Бог милостив.
— Пойдем, милая. Нам надо покинуть тайное убежище ведьмы Зависть, прежде чем твои тетки найдут нас.
— Клянусь, они рычат и рыскают по всему дому. — Ориел подняла его платок. — О, я должна была поговорить с тобой о дедушке Томасе, но у меня все вылетело из головы, когда я увидела тебя, целующего Джоан
— Не я, а она целовала меня!
— Знаю. Не перебивай. Я собиралась сказать тебе, что дедушка Томас настоятельно советовал мне прочитать надпись на его надгробии в том случае, если я окажусь в затруднительном положении. Он столько раз повторял мне об этом, что я ходила в склеп еще раз и прочитала изречение, но так ничего и не поняла.
— Святая Дева Мария, почему ты до сих пор ничего не говорила? О чем там идет речь? Быстрее, милая.
— Там лишь слова молитвы, — ответила она.
— Ты можешь мне их показать?
— Сейчас?
Блэйд взял ее за руку, и они вышли из погреба.
— После того как все уснут, я приду к тебе. — Он посмотрел на нее и прошептал:
— Какая удача! Я застану тебя в твоей постели.
— А вот и нет, сударь. Если вы решитесь прийти ко мне, то найдете там Нелл.
— Поверь, у меня был случай, когда мне пришлось доставить приятные минуты двум девушкам сразу, но я никогда не ожидал услышать подобное предложение от моей госпожи-девственницы.
Ориел швырнула платок ему в лицо. Его окутало облако пыли, он чихнул, потом еще и еще. Когда, наконец, он перестал чихать, Ориел уже скрылась из вида. Выбежав из погреба, он услышал вдали ее смех. Наверху, уже у самой двери, ведущей на кухню, мелькнуло ее платье, и он устремился вслед. По дороге Блэйд задавал себе вопрос, хватит ли у него смелости проникнуть в ее спальню? Он испытывал такую сумятицу чувств, какую не знал раньше. Каждая новая ночь все больше усиливала в нем неудовлетворенное желание, и теперь, когда Блэйд ощутил тепло тела Ориел, он знал, что не успокоится, пока не овладеет ею. Примет ли она его, невзирая на свои слова? Он не был уверен в этом, ибо, несмотря на весь свой ум и знания, госпожа Ориел отличалась такой же непредсказуемостью, как погода в северных широтах. Он уже начинал подумывать, что она не способна на страсть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди Дерзость - Робинсон Сьюзен

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526

Ваши комментарии
к роману Леди Дерзость - Робинсон Сьюзен



Как для любовного романа - то не очень. Сюжет не увлекает.
Леди Дерзость - Робинсон СьюзенЛЕНА
29.07.2013, 20.59





Восхитительный роман мне очень понравился, советую всем
Леди Дерзость - Робинсон СьюзенЕвелин
11.12.2013, 19.37





Пафосный бред. Диалоги просто вынос мозга, герои такие высокопарные речи толкают, что местами ржала в голос. Французы, шпионы, кардинал, все настолько круто и бездарно. А герои какие-то совсем странные. Особенно мне приглянулись умные цитатки перед каждой главой, это, типа, для большей крутизны. Автор, молодца, томик изречений и афоризмов прочла, только лучше бы курс истории повторила.
Леди Дерзость - Робинсон Сьюзеннанель
25.12.2013, 2.09





Очень люблю Сьюзен Робинсон и её романы!Легко читаются и затягивают всё дальше и дальше.Невозможно оторваться.
Леди Дерзость - Робинсон СьюзенАурика
6.01.2014, 21.21





Героине не помешало бы иметь гордость.
Леди Дерзость - Робинсон СьюзенКэт
24.10.2014, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100