Читать онлайн Все мужчины негодяи?, автора - Робинс Сари, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все мужчины негодяи? - Робинс Сари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все мужчины негодяи? - Робинс Сари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все мужчины негодяи? - Робинс Сари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинс Сари

Все мужчины негодяи?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Эвелина удивленно уставилась на ветхую постройку, как две капли воды похожую на соседние приземистые здания, выстроившиеся в ряд на грязной улочке. Неужели ее утонченная мать была родом из такого убогого места? В памяти Эвелины она навсегда осталась нежным ангелом, спустившимся на грешную землю прямо с небес.
– Ты уверена, что действительного этого желаешь, Эвелина? – спросил Джастин, стоя рядом с девушкой и с недоверием разглядывая невзрачный домишко.
– Мои желания в последнее время идут вразрез с необходимостью, – ответила она, расправляя плечи.
Породистые лошади, запряженные в красивый экипаж, нетерпеливо заржали. Контраст между роскошной упряжкой и жалким видом трущоб не остался незамеченным для окружающих. Экипаж, должно быть, стоил больше, чем годовая аренда всех вместе взятых лачуг в этом квартале. Лица задавленных тяжелым трудом мужчин и женщин, спешащих по своим делам, несли печать безысходности. Люди шли, понуро опустив головы и глядя себе под ноги.
– Я серьезно, Эвелина.
Она тяжело вздохнула.
– Уитон еще не видел этого объявления в газете. Поэтому до того, как он откликнется, у нас есть время. Где находятся Ахмет и Фаиза – одному Богу известно… – Эвелина повернулась к Джастину и улыбнулась ему ободряюще, желая выглядеть решительной и смелой. Хотя на самом деле прежняя уверенность ее покинула. – Нам необходимо разузнать как можно больше об Уитоне и о том, что ему нужно. И по-моему, это самый лучший способ. Джастин, у тебя светлая голова. Что ты думаешь?
– Я могу расспросить местных жителей. Если ты не захотела остаться дома, по крайней мере подожди в коляске…
– Я уже в десятый раз повторяю тебе, Джастин: хотя я ценю твою заботу, я хочу, чтобы ты перестал чрезмерно опекать меня. Едва ли я могу узнать что-то более шокирующее о своей матери, чем то, что она спала с убийцей.
Джастин схватил Эвелину за руки и повернул к себе. Его глаза смотрели на нее с неподдельной тревогой.
– Никто не сомневается, что ты сильная, Эвелина. Но скажи мне, стоит ли так изводить себя?
Она ласково погладила его щеку рукой в кожаной перчатке.
– Мне необходимо пройти через это, Джастин. Я должна что-то делать, чтобы выручить своих друзей.
Джастин смотрел на Эвелину с такой любовью, что от одного его взгляда у нее по коже побежали мурашки. С того момента, когда он спас ее и Эвелина избавилась от последних сомнений в его преданности, ее любовь к нему стала всепоглощающей. У Эвелины по-прежнему не оставалось времени, чтобы окончательно разобраться в своих чувствах к Джастину. В чувствах, которые ей становилось все труднее скрывать. И вряд ли она когда-нибудь сможет до конца понять, что творится в ее сердце. И захочет ли она когда-нибудь это сделать?
– Отлично, – пробормотал Джастин. – Он еще раз ободряюще пожал ей руку, а потом отпустил ее.
Они подошли к обшарпанной двери, которая когда-то была белой, но со временем приобрела чудовищный грязно-серый цвет. Лакей в ливрее вежливо постучал. Несколько минут они ждали перед закрытой дверью.
– Определенно дома кто-то есть, милорд, – сказал лакей. – Я заметил, как кто-то выглянул в окно.
Наконец они услышали шаркающие шаги и щелчок щеколды. Дверь со скрипом отворилась, и показалась растрепанная женская голова.
– Батюшки-светы! Да вы копия вашей матушки, царствие ей небесное!
Дверь отворилась шире, и неряшливо одетая полная женщина в замызганном фартуке пропустила их в переднюю.
– Проходите, проходите, гости дорогие.
Они молча вошли.
Комната была погружена в полумрак, и Эвелина ждала, когда глаза привыкнут к темноте. В доме пахло жареным луком и пивом. Из-за низкого потолка создавалось неприятное впечатление замкнутого пространства, тесноты и давящих стен. Однако в комнате было довольно чисто.
Женщина, волнуясь, вытирала полные руки о фартук. У нее было широкое и плоское, как блин, лицо, глубоко посаженные глаза, круглые румяные щеки, нос кнопкой, пухлые губы и круглый подбородок.
– Я – Дора. Дора Плам. Наверное, вы меня не помните. Последний год перед смертью вашей матушки я служила у нее горничной.
Слабый проблеск воспоминания мелькнул в голове Эвелины.
– Мне кажется, я припоминаю вас, но очень смутно. Мне очень жаль.
Женщина теребила руками края грязного фартука.
– Ну да, конечно, вы тогда были совсем малышкой. Ходили как хвостик за отцом и за этим его человеком, как его там?..
– Салливаном? – подсказал Джастин.
Женщина кивнула и прикусила губу. Дора то бросала на гостей полные тревоги взгляды, то снова опускала глаза. Эвелине захотелось разрядить обстановку.
– Как вы уже догадались, я – Эвелина Амхерст. А это лорд Баркли.
– Ваш отец всегда говорил, что когда-нибудь вы вернетесь и станете здесь хозяйкой.
Эвелина нахмурилась.
– Почему он так говорил?
Женщина показала рукой на стулья, стоящие в общей комнате.
– Присаживайтесь. Вам лучше взять коричневый стул, милорд: он самый прочный из всех.
Хотя Эвелине хотелось усадить на это место Джастина с его больной ногой, он уступил крепкий коричневый стул ей, а сам встал позади, положив руку на спинку.
– Благодарю вас, я постою.
Эвелина посмотрела на него укоризненно, но воздержалась от возражений, считая неуместным проявлять в этот момент материнскую заботу.
– Прошу вас, миссис Плам, расскажите мне, что еще говорил вам мистер Амхерст. – Эвелина страстно жаждала узнать как можно больше о своем отце. Наклонившись вперед, она ловила каждое слово Доры.
Лицо женщины залилось стыдливым румянцем.
– Я никогда не была замужем.
– Прошу извинить мою бестактность, мисс Плам.
Женщина пригладила свои волосы мышиного цвета.
– Ничего страшного. Я всегда знала, что никто на мне не женится. Но благодаря вашему отцу я живу неплохо. – Дора перевела испуганный взгляд на черное платье Эвелины. Она в ужасе закрыла рот рукой и воскликнула: – Ах, батюшки-светы! Только не говорите мне, что его нет в живых! – Наступила пауза. Дора горестно покачала головой и всхлипнула. – А я-то все гадала, зачем вы пришли. А теперь я все поняла!
Она вытащила тряпку из кармана фартука и высморкалась.
– Ваш отец был очень хорошим человеком. Обеспечивал меня, хотя ничего мне не должен. Я только работала в вашей семье около года. Он был редкой души человек. – Женщина начала жалобно выть и, к ужасу Эвелины, громко запричитала.
Встревоженная, Эвелина наклонилась к ней ближе.
– Вам что-нибудь нужно, мисс Плам?
Всхлипывания усилились, и женщина выкрикнула прерывистым от плача голосом:
– Ну совсем как он. Добрый, великодушный, человечный…
– Мы пришли сюда только для того, чтобы выяснить что-нибудь о миссис Амхерст и о ее соседе. Мы вовсе не собираемся выгонять вас отсюда, – произнес Джастин, стараясь говорить как можно мягче.
Рыдания тут же прекратились. Дора настороженно смотрела на своих гостей. В ее темных глазах-бусинках все еще сверкали слезы.
– Вы серьезно? – Она еще раз громко и выразительно высморкалась в свой носовой платок.
Эвелина почувствовала себя очень глупо.
– Разве мы похожи на людей, которые собираются сюда вселиться? – тихо и задушевно спросил Джастин. В его голосе не было слышно ни капли пренебрежения к бедной женщине.
Эвелина спросила:
– Какая договоренность была у вас с моим отцом?
Мисс Плам снова схватилась за носовой платок.
– Когда он предоставил мне бесплатную пожизненную аренду, он заставил меня пообещать ему три вещи, – ответила она на удивление спокойным тоном.
Она стала крутить перстни на пухлых пальцах.
– Прежде всего, я должна была содержать в порядке этот дом, что я с радостью и делала. Я не какая-нибудь там лентяйка! И еще я должна была как можно быстрее сообщить ему, если с домом что-то случится. Он желал знать даже мельчайшие подробности.
С важным видом мисс Плам кивнула.
– Должна сказать, что, когда я спросила его разрешения привезти сюда свою старую больную матушку, чтобы она провела со мной свои последние дни, ваш отец проявил великодушие и согласился. И когда я сообщила ему, что матушка скончалась, он прислал мне самое любезное на свете письмо, а также небольшую сумму, чтобы частично возместить расходы на похороны. Я попросила пастора Арнольда мне его прочитать. И даже пастор сказал, что он в жизни не читал такое красивое соболезнование. Он даже выписал оттуда несколько строчек для своей проповеди.
Она склонилась к Эвелине и, глядя на нее заговорщически, добавила:
– Сказать по правде, с тех самых пор он во многие свои проповеди вставляет эти красивые слова. Но, возвращаясь к нашему разговору, должна добавить, что последнее обещание, которое с меня взял ваш отец, – это дать вам то, что вы попросите, и предоставить вам возможность стать хозяйкой в этом доме. – Она поднялась. – Ох и заболталась я тут с вами! Мне нужно немного вздремнуть. Хотите чего-нибудь?
Эвелина заморгала.
– Нет, спасибо. Я ничего не хочу.
– Сэр Амхерст не намекал вам на то, что может попросить Эвелина после того, как вернется сюда? – поинтересовался Джастин, окинув комнату и мебель в ней оценивающим взглядом.
– Да нет вроде бы. Хотя я подумала, что мисс Амхерст может захотеть осмотреть памятник своей матери. – Она покачала головой. – Да, это был настоящий брак по любви!
– Больше таких нет и не будет.
Джастин многозначительно взглянул на Эвелину, и она поднялась с места.
– Покажите нам этот памятник, пожалуйста.
Женщина кивнула и повела их через опрятную чистенькую кухню к черному ходу. Затем они вышли на маленькую грязную площадку, которая, вероятно, считалась задним двором и садом. В углу этой площадки у побитого непогодой деревянного забора стояло мраморное надгробие прямоугольной формы.
Эвелина напрягла зрение и прочитала вслух надпись на сером могильном камне:
– «Даже боги на небесах роняют слезы, оплакивая тебя, любимая. Я буду любить тебя вечно».
Сердце Эвелины наполнилось печалью. Она с трудом сдерживала рыдания.
Джастин обнял ее за плечи и привлек к себе. Его поддержка придала Эвелине сил и вернула ее к реальности. Это место больше не ее дом. Все плохое осталось позади. Теперь у нее другая жизнь. Возможно, она чужая в этой стране, но она обрела островок покоя рядом с Джастином.
Эвелина осторожно убрала его руку, потому что не хотела тешить себя напрасной надеждой. На надежду нельзя полагаться – она может оказаться тщетной, и с ее крушением приходят страдания. Эвелина откашлялась и перевела взгляд наДору.
– А что вы можете сказать о ваших соседях, мисс Плам?
Мисс Плам указала на такую же грязную площадку в соседнем дворе. Но в отличие от аккуратного садика мисс Плам, она была очень сильно замусорена и захламлена.
Женщина укоризненно покачала головой.
– Это просто безобразие, как эта женщина обращается со своими маленькими детьми! У неё их целый выводок – четверо, и все от разных папаш. – Дора почесала голову. – Пастор Арнольд пытался наставить ее на путь истинный, но распутница упорствует в своем грехе.
– На самом деле мы хотели бы узнать об одном из прежних жильцов, мисс Плам, – вмешался Джастин. – О мистере Уитоне.
– Ах, о нем? Он рос милым мальчиком и стал приличным человеком. По-моему, чересчур приличным. Сдает этот дом внаем. Не могу понять, как он позволяет этой легкомысленной особе жить здесь. Вряд ли у нее есть деньги, чтобы платить за квартиру. Ведь у нее нет приличной работы, и она не может надолго удержать возле себя мужчину, чтобы он все сделал честь по чести. Давно пора бы Уитону выставить ее за дверь.
Эвелина не сдержалась и раздраженно спросила:
– Если он выставит ее за дверь, что станет с ее бедными детьми? Они окажутся на улице?
Мисс Плам заморгала и покраснела, потому что только в этот момент до нее дошло, что, если другие люди будут разделять ее взгляды, сама она тоже может оказаться на улице.
– Вы можете что-нибудь еще рассказать о мистере Уитоне, мисс Плам? – сухо спросил Джастин.
Эвелина уже достаточно хорошо знала Джастина и поняла по его голосу, что ему, точно так же как и ей, неприятна эта женщина. Однако он, видимо, взял себя в руки и сосредоточился на деле. И Эвелина решила последовать его примеру.
– Да, давно ли вы его видели в последний раз?
Глядя на них настороженно, Дора ответила:
– Он появляется здесь приблизительно один раз в два месяца. Наверное, забирает плату за квартиру. Несколько раз я встречала его на улице, и он всегда был любезен и приветливо здоровался со мной. Мистер Уитон не забыл, откуда он родом. Хотя, судя по всему, он смог выбиться в люди. Я слышала, что он – военный.
– Мой отец когда-нибудь упоминал о нем?
– Да вроде нет. Что-то не припомню такого.
Эвелина вздохнула. Она стояла задумавшись, глядя на памятник своей матери. Внезапно ей пришло в голову, что памятник был размещен в самом дальнем углу сада таким образом, чтобы обитатели соседнего дома не могли его видеть. Ей стало интересно, не сделал ли это отец специально. Чтобы эта дань памяти принадлежала только ему одному и не была осквернена воспоминаниями о лживом негодяе, живущем по соседству. Эвелина не хотела знать никаких подробностей ни о неверности матери, ни о подлости Уитона. Ей хотелось покоя для себя и для тех, кого она любит.
Эвелина сразу же подумала об Анхеле и Салли, и это придало ей сил. Здесь им нечего больше делать.
– Вы оказались правы, милорд. Мы могли потратить время с большей пользой. Счастливо оставаться, мисс Плам. Спасибо, что вы проявили милосердие и великодушие. – Она надеялась, что женщина поймет ее намек и станет добрее к своим соседям.
– Ты иди, – сказал Джастин. – Я догоню тебя через минуту.
Эвелина немного удивилась, но направилась к выходу. Ей хотелось как можно скорее покинуть это невеселое место. Мисс Плам побежала за ней следом, повторяя:
– У вас в самом деле доброе сердце…
Глядя вслед удаляющимся женщинам, Джастин думал об Эвелине. Как только ее друзья будут в безопасности и она получит положенное ей наследство, больше уже ничто не сможет удержать ее в Англии.
Джастин содрогнулся при этой мысли. Как он мог раньше жить, когда у него не было Эвелины? Он ужасался, вспоминая, какую жизнь он вел раньше – жизнь без любви, бесцветную и тусклую. Он обожал все в этой женщине – ее пленительную улыбку, мелодичный голос, ее жизнелюбие, материнскую заботу о близких, в круг которых она теперь включала и его, Джастина. Но ему было нужно гораздо больше, чем легкомысленное увлечение и ни к чему не обязывающая привязанность. Он хотел, чтобы Эвелина любила его так сильно, что никогда не смогла бы с ним расстаться. Даже если она никогда не пойдет с ним под венец, ему хватило бы, если бы она просто была с ним рядом.
Размышляя о том, почему Эвелина испытывала отвращение к самой мысли о браке, он оглянулся и посмотрел на памятник.
«Даже боги на небесах роняют слезы, оплакивая тебя, любимая. Я буду любить тебя вечно». Джастин провел рукой в перчатке по надписи на надгробии. Чувство непонятной безотчетной тревоги не покидало маркиза. У него появилось впечатление, что он стоит на пороге разгадки. Что ответ на все находится где-то здесь, где-то очень близко…
В этот самый момент Джастин заметил, что через забор за ним наблюдает пара любопытных глаз. Затем он разглядел чумазое лицо и неряшливые белокурые волосы глядевшего на него из соседнего двора маленького мальчишки.
Мальчик восхищенно воскликнул пронзительным голосом:
– Ну и ну! Какие отличные лошадки у тебя, дядя! Отродясь таких не видывал! – Его светлая макушка едва виднелась из-за невысокой ограды.
– А ты, парень, как я погляжу, знаешь толк в лошадях? – спросил Джастин, разглядывая грязную одежду мальчишки и его дырявые ботинки.
– Когда я вырасту большой, я стану кавалерийским офицером, – с гордостью заявил белокурый мальчуган.
– Правда?
– Папа сказал, что купит мне настоящую лошадку. Раз у меня будет свой конь, когда я вырасту большой, как ты, меня примут в кавалерийский полк. Спорим, моя лошадка будет не хуже, чем у тебя. А может, и лучше!
– Наверное, твой отец – военный.
– Да не отец, а мой папа, – простодушно ответил ребенок. Мальчика так и распирало от гордости, когда он сказал: – Сам король похвалил его за храбрость в бою.
Недостающие кусочки головоломки встали на свои места, и внезапно в голове Джастина сложилась полная картина происходящего.
– Полковник Уитон – твой… дедушка?
– Ой, а вы его знаете?
– О, он очень известный человек, – заверил мальчика Джастин. – Все слышали о его смелых подвигах во имя короля и на благо нашей родины.
Голубые глаза мальчика радостно заблестели.
– Вот это да! Умереть не встать!
Стройная женщина с грязными белокурыми волосами и осунувшимся лицом вышла из дома и подошла к мальчику, держа на руках пускающего слюни младенца. Женщина была как две капли воды похожа на своего отца, полковника Уитона.
Джастин понял, что перед ним еще одно недостающее звено в цепи, которую он собирался восстановить.
Поудобнее ухватив младшего ребенка, женщина крикнула старшему мальчику:
– Ли! Перестань докучать этому важному господину. Значит, мальчика зовут Ли!
Джастин не удержался от улыбки, сложив дважды два. Так значит, Уитон произвел на свет внебрачную дочь, поселил ее в доме, в котором провел свое детство. А взамен попросил дочь назвать ее собственного первого ребенка в честь своего бывшего шефа, начальника разведывательной службы. А Джастин всегда считал, что Уитон не обременен никакими узами. Выходит, не такой уж он неуязвимый, как кажется. Этот человек и сам запутался.
– Ах, ну что вы! Он мне совсем не докучает, – поспешил уверить женщину Баркли, замечая, что она смотрит на него с тревогой. Стараясь говорить как можно любезнее он представился: – Я – лорд Баркли. А вас как зовут?
Она опустила глаза.
– Мисс Эдвина Томас, милорд. Пойдем, Ли, оставь этого джентльмена в покое. – Не промолвив больше ни слова, она юркнула в дом. Мальчик побежал за ней.
Джастина слегка покоробило, что такой бойкий и непоседливый мальчик, совсем еще малыш, предоставлен сам себе. И при этом у него есть дед, который скрывает своего внука от всех. Наверное, Уитон считал, что существование у него семьи является его слабым местом в глазах противников и может быть использовано против него. Хватит ли у Джастина хладнокровия воспользоваться этой ахиллесовой пятой Уитона, о которой ему случайно стало известно? Джастин в этом сомневался. Пожалуй, он смог бы использовать эту информацию с пользой для себя, если можно будет не трогать эту семью, которой, видимо, и без того приходится нелегко…
Подул ветер. Джастин зябко поежился и поднял воротник. Хорошо бы боги не сыграли с ним злую шутку. Он сделает все возможное для женщины, которая завладела его сердцем. Оставалось только надеяться, что, когда Эвелина уедет отсюда, она не заберет его сердце с собой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все мужчины негодяи? - Робинс Сари



Хороший роман....всего вмеру: интрига, секс, романтика и юмор....не плохой роман
Все мужчины негодяи? - Робинс Сариkatolina100
11.02.2013, 1.34





А на мой взгляд слишком много приключений, злодеяний, убийств, иинтриг, преступлений и предательств,подвигов, даже мозги зашкаливает. Да и Наполеон прилеплен.С усилием совершила подвиг и дочитала до конца.
Все мужчины негодяи? - Робинс СариВ.З.,65л.
14.02.2013, 11.00





Забавно, не более того
Все мужчины негодяи? - Робинс Саринадежда
25.05.2013, 20.58





Ой,девочки. Ужасный роман. То она его любит, то ненавидит, то снова любит, то снова ненавидит. Да определись ты дура уже. Героиня блюет направо и налево, герой рыдает от любви, шпионы полные дебилы, короче, если вы перед чтением знакомитесь с комментариями-не тратьте время на эоо чтиво.
Все мужчины негодяи? - Робинс Саригалина
22.02.2015, 23.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100