Читать онлайн В сетях обольщения, автора - Робинс Сари, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В сетях обольщения - Робинс Сари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В сетях обольщения - Робинс Сари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В сетях обольщения - Робинс Сари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинс Сари

В сетях обольщения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Поднявшись по лестнице на крыльцо, Тесс остановилась напротив выкрашенной красной краской двери дома номер 183 А, в котором располагалось Общество содействия процветанию и образованию женщин, и перевела дух. После конспиративной встречи с Рейнольдсом она чувствовала бессилие и до сих пор еще не пришла в себя после разноса, который он устроил ей из-за ее нерадивости. Тесс была унижена и оскорблена его необоснованными упреками.
Конечно, основания для недовольства ее работой у него имелись. Узнать о графине ди Нотари Тесс пока удалось действительно немного – только то, что она обосновалась в доме 45 на Линден-сквер и принимала в своем роскошном будуаре сиятельного лорда Баркли. Но ведь даже эти крохи информации могли бы дать пищу пытливому уму, а вот его-то Рейнольдсу как раз и недоставало. Себя же Тесс нерадивой не считала, поскольку приступила к разработке нового объекта всего несколько дней назад.
Ей стоило немалых усилий убедить Эдвину, президента общества, в том, что именно ее нужно ввести в состав президиума в качестве куратора новичков. Жанелль Бланкетт устроила в связи с этим грандиозный скандал, но в конце концов все завершилось к общему удовольствию: Тесс получила-таки желанную должность, а Жанелль стала ее заместителем.
Работать с Жанелль, отличавшейся вздорным характером, Тесс было трудно, однако она заслуживала снисхождения, поскольку страдала из-за своих домашних неурядиц. Ее супруг, лорд Бланкетт, был помешан на лошадях и манкировал своими супружескими обязанностями. А их великовозрастный сынок прослыл игроком и кутилой. Ну как же в таких обстоятельствах бедняжке Жанелль не обозлиться на весь белый свет? Постоянные члены общества ее чурались, и она решила отыграться на новичках.
Однако Тесс ее вздорный характер не смущал, она давно уже научилась ладить со всеми людьми, взяв за правило всегда перехватывать инициативу и оборачивать любую ситуацию в свою пользу. Этому ее научило трудное детство, омраченное родительским небрежением, соперничеством с сестрами и притеснением со стороны брата.
Встреча с Квентином перевернула всю ее жизнь и пробудила в ней шквал неведомых ей доселе страстей. При всех его недостатках он был забавником и весельчаком, сумевшим превратить ее прежнее серенькое прозябание в иллюзорный мир радужных надежд и светлых упований. В ту пору ей казалось, что она скоро будет совершенно счастлива, и потому смиренно терпела и бесцеремонное обращение с ней Квентина в постели, и его эгоизм во время их совместных выходов в свет.
Уверенный, что Тесс разделяет все его вкусы и наклонности, Квентин даже не спрашивал ее согласия, когда требовалось выбрать между какими-то двумя различными увеселениями. Привыкший ублажать лишь одного себя в ее будуаре, он с той же легкостью выбирал то, что больше нравилось ему, и в других способах их совместного времяпрепровождения. Тесс любила танцы и пение, но ему импонировали драматические спектакли, и потому супруги отправлялись не в оперу, а в театр. Она обожала живопись и скульптуру, но он был к ним равнодушен, и поэтому они ни разу так и не побывали в музее или галерее. Тесс предпочитала лечь спать пораньше и встать с кровати с рассветом. Квентин же имел обыкновение ложиться поздно и спать почти до полудня. Из-за этого Тесс чувствовала себя весь день разбитой.
После гибели Бербера Тесс едва ли не лезла из кожи вон, пытаясь во всем угодить своему скорбящему по другу мужу. Она искренне сочувствовала ему и была ошарашена, когда злые языки возложили вину за этот ужасный несчастный случай на нее. Оправившись от потрясения, Тесс, однако, с удвоенным рвением принялась ублажать своего супруга, пытаясь доказать ему и всему миру, что она его преданная жена и надежная опора, которая просто не способна причинить вред своему любимому мужчине.
Все полетело кувырком в ту ночь, когда Квентин покаялся ей в том, что он проиграл все их состояние. Окаменев от ужаса, Тесс слушала его монотонный рассказ о том, как он сперва опустошил их банковские счета, потом заложил драгоценности, а под конец и недвижимое имущество. Объяснил он все это чередой неудач, мошенничеством своих партнеров по игре и даже скверной погодой. В общем, в его бедах оказались виноваты все, кроме него самого.
Завершив свой печальный монолог, Квентин потрепал свою потрясенную супругу по щеке и, дав ей слово отыграться в самом ближайшем будущем, покинул ее, напоследок попросив отдать ему ее свадебный наряд, чтобы отнести его в ломбард. Тесс безропотно выполнила его просьбу, прибавив еще и свое обручальное кольцо.
После этого желание угождать Квентину у нее пропало.
Весь ее воображаемый радужный мир разлетелся на множество осколков от предательского удара супруга, обманывавшего ее на протяжении многих месяцев. Из последних сил Тесс пыталась склеить из этих осколков жалкое подобие совместного существования, лелея себя надеждой, что со временем все у них наладится. Она старалась экономить на мелочах, считала каждое пенни семейного бюджета и даже поделилась с его родителями своей озабоченностью относительно пристрастия Квентина к азартным играм. Лучше бы она этого не делала!
Всякий раз, когда Тесс вспоминала ту встречу с ними, она содрогалась. Все ее доводы были с гневом отвергнуты, а сама она была обвинена во всех смертных грехах. Лишь много позже ей стало известно, что он уже давно страдал пристрастием к азартным играм и женился на ней только ради ее приданого.
Однако же испытывать терпение Немезиды ему довелось недолго: спустя всего десять дней после того, как он покаялся Тесс, Квентин был пойман за руку во время попытки смошенничать его партнером по карточной игре и вызван им на дуэль. На рассвете следующего дня богиня возмездия вынесла ему смертный приговор. И овдовевшая Тесс осталась одна перед лицом всех свалившихся на нее разом бед – утратой мужа, дома, необходимостью оплачивать долги покойного и расхлебывать кашу несусветных слухов, вызванных его гибелью.
Вдобавок ее отец, разгневанный пересудами в свете, в ультимативной форме предложил ей выйти замуж за двоюродного брата. Со дня смерти Квентина еще не прошло и двух месяцев. Однако отец торопил ее с новым замужеством, надеясь таким образом спасти ее пошатнувшуюся репутацию и окоротить злые языки.
Она явственно помнила, как вошла в отцовский кабинет, где он курил сигару и нервно перебирал бумаги на своем огромном черном письменном столе, стараясь не смотреть дочери в глаза. Очевидно, он считал вопрос о ее замужестве решенным и только для приличия предоставил ей возможность высказать свое отношение к свадьбе. Кузен Тесс смотрел в окно, повернувшись к ней спиной.
Переминаясь с ноги на ногу, Тесс проклинала себя за то, что позволила им обоим считать ее робкой и податливой. Она долго плыла по течению, не оказывая никакого сопротивления стихии, швырявшей ее время от времени, как скорлупку, то на острые подводные рифы, то в глубокие бурливые водовороты. С ней вечно происходили какие-то неожиданные происшествия. И вот, очутившись вновь на краю бездонной пропасти, Тесс собралась с духом и решилась наконец на зрелый поступок.
Выслушав ее ответ, отец окаменел, а брат повернулся к ней лицом. И в этот момент она в полной мере осознала всю силу своего решительного слова и неизбежного наказания.
Оглядываясь назад, на то мрачное время душевных страданий, череды громких скандалов, одиночества и противостояния нападкам клеветников, злопыхателей, недоброжелателей и кредиторов, Тесс с удовлетворением отмечала, что именно в горниле суровых испытаний и выковывался ее новый характер, благодаря которому она преуспевала теперь в жизни.
– Добрый день, леди Голдинг! – сказал угрюмый привратник в лиловой униформе с золотистыми лацканами, открыв перед ней дверь.
– Благодарю вас, Деринг! Вы очень любезны, – промолвила она, прикрыв глаза. – Желаю и вам доброго дня!
Входя в просторный вестибюль, Тесс заметила, что дверь, ведущая в апартаменты Эдвины, примыкающие к помещениям общества, закрыта, что прежде, до того как директриса забеременела, случалось редко. Доктор Уиннер порекомендовал ей ограничить свою активность и максимально сократить свою деятельность в организации, которую она возглавляла. Эдвина подала на рассмотрение президиума общества заявление с просьбой освободить ее от ответственного поста, но ее уговорили остаться. Тесс была этому рада, потому что Эдвина – темноволосая кареглазая брюнетка, обладающая живым умом и неординарными организаторскими способностями, – была ей симпатична. Ее преданность своему благородному делу и Англии не вызывала у Тесс никаких сомнений, и она ни разу даже не попыталась это проверить.
Все свои усилия она решила сфокусировать на графине ди Нотари, с тем чтобы контролировать каждый ее шаг и пресекать любые попытки завербовать кого-то из членов общества либо воспользоваться их доверчивостью в своих интересах. Тесс была преисполнена решимости предотвратить пагубные последствия вражеских происков для своих соотечественников и готова пожертвовать собой ради благополучия короля и Англии.
Пребывая примерно в таком настроении, она протянула перчатки привратнику и позволила ему снять с нее пальто.
– Вас ожидают в библиотеке, мадам, – сказал ей он.
– Кто? – спросила она, вскинув брови.
– Леди Бланкетт и два джентльмена, – пробурчал привратник и отошел от нее. Догонять его и расспрашивать более подробно она не стала по соображениям конспирации, чтобы не привлечь к себе внимания.
Тесс пригладила ладонями свое темно-синее шерстяное платье, поправила шляпку на голове и с серьезным видом направилась к лестнице.
Дверь библиотеки оказалась приоткрытой, и она замедлила шаг, приближаясь к ней, чтобы услышать, о чем разговаривают находящиеся в комнате люди.
– Это просто невероятно! Это неслыханно! – восклицала Джинни, явно чем-то взволнованная.
– Разве мы не можем ответить им отказом? – вопрошала Жанелль.
– Подобная ситуация в нашем уставе не предусмотрена, но тем не менее… – вновь звонко произнесла леди Женевьева Энсли, прозванная подругами Джинни, но осеклась и молча вытаращила на Жанелль глаза.
– А с какой стати нам было предусматривать подобный абсурдный случай? – не унималась та. – Джинни, будь добра, прочти мне записку Люси, я слишком расстроена, чтобы прочитать ее самой.
Тесс догадалась, что записка написана Люси Томас, томной красавицей брюнеткой, утратившей дар речи после безвременной кончины ее супруга от неизлечимого недуга. Однако внезапная немота не помешала ей стать активисткой общества, за что она и была избрана вместе с Тесс и Жанелль в его президиум. Несмотря на свою недалекость и привычку писать свои странные записочки по всяким пустячным поводам, эта женщина была Тесс симпатична не менее, чем добродушная дородная и розовощекая Джинни. Вчера, например, Люси прислала Тесс записочку, в которой спрашивала ее мнение о своих новых перчатках.
– «Они принимают нас за дурочек», – громко прочла текст записки Джинни.
Заинтригованная всем услышанным, Тесс расправила плечи и с подчеркнуто безмятежным лицом вошла в библиотеку.
На кушетке лицом к дамам, сгрудившимся возле камина, сидели два джентльмена крепкого телосложения. Завидев Тесс, Жанелль визгливо воскликнула:
– Слава Богу, вы наконец-то пришли! Джентльмены, позвольте представить вам леди Голдинг, члена президиума, ответственного за рассмотрение заявлений о приеме в наше общество.
Мужчины встали и повернулись к Тесс лицом. Она обомлела, узнав в одном из них Хита. Он с улыбкой поклонился и произнес:
– Рад вас снова видеть, любезная миссис Тесс!
– Что вам здесь нужно? – воскликнула она.
Хит не стал торопиться с ответом. Он выпрямился и окинул ее теплым взглядом своих карих глаз; как и его темные волосы, напомаженные и схваченные на затылке кожаным ремнем, они чудесным образом гармонировали с его добротным сюртуком шоколадного цвета. Стоячий воротничок его шелковой белоснежной сорочки почти соприкасался с бакенбардами, подчеркивающими мужественное выражение его лица.
На щеках у него внезапно вспыхнул румянец, и на сердце у Тесс вдруг потеплело, вероятно, вследствие волнения, вызванного столь неожиданной встречей. Странный жар мгновенно охватил ее с головы до ног.
Она потупилась и невольно обратила внимание на то, как плотно облегают рейтузы цвета карамели его стройные сильные ноги, обутые в черные высокие сапоги, начищенные до ослепительного блеска. Ну кто же мог представить себе еще несколько лет назад, что сын обыкновенного гувернера станет светским щеголем с манерами вальяжного сановника?
Обескураженная вызывающим молчанием Хита, Тесс перевела взгляд на его спутника и спросила:
– А вы кто такой?
Серые глаза незнакомца округлились, он улыбнулся и, поклонившись ей, ответил:
– Я Уильям Лоусон Смит. Рад познакомиться, леди Голдинг.
Рядом с рослым и плечистым Хитом он казался коротышкой. Его светлые волосы были взлохмачены, полосатый жилет под синим сюртуком обтягивал солидное брюшко, выдающее в обладателе большого любителя пива.
– Вам знаком этот джентльмен? – кивнув на Хита, спросила у Тесс Жанелль.
– Да, когда-то мы с ним были знакомы, – подтвердила Тесс, устремив взгляд на широкие плечи Хита. – Но не близко.
Он приложил к сердцу ладонь и возразил:
– Позволю заметить, мадам, что наше знакомство продолжалось едва ли не пятнадцать лет, и мне казалось, что мы неплохо узнали друг друга за это время.
– Однако с тех пор утекло уже много воды, мистер Хит, – отвернувшись, холодно промолвила Тесс.
– Я вижу, вы сердитесь на меня, Тесс! – сказал Хит. – И не без причины. Мне не следовало обращаться к вам официально, коль скоро еще в юности мы договорились обращаться друг к другу только по имени.
– Но это было так давно, – смущенно произнесла она.
– Однако же вы не забыли тот уговор, не правда ли?
В ожидании ее ответа остальные дамы затаили дыхание.
– Нет, не забыла – неохотно сказала она.
– Тогда я приношу вам свои искренние извинения и обещаю впредь не повторять эту ошибку, – с улыбкой произнес Хит.
Заметив в его шоколадных глазах загадочный блеск, Тесс облизнула губы и, потупившись, спросила, стараясь не замечать сладкого томления в своей груди и внизу живота:
– Что же привело вас сюда? Любопытство?
Ответил за него, внезапно взяв ее за руку, мистер Смит:
– Нет, любовь к старинным книгам, леди Голдинг! Как я узнал, вы торгуете ими. У меня имеется обширная коллекция редких фолиантов, и мне хотелось бы пополнить ее. Мы могли бы это обсудить?
В его серых глазах появился масленый блеск.
– Веди себя прилично с леди! – одернул его Хит. Смит подкупающе улыбнулся Тесс и, не оборачиваясь, ответил:
– Не волнуйся, дружище! Леди Голдинг достаточно умна, чтобы не увлечься таким болтливым ловеласом, как я. – Он поцеловал ей пальцы и добавил: – Правда, она вполне могла бы пересмотреть свое отношение ко мне, если бы взяла меня под свою опеку как кандидата в члены этого общества. Обязуюсь вас не разочаровывать, миледи!
Одетый в довольно-таки нелепый наряд и надушенный одеколоном, этот разговорчивый толстячок показался Тесс забавным, и она, не сдержав улыбки, воскликнула:
– Вы, должно быть, шутите, мистер Смит? У нас здесь женское общество, и ни один мужчина в нем пока еще не состоит.
– Вот и чудесно! – обрадованно воскликнул он. – Мы с моим другом станем первыми представителями сильного пола, пожелавшими вступить в эту организацию.
– Но зачем вам это нужно? – спросила Тесс, высвободив руку и отступив от него на пару шагов.
– Мы хотим проверить свое мужское обаяние, добровольно подвергнув себя женским колкостям и коварным вопросам! – без обиняков ответил Смит. – Вы только представьте, какое колоссальное удовольствие доставит вам возможность подвергнуть нас испытанию на выдержку, смекалку и находчивость!
Хит встал между ним и Тесс и резко сказал:
– Довольно паясничать, Биллс! По-моему, нам не следовало сюда приходить!
У Тесс вдруг закружилась голова и зарябило в глазах. Она почувствовала, что более не в силах находиться рядом с этим мужчиной, оказывающим на нее какое-то странное воздействие.
– И все-таки мне хотелось бы узнать истинную причину вашего желания вступить в женское общество! – вступила в разговор Жанелль.
– Откровенно говоря, мы заключили пари. Хит полагает, что все эти новомодные веяния о равноправии полов пустая болтовня и вздор. На его взгляд, женщинам надлежит обслуживать мужчин, которые их содержат. А все их риторические заявления о своей самостоятельности имеют своей целью лишний раз привлечь к себе их внимание, – сказал Смит.
Глаза Тесс округлились от охватившего ее негодования.
– Неужели он действительно так считает? – спросила она.
– Я ничего подобного не говорил! – вскинув руку, торопливо заявил Хит.
Но неугомонный Смит снова его перебил:
– Он также придерживается мнения, что представительницы слабого пола просто не способны слишком долго напряженно думать и усваивать сложные понятия. В связи с этим он ставит под сомнение как целесообразность их углубленного обучения, так и возможность их самостоятельного обогащения.
Люси скрестила руки на груди и вышла вперед, следом повскакали с мест Жанелль и Джинни. Выстроившись в ряд, возмущенные до глубины души дамы враждебно уставились на мужчин.
– Не искажай мои высказывания, Биллс! – поглядывая на Тесс, сказал Хит.
– Почему бы вам не высказать свою позицию по данному вопросу публично? – вскинув подбородок, спросила она. – Я не могу дождаться, когда с вашего языка сорвутся новые перлы мудрости!
Хит обжег испепеляющим взглядом своего приятеля, тотчас сделавшего невинную мину, расправил плечи и с важным видом изрек:
– Я всего лишь позволил себе высказать желание уточнить, чему именно вы здесь учитесь и каким образом надеетесь достичь быстрого процветания. Мною двигало чистое любопытство.
– Ловко вывернулся, дружище! – воскликнул Смит, фамильярно хлопнув его ладонью по спине. – Я бы так не сумел.
– Позволь мне напомнить тебе, старина, что не я, а ты сказал, что леди только и делают, что перемывают наши косточки с утра до вечера, – бросил ему в ответ Хит.
– Какой несусветный вздор! – всплеснув руками, воскликнула Жанелль.
– У нас, женщин, достаточно и других интересных тем! – заявила возмущенная Джинни, покачав головой.
– Именно так я и сказал ему, – подхватил Смит, подмигивая. – Но разве он станет меня слушать! И тогда я предложил ему пари на следующих условиях: если окажется прав он, то я заплачу ему сто фунтов, а если прав буду я, тогда он отдаст мне полторы сотни.
– Это почему же? – спросила Тесс.
– Разве не ясно, леди Голдинг? У меня гораздо меньше шансов выиграть! Это же очевидно! – с простецкой миной ответил Смит.
Тесс едва не подпрыгнула на месте от злости. Таких глупостей ей давно уже не доводилось слышать. Одно только ее смущало: почему мнение о ней Хита Бартлетта вызывает у нее такое негодование? Возможно, ей было обидно не столько за себя, сколько за всех женщин.
– Итак, уважаемые леди, – сделав строгое лицо, произнесла она, – нам следует рассмотреть просьбу двух джентльменов принять их в наше общество.
– Но ведь у нас женское общество! – визгливо воскликнула Джинни.
– В уставе нашей организации дискриминация при приеме в нее для мужчин не предусмотрена, – сказала Тесс, тяжело вздохнув. – По-моему, этим джентльменам не помешает кое-чему поучиться у нас и расширить свой кругозор.
Жанелль посмотрела на нее и, не колеблясь, присоединилась к ее мнению.
– Мне симпатична ваша точка зрения, дорогая, – проворковала она.
– Тогда я предлагаю заключить еще одно пари! – с хитрой улыбкой промолвила Тесс.
– Мне здесь определенно нравится, – почесав подбородок, заявил Смит.
– Мы внимательно слушаем вас, – сложив руки на груди, сказал Хит.
– Я готова побиться об заклад на двести фунтов стерлингов, что ни один из вас не выдержит вступительных испытаний, – заявила Тесс.
– Но какие вы можете предоставить мне гарантии того, что судейство будет объективным? – спросил Смит.
– Вам придется поверить на слово, джентльмены. Так вы принимаете мои условия? – спросила Тесс.
– Лично я согласен, – не задумываясь, ответил Хит.
– Раз так, тогда и я согласен, – хлопнув в ладоши, сказал его приятель. – Разве могу я упустить шанс обогатиться?
Тесс лукаво улыбнулась. А Хит прищурился, заподозрив подвох.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В сетях обольщения - Робинс Сари



прекрасный роман очень приятный для чтения . слава Богу без всяких мучений и страданий
В сетях обольщения - Робинс СариОльга
24.05.2014, 17.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100