Читать онлайн Что надеть для обольщения, автора - Робинс Сари, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Что надеть для обольщения - Робинс Сари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Что надеть для обольщения - Робинс Сари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Что надеть для обольщения - Робинс Сари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинс Сари

Что надеть для обольщения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Когда Эдвина выдавила из себя это признание, она почувствовала, что ей стало нечем дышать. Чтобы мистер Дивейн не заметил, как дрожат у нее руки, она с силой стиснула кулаки. Сердце отчаянно билось, щеки пылали огнем. Эдвина не могла предположить, что общаться с этим человеком будет настолько трудно. И еще что он произведет на нее такое сильное впечатление. Во всем его облике чувствовалась такая сила, что даже воздух в комнате казался наэлектризованным, как во время грозы.
Каждый раз, когда Эдвина встречалась с ним взглядом, от волнения у нее начинало сосать под ложечкой. От его низкого голоса по коже пробегали мурашки. Эдвина не ожидала, что, несмотря на все его раздражение, мистер Дивейн окажется весьма учтивым и воспитанным. До этого, представляя их встречу, она предполагала, что голос у Дивейна должен быть грубый, с хрипотцой, что речь выдает его низкое происхождение. Однако у него был великолепный, безупречный выговор и мелодичный, бархатный голос, возбуждавший ее воображение.
Ее растревожил мужественный, мускусный запах его одеколона, будивший в ней глубоко запрятанные животные инстинкты. Дивейн двигался с ленивой грацией молодого льва – властного, уверенного в своей силе и опасного. Его гладкая кожа имела красивый золотистый оттенок. Образ завершала великолепная грива волос медного цвета.
И так же как царь зверей, защищающий свою территорию, он был горд, неуступчив и великодушен к слабым.
«Это человек, с которым нельзя не считаться», – промелькнуло в голове у Эдвины. Она понимала, что именно поэтому ей нужен только он – и никто другой.
Эдвина ясно осознавала, что, если сейчас она упустит момент и не изложит суть дела, пока Дивейн не пришел в себя, он может выставить ее за дверь. В отличие от других знакомых ей мужчин, Прескотт Дивейн был человеком дела. Она ловила себя на мысли, что невольно думает о том, каково это – попасть в его объятия…
Эдвина постаралась унять свое разыгравшееся воображение и продолжила:
– Мистер Дивейн, меня шантажируют. Я не могу определить, кто этот ужасный человек. Но я уверена, что с вашей помощью я смогу это сделать, получу обратно компрометирующие меня материалы и остановлю этого негодяя.
Задумчиво почесав подбородок, Прескотт кивнул, сделав вид, что обдумывает ее слова. Возможно, бедняжка сбежала из Вифлеемской психиатрической больницы и ему следует обращаться с ней как можно осторожнее, пока она не скроется с глаз долой. «Спокойствие» – это было излюбленное слово его наставника, директора Данна, при общении с людьми с болезненной, неустойчивой психикой.
– Я вижу по вашему лицу, что вы не поверили ни единому моему слову, мистер Дивейн. Вы думаете, что я спятила. Но я уверяю вас, что нахожусь в здравом уме и твердой памяти и моя голова работает нормально. Более того, я со всей серьезностью утверждаю, что намерена остановить шантажиста. Мне нужен сопровождающий, который бы отвлекал внимание и охранял меня, в то время как я постараюсь выяснить, кто же этот мерзавец.
В душу Прескотта закралось сомнение. Незнакомка изъяснялась вполне разумно. Она говорила искренне. Кроме того, женщина держалась чертовски уверенно. Не плакала, не жаловалась ему. Относилась к случившемуся как к ситуации, которую необходимо преодолеть. И Прескотт был заинтригован.
Он недоумевал, какую компрометирующую информацию мог шантажист использовать против этой сдержанной, разумной и рассудительной особы. Прескотт никогда бы не подумал, что ее могут чем-то шантажировать. Хотя разве можно судить по внешнему виду? Несмотря на то, что дама не была изысканно одета, нельзя сказать, что на нее неприятно смотреть. А если убрать тугой пучок и распустить ее черные волосы, эта женщина может превратиться в дикую кошку, готовую пустить в ход свои острые коготки.
– Почему вы выбрали меня? – спросил он неожиданно для себя самого.
– Я обратилась к вам, мистер Дивейн, потому что директор Данн был о вас очень высокого мнения.
Прескотт вздрогнул, и боль потери обожгла его сердце с прежней остротой.
– Что вы такое говорите?
– Директор Данн никогда не оставлял того, кто попал в беду. Мне нужна ваша помощь.
Нет, она не сумасшедшая. И ни капли не трогательная. Перед ним обычная стерва, привыкшая манипулировать людьми!
Когда Прескотт заговорил, его голос напоминал хриплый шепот.
– Директор Данн никогда бы не одобрил то, о чем вы просите меня. – Прескотт ощутил досаду и стыд. Он всегда мечтал, чтобы Данн гордился им, как некоторыми другими своими подопечными – такими, как Ник Редфорд или Кэт. Прескотту было тягостно сознавать, что Данн умер, будучи разочарованным в нем и в том, какой образ жизни он вел. Ему так и не представилась возможность доказать, что усилия его старого наставника не пропали даром.
Прескотт отвернулся.
– Не смейте использовать имя директора Данна в своих корыстных целях!
– Директор Данн всегда боролся за справедливость.
– Какое все это имеет отношение к вам и вашему вопросу?
Молодая женщина подошла к нему ближе, и Прескотт почувствовал благоухание ландышей – неожиданный для нее выбор духов. Слишком нежный запах для такой упрямой дамочки, как она.
– Чтобы вершить черные дела, подлец скрывает свое имя. Так он чувствует себя в безопасности. – Голос незнакомки звучал бесстрастно и убедительно. – Если вы мне поможете, я смогу выяснить, кто он такой, и остановить его. Он будет не в силах продолжать свой шантаж.
Прескотт поднял голову, и их взгляды встретились. Темные глаза молодой дамы возбужденно блестели. Этот блеск в глазах, свойственный правдоискателям, Прескотту был хорошо знаком. Директор Данн всегда призывал своих подопечных бороться за справедливость со всем энтузиазмом, не жалея сил. Однако сам Прескотт считал, что от фанатизма больше вреда, чем пользы, и не одобрял излишнего рвения.
– Вы собираетесь остановить этого человека в одиночку? – Он скептически поднял бровь.
– У меня есть друзья. У вас…
Подумав о Нике Редфорде, Прескотт отрицательно покачал головой.
– Почему бы вам не нанять для расследования кого-нибудь из сыщиков с Боу-стрит? – Сам того не сознавая, он уже начал обсуждать с женщиной ее проблему. Причину этого Прескотт видел исключительно в огромном воодушевлении, с которым незнакомка относилась к своему плану. От возбуждения у нее блестели глаза, щеки покрывал румянец цвета вишни, грудь высоко вздымалась.
В ответ дама махнула рукой.
– Не могу же я вращаться в обществе в компании тупоголового верзилы с полицейской дубинкой? С сожалением могу отметить, что все сыщики полицейского суда, с которыми я общалась, были несуразны и неуклюжи, как слоны в посудной лавке, и не отличались большой проницательностью. – Женщина приблизилась к Прескотту и добавила, понизив голос: – А вы в отличие от них, насколько я знаю, чувствуете себя в обществе как рыба в воде, что меня всегда в вас восхищало. Мое дело весьма щекотливого свойства и требует тонкого и деликатного подхода. Совершенно необходимо, чтобы мы с вами полностью слились с той средой, где ведем поиск злоумышленника.
– Вы же сказали, что вам неизвестно, кто это.
– Да. Но тем не менее первый контакт с шантажистом произошел на концерте, а второй – на пикнике. Приглашены были только избранные – так сказать, сливки общества. Это навело меня на мысль, что негодяй не новичок в высшем свете.
– Вы уже платили шантажисту?
Дама округлила глаза.
– Я пыталась поймать этого мерзкого и гадкого типа… Ах, извините, всякий раз, когда я думаю о шантажисте, я выхожу из себя.
Эта женщина изъяснялась как школьная учительница, и Прескотт снова поймал себя на мысли, что недоумевает, чем же тот человек может ее шантажировать. Он заставил себя улыбнуться.
– Не обращайте внимания.
– Хорошо. Шантажист чрезвычайно хитер и изворотлив. Несмотря на то, что я постоянно была начеку, как только он получил деньги, его и след простыл.
Прескотт представил, как дама подглядывала, спрятавшись за портьерой.
– Вы его видели?
– Только его спину, когда он убегал с деньгами. И я уверена, что на голове у него был надет парик. – Она показала на свою аккуратную прическу. – Это был, знаете ли, такой старомодный напудренный парик. Но больше всего мне врезались в память его туфли.
– В самом деле? Они так необычны?
– Ну да. Туфли были весьма приметные. – Женщина подняла ногу и показала на подошву своей туфельки. – На подметке была изображена весьма примечательная красная фигура, похожая на изображение трефовой масти в картах. Я раньше никогда не видела такой обуви. А вы?
– Гм… – Прескотт задумался. На самом деле однажды ему встречались похожие туфли. Всего один раз. Туфли и впрямь весьма редкие. Их изготавливает в Париже знаменитый обувной мастер Франсуа Миллисан. Такая обувь может дать нить для поисков злоумышленника. Разумеется, если Прескотт все же решит этим заниматься. В чем он до сих пор не был уверен.
Леди поморщилась и вздохнула.
– Поэтому теперь я ищу человека, на подошве туфель у которого имеется особый красный знак. Все было бы хорошо, если бы мои розыски в настоящее время не зашли в тупик.
Не удержавшись, Прескотт переспросил:
– Зашли в тупик?
Молодая женщина расправила плечи и еще раз тяжело вздохнула:
– Видите ли, мой отец распустил слух, что я богата и собираюсь повторно выйти замуж.
– Ах вот оно что, – хмыкнул Прескотт. – В таком случае, как я полагаю, вы не можете пожаловаться на невнимание со стороны мужчин. Светские львы наверняка проявляют к вам интерес.
– Я бы сказала, нездоровый интерес. Но на самом деле у меня нет никакого желания снова выходить замуж.
Незнакомка опять прямо и откровенно выражала свои мысли, не проявляя излишних эмоций. Как будто то, что она говорила, было в порядке вещей.
Глядя на Прескотта, она натянуто улыбнулась.
– Ваше присутствие рядом со мной избавило бы меня от назойливых поклонников. Тогда мне было бы легче выявить, кто является шантажистом.
– Возможно, я слишком недогадлив, но только я никак не возьму в толк, каким образом мое присутствие рядом с вами может повлиять на молодых людей, имеющих на вас виды. Кто из этих господ благородного происхождения сможет увидеть во мне настолько большую угрозу их планам, что решит отказаться от матримониальных притязаний? – Подойдя к окну, Прескотт уставился неподвижным взглядом на деревья, которые росли вокруг дома. – Не понимаю, что изменится, если я буду исполнять роль вашего спутника. Какой в этом смысл?
– Ну… Если бы вы были… не просто моим сопровождающим… – Эдвина опустила глаза и тихо кашлянула в кулачок.
Прескотт раскрыл рот от удивления.
– Надеюсь, вы не предлагаете мне…
– Я притворюсь, что влюблена в вас по уши. И настолько потеряла голову от любви, что приняла ваше предложение руки и сердца.
Прескотт недоуменно взглянул на даму и покачал головой. Чем больше он узнавал об этой маленькой интриге, тем сильнее убеждался, что может увязнуть в ней по уши. Все как-то слишком запутанно. Впрочем, как бы там ни было, его это совершенно не касается. Он не собирается в это впутываться. Весь этот замысел – сплошное безумие. Вместе с тем Прескотта охватило любопытство.
– Но почему ваш выбор пал именно на меня? – снова спросил он.
– Как я уже вам сказала, благодаря директору Данну. Из-за обостренного чувства справедливости, которое было ему свойственно. Из-за его трепетного отношения к вопросам чести… – Бледные щеки дамы покраснели. – И разумеется, ваше происхождение будет только способствовать…
– Ах вот в чем дело! – Прескотт прищурился и понимающе закивал. – Я нужен вам, потому что не принадлежу к числу благородных джентльменов!
Она пожала плечами и, отведя взгляд, тихо проговорила:
– Ваше положение дает вам определенные преимущества…
– Вы хотите сказать, помимо возможности запятнать свою репутацию, у моего положения имеются другие плюсы?
Незнакомка смело взглянула ему прямо в глаза:
– Вы сильный и стойкий человек. Сильнее, чем многие мои знакомые молодые люди. Вам доводилось сталкиваться с трудностями, и вы умеете противостоять неблагоприятным обстоятельствам. Вы легки на подъем и умеете преодолевать препятствия.
– Скажите лучше, что вам нужен человек, способный воровать, лгать… не особенно щепетильный в вопросах чести!
– Это совсем не так. Я навела о вас справки и узнала, что в существенных для меня вопросах вы честны. Мне известно, что вы никогда не отворачиваетесь от того, кто в вас нуждается. Что, однажды дав слово, вы им дорожите. Что вы встаете на защиту тех, кто не способен защитить себя сам.
Прескотт был ошеломлен услышанным. Скрестив руки на груди, он холодно спросил:
– И что еще вам удалось обо мне выведать?
У молодой дамы еще сильнее вспыхнули щеки.
– Я внимательно изучала вашу личность. Мне хотелось как можно больше узнать о вашем характере. – Эдвина отвела взгляд и убежденно подытожила: – Вы идеально подходите для этой работы. Мне это сердце подсказывает.
– Вы ошиблись, делая ставку на меня. Изучая мою персону, вам следовало бы заметить, что я никогда не лезу на рожон и не собираюсь ради кого бы то ни было бросаться в омут головой и рисковать своей жизнью. Это идет вразрез с моими внутренними убеждениями, которые вы – и, надо признаться, совершенно справедливо – мне приписываете.
– А как же малышка Иви? – только и спросила она.
Наступило тягостное молчание. Прескотт отвернулся и тупо уставился в окно. Он не мог отрицать, что, когда увидел, как на маленькой девочке горит платье, у него что-то шевельнулось в душе. В тот миг, когда Прескотт бросился голыми руками тушить огонь на оцепеневшем от ужаса ребенке, он не думал о себе. Молодой человек готов был отдать свою правую руку, лишь бы девочке не было больно. Раньше Прескотт и не подозревал, что способен на такой поступок. Но это вовсе не значит, что он готов стать участником безумного замысла какой-то сумасбродки!
– Иви мне не чужая, – резко ответил он. – А вас я в первый раз вижу. – Прескотт покачал головой, удивляясь, почему он вообще согласился выслушать свою незваную гостью, и уверенным тоном добавил: – Я не собираюсь связываться с вами и участвовать в этом безумии. И какой бы аргумент вы ни привели сейчас, это меня не переубедит!
Эдвина отвернулась и направилась в дальний угол гостиной, на ходу обдумывая, какие еще можно привести доводы в пользу своего замысла. Она еще раз внимательно посмотрела на мистера Дивейна, отчаянно надеясь, что в последний момент ее посетит озарение и она что-нибудь придумает.
– Это будет увлекательно, – сказала она, как утопающий за соломинку, хватаясь за последнюю надежду.
Прескотт вопросительно поднял бровь, насмешливо глядя на собеседницу.
Она смущенно подняла руку к скромному вырезу своего строгого коричневого платья. Собираясь на встречу с мистером Дивейном, Эдвина выбирала наряд с особой тщательностью, стараясь произвести на него впечатление особы серьезной и основательной. Но ее скучная старомодная одежда не произвела эффекта, на который она рассчитывала.
Стараясь не обращать внимания на то, как от досады и разочарования у нее засосало под ложечкой, она попыталась объяснить свои слова:
– Я имела в виду возможность остановить зарвавшегося злодея. Я хотела сказать, что сорвать с него маску так увлекательно и захватывающе…
– Можете не продолжать. – Прескотт шумно вздохнул. – Мне очень жаль, но для осуществления вашего замысла вы выбрали совсем не того человека. – Говоря это, он даже не взял на себя труд притвориться, что хоть чуть-чуть огорчен.
– Но…
– Довольно с меня ваших нелепых россказней! Свой ответ я вам сообщил. А теперь сделайте милость и оставьте меня.
– Но я даже не…
В этот момент в дверь постучали, и спустя мгновение Эдвина увидела чью-то голову с блестящей лысиной.
– Ах вот вы где, Прескотт! Я пришел, чтобы осмотреть ваши руки… – Увидев гостью Прескотта, обычно улыбчивый доктор Майкл Уиннер недовольно нахмурился: – Извините меня за бесцеремонность, леди Росс, но какого черта вы здесь делаете? Одна, без сопровождения, в доме мистера Дивейна?
Леди Росс? Прескотт несказанно удивился.
– Так, значит, вы дочь графа Вуттон-Баррета?
Дама вспыхнула и гордо вскинула голову:
– Она самая. Собственной персоной.
Прескотт изумленно поднял брови:
– Дочь человека, который так печется о чистоте своей родословной, что лишил племянника наследства, предположив, что тот мог родиться в результате внебрачной связи его невестки? Связи, которой, возможно, на самом деле никогда не существовало?
В горле у Эдвины встал комок, и она произнесла глухим голосом:
– Да, того самого человека.
Прескотт от души рассмеялся. Он смеялся в первый раз за последние несколько недель.
– До этого я не был уверен. Но сейчас все сомнения отпали сами собой. Теперь я точно знаю, что вы сумасшедшая!
– Но как я вам уже объяснила…
Качая головой, Прескотт перебил ее:
– Знаете что, миледи? Сами кашу заварили – сами ее и расхлебывайте!
– И вы вот так возьмете и скормите меня волкам? – с негодованием воскликнула Эдвина.
– С удовольствием, миледи. С превеликим удовольствием!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Что надеть для обольщения - Робинс Сари



В принципе, увлекательно, но как-то сумбурно, а мир крутится вокруг трёх женщин. Все вокруг шпионы,а вторая половина - жертвы шантажа, к тому же все шпионы гипер-умницы, что роман делает немного проиграшным...
Что надеть для обольщения - Робинс СариItis
25.05.2013, 18.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100