Читать онлайн Больше чем скандал, автора - Робинс Сари, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Больше чем скандал - Робинс Сари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Больше чем скандал - Робинс Сари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Больше чем скандал - Робинс Сари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинс Сари

Больше чем скандал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Ощутив внезапную неловкость из-за того, что он вновь остался наедине с отцом, Маркус оперся на костыль. До того как смущенный неожиданной встречей Данн решил заняться своим плащом, а в комнату вбежала Кэтрин, они с отцом едва успели обменяться парой слов. Между ними зияла огромная пропасть.
Как опытному боевому офицеру, встречавшему лицом к лицу немало опасностей, Маркусу было досадно сознавать, что встреча с отцом заставила его вспотеть и ощутить резь в желудке. Однако среди свиста пуль, звона сабель и рева снарядов он никогда не поддавался искушению показать спину и бежать. Не собирался он отступать и теперь. А поэтому без труда выдержал испытующий взгляд отца.
Проницательные голубые глаза Данна, столь похожие на те, которые Маркус видел каждый день в зеркале, скользнули от шрамов над бровью к костылям и больной ноге сына. В конце концов его отец осведомился:
– Ранение настоящее?
Маркус отрицательно качнул головой.
– Ты в отличной форме, сынок, – стесненно проговорил Данн-старший.
– Вы тоже, отец, – солгал Маркус, и они оба это поняли. Глупо было ожидать, что отец не переменится за семь лет, однако Маркус надеялся, что годы смилостивятся над Урией Данном. Он все еще оставался таким же высоким и осанистым, и ноги его по-прежнему твердо и широко, по-хозяйски, стояли на земле, сыном которой он был. Его волнистые волосы не поредели, но приобрели стальной оттенок. А ведь когда-то они были того же цвета воронова крыла, что и у Маркуса. Лицо, чисто выбритое и бледное, немного искажали собравшиеся возле губ складки. Морщины, которых Маркус раньше не видел, залегли у отца на лбу.
– Я не получил ответа от Уэллингтона, – в глазах директора приюта мелькнула, но тут же исчезла боль, – и, м-м… не знал о твоем приезде.
– Я… находился под арестом, – Маркус не намеревался рассказывать ни о своем заточении, ни о сделке, которую он все-таки заключил, чтобы спасти жизнь друга, капитана Люка Хейза.
– Все равно я рад твоему решению, хотя и не я на него повлиял. – Отец замолчал и жестом пригласил Маркуса сесть.
Положив костыли рядом с собой, Маркус опустился на потертое деревянное сиденье.
Урия Данн, вместо того чтобы усесться за свой внушительного вида стол, пододвинул старенькое кресло и устроился прямо напротив сына. Маркус не любил, когда ему преграждали путь к выходу, вот и сейчас он почувствовал себя словно в ловушке, однако промолчал. Вместо этого он немного отодвинулся, освобождая место для маневра, если таковой понадобится. Кроме того, теперь он мог не смотреть прямо в лицо отца.
– Сейчас самое подходящее время поговорить, – начал Данн-старший. – Большая часть детей в часовне, – он прочистил горло. – Так вот, имея возможность серьезно обдумать твой отъезд…
Маркус напрягся.
– Вы знаете, почему я здесь. И лучше двигаться дальше… а не тратить время… на воспоминания.
Урия Данн, явно недовольный реакцией сына, поджал губы. Однако он все же нашел в себе силы и мягко согласился:
– Как пожелаешь.
Маркус постарался не выдать своего удивления. Его отец был не из тех, кто легко сдается. Что же он задумал? Маркус начал лихорадочно соображать. Данн-старший не походил на того человека, каким он представлял его на протяжении последних семи лет. Выбить у общества толику денег для Андерсен-холла – такова была его насущная, неизменная задача. Поведение отца странным образом изменилось, и Маркус не мог этого не сознавать.
Послышался стук в дверь. Данн-старший бросил на Маркуса извиняющийся взгляд.
– Войдите.
Вошла миссис Нейгел с подносом, на котором разместились кувшин, чашки и какая-то еда.
– Я взяла у кухарки сдобных пирожков для вас. И молока с чаем, – пояснила она, ставя поднос на столик.
– Благодарю вас, миссис Нейгел, – произнес Маркус, понимая, что с удовольствием съел бы сейчас даже солдатский башмак: его желудок свело от голода.
Тем временем миссис Нейгел продолжала с гордостью говорить:
– Я рассказала о вашем приезде, и все умирают от нетерпения, желая вас увидеть. – Она подняла руку и стала загибать пальцы. – Кухарка, старый Бертрам, Бетти и даже садовник, Грейвз, – миссис Нейгел на мгновение нахмурилась, – хотя он вот-вот будет уволен.
Вздохнув, директор Данн поднялся.
– Я уже говорил вам, миссис Нейгел, правила есть правила, и он не оставил мне выбора.
Маркус убедился, что кое-что все-таки не изменилось: его отец сохранил прежнюю непреклонность.
Экономка вздохнула:
– Ну да, конечно, а сейчас вы должны подкрепиться.
– Спасибо, миссис Нейгел, – прервал ее Урия Данн, – но мы с Маркусом отправляемся в мой клуб отобедать. – Он похлопал себя по животу. – И лучше не перебивать аппетит.
Сообразив, что отец дает ему возможность рассказать о своей миссии в приватной обстановке, Маркус вскочил на ноги и подхватил костыли.
– Да, нога ягненка – мое слабое место! Надеюсь, у вас в клубе по-прежнему искусно готовят это блюдо.
– Как всегда, безупречно, – быстро откликнулся Данн-старший. – Не сомневаюсь, что преподаватели отдадут должное вашим пирожкам, миссис Нейгел.
– О! – на ее добром лице отразилось разочарование. – Я полагала, что вы задержитесь.
В этот момент в комнату стремительно вошла Кэт. Она сменила грязный передник на похожий, но белоснежный и накрахмаленный. Однако ее домашнее платье по-прежнему представляло собой бесцветное и мешковатое одеяние.
И хотя из ее льняных локонов исчезла паутина, пряди, закрученные на затылке небрежным узлом, кое-где торчали как соломинки. Очевидно, что она потратила не слишком много времени на то, чтобы помыться, и вряд ли бросила на себя лишний взгляд в зеркало.
– Надеюсь, вы привели себя в порядок не ради меня, – сострил Маркус.
Фарфоровые щеки Кэтрин подернулись краской, а в дымчато-серых глазах блеснули молнии, но она проигнорировала это замечание и повернулась к директору Данну:
– Нельзя ли коротко переговорить с вами, сэр?
«И зачем только я сострил», – спросил себя Маркус. Он не понимал, почему ее пренебрежение собственной внешностью так его задело? Возможно, несмотря на паутину и отвратительное мешковатое платье, что-то в ней его все же привлекало. И честно говоря, это было удивительно: Маркус всегда предпочитал пышных брюнеток, а не гибких фей с льняными волосами.
Миссис Нейгел забрала поднос и вышла, хмуро бросив:
– Я велю Тимми приготовить кабриолет.
Маркус понаблюдал за отцом и Кэт, вышедшими в прихожую. Не странно ли, что они оставили его в кабинете? Впрочем, нельзя забывать – он уже не подросток, и относиться к нему станут иначе.
Маркус подавил стон. Предстоящая миссия выглядела отталкивающе, с какой стороны ни взглянуть.
В поле зрения Маркуса попала девчонка, нет, женщина, которая спорила с его отцом. Он не мог не восхититься ее решительностью: мало кто осмеливался вступать с Урией Данном в открытый поединок. Продолжая спорить с директором, она посылала Маркусу сверкающие холодным огнем взгляды. Речь, несомненно, шла о нем. Забавно.
Ее так взволновало его включение в Совет попечителей? Или же Кэтрин была недовольна тем, что его отец попросил ее взять Маркуса под свое крыло? В любом случае негодование девушки пришлось юному Данну по душе. Проклятые обстоятельства сулили ему некоторое развлечение. Маркус едва не рассмеялся. Она не давала его отцу, опытному оратору, и слова сказать в ответ!
Неужели она всегда была такой напористой? В его памяти возникла сиротка с золотыми волосами, прядки которых постоянно выбивались из ее тоненьких косичек. Она была очень застенчива и вечно жалась по углам, твердо сжав розовые губки. Если он правильно помнит, она много читала. И редко играла с другими детьми. Нога. У нее болела нога. Маркус почти не общался с ней. Он входил в более взрослую и разбит: iyra о.
Он перевел взгляд на нечеткий абрис ее мешковатс г с: – годаря грациозной, непринужденной осанке она не кой. В сущности, она выглядела вполне здоровой. Бс: / аз ът мешок не мог скрыть пышных очертаний груди, тонкой талии и соблазнительной линии бедер. Он с удовольствием наблюдал, как колыхались юбки Кэтрин, когда она нетерпеливо притоптывала. Ее аккуратные круглые ягодицы были изогнуты именно так, чтобы поместиться в ладонях. Ничто не разжигало его кровь сильнее, чем эти волнующие изгибы, которые находились всего в нескольких метрах от него. Он представил, что ласкает ее нежную, гладкую кожу…
Страшно смутившись, Маркус кашлянул в кулак.
Кэт и его отец уставились на него, прекратив спор.
– Все в порядке, – пробормотал он с легкой улыбкой и махнул рукой, – пожалуйста, продолжайте. – Лучше, чтобы они были заняты друг другом, а не им.
После секундного колебания Кэт повернулась к Данну-старшему и продолжила начатую шепотом тираду.
«У меня слишком долго не было женщины», – осознал Маркус. И теперь все тролли представляются ему нимфами. Впрочем, ее даже нимфой назвать сложно, просто какая-то учительница.
Подтверждая какую-то мысль, Кэт назидательно погрозила директору пальцем, и Урия Данн ее не остановил! Его отец даже не протестовал, он терпеливо слушал и упорно пытался вставить там или здесь свои замечания. Вероятно, он привык к ее острому языку и горящему взору.
Маркус не мог понять, какие у нее глаза – темно-серые, агатовые или цвета голубиного крыла. Они напоминали ему облака, которые буря могла превратить в грозовые тучи-водовороты, но становились светлой дымкой, едва стихал ветер.
Когда Кэт была младше, ее огромные глаза всегда ярко выделялись на бледном заостренном личике, придавая ей очаровательный вид. Теперь ее широко расставленные глаза чудесно гармонировали с ровными бровями пшенично-золотого цвета и с изгибом сочно-розовых губ. И только небольшой вздернутый нос немного не подходил к ее привлекательным чертам. В особенности когда она хмурилась, изображая строгую хозяйку-экономку.
И как только подобные мысли могут приходить ему в голову? Кэт – старая дева и, похоже, синий чулок. Пожалуй, она скорее сунет свой носик в гроссбух или станет торговаться из-за цен на хлеб, нежели будет танцевать при лунном свете. Только эта женщина в чудесный весенний день способна заниматься чисткой кладовок.
Разве можно сравнить ее с Анжеликой, темноволосой, черноглазой красавицей, оставленной им в Португалии? Конечно, все это – следствие воздержания, не иначе. Тем более, пока он изображает увечного, постельные развлечения все равно ему недоступны. Тем более что заботы, связанные с миссией, до сих пор полностью занимали его внимание, и лишь только сегодня тревожные ощущения дали о себе знать.
– Я сказал – достаточно! – прогремел Урия Данн и тут же смутился, словно испугавшись того, что повысил голос.
Однако Кэт ничуть не растерялась:
– Но, сэр…
– Мы уходим. – Директор кивнул Маркусу и взял свою трость.
Кэт закусила розовые губы и метнула на директора сердитый взгляд, однако сдержалась. «Вряд ли она утихомирится», – подумал Маркус. Было понятно, что она воспользуется первой же возможностью, чтобы снова взяться за свое.
Урия Данн схватил шляпу с подставки и двинулся к выходу. Маркус тут же направился следом, вполне сносно управляясь со своими костылями. Он уже начал привыкать к этому проклятому приспособлению.
Кэтрин пошла за ними, словно охотничья собака по следу лисицы.
Данн-старший быстро спустился по ступенькам и уселся в открытый черный кабриолет с большими гладкими колесами. И хотя этот экипаж не казался таким эффектным, как прочие кабриолеты, разъезжающие по Лондону, было видно, что он сработан весьма добротно. Легкий ветерок, коснувшийся лица Маркуса, донес до него знакомые запахи лошади, кожи и смазки.
– Когда вы вернетесь, сэр? – поинтересовалась Кэтрин, когда директор Данн взял вожжи у конюха Тимми.
– Не очень поздно.
– Всего доброго, Кэт, – кивнул ей Маркус, помахав кивером. – Надеюсь скоро с вами увидеться. – Он понял, что говорит правду. При первой же встрече они, конечно же, снова скрестят шпаги, но он этого ждет. Осознав, сколь низко он пал, если ищет развлечений в перепалке с настоящей гарпией, Маркус чуть не застонал.
Кэтрин нахмурилась еще сильнее, и ее глаза потемнели.
Маркусу действительно стоило поискать каких-то развлечений, раз он все-таки вернулся в Лондон.
Дернув вожжи, Урия Данн прищелкнул языком, и лошади тронулись с места.
Маркус положил костыли рядом с собой и устроился поудобнее, изучая окрестности, почти не изменившиеся за время его отсутствия.
Колонны деревьев, которые окружали приют, словно большой квадрат, напомнили Маркусу о полях сражений, где он предпочел бы сейчас находиться. Однако если уж ему все-таки пришлось попасть в Лондон, надо, по крайней мере, наслаждаться этим погожим деньком. Вся округа купалась в солнечном свете, на деревьях распускалась пышная изумрудная листва, в воздухе разливался запах сосновой хвои.
Когда они подъехали к железным воротам Андерсен-холла, Маркус внезапно обернулся. Кэт с поникшими плечами все еще стояла на крыльце, скрестив руки. Весь ее облик выражал недовольство по поводу его приезда.
Впрочем, они оба сожалели об этом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Больше чем скандал - Робинс Сари



Увлекательный роман конец немного скомкан но читать можно.
Больше чем скандал - Робинс СариНаталюша
27.04.2014, 21.33





Ой, девочки. Снавала прочла "Незнакомку под вуалью" . Роман мне тек понравился, что я решила прочесть еще что-нрбудь этого же автора, но роман меня разочаровал. Слабо.
Больше чем скандал - Робинс Саригалина
20.02.2015, 1.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100