Читать онлайн Сладостная горечь, автора - Робинс Дениз, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостная горечь - Робинс Дениз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостная горечь - Робинс Дениз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостная горечь - Робинс Дениз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинс Дениз

Сладостная горечь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Итак, свершилось… Венеция, лежа на кровати и пытаясь прийти в себя после вчерашнего, была совершенно счастлива. Сегодня Майк поведет ее покупать кольцо, а завтра утром они отправятся в его имение в Бернт-Эш.
– У тебя несравненный вкус, дорогая, – сказал он ей накануне. – Сама решишь, что переделывать и исправлять.
Настойчивый звонок телефона разбудил ее окончательно. Она протянула руку к трубке из слоновой кости и проговорила:
– Алло.
Сначала она подумала, что это, должно быть, Майк, но, услышав глухой голос с иностранным акцентом, села, и выражение восторженного удивления появилось на ее лице.
– Герман!
– О! Значит ты на месте. Я боялся, что ты за городом.
– Герман. Ты в Лондоне… как замечательно!
– Я прибыл, чтобы встретиться с нужными людьми и дать небольшой сольный концерт перед турне по Америке. И, разумеется, я не мог покинуть Лондон, не повидавшись с моей Венецией.
– Я бы очень обиделась, если бы ты не позвонил… тем более, что у меня есть замечательная новость.
– Выкладывай.
– Я вновь собираюсь выйти замуж! – сказала Венеция, чувствуя, как зарделось ее лицо. Тяжесть в голове исчезла. Она опять чувствовала себя хорошо. Взволнованным голосом она сообщила эту новость своему близкому другу, с которым она не виделась почти два года.
Герман Вайсманн относился к числу наиболее выдающихся пианистов мира. Знаменитый исполнитель Бетховена, он играл почти перед всеми коронованными особами Европы… до того, как множество государств исчезло с лица земли, а две войны оставили любящую музыку Европу в руинах.
Австриец по рождению, с примесью еврейской крови, Вайсманн нашел убежище в Америке во время Второй мировой войны. Сейчас, в шестьдесят лет, его игра продолжала оставаться бесподобной, и Венеция не знала никого, кто мог бы с ним сравниться. Долгие годы сверхнапряженной работы, которую любой пианист должен выдерживать, прежде чем достичь вершины славы, уже покоренной Вайсманном, не лишили его замечательной жизнерадостности. Звук его голоса оживил в памяти Венеции образ этого человека – невысокого, с густой гривой посеребренных волос и глубоко посаженными глазами. Глядя на него, можно было подумать, что этот человек отличается хрупким здоровьем. Как раз наоборот: Герман редко болел. Его большой, чуть кривой рот, как часто говорил Джефри, очень напоминает рот самого великого Бетховена.
Венеция с Джефри впервые услышали игру Германа в Дрездене, где не раз отдыхали до того, как родилась Мейбл. Общий друг и импресарио познакомил их после концерта. С момента, когда Герман взял руку Венеции в свои, поцеловал и улыбнулся ей задорной улыбкой, с момента, когда она взглянула в эти прекрасные глаза, горевшие вдохновением и интеллектом, она полюбила его! Полюбила с чувством глубокого уважения и поклонения. Джефри тоже полюбил его. Они встречались всякий раз, когда Вайсманн приезжал на гастроли в Лондон или если чета Селлингэмов присутствовала на одном из его концертов за рубежом. После смерти Джефри Герман оставался с Венецией в доме ее свекрови в Ричмонде. Он, как мог, утешал ее со всем вниманием и отеческой заботой, какие только стареющий мужчина мог оказать молодой и красивой женщине.
Герман был философ. Он, потерявший жену и ребенка, видевший мучения и гибель стольких своих друзей, продолжал верить в Бога и человеческую доброту. Он был убежден, что жизнь человеческая не кончена с физической смертью, во что заставил поверить и Венецию, тем самым утешив и ободрив ее в трудную минуту.
«Смерть – это когда закрывается одна дверь, но отворяется другая. И помни: ты молода, и не подобает молодой женщине оставаться одной».
Венеция плакала и уверяла, что никто не заменит Джефри.
«О! – грустно улыбаясь, произнес он. – Сколько раз я слышал такие обещания, произносимые в порыве первого безотчетного горя. Но наступит день, когда ты будешь мыслить по-иному. Моя милая Венеция, будь я помоложе и не будь я обвенчан с музыкой, я сам обратился бы к тебе с просьбой проявить заботу о нас с Мейбл».
Тогда она невольно улыбнулась сквозь слезы. Просто замечательно, что величайший из пианистов оказывает ей такую честь! Однако она знала, что для Германа существовала только одна женщина.
Наоми, его жена, была красивой баварской еврейкой. Он боготворил ее. И она умерла в тот ужасный день в Берлине, в первой кровавой бане, устроенной Гитлером для евреев.
В то время Герман гастролировал в Москве. Он не успел вовремя вернуться в Германию и спасти свою милую Наоми и маленького сына. Возможно, снисхождение и было бы оказано семье большого музыканта, которому благоволил Геринг. Наоми с ребенком отправились за покупками по магазинам и оказались в толпе, когда штурмовики начали преследование. Автоматная очередь первой сразила мать, за ней ребенка. Больше Герман их не видел. Ему сообщили о их смерти и посоветовали не возвращаться на родину.
За эти страшные семь военных лет произошло множество подобных трагедий. Горе Германа Вайсманна Венеция и Джефри восприняли как свое собственное. Герман женился уже будучи немолодым человеком и души не чаял в жене и сыне. Никто так и не заменил ему Наоми…
В это утро, после того как Венеция сообщила ему о своем желании снова выйти замуж, на другом конце провода долго молчали, потом Венеция расслышала приглушенный смех.
– Выходит, произошло так, как я предсказывал. Поздравляю, моя дорогая!
– Спасибо, милый Герман. Я вас обязательно познакомлю. Мы все трое как можно скорее должны вместе пообедать. Как долго ты пробудешь в Лондоне?
– Две недели. Расскажи мне о своем женихе.
– Он молод, – несколько натянуто рассмеялась она, – моложе меня…
– Вот как! Но ты не подвластна времени, Венеция. Джефри, бывало, говорил… и я согласен с ним… к тебе, как ни к какой другой женщине, применим старый афоризм: «Она не увядает со временем».
– И слава Богу, – со смехом сказала Венеция, – поскольку Майк значительно моложе меня.
– Он художник… музыкант? Она прикусила губу.
– Ни то, ни другое. По правде говоря, он не принадлежит миру искусства. Нет… Я собираюсь выйти замуж за человека, пусть это и покажется тебе безумием, который… совершенная противоположность нашему Джефри.
– Безумие бывает изумительным, – заметил Вайсманн. – Я оставляю за собой право судить, пока не встречусь с твоим женихом. Если это твой выбор, он, наверняка, понравится и мне.
– Что ты делаешь в воскресенье? Где ты остановился? – спросила она.
– В своем обычном месте. Ты знаешь этот отель. Беру на себя смелость предложить вам отдохнуть где-нибудь на природе в воскресенье. Я ревнив, но ничего не поделаешь – придется смириться с обществом твоего удивительного молодого человека.
– Это просто замечательно! – воскликнула Венеция. – Я знаю, Майк тоже будет в восторге. У него есть машина. В полдень мы заедем за тобой.
– Но ни минутой раньше, и я надеюсь, что не попаду в руки автохулигана.
Они рассмеялись.
Венеция положила трубку на рычаг, выпрыгнула из кровати и позвала Маргарет, шотландку, жившую с ней последние два года и исполнявшую обязанности прислуги. Это была вдова средних лет, приехавшая из южной Шотландии и, как Венеция сказала своим друзьям, единственный человек, умеющий сохранять в доме спокойствие, когда все идет кувырком. Венеция считала, что ей повезло с Маргарет, но самое главное – женщина обожала Мейбл.
– Как насчет чая и гренок? – певуче спросила она.
Вскоре в комнату с подносом в руках вошла Маргарет. К этому времени Венеция привела себя в порядок и, отдернув шторы, стояла у окна и глядела на голубое небо. Зеленые лавровые деревья в полосатых кадках, высаженные в саду, светились золотистым цветом. Было тепло. Она глубоко вздохнула и прижала пальцы к вискам.
– О, какой чудесный день!
– Да, – согласилась Маргарет, ставя поднос у кровати. Венеция обернулась и принялась перевязывать лентой свои длинные светлые волосы, делавшие ее необыкновенно молодой, хотя безжалостное утреннее солнце высвечивало морщинки, которые не в силах скрыть ни одна женщина ее возраста.
На лице Маргарет Венеция заметила выражение осуждения. Таким оно было, когда Венеция сообщила ей, что собирается выйти замуж за мистера Прайса. Это сообщение она выслушала с каменным лицом, не проявив никаких эмоций. Сдержанность и спокойствие были у нес в крови, но Венеция знала, что за этим скрывается чуткое и отзывчивое сердце.
– Ты не собираешься поздравить меня, Маргарет? – спросила Венеция.
Маргарет, глядя на свой фартук, который, по-видимому, имел для нее большее значение, чем Венеция, ответила:
– Ах да… мои поздравления, мадам. Больше ни слова Венеция не могла вытянуть из нее; она так и не узнала, что та думает по этому поводу. Венеция пришла к выводу, что Маргарет из тех, кто косо смотрит на ее замужество.
– Надо понимать, что после вашего замужества я вам больше не буду нужна, и мне придется возвращаться в деревню? – неожиданно спросила Маргарет.
– С чего ты взял:)? – спросила ее Венеция, сидя на кровати. – Ну, разумеется, ты мне нужна… больше, чем прежде. Разве я управлюсь в загородном доме без тебя? Было бы неплохо иметь гам побольше слуг, но знай: мы с Мейбл тебя никуда не отпустим.
Она подняла голову, улыбнулась и заметила, как задрожали губы Маргарет. Тем не менее, Маргарет ничего не сказала, что думает о предстоящей свадьбе:
– Я в самом деле не хочу менять ничего. И потом мне очень нравится жить за городом.
После того, как она вышла. Венеция выпила чай и съела тонкий ломтик хлеба. Жаль, подумала она, что Маргарет так отнеслась к одному из самых важных событий в ее жизни.
После завтрака она собралась позвонить Майку и сообщить ему о предстоящей встрече с Германом, как вдруг он опередил ее:
– Доброе утро, доброе утро, моя божественная Венеция.
Она засмеялась, растянулась на кровати и, закрыв глаза, с наслаждением вслушивалась в его голос.
– Я влюбилась, – наконец, со вздохом произнесла она. – Разве это не ужасно?
– Можно узнать о предмете ваших воздыханий?
– Нет… ты должен сам угадать.
– Годфрей Челло, – сказал он, имея в виду человека, к которому оба питали антипатию. Он был толст, жаден и женоподобен.
– Нет! – ответила Венеция, с трудом сдерживаясь, чтобы не захихикать, как школьница.
– Тогда это должно быть тот маленький официант, который чуть было не облил тебя куриным супом с овощами в ту ночь в Сохо.
– Нет.
– Чан Кайши?
– Милый! Он женат на одной из самых красивых и блестящих женщин в мире.
– Но он мог посетить Лондон, увидеть тебя и избавиться от мадам Чан…
– Милый, перестань молоть чепуху.
– Значит, это я. Если это не так, то я устрою грандиозный скандал. Соберу армию и ворвусь в твой дом. Венеция, любовь моя, разве это не я?
– Сам знаешь, – тихо проговорила она, ощущая прилив всепоглощающей нежности и безумной любви к Майку. Как много прошло лет, подумала она, с тех пор, когда она была так счастлива, так свободна и так возбуждена. Будущее приоткрывает перед ней столько замечательных перспектив. Ей хотелось любить и быть любимой. Только сейчас она отчетливо осознала, как была одинока последнее время.
Она сообщила ему о завтраке с Германом Вайсманном. Эту новость он воспринял в характерном для себя стиле.
– Все, что угодно, если ты хочешь. А кто такой Вайсманн? Похоже, немец.
Она с изумлением открыла для себя, что Майк ничего не слышал о такой знаменитости.
– Майк! Герман Вайсманн – пианист., один из величайших в мире и…
– О, да, да, конечно, – вставил он. – Теперь я припоминаю… я не совсем тебя понял… не буду утверждать, что слышал его игру… сама знаешь, мои познания в музыке несколько ограничении. Но если он твой друг… он и мне друг…
– Он мой самый большой друг. Он австриец, не немец, и мы не говорим о Германии, так как он потерял там жену и сына.
– Как это ужасно, – голосом, полным сочувствия, произнес Майк.
После этого он перестал говорить о Германе и завел разговор о том, когда они встретятся и он поведет Венецию на поиски обручального кольца.
– Единственное, что беспокоит меня, – добавил он, – то, что я не могу купить тебе кольцо, которое ты заслуживаешь.
– Тебе прекрасно известно, что мне не это важно, – ответила она. – Я никогда не любила драгоценности, и потом у меня все есть. Если хочешь, дорогой, ты можешь отвести меня к Уолворту. Мне все равно.
– Попытаемся придумать что-нибудь получше, – раздался в трубке его заразительный смех. – Не могу дождаться – так хочется видеть тебя. У меня голова раскалывается от вчерашнего. Я выпил слишком много. Когда все ушли, мы с Тони принялись снова отмечать… Ужас! Но знаешь, мне хочется праздновать нашу помолвку бесконечно. Просто замечательно быть обрученным с тобой!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладостная горечь - Робинс Дениз

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Сладостная горечь - Робинс Дениз



прочитала с удовольствием. хороший и тонкий роман. заставляет о многом подумать
Сладостная горечь - Робинс Денизиришка
6.03.2013, 9.33





Стоит задуматься о многом...Гг- Порошка как не крути, но Божья кара его настигла. Советую почитать.
Сладостная горечь - Робинс ДенизАННА
11.01.2015, 7.42





Стоит задуматься о многом...Гг- Порошка как не крути, но Божья кара его настигла. Советую почитать.
Сладостная горечь - Робинс ДенизАННА
11.01.2015, 7.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100