Читать онлайн Сладостная горечь, автора - Робинс Дениз, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостная горечь - Робинс Дениз бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.74 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостная горечь - Робинс Дениз - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостная горечь - Робинс Дениз - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робинс Дениз

Сладостная горечь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Когда Венеция вернулась в спальню, Майк принимал душ. Сквозь полуоткрытую дверь доносилось его веселое насвистывание. От этого звука ее неприязнь к нему только усилилась.
Она успела переодеться, когда Майк вышел из ванной. В черном атласном халате и красном галстуке он выглядел несколько театрально, а его улыбка была, как всегда, неотразима. Потирая руки, он воскликнул:
– Привет, милая! Как сегодня морозно! Что у нас на завтрак в рождественское утро?.. Меня устроила бы копченая селедка. Что ты на это скажешь?
Венеция принялась наводить порядок на туалетном столике, придав своему лицу спокойное выражение. Она, к своему ужасу, почти ненавидела Майка.
– Нет… я заказала яйца в мешочек, – ответила она. – Ты бы лучше спустился вниз, Майк, а то я сказала Маргарет, что мы будем есть в девять, а сейчас уже почти десять.
Майк подошел, повернул ее к себе и с искренним удивлением посмотрел ей в глаза. Но даже косметика в это утро не могла ввести в заблуждение Майка… он не мог не заметить в утреннем свете безжалостную сетку морщин и темно-фиолетовые пятна под этими прекрасными глазами.
– Счастливого Рождества, миссис Прайс, – сказал он, наклоняясь и целуя жену. К его удивлению она оттолкнула его.
– Не надо… пожалуйста, – резко сказала она.
– Что с тобой? Какая муха тебя укусила? – спросил он с обиженным видом.
Она посмотрела на мужа долгим взглядом. Он покраснел и отвел взгляд, пробормотав:
– Проклятье! Ты никак не можешь забыть нашу небольшую размолвку?
– Это для тебя небольшая размолвка, но не для меня.
Он пожал плечами, отвернулся и сунул руки в карманы.
– Знаешь, не хотелось бы портить Рождество. Я спускаюсь… и к черту Маргарет, эту старую стерву! Она, видите ли, начнет сердиться из-за того, что я опоздал. Она давно действует мне на нервы, эта старомодная дура… Будь там, будь здесь! То ли дело Пиппа!. Ей все равно, если мы опоздаем к столу. У испанцев нет чувства времени. Они мне нравятся. Они знают, как наслаждаться жизнью.
Он принялся снова насвистывать и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.
Венецию всю трясло. Желание разрыдаться было настолько сильным, что она закрыла лицо руками и так долго стояла, пытаясь взять себя в руки.
Больше всего ей не хотелось испортить праздничное настроение Мейбл.
Отчаянным усилием воли Венеции удалось справиться с нервами и, сойдя в столовую, она постаралась изобразить на лице самую приветливую улыбку.
– Извините за опоздание, дорогие. Надеюсь, вы не стали ждать меня?
– Да, мамочка, мы начали завтракать без тебя, – сказала Мейбл. – Не хочешь яйцо? Мегги специально приготовила его для тебя… Ты всегда начинала с него рождественский завтрак.
– Еще одна… э… традиция? – проворчал Майк, намазывая толстый слой масла на поджаренный хлеб. Он бросил взгляд на Венецию, и та безмолвно сжалась под этим взглядом. Но Мейбл только рассмеялась.
– Да, мы с мамой переполнены традициями.
– Очень мило, – проговорил он. – Только прошу – не включайте в них меня, дорогие друзья.
Венеция, полная решимости не показывать своих обид, как можно более игриво произнесла:
– Можешь быть уверен – включим… обязательно. Я жертвую яйцом ради огромного рождественского пирога.
– О… но он же вечером, ма, – сказала Мейбл и радостно добавила, – А Майк сделал мне чудесный подарок.
Венеция села за стол напротив Майка. Избегая глядеть на него, Венеция потягивала кофе и обращалась исключительно к Мейбл.
– Ждешь не дождешься, чтобы вечером потанцевать, крошка?
– Горю от нетерпения, – ответила Мейбл.
– Мы пойдем как прежде в церковь?
– Очередная старая традиция? – встрял Майк.
Венеция посмотрела на него и спросила:
– И очень хорошая… ты так не считаешь?
– Лично я не хожу в церковь, – ответил он, отодвигая тарелку. – Признаться, не знал, что ты наведываешься туда.
– Я не могу утверждать, что хожу в нее часто, Майк… к своему стыду. Нужно иметь привычку… но мы с Мейбл стараемся не пропускать рождественские и пасхальные службы.
– Мейбл и ты… вы неразлучны! – поморщился он.
Наступило неловкое молчание. Мейбл бросила быстрый взгляд на отчима, потом посмотрела в глаза матери. Ее беспокойство только усилилось, потому что она убедилась, что у взрослых не все ладно.
Она попыталась по-своему исправить ситуацию и поспешно сказала:
– Может быть, утром я не пойду в церковь, а покатаюсь с Майком.
– Может быть, Майк решит не брать тебя с собой, – отрезал он.
Молодая девушка покраснела и жалобно протянула:
– О-о…
Венеция сделала над собой усилие и попросила мужа:
– Возьми ее, Майк, пожалуйста. Она любит это.
– Знаешь, привязанности и неприязни в Бернт-Эш могут быть не только у нее одной.
Венеция прочитала в его глазах вызов, и сердце у нее упало.
Но она всеми силами старалась избежать катастрофы.
– Ну, конечно, она сделает так, как ты хочешь, Майк.
– Конечно, – вставила Мейбл, нервно моргая ресницами и не очень понимая, что происходит.
– Да, кстати, – оживилась Венеция. – А что подарил тебе Майк? Ты мне еще не показывала.
Прежде чем Мейбл успела ответить, Майк поднялся и сунул большие пальцы за края желтого спортивного жилета.
– Свою фотографию в рамке, вот что, – раздельно произнес он.
Мейбл показала матери фотографию, на которой Майк был изображен в красном камзоле и с кнутом в руках. Тот самый молодой красивый человек, настолько очаровавший Венецию Селлингэм, что она вышла за него замуж. Стараясь сохранять невозмутимое выражение лица, Венеция взглянула на фотографию в новой рамке из красной кожи.
– Я специально преподнес ее моей маленькой падчерице, – озорно усмехнулся он. – Мне подумалось, что эта фотография может произвести фурор среди ее подружек. Ты же не хотела такую… признайся, милая? Ты достаточно нагляделась на оригинал. От него у тебя, как кажется, рябит в глазах!
Венеция резко встала. У нее так сильно тряслись руки, что она была вынуждена ухватиться за спинку стула. Она просила Майка подарить ей новую фотографию. И эта фотография должна была стать одним из его новогодних сюрпризов. Но он решил отдать ее Мейбл и сделал это из детской злобы, как ребенок. Проявляя изумительную выдержку, она сказала Майку:
– Я уверена, что она очень понравилась Мейбл и что в школе вызовет настоящий переполох. Ты же такой красивый, не так ли, дорогой?
Внезапно Майк испытал нечто похожее на угрызения совести за свое поведение. Он совершенно изменил тон, и, обращаясь к молодой девушке, которая неловко стояла рядом, сказал:
– Ладно… беру тебя с собой, Мейбл. Будь готова к одиннадцати. Договорились? Венеция, дорогая… не пройдешь ли со мной в кабинет на минутку? Для тебя там приготовлен большой сюрприз.
Венеция, продолжая трястись, холодная как лед, без звука последовала за ним.
Оказавшись с ней с глазу на глаз, он взял ее руки и, целуя их, стал молить о прощении за свое хамское поведение.
– Понимаешь, на меня что-то с утра нашло, и я вел себя, как настоящая свинья. Дорогая… пожалуйста, прости меня. Ума не приложу, почему у меня с языка сорвались все эти ужасные слова… Прости, пожалуйста, и давай забудем это… прошу тебя. Я знаю, что ты души не чаешь в своем ребенке. Она ангел, и ее просто нельзя не любить. Клянусь тебе! Я докажу тебе… я сделаю все, чтобы доказать… Наверное, потому что она ребенок другого мужчины… Я поступил по-свински, набросившись на тебя утром. О боже, у меня сердце разрывается, когда ты вот так смотришь на меня!
Она стояла молча, слушая его извинения, похожая на статую из мрамора. Его поцелуи больше не волновали ее, равно как и уверения в любви. Казалось, она вообще потеряла способность чувствовать.
Но надо было как-то реагировать, и Венеция, глубоко вздохнув, произнесла:
– Хватит извинений, Майк… Я больше не хочу ничего слушать.
– Ты можешь сказать, что вселилось в меня? Почему иногда я настроен против Мейбл?
– Пока не понимаю, но потом, может быть, пойму.
– Ты когда-нибудь ревновала?
– Нет… не думаю.
– Значит, ты никогда не любила по-настоящему, – торжественно заявил он.
– Майк, Мейбл – моя дочь. Любовь, которую испытываешь к ребенку, нельзя сравнить с любовью к мужу. Я люблю вас обоих, но совершенно по-разному.
Она едва успела договорить. Продолжает ли она любить его? Или же ее чувство оказалось уничтожено одним ударом молнии? Нет, он не может в это поверить!
– С этого дня ни одного плохого слова о Мейбл ты от меня не услышишь, – сказал он. По-видимому его стремление вернуть ее расположение было искренним. Майк принялся уверять, что обожает ее и не может передать, как сожалеет о случившемся. Она должна простить его и любить так, как прежде любила.
– Ты меня любишь… правда? – патетически спросил он.
Эти голубые глаза, полные раскаяния и обожания… робкие поцелуи рук… как можно устоять против этого? Это был прежний неотразимый Майк… Ни одна женщина в ее возрасте не захочет терять такого мужа.
Лед, сковавший сердце Венеции, постепенно растаял. Не в силах больше сдерживать себя, она бросилась к нему на грудь и разрыдалась. Он принялся успокаивать ее, пока, наконец, Венеция не перестала сердиться на него. Иссушающее презрение, которое она испытывала, выйдя утром из спальни, пропало. Она позволила ему целовать и утешать. Венеция снова была счастлива.
– Я понимаю, ты поступил как глупый мальчишка. Забудем об этом. Я уверена, что Мейбл будет чем похвастаться перед подругами в интернате… у нее такой красивый отчим.
Майк состроил гримасу и рассмеялся.
– Господи, каким старым я себе кажусь! Венеция поморщилась, но тоже улыбнулась. Он пообещал заказать для нее новую фотографию. Затем Майк отпер ящик бюро и вынул из него небольшой футляр.
– Веселого Рождества, дорогая! – сказал он, вручая ей подарок. – Давай больше никогда не будем ссориться.
Она сжала его руку и открыла крышку. Подарок в самом деле оказался неожиданным: черное ожерелье с позолотой. Это была довольно дешевая безделушка, но достаточно красивая. То обстоятельство, что она ему стоила всего несколько фунтов, не могло омрачить радость Венеции от подарка мужа. Как мало женщине нужно для счастья, подумала она, обнимая и благодаря его за ожерелье, словно это была алмазная диадема.
– Очень мило с твоей стороны, дорогой, я всегда знала, что у тебя отменный вкус, – весело сказала она, надевая ожерелье и восхищенно глядя на себя в старинное зеркало.
Майк продолжал нести веселую околесицу. Угрызения совести все еще мучили его. Он чувствовал, как нежность переполняет его.
«Она слишком хороша для меня», – подумал он, и эта мысль была совершенно неожиданной для него самого. Неожиданным для него оказалось и перенесенное унижение. За ним последовало раздражение от того, что Венеция заставила его испытать это унижение. Он начал думать, а устраивает ли его по-настоящему добродетельная женщина. Ему в голову пришли и другие мысли, где главное место занимала Джикс Лоусон. В той не было ни капли сентиментальности. Она не только ездила верхом, как мужчина, но и любила по-мужски. Любовь с ней только разжигала аппетит. Высокие интеллектуальные сферы, в которых вращалась Венеция, оказались недоступными для Майка. Но у него не было ни малейшего желания восстанавливать против себя Венецию по многим причинам. Ему нужна была Венеция не только для того, чтобы контролировать его бурные, а порой и необдуманные, импульсивные действия, он испытывал необходимость и в материальных выгодах от их брака.
Только убедившись, что они с Венецией помирились, он покинул комнату.
– Отныне мы будем абсолютно счастливы, и ты из-за меня больше никогда не заплачешь, – сказал он в дверях.
Через четверть часа Майк из своего кабинета увидел, как Венеция с дочерью идут к конюшне.
Т Венеция в коротком меховом жакете и хорошо скроенной твидовой юбке выглядела по обыкновению элегантно. Такой женщиной можно было только гордиться. Он знал это, но временами ненавидел себя за свое подчиненное положение.
Его ни в малейшей степени не интересовала девочка со светлыми косичками, идущая рядом с высокой грациозной женщиной. Мейбл милая девушка; она хорошо смотрится в «амазонке» и бархатной жокейской шапочке на золотистой голове. Но она еще одна «милая» девушка, а милые стороны людей были безразличны мистеру Майку Прайсу.
Когда мать с дочерью исчезли из поля его зрения, он поднял телефонную трубку и попросил соединить его с домом Лоусонов. Как он и ожидал, ответила Джикс.
Едва она поняла, с кем говорит, как сразу принялась ругать его за то, что он разбудил ее. Но по тону ее голоса Майк догадался, что Джикс приятен его звонок.
– Счастливого Рождества, негодник, – заспанным голосом проговорила она. – Как вышло, что ты сорвался с поводка? Твои домашние отправились в церковь?
Майк засмеялся и сказал, что «разразился потрясный скандал», о котором он расскажет при встрече, и что он вынужден подчиниться и взять на прогулку девчонку.
– Мой милый Майк, только не говори, что ты еще и Санта-Клаус. Тебе это совсем не идет.
– А… наплевать, – бросил Майк, снова засмеялся и добавил, что с нетерпением ожидает вечера.
– Даже не знаю… стоит ли мне приходить, – протянула Джикс. – Мне следовало бы проявить характер и остаться дома.
– О, ради Бога, в моем доме больше чем достаточно гордецов. Давай не будем усугублять положение!
– Ты как будто на взводе?
– Так оно и есть, но хватит об этом. Я вот по какому поводу звоню. Боюсь, что не смогу преподнести тебе рождественский подарок, который я приготовил заранее… Черт, так получилось!
– Почему? Ты давно ничего не дарил мне.
– Знаешь, я приготовил тебе ожерелье, которое ты хотела, но, к сожалению, пришлось отдать его Венеции.
С губ Джикс сорвалось ругательство.
– Ну ты даешь! А можно узнать, почему? Ей не понравилось то, что ты купил для нее?
– Тот подарок пришлось отдать Мейбл, – ответил Майк и внезапно разразился хохотом, решив, что вышла очень удачная шутка.
Джикс заворчала, но Майк настойчиво повторил, что в этом есть что-то смешное. Он свалял дурака и обидел Венецию, поэтому пришлось сказать, что он приготовил для нее особый подарок, чтобы как-то замять дело… вот и пригодилось ожерелье. Наконец он пообещал, что у Джикс будет подарок получше.
– И если ты любишь старину Майка, приходи пораньше и оставайся допоздна.
– Я не думаю, что нам будет хорошо под постоянным присмотром ревнивой жены.
– Она будет занята гостями, – небрежно заметил Майк. – Не бойся, мы улучим момент. Никто ничего не заметит.
– Я не удивлюсь – съязвила Джикс, – что ты уже жалеешь, что женился на деньгах. С нищенкой Джикс тебе было бы лучше.
Майк опасливо покосился на окно, боясь, что появится Венеция.
– Не то, чтобы жалею, – проворчал он. – Но как я тебе говорил недавно, никто и ничто не может помешать нам встречаться. А знаешь, по-своему я очень привязался к Венеции. Она совершенно потрясная женщина.
– А ты совершенно потрясный… – Джикс выругалась так, что даже Майк поморщился.
– Джикс, ты женщина!… Но она уже бросила трубку. Майк усмехнулся, вышел из комнаты и, перепрыгивая через две ступеньки, побежал наверх переодеваться. После общения с Джикс он всегда испытывал прилив сил. И если она и обзывает его негодяем, то он, по крайней мере, не чувствует себя таковым с ней рядом. Как жаль, что такие женщины, как Венеция, обладают неистребимой способностью вызывать у таких мужчин, как он, комплекс неполноценности!
Венеция встретила его приветливо, когда он присоединился к ней и Мейбл в конюшне.
Беннетт уже оседлал Красного Принца и Жокея, пони Мейбл. Когда Венеция увидела их вдвоем – мужа и дочь – выезжающими морозным ясным утром из конюшни бок о бок, она больше не грустила. Она была рада. Кошмар утра отступил на задний план. Она любила этих двоих людей – Мейбл и Майка – каждого по-своему, но всем сердцем. Может и впрямь это Рождество окажется счастливым?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладостная горечь - Робинс Дениз

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Сладостная горечь - Робинс Дениз



прочитала с удовольствием. хороший и тонкий роман. заставляет о многом подумать
Сладостная горечь - Робинс Денизиришка
6.03.2013, 9.33





Стоит задуматься о многом...Гг- Порошка как не крути, но Божья кара его настигла. Советую почитать.
Сладостная горечь - Робинс ДенизАННА
11.01.2015, 7.42





Стоит задуматься о многом...Гг- Порошка как не крути, но Божья кара его настигла. Советую почитать.
Сладостная горечь - Робинс ДенизАННА
11.01.2015, 7.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100