Читать онлайн Распятое сердце, автора - Дениз Робинс, Раздел - Книга третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Распятое сердце - Дениз Робинс бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Распятое сердце - Дениз Робинс - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Распятое сердце - Дениз Робинс - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дениз Робинс

Распятое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страница

Книга третья

– Был холодный ноябрьский день. Ветер пронизывал насквозь. Андра шла по дорожке парка, направляясь домой.
На ней была короткая твидовая юбка и замшевое полупальто с меховым воротником. На голове шарф. На поводке Андра вела золотистую таксу по кличке Тригер. Это был любимец Андры. Он успокаивал ее. Пес появился через неделю после приезда в Англию – с большим бантом на голубом ошейнике и с запиской:
«Меня зовут Тригер. Я хочу, чтобы меня любили. И я буду любить тебя».
Никто не знал, кто прислал его, даже Роза Пенхэм. Однажды утром пришла незнакомая женщина, представилась хозяйкой питомника и сказала, что ее попросили доставить эту таксу в подарок мисс Ли.
Тревор потребовал, чтобы собаку немедленно отослали, но Андра, схватив маленькое золотистое тельце, прижала его к себе, посмотрела в доверчивые глаза и сразу поняла, кто прислал Тригера. Она знала точно. В памяти немедленно всплыл разговор с Фреем на «Аутспен Стар». Они оба обожали животных, фрей тогда спрашивал, какую собаку она хотела бы иметь. Андра рассказала, что, когда была еще маленькой, у матери жила такса. Никто, кроме нее, о собаке не заботился. Девочка очень страдала, когда пса не стало.
Андра всегда хотела иметь собаку той же породы, но мать возражала против животных в доме. Слишком много забот. И Андре отказали.
– Однажды я подарю тебе собаку, – пообещал тогда Фрей.
Ему все время хотелось что-то подарить ей. Андра сразу поняла, что Тригера прислал Фрей. Отныне маленькая собачка будет связывать их.
Тригер приносил Андре успокоение в течение двух последних месяцев. Эта забавная такса преданно любила лишь Андру. Это была любовь с первого взгляда.
Позади дома, в котором Гуд вины сняли квартиру, был небольшой садик, и это облегчило заботы Андры. Тригер сопровождал ее всюду, даже на студию. Она уже начала сниматься в новом фильме. По дороге домой Андра и Тригер любили прогуляться по парку.
Неожиданно для себя Тревор тоже привязался к веселому, забавному псу.
Тригер иногда снисходил до того, чтобы полежать на коленях у Тревора и принять его ласки.
В этот день Андра очень устала. В последнее время она часто уставала.
Флэк, как деловой человек, а заодно и поклонник Андры, заставил ее работать сразу же после приезда. Она подписала контракт на новый фильм, снимавшийся на студии неподалеку от Лондона. Это была история любви девушки к женатому мужчине. Андра получила роль невинной юной леди, привязавшейся к человеку вдвое старше себя. Его играл популярный английский актер, отличный профессионал и милый человек.
Они с Андрой сразу подружились. Ей нравилась роль. В фильме была сцена, которая особенно удалась ей: отец и адвокат отрывали героиню от любимого.
Андра сыграла ее с таким отчаянием и страстью, что даже продюсер растрогался. Он расцеловал актрису перед всей съемочной группой и заявил, что это лучшая роль в ее жизни, а фильм ожидает огромный успех.
– Ты просто создана для этой роли, дорогая, – взволнованно воскликнул он.
– Умница!
Андра подумала с горечью:
– Я сыграла ее хорошо потому, что знаю, каково быть оторванной от любимого. Так могло произойти и у нас с Фреем.
Авторы назвали фильм «Неразгоревшийся огонь». В нем зрелый мужчина пытался зажечь огонь страсти в сердце неопытной девушки. Заставив полюбить себя, он покинул ее. У нас было бы по-другому, думала Андра. Фрей никогда бы не бросил. Их огонь будет гореть вечно. Только смерть может погасить его.
Шесть часов под адским светом софитов в душной студии не прошли бесследно, и теперь, приближаясь к дому, она чувствовала усталость и депрессию. Квартира не стала для нее домом. Здесь она тоже играла, к тому же ненавистную для себя роль. Иногда Андра чувствовала, что играет ее не так уж хорошо.
Первый месяц в Лондоне прошел как кошмарный сон. Она думала о Фрее день и ночь. Постоянно следила за его маршрутом и, как ни странно, успокоилась, узнав, что «Аутспен Стар» отправился обратно в Дурбан.
Несколько недель назад она позвонила в компанию и узнала, что капитан Роулэнд продолжает командовать кораблем.
Теперь он приближается к Кейптауну. С невыносимой печалью Андра пыталась представить, чем он занимается. Как поднимается на мостик. Пишет за столом.
Входит в каюту, которую она вспоминала с болью в сердце. Время не затянуло ее рану.
Квартира, которую Роза Пенхэм сняла для них с Тревором, принадлежала бригадиру Джесселу и его жене. Супруги уехали в Гонконг. Гудвины подписали контракт на год и получили в свое распоряжение хорошо обставленные апартаменты, занимавшие первый этаж особняка.
Большая гостиная с высоким потолком была оклеена темно-зелеными обоями, а шторы и обивка отливали золотом. Комнату украшали несколько антикварных вещей. Квартира была с центральным отоплением, на первом этаже имелась спальня, которую мог использовать Тревор. Этот особняк в викторианском стиле отличался широкими дверными проемами, что облегчало передвижение инвалидного кресла. Со своей обычной деловитостью Роза Пенхэм нашла молодого человека, который заменил студента-медика, ухаживавшего за Тревором во время путешествия.
Первые десять дней Гудвины посвятили исключительно визитам на Харли-стрит. Никто из специалистов не обнадежил Тревора и не сказал, что он будет ходить, но прописали различные электропроцедуры и другое лечение.
Расходы уже не имели значения. Благодаря Флэку Андра получила фантастический гонорар за роль в «Неразгоревшемся огне». Она могла не только оплатить лечение Тревора, но и покупать ему роскошные вещи.
Иногда Андра с сожалением вспоминала свою прежнюю квартиру. Тогда все казалось веселым, заманчивым. Дом был заполнен друзьями. В новой же квартире появлялись лишь врачи, массажисты и физиотерапевты. Постоянно сновали люди с медицинскими приборами, специальными лампами и другими больничными атрибутами.
По приезде в Лондон Тревор поначалу взял себя в руки. Случались, конечно, отдельные вспышки, но он перестал грызть ее постоянно. А поскольку Андра была от природы мягкосердечна, ее тронули его благодарность и привязанность.
Но Тревора хватило ненадолго. И в последнюю неделю все пошло по-старому: он, не переставая, сетовал на свою судьбу, скучал по южному солнцу, ненавидел холод и лондонские туманы, поэтому все время проводил взаперти.
Андра приказала поставить возле его кровати телевизор, но и это ему скоро надоело. Он жаловался, что скучает по старым друзьям в Южной Африке.
Тревор и Сэнки возненавидели друг друга с первой встречи. Когда бы Флэк ни приходил к Андре, в доме возникала грозовая атмосфера. Андре приходилось напоминать мужу, что менеджер помогает ей зарабатывать на жизнь, в том числе и для него, Тревора. Он капитулировал на некоторое время и пытался казаться гостеприимным. Не поладил Тревор и с Розой Пенхэм.
Единственным другом, которого он завел в Лондоне, стала партнерша Андры, актриса, игравшая эпизодическую роль.
Элис Перис за свои неполных сорок лет пережила два неудачных брака. Умом особым она явно не блистала, но была потрясающе тщеславна. Красота ее казалась тяжеловесной по сравнению с очарованием Андры. Огромные зеленые глаза и красный чувственный рот Элис сразу привлекали внимание.
Говорила Элис не переставая. Тревор не мог не клюнуть – именно такая женщина подходила ему. Он делал ей комплименты, и она купалась в его пылких похвалах. В запасе у нее была уйма анекдотов о гонках и любви. Она обожала джин и постоянно твердила, что без ума от «бедного дорогуши Тревора».
Ему очень хотелось вызвать ревность жены и доставляло удовольствие заигрывать с Элис, зная, что Андра ее недолюбливает.
Однажды Элис пришла без приглашения, вместе со знакомым актером. Она тут же устроилась рядом с Тревором. Он знал, как злилась уставшая после съемок Андра, когда заставала дома развеселую Элис с бокалом в руке. Ее пустая болтовня с Тревором раздражала Андру. Обычно они перемывали косточки общим знакомым или рассказывали пошлые анекдоты. Элис поощряла грубость Тревора, его пристрастие к выпивке и курению. Как-то в ответ на замечание Андры о том, что врачи советуют ее мужу поменьше пить, Элис широко открыла огромные зеленые глаза и проворковала:
– Дорогая, я не поощряю, я просто составляю ему компанию, когда он об этом просит. А что еще бедняжке остается? Разве не жестоко отказывать ему во всем?
– Врачи считают иначе.
Все оставалось без перемен. Андра знала, что Тревор плохо себя чувствует.
Сошел южноафриканский загар. Лицо было бледным и опухшим.
Дверь открыла Роза – она исправно выполняла свои обязанности и всячески стремилась оградить Андру от мелких неурядиц и трудностей.
– Были письма, Роза? – начала Андра, входя в холл.
– Ваша мать ждет вас, мисс Ли.
– Отец тоже здесь? – спросила Андра, передавая ей Тригера.
– Нет, мисс Ли, Боюсь, что ваш отец не слишком хорошо себя чувствует.
Именно поэтому и пришла миссис Ли. Она в гостиной с мистером Гудвином.
– О Господи!
Андра старалась не оставлять Тревора наедине с тещей. Набожная миссис Ли всегда доброжелательно относилась к зятю, но Тревор находил ее скучной и намеренно пытался шокировать, используя в разговоре грубые слова и рассказывая анекдоты, которые могла оценить только женщина типа Элис.
После возвращения на родину Андра не часто виделась с родителями. Но во время их последнего визита в Годалминг даже миссис Ли отметила, что Тревор очень изменился.
– Да, – согласилась Андра и с легкой иронией добавила:
– Мужчины иногда меняются после свадьбы.
– О, да. Я помню, ты называла его римским императором. Должна признать, у него до сих пор прекрасные черты лица и красивые глаза. Он может быть любезным, когда захочет. Но, мне кажется, он не принес тебе счастья. Между вами ведь совсем нет взаимопонимания? – продолжала Дороти Ли.
Андра попыталась защитить Тревора:
– Катастрофа изменила нас обоих. Нельзя ожидать, чтобы мы остались романтиками.
Миссис Ли промолчала, а отец посмотрел на Андру так внимательно, что она отвела взгляд. Ей показалось, что отец, который столько пережил в жизни, все понял. После этого случая Андра старалась сделать все, чтобы старики как можно реже встречались с Тревором.
Должно было случиться что-то серьезное, если мать появилась здесь, взволнованно думала Андра.
В гостиной было жарко. Но Тревору это нравилось. Миссис Ли забилась в угол, подальше от инвалидного кресла.
Увидев дочь, она поспешила навстречу:
– О, дорогая, какая досада – я приехала сразу же после того, как ты ушла в парк с собакой. Как долго тебя не было!
Тревор со злостью посмотрел сначала на жену, потом на тещу и сказал с ухмылкой:
– Как видите, Андра любит проводить время без меня.
– О, Андра, – продолжала мать. – Я страшно обеспокоена. Папа очень болен.
Андра побледнела.
– Что случилось? Позавчера я разговаривала с ним по телефону.
Миссис Ли поднесла к глазам платок.
– Он заболел внезапно. Доктор Мэкки нашел, что его нужно показать специалисту.
– К специалисту в какой области? – резко спросила Андра. – Почему меня не предупредили?
– И хорошо, что этого не сделали, – вставил Тревор, бросив укоризненный взгляд на измученную тещу.
Тревор не выносил скучных женщин, а мать Андры была именно такой. Он и представить не мог, что эта женщина родила Андру. Кроме того, разговоры о болезнях пугали его до смерти. Он старался не вспоминать об этом с момента авиакатастрофы. Так же думала Элис… Зачем размышлять о неизбежности смерти, когда можно прекрасно проводить время на земле? А развлечения для Тревора никак не были связаны с Андрей. Он находил жену скучной. Она всегда возвращалась со студии усталой, к тому же была явно на стороне краснощеких докторов, которые пытались ограничить его удовольствия. Тревор догадывался, что нравится ей теперь «не больше, чем она ему. Он влюбился в Элис и жалел, что не женился на подобной женщине. Пусть она грешна, зато умеет прекрасно развлекать его.
– Я не хочу ничего слышать о болезнях. Если вы собираетесь обсуждать подробности, то, пожалуйста, без меня. Уведи мать к себе в спальню, – грубо сказал он.
Миссис Ли в недоумении посмотрела на зятя и уже открыла рот, чтобы возмутиться. Но Андра взяла ее за руку и молча увела из комнаты. Тревор прокричал им вслед:
– Не задерживайся, Андра. Я не видел тебя весь день.
Мне нужно с кем-то выпить.
Андра больше не спала с мужем в одной комнате. Это стало просто невыносимо. В квартире нашлась крошечная комната, раньше служившая детской.
Андра вынесла оттуда ненужный хлам, поставила диван, расставила книги, повесила картины. Эта комната стала ее убежищем. Здесь она укрывалась, когда Тревор был особенно несносным.
Усевшись на диван, мать расплакалась, Андра обнимала ее, ощущая тревогу и испуг. Она никогда не видела спокойную, выдержанную миссис Ли в слезах.
Новости об отце оказались неутешительными. У него был сильный приступ.
Посетивший его доктор связывал это с почками. Когда папа обратился к урологу, тот немедленно положил в лондонскую больницу.
– И ты не сообщила мне, что была здесь вчера с отцом? – воскликнула Андра.
– Он не хотел беспокоить тебя, дорогая, ты так занята на съемках.
– Это не имеет значения. Для вас у меня всегда есть время.
– Ты хорошая дочь.
– Я многим обязана вам, – сказала Андра, забыв, что ее детство и юность были совсем не веселыми.
– Слава Богу, – добавила она, – что я в состоянии помочь. Я немедленно позвоню врачу и все улажу.
Андра уговорила миссис Ли не уезжать домой:
– Внизу есть свободная комната. Если ты не против, Роза приготовит тебе постель.
– Я бы с радостью, но Тревору это не понравится.
– Тревору придется смириться, – прервала ее Андра. – Он не обделен вниманием. Если мой отец болен, а мать расстроена, я обязательно позабочусь о них.
Эти слова вызвали слезы у Дороти Ли.
– Что бы я без тебя делала? О, дорогая, я провела с Тревором ужасный час.
Он вел себя вызывающе. Я не могу понять, что с ним произошло.
Андра подошла к двери, услышав, как Тригер скребется. Она посмотрела на маленького песика. Мой талисман с золотой шерсткой, подумала она. Живой, теплый подарок от Фрея – постоянное напоминание об их любви.
Поговорив с врачом, она немного успокоилась:
– Все хорошо. Не думаю, что тебе стоит слишком волноваться, мама. Мистер Симоне уверен, что операция пройдет успешно.
– Какая радость, что есть надежда! – воскликнула миссис Ли. – Может, мне не нужно оставаться здесь на ночь…
– Нет, ты останешься, – сказала Андра.
– Я не хочу больше встречаться с Тревором, – вставила миссис Ли, которая уже пришла в себя и не могла не показать свой властный характер.
Свою любимицу выручила Роза Пенхэм. Она пригласила Дороти Ли к себе на ужин.
– У вас ведь сегодня гости, не так ли, мисс Ли? – напомнила Роза Анд ре.
Андра кивнула, но губы ее скривились. Вечером придет Элис. Да еще она напросилась в гости с братом. Андре совершенно не хотелось развлекать брата Элис. Она предпочла бы пораньше лечь в постель. Но брат Элис служит в торговом флоте, недавно вернулся из Кейптауна и, по словам Элис, очень хочет встретиться с Гудвинами. Когда незаменимая Роза увела миссис Ли, Андра вышла в гостиную, готовая к обычной перепалке с Тревором.
Тригер, следовавший за ней, тут же прыгнул на колени к Тревору. Тот был мрачен как туча. Погладив шелковистую шерстку собаки, сказал хмуро:
– Привет, дружок, скорее всего ты один у меня остался.
Андра сжала зубы, не ответив на явный выпад.
– Ну что, обсудили волнующие подробности?
– Да, спасибо, – холодно ответила Андра. – И хотя это совершенно тебя не волнует, я рада, что положение папы оказалось лучше, чем предполагала мама.
Завтра ему сделают операцию. Хирург надеется, что она пройдет успешно.
– Я менее удачлив, не так ли?
Андра не могла не посочувствовать бедняге:
– Мне очень жаль, дорогой. Но мы сделали все, что в наших силах.
– Нет, не все. Элис утверждает, что следует поехать в Вену. Там есть прекрасный специалист.
На языке у Андры вертелось предложение: пусть Элис отвезет тебя в Вену, да заодно оплатит это путешествие.
– Ради Бога, не молчи! – воскликнул Тревор.
Андра повернулась к нему, и он демонстративно стал рассматривать ее.
– Ты похудела и выглядишь не слишком привлекательно, – язвил Тревор. Может, кому-то на студии это и нравится, но только не мне.
– Я тебе больше не нравлюсь, не так ли, Тревор?
– Ты не очень-то стараешься понравиться.
– Хочешь сказать, что я целый день провожу на съемках, прихожу домой усталая и не кручусь вокруг тебя? Кроме того, не сплю в твоей спальне, и ты не можешь будить меня каждую ночь из-за пустяков. Поэтому я тебе не нравлюсь? Или потому, что работаю за двоих? Мужчины вообще не любят женщин, которые их содержат.
Не замечая ее горькой иронии, Тревор засмеялся:
– Кажется, до тебя дошло, почему ты стала мне неприятна, моя милая.
– Конечно, я проигрываю рядом с Элис. Но ведь Элис тебе не жена. Она приходит лишь иногда развлечь тебя. Ты тратишь на нее свои деньги, она этого не скрывает. Элис показывала мне серьги, которые ты подарил ей. Вспомнишь ли ты о моем дне рождения?
Тревор смутился.»
– Если ты мне напомнишь, – пробормотал он.
– А Элис, конечно, напомнила. Как мудро! Видишь ли, Тревор, отношения между нами испортились с тех пор, как мы вернулись в Лондон. Наш брак не удался. Ты даже не понимаешь (и я не собиралась говорить тебе об этом), каким страшным разочарованием он обернулся для меня. Я вышла замуж, потому что была уверена, что нужна тебе, что ты пропадешь без меня.
– Святая! – продолжал издеваться он. – Хватит болтать о своем самопожертвовании. Я в него не верю. Ты приехала в Кейптаун, чтобы выйти за меня замуж, потому что была влюблена в меня как кошка. Я показывал Элис твои телеграммы, и она не могла поверить, что это ты посылала их. Она ведь видит, какое сейчас твое отношение ко мне.
Андра съежилась и побледнела. Ее била дрожь. Она подошла к камину. Долго всматривалась в разгоравшееся пламя. И вдруг ощутила в сердце холодок смерти.
– Какой смысл продолжать, Тревор? – тихо спросила она. – Мы принесли друг другу несчастье.
Прищурившись, он рассматривал усталую женщину, которая еще недавно была ангельски добра к нему. Тревор понимал, что иногда ведет себя по-скотски, но винил во всех грехах проклятую катастрофу. Как будто пострадали не только ноги, но и лучшие качества его души.
– Ты, наверное, мечтаешь избавиться от меня, милашка? Боюсь, что тебе это вряд ли удастся. Со мной никак нельзя развестись! – добавил он, злобно смеясь.
– Тревор, как ты можешь говорить такое?! Ты стал настоящим дьяволом!
– А дьяволы не общаются со святошами, не так ли? Ну, хватит! Давай лучше выпьем. И если ты обещаешь исправиться, я тоже постараюсь быть паинькой.
– Я и не знала, что мне нужно исправляться.
– Ладно, давай выпьем. Ты не забыла, что Элис приведет на кофе своего брата? Поужинаем пораньше, если твоя старая мымра успеет вернуться и приготовит нам спагетти.
У Андры задрожали руки и она сорвалась:
– Тревор, прошу, тебя не обращаться так подло с моей матерью. Твое постоянное стремление унизить ее невыносимо.
Он вдруг расхохотался:
– Ты бы посмотрела на нее, когда я рассказывал историю о…
– Да замолчи ты!.. – крикнула Андра. – Замолчи, мерзавец!
У Тревора отвисла челюсть.
– Что это ты так разошлась?
– Запомни, если ты не будешь вежливым с моей матерью… Если ты не сможешь вести себя прилично… Клянусь, я брошу тебя. Ты всегда был эгоистом. Но мне почему-то ты тогда казался идеалом. Теперь я расплачиваюсь за свою слепоту. Ты даже не представляешь, чего мне это стоит! – добавила она низким дрожащим голосом.
Тревор провел пальцем по верхней губе и нахмурился:
– Ну, если ты думаешь так…
– Именно так! – прервала она. – И предупреждаю, не доводи меня, иначе я оставлю тебя на попечение Элис.
Тревор еще больше нахмурился. Его увлечение Элис не мешало ему понимать, что она далеко не кинозвезда и постоянно сидит без денег. Он поступает как дурак, ставя на карту свое благополучие. Пришлось первым протянуть руку.
– Извини, милая. Подойди и поцелуй меня. Я знаю, что веду себя ужасно.
Но он говорил в пустоту. На этот раз Андра даже слушать не стала его никчемных извинений.
Но и вечером не обошлось без драмы.
Элис, как всегда, выглядела потрясающе. Андра вдруг с ужасом поняла, что ее радует увлечение Тревора Элис. Во всяком случае эта женщина развлекает его и поддерживает в хорошей форме. Когда она приходит, он старается быть галантным, рассыпается в комплиментах и играет роль героя-инвалида.
Андра предпочла бы провести время с убитой горем матерью, но предстояла встреча с братом Элис.
Брата Элис звали Рубеном Блаттом. Но его имя когда-то сократилось до Ру и закрепилось за ним навечно.
Тот факт, что Ру был морским офицером, сразу расположил к нему Андру, хотя она и нашла его слишком громогласным. В Ру чувствовалась искренность, присущая морякам, и вел он себя значительно проще, чем сестра.
Воспитанный в духе морского братства, Ру считал поведение Элис непорядочным, но она была его единственной родственницей, так что ему поневоле приходилось терпеть ее выходки.
А вот Андра сразу понравилась Ру.
Грузовое судно, на котором Ру Блатт служил первым помощником, только что вернулось из Южной Африки. Молодой офицер еще не отвык от морского жаргона и забавно щурил глаза, как все матросы, привыкшие вглядываться в морские дали, и чем-то напомнил Андре Фрея.
Когда Андра попыталась дать Тревору лекарство, которое нужно было принять, тот раздраженно отмахнулся. Ру тотчас принялся его уговаривать:
– Не валяй дурака, дружище! Нужно все делать так, как требует шкипер.
Шкипер!..
Однажды на борту «Аутспен Стар» Андра сидела в каюте Фрея. Был холодный день, корабль приближался к Англии. В электрокамине пылали искусственные дрова. Нервный и подавленный, Френ потянулся за бутылкой виски. Он слишком много Пил в последнее время.
– Печаль не утопишь в вине, дорогой! И мне не хочется, чтобы мой капитан проснулся завтра больным.
– Ладно, шкипер, – сказал он, посылая воздушный поцелуй.
Андра почувствовала, как вдруг забилось сердце, когда Ру Блатт повторил это слово.
Шкипер!.. Андра подсела к Ру, почувствовав мучительное желание поговорить о Фрее.
– Вы слыхали о пароходной компании «Аутспен»?
– Конечно, мадам.
Она глубоко затянулась сигаретой и, не глядя на него, тихо спросила:
– А парней с «Аутспен Стар» вы когда-нибудь встречали?
Ру Блатт задумался и отрицательно покачал головой:
– Нет, не думаю.
– Я возвращалась в Англию на «Стар», а туда плыла на «Квин», – сказала Андра.
Вдруг Ру поставил кружку на стол и ударил в ладони:
– Подождите, «Аутспен Стар»? Что-то смутное припоминаю. Конечно же, я встречал нескольких ребят на приеме в Кейптауне где-то месяц тому назад, там была свадьба. Отец невесты по такому случаю пригласил на берег моряков. Да, это был настоящий морской прием!
Сердце Андры билось все сильнее, и она продолжала расспрашивать Ру:
– А офицеры с «Аутспен Стар» были на свадьбе?
– Еще бы!.. Окрутили-то их капитана!
Последовала напряженная пауза. В душе Андры что-то оборвалось. Она почувствовала, что сейчас задохнется.
– Вы имеете в виду капитана Роулэнда?
– Капитан – славный парень.
– Роулэнд?.. – произнося любимое имя, она почувствовала, что ее бросило в жар.
– Конечно, – кивнул Ру.
Андра смертельно побледнела. Ревность, горькая и нестерпимая, сводила ее с ума. Не может быть, не может этого быть!.. Она, конечно, понимала, что Фрей должен когда-то жениться, поскольку с ней он не мог связать свою жизнь.
Но так быстро!.. Чтобы скрыть смятение и взять себя в руки, Андра встала, взяла пустую кружку Ру, налила еще пива. Когда она повернулась к Ру, лицо ее было мертвенно белым. Бесцветным голосом попросила:
– Расскажите мне о свадьбе.
– Я плохой рассказчик, – признался Ру. – Но опишу все, что помню. Как хорош был капитан в белом смокинге. А невеста! О Господи! Просто персик.
– Кто… она… как она выглядит? – с трудом выдавила Андра.
– Черт побери, мадам, я не умею рассказывать про женщин, – хихикнул Ру.
Постепенно ей удалось вытянуть из Ру все детали. Насколько он помнил, невесту звали Крессида.
Андра попыталась изобразить на лице гримасу, которую с трудом можно было назвать улыбкой. Изо всех сил она пыталась сконцентрировать внимание на рассказе Ру. Мисс Крессида Томас была единственной дочерью южноафриканского директора компании «Аутспен». Ру сказал, что Томасы сказочно богаты.
Молодые встретились во время морского круиза! Кресс ехала из Кейптауна в Порт-Элизабет в гости к тете. И во время этого короткого путешествия юная леди и капитан не одолели вдруг вспыхнувшую страсть. В рейсах чего не бывает, мадам! Она даже не дождалась помолвки, эта богатая испорченная наследница. Отцу капитан понравился, и он позволил дочери выйти за него замуж. Именно так – моментально! После двухдневного «медового месяца» Кресс улетела в Лондон, а капитан повел свой лайнер в Англию. Они решили, что встретятся в Лондоне.
Как все мужчины, он начал восторгаться очарованием Крессиды. Настоящая мечта моряка, доложил он. Изящная и маленькая. А кроме того – рыжая. Длинные волнистые волосы, вздернутый носик, веснушки, и самые сексуальные в мире голубые глаза.
Андра закрыла глаза, сжимая и разжимая кулаки, ногти рвали тонкий носовой платок. Рыженькая. Да, Фрей любил рыжих. В золотистых волосах Андры тоже сквозила легкая рыжинка, и это так нравилось Фрею.
Да, хорошая партия для Фрея. Ему не придется беспокоиться о будущем. Не придется жить в маленьком коттедже у моря… Жить только любовью, хлебом с сыром и поцелуями, как они с Андрой мечтали.
Тревор неожиданно обратил внимание на жену:
– Что с тобой? Ты так взволнована. Мою бедную жену любой пустяк приводит в шок.
– А я обожаю утонченных женщин, – признался Ру, бросая на хозяйку полный симпатии взгляд.
– О чем же таком утонченном вы, голубки, беседуете? – полюбопытствовал Тревор.
– Ни о чем. Может, мне приготовить сэндвичи? – Андра поднялась, с трудом контролируя себя.
– Недурно придумано, – кивнул Тревор. Но когда она направилась к двери, окликнул ее:
– О, я догадался! Ты ведь потеряла своего дружка! Вы допустили промах, старина Ру. Благородный капитан «Аутспен Стар» был поклонником моей жены.
– Черт меня подери… – начал Ру. – Да если бы я знал!..
Андра с горящими щеками, ощущая каждый удар сердца, прервала его:
– Я… у меня нет поклонников. Тревор пошутил.
– Неужели? – не отставал Тревор. – Женщины такие притворщицы. Они пилят мужчин за ухаживания, но себе такое позволяют! Капитан с ума сходил от тебя.
И ты знаешь это, Андра. Помнишь танцы в последний вечер на борту? Думаешь, я не видел? Да мне плевать, – сказал он и взял Элис за руку. – Каждый веселится как умеет. Но не изображай из себя ангела, Андра. Могу поклясться жизнью, что у тебя с благородным капитаном была интрижка.
– А почему бы и нет? – начал Ру, чувствуя приближение грозы и испытывая жалость к Андре.
Но та не стала слушать. Выскочив из комнаты, захлопнула за собой дверь и поплелась вниз, в кухню. Что ж, Тревор был прав, издеваясь над ней. Он, должно быть, хорошо помнит, как они с Фреем смотрели друг на друга во время вальса. И вот меньше чем за три месяца Фрей подцепил очаровательную молодую наследницу.
– Мог бы сказать мне! Мог написать, предупредить!.. – повторяла про себя Андра. Горячие слезы побежали по щекам. Она не могла сдержаться.
Кто-то повернул ручку двери. Это был брат Элис. Андра молча смотрела не него. Увидев ее слезы, большой бородатый человек почувствовал себя неловко.
– Черт меня возьми, неужели я действительно сморозил глупость? Выходит, вы с капитаном…
– Нет, нет… – прервала она срывающимся голосом. – Нет!.. Идите наверх, пожалуйста.
– Но вы расстроены, мадам.
– Пожалуйста, оставьте меня одну, – просила Андра.
Ру с сочувствием смотрел на нее:
– Не выношу женских слез. Простите меня, мадам. Я сделал вам больно. Если бы я знал.
Андра не могла найти слов и только тупо качала головой. Ру подумал, что в его жизни никогда не было более грустной минуты.
– Я действительно сделал вам больно, мадам. Ваш муж прав. Этот парень с «Аустпен Стар» много значил для вас.
Она отвернулась.
– Если это и так, то все прошло. И, пожалуйста, не говорите наверху, что вы застали меня в слезах.
– За кого вы меня принимаете? Мне бы никогда и в голову не пришло сболтнуть об этом.
Андра глубоко вздохнула, повернулась к зеркалу, висевшему на стене, и поправила прическу. Ее сердце рвалось на части. Но слезы высохли. Жаль, что она еще жива. Лучше бы ей умереть до встречи с Фреем. Будь у нее слабое сердце, оно бы сейчас остановилось.
Андра чувствовала, что выстрадала и перенесла слишком много. Мысль о Фрее, проводящем медовый месяц в Англии, возможно, в Лондоне, с Крессидой, убивала ее.
– Послушайте, – сказал Ру, – может быть, я соображу выпить и принесу сигарету?
– Нет, спасибо. Все в порядке.
– Вы мне очень понравились. Я не одобряю поведение сестры. Она дурно ведет себя с мужчинами. Я говорил ей, что не следует затевать интрижку с таким человеком, как ваш муж.
Андра хрипло рассмеялась:
– Теперь, когда вы знаете о моих чувствах… к другому человеку, вам не стоит винить свою сестру и моего мужа.
– Может быть, и так. Но я вижу, вы отличная жена. Не каждая решилась бы выйти замуж за калеку. Элис говорит, что он никогда не встанет на ноги.
– Никогда.
– И такая очаровательная женщина должна быть навеки привязана к инвалидному креслу?
– Да.
– Ну, я назвал бы это героизмом.
Андра отрицательно покачала головой. Она старалась не смотреть на Ру, была на грани срыва. Какой смысл имела принесенная ею жертва? И зачем разбивать сердце из-за Фрея… Откуда эта невыносимая боль и горькое разочарование? Он не сумел сохранить верность. Даже трех месяцев еще не прошло…
Андра обернулась и обреченно посмотрела на Ру:
– Скажите, если помните, он тогда показался вам счастливым? Очень влюбленным?
– Конечно, мадам, – признался Ру.
Если это так, зачем лить слезы понапрасну? Мучить себя? Нужно вырвать Фрея из своего сердца.
Она демонстративно рассмеялась.
– Давайте сменим тему. Финита, как говорят в (Италии. Помогите мне приготовить сэндвичи. Возьмем бутылку шампанского и выпьем за ваше следующее путешествие. Вы пойдете в Кейптаун? Может быть, встретитесь с молодоженами.
Если это случится, передайте благородному капитану, как называет его мой муж, заверения в любви и мои наилучшие пожелания.
Ру печально покачал головой.
Конечно, ему следовало вести себя по-другому. Например, согласиться выпить шампанского, постараться развеселить Андру. Потому что минуту спустя она уже рыдала, уткнувшись в грудь большого бородатого мужчины. Он гладил ее волосы и повторял:
– Успокойтесь, бедное дитя!
С лестницы послышался голос Элис, которую Тревор послал выяснить, что происходит на кухне. Андре пришлось взять себя в руки. Она оставила Ру готовить бутерброды, а сама побежала в ванную.
Остаток вечера совсем стерся в памяти Андры. Она помнила удивленный, иронический взгляд Тревора, следящего за ней. Она выпила шампанского. Много курила. Слишком громко смеялась.
Элис шепнула Тревору:
– Кажется, твоей жене понравился мой брат. Смотри, как она сегодня веселится.
Тревор хмыкнул:
– Да нет. Я свою Андру знаю. Она очень расстроена. Уверен, что потрясена известием о женитьбе капитана. Когда мы останемся одни, я еще скажу ей пару ласковых слов.
Но его замыслу не суждено было осуществиться.
В полночь Тревор начал приставать к Андре.
– Что за бес в тебя сегодня вселился? Горюешь о благородном капитане или что-то замышляешь с братом моей подружки?
Андра набросилась на него как тигрица:
– Оставь меня в покое! Если ты не отстанешь… Я уйду от тебя… И никогда не вернусь. Предупреждаю!
– Ну, если так…
– Это мое твердое решение, – прервала его Андра.
Но не успела она дойти до двери, как голос Тревора заставил ее в испуге обернуться. Он пытался подняться с подушек. Лицо стало красным, глаза наполнились кровью.
– Андра… Помоги!
Она бросилась к нему:
– Тревор, что случилось?
Он не отвечал. Глядя на задыхающегося мужа, Андра ища, что у него начался сердечный приступ. Именно об этом предупреждал врач. Слишком много алкоголя и Никитина, а также перевозбуждение вызвали его. Сегодняшние излишества оказались фатальными.
Голова Тревора упала на подушку. На мгновение Андре показалось, что он мертв.
Она выбежала в холл, позвала на помощь. Миссис Ли в наспех наброшенном халате бежала по ступенькам.
– Что случилось, дорогая?..
– Тревору плохо, у него сердечный приступ. Я думаю, он мертв или умирает.
Иди и побудь с ним, мама. Попытайся дать ему бренди. А я вызову доктора.
– Спаси нас Бог! – миссис Ли наконец-то окончательно проснулась.
– Ту Блатт с огромным букетом хризантем в руках робко постучал в дверь квартиры Гудвинов. Последние три недели он каждый день приносил цветы и оставлял записки Андре Ли. Ни одна женщина никогда не занимала так его мысли. Но когда бы он ни приходил, секретарша неизменно отвечала, что миссис Ли никого не принимает.
Тревор Гудвин умер. Ру узнал об этом от сестры.
Итак, Ру засыпал Андру цветами, записками с просьбой о встрече. В ответ он получал лишь аккуратные маленькие листочки: Мисс Ли благодарит за внимание, но принять не может.
Ру это понимал. Любила Андра Гудвина или нет, но она была его женой.
Внезапная смерть мужа, должно быть, потрясла ее. Газеты в подробностях описывали это трагическое событие – муж мисс Андры Ли умер от сердечного приступа после вечеринки. Мелькали фотографии Аидры и статьи о ее браке с Тревором после катастрофы в Южной Африке. На темных, почти неузнаваемых снимках Андра была запечатлена с матерью и Грейс Гудврн на похоронах Тревора. Сообщалось, что она продолжает работать, потому что считает, что съемки не должны прерываться.
Ру надеялся повидаться с Андрей хотя бы еще раз, прежде чем он уйдет в море. Наконец удача улыбнулась ему. Позвонила мисс Пенхэм и сказала, что Андра приглашает его к шести часам.
При виде Андры сердце Ру сжалось. Беззаботный практичный моряк, у которого ни в одном порту не бывало недостатка в девушках, вдруг понял, что влюбился в Андру. Она как-то странно завладела его сердцем. Он с радостью отметил, что Андра не носит траур. На ней было простое серое платье с золотой отделкой на воротнике. Андра выглядела еще более хрупкой и бледной, чем в тот вечер, но улыбалась гостю.
– Пожалуйста, входите. Я очень рада видеть вас. Вы были так добры ко мне.
Неужели опять цветы! – засмеялась она, принимая хризантемы. – Вы превратили мою комнату в сад, мистер Блатт.
– Я думал, меня назовут Ру, – мягко сказал он, снимая мокрый плащ и приглаживая волосы.
Пока он закуривал, Андра подошла к двери, позвала Розу и попросила поставить хризантемы в вазу. Она старалась не смотреть на дверь, выходившую в комнату Тревора. Сейчас она пустовала, а когда родители вернутся после отдыха, ее переделают для них. Но сейчас ей почему-то казалось, что дверь распахнется и молчаливый слуга выкатит инвалидное кресло.
После встречи с Фреем Роулэндом она больше не могла любить Тревора, но хотела заботиться о муже, окружив его вниманием и нежностью. Но едва появилась Элис, между Андрей и Тревором возникла пропасть.
Во время съемок Андра на какое-то время забывала о своих горестях. На студии ей иногда встречалась Элис, они улыбались друг другу, и каждая отлично понимала, чего стоит такая улыбка.
Голос Ру оторвал Андру от мыслей.
– Какие у вас теперь планы? Вы останетесь здесь?
Ома покачала головой и, смешивая коктейли, рассказала ему о своих планах.
Ру отметил, как идет Андре прилегающее серое платье, когда огонь в камине высветил медный блеск ее волос. Как могла Элис говорить о ней так плохо?
Ру почувствовал, что ни при каких обстоятельствах не должен упоминать имя капитана, на свадьбе которого был в Кейптауне. Но ему почему-то очень хотелось говорить об этом парне. Как будто догадавшись об этом, Андра внезапно посмотрела на него.
– Не знаете ли вы… Не в Лондоне ли сейчас капитан Роулэнд?
– Не знаю. Я даже не уверен, вернулся ли он в Англию.
– Вернулся. «Аутспен Стар» пришвартовался вчера в Саутгемптоне…
Андра волновалась. Ру почувствовал, что нервы ее на пределе и поторопился прервать ее:
– Ради Бога, простите меня. Я чувствую свою вину. Мой рассказ, наверное, сильно расстроил вас тогда. Вы постоянно думаете о капитане Роулэнде. Сейчас вам должно быть особенно тяжело, потому что вы наконец свободны.
Андра вздрогнули. Ру частенько вел себя бестактно, но Андра знала, что у него доброе сердце и что она ему нравится. Андре тоже нравился Ру. Хотя бы потому, что недавно видел Фрея.
Тяжело… Это слово только что употребил Ру. С тех пор, как умер Тревор, она поняла, что осталась в мире одна. Жестокая судьба сыграла злую шутку, так быстро украв у нее Фрея. Если бы он только подождал! Но Фрей нашел замену. А что он думает сейчас? Наверное, не видел английских газет с сообщениями о смерти Тревора и пропустил некролог в кейптаунских газетах.
Иначе он непременно написал бы ей.
Большой бородатый человек потер подбородок и сказал хмуро:
– Я чувствую себя виноватым. Когда-то я принес вам плохие новости. И мне бы очень хотелось что-то сделать для вас.
– Вы очень добры. И я не забуду вашей доброты. (Что же касается того, что вы сделали мне больно… Рано или поздно я ведь должна была как-то узнать, не правда ли?
– Мне было бы легче, если бы это сделал кто-то другой. Боже, я не могу понять этого парня!.. Я бы прождал вас всю жизнь.
Теперь она отвернулась от него, почувствовав, что на ее ресницах задрожали слезы. В отблесках пламени ее лицо выглядело усталым, осунувшимся.
Она не могла вынести взгляда голубых глаз Ру. Вспоминались другие глаза, такие же голубые. Сейчас ей было еще больнее, чем в те минуты, когда она прощалась с Фреем.
Андра понимала, что еще не оправилась после кошмарных событий последних недель, которые вконец расшатали ее нервную систему. Нужно быть сумасшедшей, чтобы вдобавок ко всему вспоминать еще Фрея. Что могли принести ей мысли о нем, кроме горечи. Нужно привыкнуть жить без Фрея и без надежды. Она должна оборвать ту незримую нить, которая связывала их даже после расставания.
В дверь заглянула Роза Пенхэм:
– Посетитель оказался очень настойчивым, мисс Ли. Я сказала ему, что вы никого не принимаете, но он почему-то уверен, что его вы обязательно примете.
Он придет в другой раз.
– Он назвал свое имя? – устало спросила Андра.
– Он черкнул что-то на листке из записной книжки. Очередной поклонник! весело сказала Роза, отдавая конверт своей обожаемой хозяйке.
Андра открыла его и взглянула на записку.
Ру снова собрался уходить, но вдруг заметил, что она побледнела.
Казалось, она вот-вот упадет. Он бросился к ней, чтобы поддержать.
– Что с вами?
Андра задыхалась.
– Этого не может быть… Не может быть!..
– Чего не может быть? – не понял Ру.
– Вы сказали мне…
– Что я сказал вам?
– Вы сказали… Что Фрей Роулэнд женился.
Ру почесал голову, подергал бороду, так он делал всегда, когда нервничал.
– Да, капитан «Аутспен Стар».
Андра пришла в себя, но глаза ее странно расширились.
– А – Эта записка, – сказала она едва слышно, – от Фрея. Именно Фрей Роулэнд звонил в дверь! Послушайте, что он пишет:
«Я только что узнал о Треворе. Очень расстроен, что ты больна. Вернусь через час, когда ты будешь одна, и надеюсь, что мы встретимся. Я люблю тебя так же, как и раньше, если не больше. Остаюсь твоим и только твоим. Фрей».
Возбужденная Андра с укором смотрела на потрясенного Ру.
– Вот видите!.. Он не мог жениться! Не мог написать такие слова, не будучи сумасшедшим. Вы ошиблись.
– Действительно, это ужасно. Но как я мог так ошибиться?
Андра бросилась к двери и позвала Розу:
– Я говорила, что никого не принимаю. Но этого человека я хочу увидеть больше, чем кого бы то ни было. Когда он вернется? И вернется ли?
Роза смотрела на свою хозяйку с нескрываемым удивлением:
– Мисс Ли, дорогая! Он же сказал, что вернется через час. Мне пришлось солгать ему. Я сказала, что у вас доктор.
Сердце Андры куда-то провалилось. На лбу выступила испарина.
– Подождите минутку, – бросила она изумленному Ру и скрылась в спальне.
Там Андра открыла маленький ящик, вытащила коробку с фотографиями и принялась что-то лихорадочно искать. Она достала снимок, запечатлевший Фрея в белой форме на мостике корабля. Он держал в руке фуражку и улыбался своей неотразимой улыбкой.
Андра помчалась в гостиную и протянула фотографию Ру, который мрачно сосал пустую трубку.
– Это тот человек, на чьей свадьбе вы были в Кейптауне? Это он?
Ру долго разглядывал снимок, потом, чувствуя себя очень несчастным, тяжело вздохнул:
– Нет. Определенно нет. Человек, которого я видел на свадьбе, был так же высок, но значительно плотнее и лицо у него было почти квадратное. А кто это?
– Это?.. – в истерике закричала Андра. – Фрей Роулэнд, капитан «Аутспен Стар»!
Расстроенный Ру опять посмотрел на фотографию:
– Не понимаю, как я мог ошибиться! Вы меня совсем запутали.
– А вы меня чуть не убили! – воскликнула Андра. Она читала и перечитывала записку.
Она усадила Ру рядом с собой:
– Я хочу знать все подробности, и вы должны ответить на мои вопросы.
Он смотрел на нее и чувствовал себя в капкане. Красота этих взволнованных глаз проникала в самое сердце. Андра казалась маленькой застывшей статуей, которая внезапно вздохнула и вернулась к жизни. Ру с тоской подумал, что она, должно быть, очень любит этого парня.
Посыпались вопросы. Он старался отвечать спокойно, толково. Как его пригласили на свадьбу? Да все были приглашены, кто ходил тогда по Кейптауну в морской форме. Получал ли он письменное приглашение? Нет, никто из моряков его не получал. Им просто объявили, что они приглашены. Но не в церковь, а на прием.
Кто сказал ему, что это капитан Фрей Роулэнд с «Аутспен Стар»? Имени «Фрей» он не помнит, но уверен, что назвали капитана Роулэнда. Но Андре уже мало было обычных ответов. Ей нужны были доказательства. И очень скоро она поняла, что Ру славный малый, но недалекий человек.
К ней вернулась безумная надежда, которую она потеряла за многие недели.
Теперь нужно было все проверить.
– Вы так набрались, что даже не знали толком, кто жених.
Моряк задумался и вдруг обнаружил, что его воспоминания о свадьбе в Кейптауне весьма смутные. Он, правда, помнил, какое платье было на невесте.
Он знал это точно, поскольку его взгляд частенько останавливался на очаровательной Крессиде. А еще он помнил, что у жениха был квадратный подбородок и он был куда плотнее, чем тот высокий парень на снимке Андры.
Андра схватила его за руку и начала трясти.
– Вы слышали? Имя жениха?
– Роланд, так его называли. Роланд.
– Назовите по буквам.
– Р-о-л-а-н-д, так я полагаю.
– Вы полагаете!.. Вы даже не знаете! О, Господи! Вы рассказывали историю, которую видели, будучи под мухой, и теперь ничего не можете подтвердить. Вы разбили мое сердце. Вы просто разбили его, вот так… – она резко махнула рукой.
Ру смотрел в ее горящие глаза. Кто бы подумал, что эта мягкая печальная женщина могла вдруг взорваться как динамит. Неудивительно, что она звезда и о ней вздыхают многие мужчины.
– Послушайте, я признал, что на том приеме был навеселе. Я уверен, что капитана зовут Роланд, и мне плевать, как это имя пишется по буквам!
– Идите к телефону в холле, найдите пароходный номер компании «Аутспен».
Там определенно кто-то дежурит ночью. Спросите, как зовут капитана «Аутспен Стар», который недавно женился в Кейптауне. Если в действительности это был Фрей, тогда вернитесь и скажите мне. Я порву эту записку на мелкие клочки!
Ру вытащил трубку изо рта и послушно как овечка пошел к телефону. Он отсутствовал довольно долго и вернулся на цыпочках, как будто боялся побеспокоить ее. Он выглядел еще более смущенным, чем раньше, и робко смотрел на нее. Андра набросилась на него:
– Ну, что они сказали?
– Я больше никогда не притронусь к спиртному. Клянусь, никогда! – бормотал он. – Я действительно спятил.
Она вскочила на ноги и повторила:
– Что они сказали?
Ру был в страшном смятении.
Он, конечно идиот. Но рад сообщить, что женился не Фрей Роулэнд. Просто похожи имена. Жениха звали Роланд, капитан Роланд, а он-то был уверен, что это произносится «Роулэнд». В пароходной компании ему все растолковали.
– Перестаньте болтать глупости, – прервала его Андра.
В ее глазах сверкнули звезды.
А бедный Ру продолжал объяснять:
– Я не однажды слышал имя капитана Роулэнда. Я никогда не встречался с командиром корабля, но точно знал, что его зовут Роулэнд. Да, я был пьян и слегка напутал. Выходит, что на Кресс женился первый помощник, Дик Роланд, а не ваш… ваш друг.
Наступила тишина. Андра молча стояла, глядя в огонь.
– Вы можете простить меня? – хмуро проговорил Ру. – Я никогда себя не прощу. И я рад, что для вас все так обернулось. Клянусь, я рад.
А она думала:
«Он не женат. Он не изменил мне. Это был кошмарный сон. Но я проснулась».
– Вы не хотите со мной говорить? – услышала она голос Ру.
К его удивлению, Андра бросилась к нему на шею, обняла, прижалась щекой к бороде и сказала:
– О, Ру, вы действительно разбили мое сердце. Но сейчас вы исцелили меня.
– Бери, бери у жизни все, что можешь, малышка, – хрипло сказал он. – Ты очень милая, я говорил Элис, что ты хороший человечек. И я так рад, что к тебе вернется этот парень.
Только однажды в жизни Андра чувствовала такое же безумное возбуждение, как теперь, ожидая Фрея.
Тогда она была шестилетней девочкой. Накануне Рождества она проснулась, чтобы обязательно увидеть, как Санта-Клаус пробирается к ее кровати. Андра притворилась, что ждет не папу, а настоящего волшебника. Приоткрыв глаза, боясь разрушить сказку, Андра наблюдала, как кто-то набивает подарками чулок и раскладывает у постели коробки.
Когда бородатая фигура исчезла, она поднялась и притронулась к сверткам.
Ее маленькое сердце билось так же, как колотится сердце птички, пойманной птицеловом.
Воспоминания об этой ночи остались с Андрой на всю жизнь. Она думала, что ничего более прекрасного не будет никогда. Но это случилось… Семнадцать лет спустя, холодным дождливым вечером за неделю до другого Рождества.
Сумасшедшая радость ребенка снова возвращалась к ней.
Придет ли он? Может быть, она проснется и обнаружит, что все это – игра воображения? Правда ли, что Фрей до сих пор живет только для нее? Неужели она теперь свободна и сможет снять кольцо Тревора, заменив его тем, что подарит Фрей?
Роза Пенхэм ушла. В квартире не осталось никого, кроме Андры. Она сняла ненавистное шерстяное платье и надела другое. Флэк Сэнки утверждал, что в этом платье Андра подобна мечте. Впервые за многие месяцы ей не пришлось румяниться, щеки и так горели. Рыжеватые волосы она зачесала назад и связала в пучок.
Андра цвела. Она чувствовала себя Женщиной, нежной и соблазнительной, замершей в ожидании возлюбленного. В аромате легких цветочных духов она олицетворяла молодость и предвкушение любви.
Прошел час. Фрей сказал, что вернется через час, и не вернулся. Она умоляла его:
– Ты должен, Фрей, ты должен. Мой дорогой, мой дорогой, ты должен прийти.
Я умру без тебя.
Она металась из комнаты в комнату: в спальню, чтобы посмотреться в зеркало, поправить прядь волос и добавить духов, опять в гостиную подбросить в камин угля. Включала и выключала радио. Никакой музыки. Никакой музыки. Только тишина, как та тишина накануне Рождества, когда она, счастливые ребенок, ожидала чуда. Бьющееся как колокол сердце, полное фантастических надежд.
– Приходи скорее, Фрей, умоляю тебя! – шептала она.
Она думала о «Неразгоревшемся огне» и о своей роли. Вчера Роберт Керри остановил съемку одной из любовных сцен, в которой она, молоденькая девушка, вот-вот должна была проснуться, преобразиться в женщину, вспыхнуть огнем любви и счастья. А Андра вдруг расплакалась и убежала с площадки. Роберт пришел за ней в гримерную. Она все еще рыдала.
– Я никогда не сыграю эту роль. Во мне не осталось огня. Боб. Все сгорело…
«Теперь, – думала она, стоя посреди комнаты, – теперь я смогу сыграть свою роль. Боб Керри будет доволен».
Андра подошла к окну и отодвинула штору. Дождь стучал по стеклу.
Возбуждение и радость потихоньку покидали ее. Ее пальцы похолодели, и она не смогла даже закурить сигарету. На мгновение она замерла, стараясь вообще ни о чем не думать. Послышался звук подъехавшей машины. Андра вся сжалась.
Хлопнула дверца автомобиля. Андра бросилась к окну.
Это был Фрей. Сердце ее бешено колотилось. Андра смотрела на знакомую фигуру. Она выбежала в холл и открыла дверь, потом вернулась в гостиную, по пути распахивая все двери, открывая дорогу холоду и зимней ночи. Раздались шаги, стук в дверь и голос:
– Здесь есть кто-нибудь?
Задыхаясь, она откликнулась, прижимая руки к горящим щекам:
– Да. Да. Я здесь. Входи!
Фрей вошел в комнату. Держа в руке перчатки и шляпу, он какое-то время смотрел на Андру так, как будто один ее вид поразил его. Так и было. Фрей вновь увидел свою несбыточную мечту.
Потом Андра вспоминала, что Тригер даже не тявкнул, когда вошел Фрей.
Словно помнил добрый верный пес, что это именно тот друг, который прислал его Андре. Тригер подошел к Фрею, обнюхал его и радостно завилял хвостом.
Тишина становилась напряженной, но ни Андра, ни Фрей не в силах были ни двигаться, ни говорить. Внезапно мужчина сорвал мокрое пальто и бросил его на пол. Он быстро направился к женщине в бархатном платье и заключил ее в объятия. Фрею не нужно было спрашивать Андру, любит ли она его. Он увидел эту любовь в ее глазах. И Андра знала, что объяснения будут потом. И неважно, что готовит им будущее, бросит ли она свою карьеру ради Фрея, оставит ли он море. Для них все начиналось сначала. Ни другой жизни, ни другого мира никогда не существовало. Она глубоко вздохнула и закрыла глаза.
В тишине Фрей прижимал ее все ближе и ближе, чтобы никогда больше не отпустить.

загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Распятое сердце - Дениз Робинс

Разделы:
Книга 1Книга 2Книга 3

Ваши комментарии
к роману Распятое сердце - Дениз Робинс



Просто потрясающий роман! Нет ни одной постельной сцены, но описание чувств так сильно и точно, что держит тебя в напряжении до самого финала.
Распятое сердце - Дениз РобинсЛариса
17.11.2014, 1.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100