Читать онлайн Преодолевая препятствия, автора - Робертс Памела, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Преодолевая препятствия - Робертс Памела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Преодолевая препятствия - Робертс Памела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Преодолевая препятствия - Робертс Памела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Памела

Преодолевая препятствия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Когда он с трудом разодрал словно бы склеенные намертво веки, в комнату лились потоки солнечного света. Протянув руку, Хэнк ощупал постель — пустая. Он резко сел. Габриеллы не было. Уж не привиделось ли ему все это? Не приснилось ли? Он почти готов был поверить в это — слишком уж фантастичными казались события минувшей ночи. Но смятая вторая подушка подсказывала, что нет, не приснилось…
Беглый взгляд на часы сказал, что надо поторопиться. Хоть мистер Бреннан и предложил ему приехать к девяти, но едва ли ему понравится большое опоздание. До начала же оставалось ровно полчаса.
И Хэнк заспешил, потому что сейчас, как никогда, нуждался в этой работе. А как иначе занять долгие часы до следующей ночи, когда он сможет снова насладиться любовью с ненаглядной Габриеллой? Впрочем, дело было не только в физической стороне любви. Ему хотелось говорить с ней долго-долго, чтобы узнать о ней все до мельчайшей подробности. Потому что она потрясла его, взволновала до глубины души. Потому что он полюбил…
Он настолько был переполнен этим новым, сильным, неизведанным до сей поры чувством, что совершенно забыл о кратковременности своего пребывания здесь, да и о невесте тоже… Или не забыл, а просто загнал неприятные мысли в самый дальний уголок сознания, чтобы не мешали, не портили мгновений счастья. Туда же, где до поры до времени лежало и смутное, но в высшей степени тревожащее воспоминание о призыве его возлюбленной «О, Арти!».
Несмотря на спешку, он сам застелил кровать, чтобы Габби не пришлось заниматься этим, и положил на покрывало листок бумаги с одним-единственным словом, написанным крупно и четко: «ЛЮБЛЮ!».
Она сидела за стойкой, одетая в светлое, самое красивое свое платье, и с трепетом ожидала его появления. Щеки ее пылали, сердце стучало часто-часто, дыхание было тяжелым и прерывистым. Все то, что случилось с нею сегодня ночью, казалось невероятным, невозможным. Неужели он на самом деле любил ее так нежно и страстно, что тело ее, истомившееся без секса, до сих пор пело и ликовало?
— Габриелла, какая ты красавица! — Хэнк появился в тот момент, когда она нагнулась над зеркалом, чтобы посмотреть, хорошо ли выглядит. — Почему ты ушла, милая?
Он наклонился и поцеловал ее прямо в губы. Ее ответ был столь откровенно пылким, что, когда они оторвались друг от друга, оба задыхались.
Хэнк скосил на себя взгляд и с усмешкой заметил:
— Ну и как же я в таком виде поеду, а?
Она еще больше залилась краской, хотя всего две минуты назад нельзя было поверить, что цвет ее лица может стать хоть на йоту ярче.
А он, как нельзя более довольный и полученным поцелуем, и ее реакцией, полушутливо предложил:
— Зайдем ко мне на минутку? Она округлила глаза.
— Сейчас? Ты с ума сошел!
— А почему нет? У тебя дела? Или боишься, что за минуту не управимся?
— Послушай, я не сказала тебе вчера, но дело в том… — Габриелла замолчала, вздохнула, заставила себя продолжать: — Я живу не одна и не могу…
Хэнк не дал ей закончить.
— Не одна? — выкрикнул он. Ему показалось, что его столкнули в пропасть с той вершины блаженства и счастья, на которой он пребывал. — Не одна… — тупо повторил он.
Это не то, что ты подумал, — поспешила заверить его Габриелла, мысленно поражаясь самой себе. Когда, каким образом случилось так, что этот парень стал ей небезразличен? Ведь не о нем она думала, не к нему в номер приходила эти две ночи, не к нему! И все же… все же его явное разочарование требовало от нее каких-то разъяснений. — На втором этаже моя квартира. Там живем я и мой отец. — Хэнк продолжал смотреть на нее во все глаза, взывая к продолжению. — Он… он не встает с постели последнее время, но постоянно прислушивается к тому, что я делаю. Понимаешь?
Он кивнул, не отводя от нее взгляда. Потом сказал:
— Я совсем ничего о тебе не знаю. Кроме единственного — того, что жить без тебя не могу. — Поднял руку, отгораживаясь от уже готового слететь с ее губ возражения. — Не спорь, ты даже не представляешь, что я чувствую. Давай поговорим вечером, хорошо?
Она молча кивнула, потрясенная прозвучавшей в его словах искренней убежденностью.
Хэнк снова поцеловал ее, на сей раз легко, словно пером коснулся, и, помахав, ушел.
А Габриелла осталась одна, ничего не понимающая, но неожиданно счастливая… Настолько, что даже привычно-ворчливый голос отца, столь отличный от вчерашнего, не вывел ее из восхитительного состояния легкой эйфории.
— Ну что это ты, папа, снова недоволен с самого утра? — спросила она, поднявшись наверх. — Вспомни, как вчера веселился… Вспомнил? Ну вот, значит, все не так плохо. Сегодня прекрасное утро — солнечное и немного ветреное. Давай-ка я жалюзи открою, а то ты тут, как крот в норе, ничего не видишь. Так лучше? Ну а теперь расскажи, как ты спал, что во сне видел…
Габби присела на край его кровати и поцеловала заросшую щетиной щеку.
Глаза старика затуманились.
— Как же я, наверное, измучил тебя, девочка моя, — со вздохом прошептал Рауль.
— Ну что ты, папа! — тут же воскликнула Габриелла. Сердце ее болезненно сжалось от любви и жалости к этому недавно еще сильному мужчине, так быстро состарившемуся, потерявшему не только горячо любимую жену, но и сына, оказавшегося безжалостным и бесчувственным эгоистом. — Не говори так! Ты же единственный на свете родной мне человек. Скажи лучше, тебе правда Бекки нравится?
Рауль Маскадо улыбнулся.
— Конечно. Как же она может не нравиться? Но только… надеюсь, ты не приняла за чистую монету мои слова? Ну, что я бы на ней женился и вообще…
— Ах вот как! Уже отпираешься! — вскричала дочь. — Хорош же у меня отец. Так и норовит вскружить женщине голову, а потом отречься от своих обещаний! Ох, бедняжка Бекки!
— Ты что, рассказала ей? — испугался Рауль. — Нет, не смейся, отвечай, говори серьезно, рассказала?
Габби снова чмокнула его.
— Да что это ты так разволновался, а? Боишься, что тебя поймают на слове? Да ладно уж, успокойся, конечно, ничего я не сказала. К тому же и не разговаривала с ней после того твоего заявления. Я понятия не имела, что она приедет к тебе, честное слово.
Отец тут же успокоился и, чуть поколебавшись, задал мучивший его со вчерашнего дня вопрос:
— Скажи, малышка, это, конечно, не мое дело, но у тебя с ним серьезно?
Габриелла залилась багровой краской.
— Серьезно? О чем это ты, отец? О ком? — Господи, в панике подумала она, неужто он что-то слышал ночью?
— Ладно, не прикидывайся непонимающей. О Джеке, конечно, о ком же еще?
— О Джеке? — Габби не сразу вспомнила, кто такой этот Джек. — Да перестань ты ерунду болтать! — засмеялась она, наконец поняв, кого отец имеет в виду. — Он пригласил меня поужинать, только и всего! Господи, Бек права: мы живем практически в деревне. Стоит женщине разок встретиться с кем-то, так ее уже чуть ли не помолвленной считают. Нет, папа, ничего у меня с ним нет. Джек — интересный человек, но…
— Но — что?
— Ничего. Совсем ничего.
— Ты… — Рауль поколебался, но все же решился спросить: — Ты все еще вспоминаешь о нем?
Габриелла поднялась с кровати, подошла к окну и долго-долго глядела вдаль, на бескрайние степные просторы.
— Да.
— Меня винишь?
И снова наступило молчание — долгое и тягостное.
— Нет.
Старик Маскадо понурился, опустил голову. Ее тон — безжизненный и безучастный — ясно говорил: не суйся не в свое дело. Но совесть давно мучила его, требуя хотя бы объясниться с дочерью. И он попытался.
— Ты понимаешь, малышка… Габриелла повернулась к нему и твердо сказала:
— Я не виню никого, отец, кроме себя. Так что не волнуйся и не думай на эту тему. Ладно? В конце концов, не забывай: что Бог ни делает, все к лучшему.
Он вздохнул.
— Если бы все было так просто, родная моя. Иди, Габби, сюда, ко мне. Хочу тебе признаться кое в чем. — Она подчинилась, поправила ему подушку, села и обняла. И отец сказал: — Знаешь, малышка, я, похоже, утратил веру. Да-да, не смотри так на меня. Я, сколько ни ищу, не нахожу никакого благого смысла в том, что погибла Сэмми. Вот так-то.
— Но, папа, — вскричала потрясенная Габриелла, — смерть Саманты — дело рук не божеских, а человеческих! Ты сам знаешь, кто это сделал! При чем тут Бог?
— Да при том, что он не остановил негодяев. И даже не покарал их. А ведь они сгубили невинную душу, самую лучшую, самую нежную, самую любящую… — Он задохнулся и замолчал, борясь с подступившими рыданиями.
Дочь похлопывала его по спине и успокаивающе покачивала, словно ребенка баюкала, помогая справиться с приступом горя.
Столько лет прошло, столько лет, а боль еще так сильна. И его боль, и ее…
Хотя, может быть, думала Габриелла, продолжая безмолвно утешать отца, может быть, моя скоро пройдет… Возможно ли, что этот молодой человек, почти юноша, внезапно появившийся ниоткуда и готовый уйти в никуда, исцелит ее, подарит утраченную веру в себя и в других? Рассеет мрачное облако, накрывшее ее тогда, давно, и до сих пор державшее в плену?.. Невероятно, но сегодня утром она ощутила себя на редкость свободной. Смущенной, безусловно, ибо кто бы ни смутился от такого поведения? Но и свободной тоже. И более того — полной ожидания… Да-да, волнующего и очень приятного ожидания…
Как это он сказал?.. «Я совсем ничего о тебе не знаю. Кроме единственного — того, что жить без тебя не могу».
Ерунда, возразила она себе. Так не бывает. Мы были вместе всего две ночи, нет, по-настоящему только одну. Но все равно, ах, все равно, какие удивительные слова!..
И она тоже ничего не знает о нем, кроме того, что он замечательный, талантливый любовник и так похож на Арти. Но… но и так отличается от него.
— Прости, малышка, что так раскис, — вытирая глаза и освобождаясь из ее объятий, выговорил отец.
Габриелла очнулась от грез, поднялась и, не желая смущать отца еще больше, начала что-то раскладывать по местам.
— Все в порядке, папа, я понимаю… понимаю. Мы, знаешь ли, не обязаны быть сильными друг с другом. Для чего нужны родные, если с ними нельзя расслабиться, поговорить откровенно о самом-самом…
Рауль грустно ухмыльнулся.
— Верно. Только вот ты со мной почему-то никогда такие говоришь и не плачешь, когда я рядом… Только когда остаешься одна… Я ведь все слышу, родная моя девочка, и…
— Давай, папа, оставим эту душещипательную беседу до другого раза. У меня еще полно дел, — предложила Габриелла. Она находилась в таком состоянии, что вполне могла пуститься в откровенности и сболтнуть лишнего, о чем позже скорее всего пожалеет. — Скажи лучше, чего бы тебе хотелось на завтрак.
Сюрпризы сегодняшнего утра не окончились. Отец хмыкнул и нежданно-негаданно заявил:
— Пожалуй, яйца всмятку будет достаточно. И кофе, если тебе нетрудно.
Черные глаза дочери, и без того немаленькие, распахнулись до размеров кофейных блюдец. Вот это да! Ай да Бекки! Это ее чудесное влияние, не иначе! И как это она только до сих пор замуж не вышла? Ведь она, похоже, и почти мертвого в состоянии оживить!
А Рауль, не замечая ее потрясения, добавил:
— И еще, пожалуй, я бы побрился.
— Сегодня? — уже не сдержавшись, изумленно ахнула Габриелла. — Ты же брился всего восемь дней назад!
Отец потер рукой щеку, поморщился.
— Думаю, стоит начать делать это почаще.
А то уж больно я зарастаю с таким режимом. Прямо как дикобраз. Как считаешь?
— Д-да, конечно… — заикаясь, ответила Габби, мысленно проклиная себя за невнимание к отцу.
Ведь, что греха таить, последние года полтора она, погруженная в собственные горести и неприятности и отчаявшаяся, на него практически рукой махнула. Только следила, чтобы у отца было белье чистое, да кое-как пыталась бороться с его нарастающим аппетитом. А он, оказывается, уже готов выйти из состояния глубочайшей депрессии, в которое погрузился после суда.
— Может, ты тогда уж и встанешь? Позавтракаем вместе на кухне, а? — предложила она. — А то ты все лежишь да лежишь, будто больной…
— А что, пожалуй, неплохо бы.
— Отлично, — оживленно произнесла Габби. Она с самого пробуждения чувствовала себя удивительно легкой, готовой вспорхнуть и полететь. А такая перемена в отце только прибавила ей легкости. — Даю тебе четверть часа. Приводи себя в порядок, я пока быстро тут проветрю и постель перетряхну, а потом кофе поставлю.
Все было так замечательно, что ей хотелось петь и танцевать. Нетерпеливое ожидание вечера и встречи с Хэнком, явно не только для обещанного разговора, наполняло ее ощущением пьянящей радости. Настолько, что это было заметно даже окружающим.
Джо Парсонс, у которого она полдня исполняла обязанности секретарши, стуча по клавишам пишущей машинки, несколько раз поглядывал на нее и наконец решился сказать:
— Ты сегодня сама на себя не похожа, Габби. Что это с тобой творится, а?
— Со мной? Ничего.
— Ха! Ничего… Да ты в зеркало на себя взгляни! Так и сияешь вся. Влюбилась небось. Слушай, Габби, а это правда?
— Что — правда?
— Ну, то, что говорят про тебя и Джека из «Трех подков»…
Габби, которая как раз достала зеркальце и изучала свое отражение, пытаясь понять, что же в ней такого особенного, от неожиданности уронила его на пол.
— Что? О господи, вот уж действительно деревня. Ну просто невозможно чихнуть, чтобы тебе тут же пять человек не пожелали доброго здоровья. Не знаю, что именно тебе наговорили про меня и Джека, но, что бы ни было, это неправда. Ясно? — отрезала она.
— Да ладно, чего ты завелась? Я так просто спросил… не потому, что хочу в твою личную жизнь влезть или еще что… — тут же начал смущенно оправдываться ее друг и работодатель.
Но Габриелла не дала ему договорить.
— У меня нет никакой личной жизни, Джо. И ты прекрасно это знаешь. И уж от кого-кого, а от тебя я никак не ожидала, что ты будешь собирать всякие сплетни.
Брось, Габби, успокойся. Никаких сплетен я не собираю. А могла бы, казалось, и поделиться со мной. Я ж тебе только добра желаю, а ты вон как на меня накинулась… — Он принялся хлопать ящиками своего стола, якобы в поисках какой-то бумаги, но на самом деле, чтобы не смотреть на Габриеллу. Но та уже пришла в себя.
— Ну, не дуйся, Джо. Извини. Я не хотела тебя обидеть. Сама знаю, как ты ко мне относишься. Просто меня раздражает и возмущает, что у нас ничего нельзя сделать, чтобы тебе не начали тут же кости перемывать. Джек пригласил меня пообедать с ним, только и всего.
— Ого! «Пообедать, только и всего»! Это не только. Это первый раз за все пять лет, когда Джек на кого-то обратил внимание. Теперь я понимаю, что ребята не зря болтали…
— Фу ты, черт возьми! — окончательно рассвирепела Габби. — Все, Джо, прекрати! Хоть ты не веди себя как последняя кумушка. Господи, подумать только, мужики, а болтают, как бабы. Я-то думала, вы там в своем баре о бейсболе да урожае разговариваете, о кредитах и засухе, а вы…
— Все-все! — Он вскинул руки, прося пощады. — Молчу! Больше ни слова. Не злись… И вообще, мне пора.
— Ну конечно, — полным едкой насмешки тоном отозвалась Габби. — Еще бы не пора. Небось отправишься сейчас в заведение к Гарри и расскажешь, как я возмутилась. И все твои «ребята» дружно решат, что мы с Джеком послезавтра сбежим в Рино и поженимся…
Джо уже понял, что совершил непростительную ошибку, задав первый вопрос, и поспешно удалился, не дослушав ее тирады. Впрочем, Габби была частично права: он сделал именно такой вывод из ее слишком уж бурной реакции, хотя и не собирался пока им ни с кем делиться.
А его возмущенная помощница, оставшись одна, выместила раздражение на невинной машинке и так забарабанила по клавишам, что каретка задвигалась со скоростью железнодорожного экспресса. Не то чтобы ее очень уж беспокоили досужие разговоры по поводу ее вымышленного романа с Джеком. Нет, но ведь не исключена была возможность, что кто-то обратит внимание на то, что некий молодой проезжий слишком уж задержался в ее мотеле… А вот этого ей как раз и хотелось избежать.
Пальцы, летающие по клавишам, замерли.
Слишком уж задержался? Но ведь… но ведь он уедет в любую минуту!
Господи! Габриелла прикусила нижнюю губу. Как же это она могла забыть, что Хэнк только и ждет, когда его машина вернется из ремонта. А может… может, Реджи уже все закончил и его уже сегодня вечером не будет в мотеле?
Она зажмурилась, проклиная себя за глупые надежды. Смутные, туманные, расплывчатые и не совсем понятные даже ей самой, но все же надежды… Однако, несмотря на это, рванула телефонную трубку, быстро набрала несколько цифр и долго слушала длинные гудки.
Наконец звучный мужской голос отрывисто рявкнул:
— Да! Кто там?
— Реджи, привет, это я, Габби.
— О, Габби! Какая неожиданность. — Он заметно сбавил громкость и, как ей показалось, поскучнел.
— Как дела, Реджи? Как поживаешь? — Она сделала вид, что не заметила его прохладного приема.
— Страшно занят. Дел по горло. Покурить некогда.
— О, извини. Я на минутку. Только хотела узнать, как там обстоит дело с машиной моего клиента. Она уже готова?
В трубке послышалось сопение. Потом ее собеседник нехотя ответил:
— Знаешь, мне необходимо сегодня закончить с комбайном Треммера, и потом я сразу же примусь за машину того парня. Вечером позвоню, идет? Честное слово, Габби, его машина — следующая. Поверишь, я сегодня спать лег в четыре утра! Сделаю быстро. Завтра же будет готова. Договорились?
— Нет, Реджи, не договорились, — возразила Габриелла. — Что значит «сделаешь быстро»? Он сказал, ему до самого Западного побережья добираться. Еще не хватало, чтобы он отъехал на двести миль и снова сломался. Я вроде как рекламировала тебя, сказала, ты лучший механик в округе, а ты хочешь кое-как…
— Ладно-ладно, понял, не читай мораль. В общем, сейчас закончу с треммеровой развалюхой и сразу же примусь за тачку твоего парня. Все, пока. Вечером позвоню. — И он швырнул трубку.
А Габриелла облегченно перевела дух. И действительно, что это она заволновалась? Всем ведь прекрасно известно, какой Реджи волокитчик. Вот и отец так вчера говорил.
Хэнк, между прочим, почему-то даже не упомянул о машине, когда уходил утром, словно и не очень-то озабочен скорейшим отъездом. А ведь вроде бы торопился… Куда он, интересно, едет и зачем?
И Габриелла, сама того не замечая, снова погрузилась в свои неясные мечтания-размышления, которые, однако, вскоре были прерваны самым грубым образом — телефонным звонком. Она вздрогнула и схватила трубку.
— «Парсонс и Парсонс, поставки и контракты».
— Габриелла, привет, это Джек. Решил вот узнать, как ты себя чувствуешь.
Черт, мысленно выругалась она, как же он некстати! Но милейшим голосом ответила:
— Здравствуй, Джек. Спасибо за беспокойство, мне немного лучше. Голова уже прошла, но… — Она заколебалась, не зная, что бы такое сказать, чтобы сразу же исключить возможность еще одного приглашения с его стороны.
Но Джек Мортон и не нуждался в более откровенных намеках, чем это легкое, едва ощутимое колебание в ее голосе.
— О, конечно, не так сразу. Женщины — существа нежные. Надеюсь, ничего серьезного?
— Нет-нет, простое недомогание. Скоро все будет в порядке, — заверила она, радуясь проявленному им такту.
— Что ж, отдыхай и выздоравливай поскорее. Надеюсь скоро увидеть тебя.
— Непременно, Джек. Еще раз спасибо за внимание. И за вчерашний обед тоже. Мне так неловко, что я…
Он, как истинный джентльмен, отмел ее извинения.
— Я был чертовски рад нашей встрече. И я все понимаю, не волнуйся. Ну, до скорого, Габби.
— До скорого, — эхом отозвалась она. И облегченно вздохнула, когда связь окончательно прервалась.
Ну и дела! А ведь Джек-то, пожалуй, и впрямь проявляет к ней интерес. Три года ничего, кроме удушающих тоски и одиночества, а теперь вдруг сразу двое, одновременно…
Она засмеялась, махнула рукой и сказала вслух:
— Не придумывай себе красивой сказки, Габби, малышка. И ни на что не надейся. Помни, чем все это кончается.
Но несмотря на столь строгое внушение, продолжала свою скучную работу с радостной улыбкой на губах, мысленно снова и снова возвращаясь к предстоящему вечеру…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Преодолевая препятствия - Робертс Памела

Разделы:
12345678910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Преодолевая препятствия - Робертс Памела



Обязательно прочтите. Мне очень понравилась книга. 10.
Преодолевая препятствия - Робертс ПамелаВалентина
18.05.2014, 15.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100