Читать онлайн Преодолевая препятствия, автора - Робертс Памела, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Преодолевая препятствия - Робертс Памела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Преодолевая препятствия - Робертс Памела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Преодолевая препятствия - Робертс Памела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Памела

Преодолевая препятствия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Выйдя от дока Бергмана, она немного поколебалась, но потом села за руль и двинулась в сторону, противоположную «Парсонс и Парсонс, поставки и контракты».
Позвоню Джо из дома, решила она. Док, пожалуй, прав, мне стоит отлежаться. Да и встречаться с кем бы то ни было не хотелось. Уж если док, известный своей сдержанностью, дал ей понять, что в курсе происшествия, то остальные жители городка только и ждут ее появления, чтобы накинуться с расспросами.
Подозрения Габриеллы оправдались немедленно и в полном объеме. На ближайшем перекрестке, когда она притормозила на красный сигнал светофора, ее окликнула миссис Стетсон:
— Габби, милочка, это правда то, что я слышала? Что два каких-то подонка изнасиловали тебя и чуть было не убили? Какой кошмар! Жить в наше время стало совершенно невозможно. Нигде не чувствуешь себя в полной…
Свет сменился, Габби с силой нажала на газ и умчалась, не дослушав сочувственно-гневной тирады. Впрочем, на следующем перекрестке ее ждало аналогичное испытание. И на парковке перед супермаркетом тоже. Она плюнула и поспешно покинула Хоуп, отказавшись от мысли запастись продуктами. Всегда можно попросить Бекки, хотя…
Нет, к дьяволу! Сама справлюсь. Съезжу в Дроуд. Пятьдесят семь миль — расстояние слишком большое для сплетен. Уж там-то я смогу не чувствовать себя предметом пересудов и сочувственных взглядов.
Она вернулась в мотель и обнаружила там… ну естественно, Сэма Доуэлла.
— Габби, как ты? У врача была? — был его первый вопрос.
— Была, — сдержанно ответила жертва нападения и всеобщего интереса.
— И?
— И я в полном порядке, — уже раздраженно отозвалась она. — Спасибо за беспокойство, Сэм, но, честно говоря, мне бы хотелось, чтобы меня оставили в покое. Все. Даже ты.
Он хмыкнул и покрутил головой.
— Вот и проявляй заботу о гражданах. Да, быть шерифом — занятие неблагодарное.
— Извини, Сэм, — без тени раскаяния сказала Габриелла, — но меня уже в городе затравили вопросами. И ты, как я понимаю, не на мои глаза полюбоваться приехал. Я не желаю ничего больше слышать об этом. Слышишь, не желаю! Я устала от того, что каждый хочет влезть в мою личную…
— Тихо-тихо, Габби, не кричи. Никуда я лезть не собираюсь. И между прочим, приехал как раз за тем, чтобы выяснить твою позицию. Потому что, возможно…
— Что — возможно? Что будет процесс, наедут репортеры и все такое прочее?
— Нет, как раз наоборот.
— Что? Ты это серьезно, Сэм? Ты готов замять дело? Ради меня?
— Не то чтобы готов… Но если ты не настаиваешь на выдвижении обвинения…
— Настаиваю? Нет, я не настаиваю. И хотя все внутри протестует против того, чтобы подонки ушли безнаказанными, я категорически не желаю быть публичным развлечением.
— Габби, Габби, не горячись. Ты сама должна понимать, что я не мог бы просто отпустить их ради твоего спокойствия. Но дело в том, что, когда я послал в Канзас-Сити отпечатки их пальчиков, тут такое началось!..
— Началось? Что началось, Сэм?
— Сегодня в восемь утра оттуда примчался местный представитель ФБР. Эти твои ребятки им хорошо известны. Он заберет их с собой, если ты…
— Пусть забирает. Я только рада буду.
— Спасибо, Габби, — с чувством произнес шериф. — Ненавижу, когда на меня давят. С огромным удовольствием избавлюсь и от тех, и от других. И еще одно… — Он немного поколебался, не зная, какие слова выбрать. — Могу дать тебе совет? По-дружески?
— Ну, попробуй.
— Если ты так не хочешь быть объектом лишних сплетен, избавься поскорее от Хэнка.
Габриелла вспыхнула от негодования.
— Избавиться от Хэнка? Да с какой стати? Если бы не он, сам знаешь, что было бы. После меня и отца могли бы…
— Не возмущайся, Габби, я согласен. На сто процентов. На двести, если хочешь. Да и нравится мне этот парень. Только я уже слышал разговоры, что что-то он слишком уж долго тут задержался…
— У него машина сломалась. Ею Реджи занимается! — воскликнула она.
— Габби, да пойми ты меня правильно. Я ничего не имею ни против Хэнка, ни против того, что он живет у тебя в мотеле. Для того мотели и существует, чтобы в них могли остановиться кому надо. Просто… Ну, в общем, сама знаешь, что у нас за народ.
— Знаю, — вздохнула Габриелла.
Да и кому, как не ей, знать? Ведь после разрыва с Арти ей перемывали косточки чуть ли не полгода.
— Ну ладно, я все сказал, за чем приезжал. Счастливо оставаться, Габби… Подумай, кстати, может, проведешь все же прямую связь с участком? Так, на экстренный случай, а?
— Спасибо. Подумаю.
С тяжелым сердцем Габриелла сидела за стойкой и смотрела в окно вслед отбывающему блюстителю порядка. Ну почему всем есть до нее дело? Кого касается, как и чем наполнена ее жизнь?
Именно пустословие и якобы заботливые взгляды так называемых доброжелателей еще больше бередили раны, нанесенные Арти. Именно они сделали ее отшельницей, скрывающейся от всех и каждого.
И даже сейчас ее начальник и старинный приятель Джо Парсонс с удовольствием заполняет досуг, обсуждая ее вымышленные взаимоотношения с Джеком.
Если Сэм говорит, что Хэнку лучше бы уехать, это значит только одно: разговоры уже поползли по городку…
Но она не может и не хочет расставаться с ним! По крайней мере, не сейчас…
Входная дверь громко хлопнула, и на пороге появился объект ее размышлений. Боже, до чего же он все-таки хорош! Особенно теперь, когда стал для нее Хэнком, а не внешним двойником Арти. И как же она его любит!
Любит?
Да разве я люблю его? — перепуганно подумала Габриелла. Разве я еще в состоянии кого-то любить? А если… если и он обманет меня? Нет, он просто нравится мне. Очень сильно нравится, конечно, но это и все.
Хэнк увидел ее, подошел и улыбнулся, сразу развеяв все страхи. Такой не обманет. Никогда. Вон как глаза сияют!
— Габби, любимая… — Он обнял ее, прижался носом к волосам, глубоко втянул ее запах. — Ты так чудесно пахнешь, так бы и съел тебя.
Она засмеялась в ответ — как приятно слышать такие слова! — и приникла к нему всем телом. Шепнула на ухо:
— Хочу, чтобы съел.
Он чуть отстранился, взглянул ей в лицо, проверяя, серьезно ли она говорит.
— Ну так идем…
— Нет. Не сейчас. Подожди.
Подождать? Чего? Я сейчас в наилучшей форме. Хочешь убедиться? — И он прижался к ней бедрами, демонстрируя, что это не пустое хвастовство.
Габриелла задохнулась и невольно потянулась туда рукой, но сдержалась.
— Эй, Хэнк Сандерс, изволь вести себя благопристойно, — с деланной строгостью произнесла она, потом уже нормальным тоном добавила: — Не хочу, чтобы отец знал о наших отношениях.
— Думаешь, он не догадывается?
— Если и догадывается, то хотя бы не знает наверняка. Не забывай, он выходец из Мексики, ярый католик. Ему тяжело было бы… — Габби не закончила фразу и махнула рукой.
— Я понимаю, — поспешно ответил Хэнк. — И ни за что не хотел бы оскорбить его чувств. Знаешь, твой отец — классный старик. Он мне очень понравился. Но только ты не должна так провоцировать меня. Я же не каменный.
Габриелла хихикнула и выразительно взглянула на его джинсы.
— Странно. А мне как раз показалось, что каменный.
— Эй, так не честно. Тебе что, а мне под ледяной душ лезть.
Они еще несколько минут обменивались любовными нежностями и подтруниваниями, потом Хэнк вспомнил:
— Ты, кстати, была у врача?
— Угу.
— И что?
Сказал, что лучше бы мне несколько дней полежать. Ничего страшного, просто отдых нужен. — Она вздохнула и мечтательно проговорила: — Вот бы на самом деле отдохнуть. Закрыть мотель и уехать куда глаза глядят…
— Что мешает? Давай так и сделаем. Хоть на пару дней.
— Как у тебя все просто. Разве я могу отца оставить? Он вчера первый раз на ноги встал. Сам же видел, он еле ходит. Чуть не упал после того, как по лестнице спустился.
— Да, верно. А уехать было бы здорово…
— Ну, ты-то, наверное, скоро уедешь. Как только Реджи закончит с твоей машиной, — с плохо скрываемой грустью заметила Габриелла.
Хэнк внимательно посмотрел на нее, словно что-то решая. Потом сказал:
— Послушай, нам с тобой надо поговорить. Где бы это сделать так, чтобы никто не мешал?
— Да прямо здесь. Чем плохо?
— Всем.
— Тогда в твоем номере.
— Ну, разве мы сможем там разговаривать?
— Хэнк, ты пугаешь меня. Что ты собираешься поведать мне? Ты…
— Ничего страшного. Я хочу обсудить наше с тобой будущее.
— Наше с тобой будущее?! Ты… ты серьезно? — недоверчиво спросила молодая женщина.
— Знаешь, я не приучен шутить такими вещами. Я же сказал, что люблю тебя, что…
Телефонный звонок прервал его горячие слова. Габби зашла за стойку, сняла трубку, коротко бросила:
— Перезвоните позднее, я занята! — И снова повернулась к нему.
— Нет, так невозможно. Давай поедем куда-нибудь. Пожалуйста, прошу тебя!
— Хорошо. — Она кинула ему ключи от своей машины. — Иди заводи, а я поднимусь к отцу на минуту.


— Куда поедем? — спросил Хэнк, когда она устроилась рядом с ним на пассажирском сиденье.
— Прямо. По тому шоссе, по которому ты приехал. Там нас точно никто не потревожит.
Они ехали молча, погруженные каждый в свои мысли, пока Хэнк не затормозил и не свернул на обочину.
Габриелла отодвинулась к самой дверце и повернулась к своему спутнику.
— Итак, — голос ее заметно дрогнул, — я слушаю. Ты ведь хотел что-то сказать мне… Что-то неприятное, верно?
Хэнк колебался лишь мгновение.
— Отчасти. Только отчасти. Пожалуйста, я прошу тебя, не реагируй на мои слова бурно, а выслушай от начала и до конца. Хорошо?
Она ощутила, как внутри нее все сжалось. Ну конечно, все было слишком хорошо, чтобы так оставаться и впредь.
— Не знаю, почему ты считаешь, что я должна как-то там особенно среагировать. — Тон ее был деланно-безразличным, но с нотками враждебности.
Габби… — Хэнк взял ее руку и не отпускал, хотя она и старалась вырваться. Лишь убедившись, что попытки сопротивления окончены, продолжил: — Габби, я хочу, чтобы ты знала: все, что я сказал вчера ночью, — истинная правда. Я больше всего на свете хочу провести с тобой всю свою жизнь. И проведу. То есть… — Он смутился, усмехнулся, поправился: — Если, конечно, ты хочешь того же.
Она продолжала молча и внимательно смотреть на него, интуитивно чувствуя, что все не так просто, как кажется.
— Почему ты молчишь, Габби? Ты… ты не любишь меня? Или не веришь мне?
Габриелла вздохнула.
— Я немного старше тебя, Хэнк, и понимаю, что ты что-то от меня скрываешь. Иначе не настаивал бы так на том, чтобы нам не мешали. Верно ведь? Поэтому ты говори, а не спрашивай, верю я или нет. Ладно?
Он сглотнул, понимая, что задача предстоит нелегкая. Но всепоглощающая любовь и безумная, почти невыносимая нежность к этой женщине, ожидающей от него смертельного удара, заставили пойти напрямую. Потому что ложь и уклончивость — первые и основные враги истинного чувства.
— Когда у меня сломалась машина, я, как ты правильно запомнила, направлялся в Калифорнию. Я ехал на свадьбу. — Хэнк опустил голову, потом решительно поднял ее и посмотрел прямо на Габриеллу. — На свою свадьбу. Этим летом я работал на пляже в Майами, спасателем. И встретил там одну девушку. Мы вроде понравились друг другу. Ну и… ну и сама знаешь, как это бывает.
— Знаю, — безжизненным голосом отозвалась Габриелла.
— Так вот, значит, мы с ней встречались какое-то время, в основном по ночам… — Габби с такой силой стиснула зубы, что едва не сломала, но промолчала. — А потом… потом… ну, в общем, кто-то из парней на пляже сказал, что она дочь Энтони Гриффитса, того самого, киномагната, знаешь? И я… короче говоря, я решил, чем черт не шутит, и сделал ей предложение. А она вдруг согласилась. Да с таким восторгом! Словно сто лет мечтала замуж выйти, да никак жениха не могла поймать… Ну, пошли к отцу ее. Он тоже там с ней отдыхал. Я побаивался, но мистер Гриффите принял меня с распростертыми объятиями. Отличный мужик оказался. Такой простой, приветливый. Сроду бы не поверил, что у него денег куры не клюют. Пообещал меня сниматься пристроить в вестерне, сказал, меня ждет большая карьера в кинематографе. Будущим Клинтом Иствудом назвал… В общем… — Хэнк замолчал, покосился на Габриеллу, но та смотрела в сторону. — В общем, до свадьбы остается три недели.
— Ясно. — С ее губ упало одно только слово, но упало тяжело, словно булыжник.
— Нет, Габби, нет, не говори таким тоном, дорогая! Ты все неправильно поняла! — Он попытался прижать ее к себе, но она отвернулась от него. — Я не собираюсь жениться на ней, Габби! Слышишь? Не собираюсь! И не женюсь. Потому что хочу, чтобы ты стала моей женой! Ты и только ты! Я люблю тебя, Габби. Габриелла… Габриелла…
Она медленно повернула к нему залитое слезами лицо и еле слышно спросила:
— Это правда? Прошу тебя, Хэнк, не шути такими вещами.
— Господи, да за кого ты меня принимаешь, Габби? Неужели считаешь меня подлецом? Где, ты думаешь, я был до сих пор?
— Не… не знаю, — всхлипнув, ответила Габриелла.
— Ездил в Абилен.
— В Абилен?
— Угу. Вот за этим. — Он сунул руку в карман куртки, достал небольшой бархатный футляр и показал ей. — Как думаешь, что там внутри? А?
— Не знаю, — снова сказала она.
— Так уж и не знаешь? И даже не догадываешься? Ну-ка подумай, ты ведь девочка сообразительная, — улыбаясь, уговаривал Хэнк, крутя маленькой красной коробочкой перед ее глазами.
Габриелла, безусловно, знала, что именно продается в них. Более того, ей уже случалось получать такой подарок… Жизнь словно пошла по кругу. Похожий мужчина, похожий футляр… Будет ли финал таким же?
Нет! Потому что схожи эти двое мужчин только внешне.
И она улыбнулась в ответ, протянула левую руку и зажмурилась. Ее доверчивость была немедленно наказана. Потому что Хэнк тут же прижался к ней и начал покрывать жаркими поцелуями, одновременно расстегивая ее куртку.
Габби, смеясь, попыталась оттолкнуть его, но не тут-то было.
— Ничего у тебя не выйдет, красавица, теперь на тебе моя печать, — заявил он, принимаясь за пуговицы рубашки.
Она подняла руку — и верно, на безымянном пальце весело поблескивало кольцо с маленьким, но все же бриллиантом.
— Хэнк… — Голос ее прервался от волнения, но он услышал и поднял голову.
— Что?
— Ты это серьезно?
— Ха! Полагаешь, что кто-то может в шутку разбрасываться такими побрякушками? — Он взглянул ей в лицо и заметил, что на глаза его возлюбленной навернулись слезы. — Габриелла, любовь моя, я хочу… я прошу тебя быть моей женой. На всю жизнь… И в горе, и в радости, покуда смерть не разлучит нас.
— А как же… как же твоя невеста?
— Ты — моя невеста! Ты и только ты! Понимаешь? Веришь? Габби, ты веришь мне?
Она молча кивнула раз, другой, потом сама кинулась к нему на шею, обхватила изо всех сил руками, прошептала:
— О, Хэнк, я так люблю тебя… — И тихо заплакала.
Они долго сидели, прижавшись друг к другу, изредка целовались, изредка говорили что-то глуповато-нежное…
Наконец Хэнк предложил:
— Давай вернемся домой и скажем твоему отцу. Попросим, так сказать, родительского благословения.
— Подожди…
— Что? Почему?
А как же мисс Гриффите и ее отец? Они же ждут тебя. Ты говорил, что день уже назначен…
— Я позвоню ему вечером и скажу, что встретил свою истинную судьбу. Он поймет. Вот увидишь, поймет.
— А она?
Хэнк немного подумал, вспоминая последний телефонный разговор со Стефи, и медленно произнес:
— Знаешь, мне кажется, она не очень расстроится. Если честно, то нас связывал в основном только… — Он закашлялся, не зная, как произнести это слово из четырех букв, не оскорбив любимой.
Габриелла прижала палец к его губам.
— Не надо. Не продолжай. Я поняла.
— Тогда поедем к мистеру Маскадо! Мне не терпится…
— Подожди…
— Опять? Но почему? Ты ведь принимаешь мое предложение? Габби, скажи, ты согласна? — взмолился Хэнк, видя ее нерешительность.
— Я согласна, да…
— Тогда… — прервал он ее.
Но она подняла руку и в свою очередь остановила его.
— Послушай меня, пожалуйста, любимый. И не перебивай, хорошо? — Она твердо взглянула в его ярко-синие глаза и заговорила: — Я верю тебе, и я люблю тебя. Но я старше и видела в жизни чуть больше. Я знаю, как важна для мужчины работа, карьера. То, что тебе предложил мистер Гриффите, выпадает одному из ста тысяч. Голливуд! Это слово для многих и многих синоним земли обетованной, края вечного счастья. Если я сейчас лишу тебя возможности не то что попробовать, а хотя бы взглянуть на эту жизнь, ты мне потом, когда пройдет первая страсть, никогда и ни за что этого не простишь… Молчи! Дай мне закончить. Я верю тебе, твоим словам и признанию и хочу доказать это. Я принимаю твое предложение, но с одним условием. Мы не поженимся прямо сейчас. Ты пока останешься свободным. Поедешь, как и собирался, в Голливуд, встретишься с этим мистером Гриффитсом и лично ему скажешь о своем решении. Или не скажешь…
— Габби, ты все же не веришь мне, — с укором произнес Хэнк. — Я понимаю, ты сравниваешь меня с Арти… — с невыносимой горечью заметил он.
— Нет! Нет, любимый, поверь, я не сравниваю тебя с ним. Но я хочу, чтобы ты шел на такой серьезный шаг, как брак, с открытыми глазами. Чтобы не жалел потом об утраченных возможностях. Пойми, дорогой мой, я не отказываюсь соединить свою жизнь с твоей, но я отказываюсь завязать тебе глаза, сковать тебя цепями и, ослепленного и беспомощного, затянуть в паутину… Да и, в конце концов, в такой ситуации телефонный звонок — недостойный мужчины выход из положения. Поезжай, встреться с ними лично и скажи обо всем, глядя в лицо. А потом, если почувствуешь, что решил правильно, возвращайся. Я буду здесь. Я буду ждать тебя. Обещаю.
— Но, Габби…
— Нет, Хэнк. Это мое единственное, но непременное условие. В противном случае мне придется сказать…
— Не говори! Не говори этого слова. Пусть я таким образом отниму у нас обоих почти две недели жизни, которые уйдут на дорогу туда и обратно, но я сделаю, как ты хочешь. Мне важнее всего, чтобы ты была спокойна. А теперь ты готова возвращаться домой?
— Ты по-прежнему настаиваешь на том, чтобы сказать отцу?
— Безусловно. Старик отлично ко мне отнесся, и я не смогу оставаться под его крышей, если не буду достоин этого отношения. Как я взгляну ему в глаза, зная, что соблазнил его дочь?
Габриелла засмеялась.
— Ты все перепутал, дорогой мой. Это я тебя соблазнила, а не наоборот.
— Ладно, сначала пусть ты. Но потом-то все-таки я. И опять это сделаю, прямо здесь и сейчас, если мы не стартуем немедленно.
В темных глазах Габриеллы запрыгали лукавые бесенята. С серьезным Арти ей ни разу не довелось заниматься любовью в машине, хотя она пару раз и пыталась. Ей это казалось страшно смелым и ужасно романтичным. Но он слишком заботился о своем положении и репутации. Хэнк, к счастью, совсем другой…
И она призывно улыбнулась и приоткрыла губы, приглашая его к игре.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Преодолевая препятствия - Робертс Памела

Разделы:
12345678910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Преодолевая препятствия - Робертс Памела



Обязательно прочтите. Мне очень понравилась книга. 10.
Преодолевая препятствия - Робертс ПамелаВалентина
18.05.2014, 15.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100