Читать онлайн Дороже всех сокровищ, автора - Робертс Памела, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дороже всех сокровищ - Робертс Памела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.46 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дороже всех сокровищ - Робертс Памела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дороже всех сокровищ - Робертс Памела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Памела

Дороже всех сокровищ

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Вскоре они уже сидели в светлой и довольно уютной кухне и пили приготовленную хозяином горькую бурду.
— Как это людям удается сварить приличный кофе? — пробрюзжал Рэнди, поморщившись от отвращения. — Никогда не умел и, наверное, уже не научусь.
Молли неожиданно для него, да и для себя тоже, хихикнула.
— Все очень просто. Надо покупать не растворимый, а обычный кофе. Есть, конечно, еще несколько маленьких секретов, но этот — основной.
— Правда? Слушай, по-моему, у меня где-то есть пакет с зернами. Может, сделаешь? А то это даже благородным именем кофе называть стыдно, — предложил Рэнди, радуясь, что гостья немного повеселела.
Он тут же вскочил и, не дожидаясь ее ответа, начал открывать и закрывать многочисленные шкафы.
— Ага! Вот и он! Так-так-так… А вот и кофемолка!
Молли открыла пакет, сунула туда нос, потом вынесла вердикт:
— Пойдет. Только мне нужна еще сковородка.
— Сковородка?!
— Угу. Обжарю, чтобы усилить аромат.
Она энергично принялась за дело, а Рэнди сел за стол и с необычайным удовольствием отдался созерцанию. Молли двигалась легко и грациозно, как восхитительная тропическая бабочка, и в то же время от нее веяло теплом и настоящим домашним уютом.
Каким же счастливым должен быть мужчина, которому она достанется, думал он. Или уже досталась? Почему он вообще решил, что она свободна? Потому что работает? Так сейчас подавляющее большинство замужних женщин работают… Или потому что согласилась поехать с ним? Да мало ли что с ней происходит. Может, она с ним поссорилась… Ясно же, что она в таком расстроенном состоянии не из-за умершего шесть лет назад отца… Хорошо, что. ему пришла мысль пригласить ее. Пусть выговорится. И ей полегчает, и он побольше узнает.
Вдруг… вдруг ему повезло и она еще свободна?
Похоже, он ей не противен…
К тому времени как Молли поставила на стол кофейник, Рэнди уже откупорил бутылку ледяного шабли и подал бокалы.
Он попробовал сваренный ею напиток и едва не застонал.
— Молли, да ты настоящая волшебница! Это просто восхитительно. Я даже не представлял, во что можно превратить это старье, если постараться. Готов поспорить, ты научилась этому на Востоке. Угадал?
Молли немедленно погрустнела, перенесясь мыслями в то благословенное время, когда десятилетней девчонкой жила с обоими родителями при американском посольстве в Тунисе и понятия не имела, что ждет ее впереди. Потом с трудом заставила себя улыбнуться.
— Угадал. Счастливое было время…
— Расскажи мне о себе, — попросил Рэнди, наливая вино и придвигая ей бокал.
Она с удовольствием отпила, посмаковала и проглотила. Потом еще немного. И еще.
— Неплохое вино.
— Да, вполне. Французское. Подлить еще?
— Угу. С удовольствием. Отец тоже предпочитал французские вина всем другим. Мы с ним часто отмечали окончание его рабочей недели праздничным ужином или в ресторане, или дома. Я-то предпочитала дома, но часто так уставала, что сил не хватало на кулинарные изыски. Хотя мне очень нравится готовить. Однажды я сделала петуха в вине по старинному рецепту.
Нашла его в очень древней кулинарной книге — французской, между прочим, — которую купила по случаю в лавке букиниста. Отец сказал, что подобного даже в Париже не пробовал. — Молли улыбнулась приятному воспоминанию. — Но, конечно, ему просто хотелось сделать мне комплимент.
— Почему ты так думаешь? Может, он говорил совершенно серьезно? — вставил Рэнди.
— Сроду не поверю, — тут же отозвалась она.
— Это еще почему? Разве твой отец обманывал тебя?
— Нет, что ты! Просто потому, что тогда остается только признать, что выбрала себе не ту профессию. Хотя… — улыбка растаяла как снег на апрельском солнце, — хотя я, к несчастью, и так выбрала не ту…
— Да? А чем же ты хотела заниматься?
Молли помолчала. Рэнди скоро заметил, что глаза ее снова подозрительно заблестели, и пожалел, что спросил.
— Я должна была тоже пойти по дипломатической линии. Только вот… — Голос ее прервался.
— Только что? Что тебе помешало?
Она тяжело вздохнула.
— Если честно, то глупость. Настоящая женская глупость. И слабость. Когда отец умер, мне было так плохо, так одиноко… Видно, поэтому Кларенс и произвел на меня такое впечатление…
— Кларенс? — осторожно повторил Рэнди, отдавая себе отчет в том, что вот-вот услышит нечто очень важное и сокровенное.
Молли кивнула.
— Он приехал в университет по приглашению декана прочитать цикл лекций по французской литературе восемнадцатого-девятнадцатого веков. Это было почти через два месяца после папиной смерти. Господи, как он был хорош… — с невероятной тоской в голосе протянула она. — Высокий, широкоплечий, с резкими чертами лица и с копной совершенно белых волос. Нестарый, лет сорока, но уже профессор. Он чем-то напоминал отца… Думаю, это меня и покорило. Если не с первого, то с третьего взгляда уж точно…
Несколько минут оба сидели, не произнося ни слова. Молли, казалось, полностью ушла в воспоминания, а Рэндалл… Что ж, Рэндалл терзался невыносимой завистью и ревностью к неведомому ему Кларенсу.
— И что же потом? — не выдержав этой двойной атаки, спросил молодой человек.
— Потом? — Молли вздрогнула и посмотрела на него так, словно увидела впервые в жизни. — Ох, извини, я задумалась…
— Ничего, — ободрил ее Рэнди. — Я понимаю.
— Понимаешь? Тебе случалось влюбиться с третьего взгляда? Самозабвенно? До беспамятства?
Пришла очередь Рэнди медлить с ответом.
Что же сказать? Правду? Что именно так и влюбился — в нее, тогда, неделю назад, увидев стоящей у стеклянной стены? Гм… Да нет, пожалуй, преждевременно… Поймет ли она его правильно? Но тогда что остается? Солгать?
Противно, пошло и гадко. Особенно женщине, которую боготворишь…
Благодарение судьбе, Молли пришла ему на помощь и сама разрешила дилемму, продолжив рассказ:
— Ну вот, а я влюбилась… Теперь мне даже уже вспомнить непросто в подробностях, как все было дальше. По-моему, я подошла к нему после третьей лекции… Да, точно, после третьей. И сказала, что получила огромное удовольствие. Протянула его недавно вышедшую книгу и попросила надписать ее для меня. — Она усмехнулась воспоминанию. — Он внимательно посмотрел на меня… так, что аж мурашки по коже пробежали, потом быстро что-то написал на первом листе, закрыл и протянул мне.
И сказал: «Только одно условие, милая мисс.
Вы посмотрите, когда вернетесь домой. Идет?»
Я, естественно, пообещала. И умчалась со скоростью ветра. Даже такси схватила — так мне не терпелось посмотреть, что он написал.
— И что же?
— Всего семь цифр — номер его телефона в отеле.
Рэндалл хмыкнул — ему это показалось неслыханной дерзостью. Кто он такой, этот Кларенс, чтобы быть настолько самоуверенным?
Подумаешь, сорокалетний профессор! Ну и что из этого? Да мало ли на свете профессоров, пусть даже французской литературы? Но, с другой стороны, конечно, такой разносторонне образованной девушке должно было быть лестно его внимание. Ничего удивительного, что она влюбилась…
Только вот одно еще не совсем ясно: поженились ли они? Впрочем, что за идиотский вопрос? Разве может пожилой мужчина упустить такой шанс?
Когда еще ему могла бы представиться такая возможность? Черт. Черт, черт, черт!
Ох, как же мне не повезло! — вздохнул Рэнди. Почему не я попался ей на пути шесть лет назад, когда она так нуждалась в поддержке?
Проклятье!
Он скрипнул зубами и с трудом выдавил вопрос:
— И что же было дальше? Ты… позвонила ему?
Она ясно расслышала странные нотки в его голосе — нотки ревности — и слегка покраснела.
— Ты считаешь меня легкомысленной, да?..
Или распущенной?
И столько муки было в ее словах, что Рэнди немедленно устыдился своего вопроса.
— Нет-нет, что ты! — воскликнул он. — Да у меня и права нет никакого судить тебя! Ты взрослый человек, самостоятельный и можешь поступать так, как хочешь.
— Да, конечно… — протянула она. — Только все дело как раз в том, что тогда я была совсем не взрослым человеком, а маленькой перепуганной девочкой. Внезапно оказавшейся лицом к лицу с враждебным миром.
— Почему враждебным?
— Не знаю… Наверное, все кажется враждебным тому, кто неожиданно лишился самого близкого человека, — задумчиво ответила Молли. — По крайней мере, мне было очень страшно. Очень.
Рэнди не выдержал — встал, обошел вокруг стола и обнял ее за плечи.
— Не сердись на меня, пожалуйста, — прошептал он, склонившись к самому ее уху, — но я хочу задать тебе один вопрос. Неужели ты тогда ни разу не подумала о матери? О том, чтобы позвать ее… Или поехать к ней…
Молли покачала головой.
— Нет. То есть думать я, безусловно, думала.
Но совсем не с теплым чувством. Я тогда решила, что лучше умру, чем обращусь к ней за поддержкой.
— Но… а как ты справлялась материально? Я так понял, что ты еще училась?
— О, с этим-то как раз было проще всего.
Отец был вполне обеспеченным человеком. Он, когда вышел в отставку, купил в Филадельфии прекрасный трехэтажный дом в престижном районе. Да и финансовые вложения делал с умом.
Он пользовался услугами одного из самых опытных нью-йоркских брокеров. Так что с деньгами у меня проблем не возникло. Только с самой собой. Полагаю, это еще и потому, что мы с отцом последние пять лет жили вдвоем. Только он и я, никого больше… — Голос ее дрогнул и сорвался.
Рэнди сел рядом, налил еще вина. Сделал глоток из своего бокала, второй подвинул Молли.
— Если тяжело, то не говори об этом, — предложил он. — Мне хотелось бы только одного; чтобы ты немного отдохнула и расслабилась. Я не собираюсь мучить тебя, выспрашивая какие-то неприятные или болезненные подробности.
— Нет-нет, я хочу… То есть… если ты не возражаешь, конечно…
— Послушай, Молли, я ни против чего не возражаю. Пожалуйста, рассказывай все, что сочтешь нужным. Или не рассказывай, если тебе трудно. Мне твое доверие приятно и лестно. И мне хочется, чтобы и ты ощущала себя комфортно в моем обществе.
— Спасибо, Рэнди, — не поднимая глаз, произнесла она и на минуту коснулась лбом его плеча. Вздохнула. Легко провела рукой по его щеке и неожиданно для самой себя призналась:
— Странно, я знаю тебя всего пару часов, а чувствую так, словно ты мой старый и верный товарищ.
И снова наступило молчание, но не напряженное, не нервозное, а спокойное и удобное, как мягкие домашние туфли. Потом Молли снова заговорила:
— В общем, хорошо это или дурно, но я позвонила ему. Тем же вечером.
— И…
— И мы встретились. На следующий день. В ресторане при его отеле. Провели вместе целый вечер. Говорили обо всем на свете: и о литературе, и о живописи, и об архитектуре, и о Европе, и о нашей внешней политике. Проболтали часов шесть. А потом…
— Потом?
— Потом ресторан закрылся и Кларенс Пригласил меня в номер выпить по рюмке коньяка. Я согласилась, и… ну, короче, мы стали любовниками.
— Понимаю… — протянул Рэнди. Еще бы не понять! Какой же мужчина в здравом уме откажется от близости с такой восхитительной женщиной?
— Он был удивительно хорош, — задумчиво промолвила Молли. — Нежный, внимательный, заботливый и одновременно страстный и пылкий. Для меня… для меня это было впервые… И Кларенс сделал так, что я всегда буду с благодарностью вспоминать этот мой первый опыт любви. Мы были с ним практически неразлучны оставшиеся две недели его пребывания в Филадельфии. А потом, когда я в слезах провожала его в аэропорт, он пообещал что-нибудь придумать. И придумал… Кларенс нашел мне место в колледже. Окончив последний курс, я продала дом и переехала сюда, в Сан-Франциско. Мы стали часто видеться. Нам было так хорошо вместе!.. — Она улыбнулась, и выглядело это так же здорово, как солнце, засиявшее на небе после страшной грозы. — Я была счастлива… так счастлива, что даже и не передать.
Самый умный, самый красивый и самый добрый на свете мужчина принадлежал мне!
Совершенно неожиданно Молли всхлипнула и уронила голову на стол. Хрупкие плечи затряслись от рыданий.
Он начал тихо поглаживать ее по спине.
— Шшш… ну-ну, малыш, ну-ну… шшш…
Постепенно Молли утихла, подняла мокрое лицо и по-детски трогательно вытерла его руками.
— Спасибо, Рэнди, все уже прошло. — Она в очередной раз вздохнула, теперь с облегчением. — А знаешь, мне как-то вдруг легче стало.
Надеюсь, ты не будешь очень возражать, если я скажу, что ты отличный парень. У тебя талант, настоящий талант, Рэнди.
— Какой это? — изумился он.
— Талант слушать. И облегчать чужую боль.
Думаю, если бы ты не стал летчиком, то из тебя вышел бы прекрасный психоаналитик.
— А ты когда-нибудь была на консультации у психоаналитика? — поинтересовался Рэнди.
— Нет, но наслышана… от одной приятельницы. Она вынуждена была прибегнуть к профессиональной помощи после развода. Тяжелого и крайне неприятного… Но я хотела сказать совсем не это. А то, что ты прямо-таки располагаешь к тому, чтобы излить тебе душу. Все-все, что накопилось за долгие-долгие годы… И выплакать боль на твоем плече.
Он усмехнулся — немного грустно.
— Оно в твоем полном распоряжении.
— Ох, Рэнди, какой же ты замечательный человек, — прошептала Молли и тут же воспользовалась его приглашением.
Новый поток слез хлынул из чудесных зеленых глаз. Рэндалл нежно покачивал ее, словно баюкал ребенка. Не поднимая головы с гостеприимного плеча, Молли продолжила свою невеселую исповедь:
— Мы были счастливы вдвоем. Просто идеально подходили друг другу. И не только сексуально, но и эмоционально… Так прошло почти полгода, и я уже начинала подумывать, что, когда Кларенс сделает предложение, не буду колебаться и медлить, а сразу приму его. А потом…
— Что потом, малышка?
— Потом я совершенно случайно узнала, что он давно женат, — еле слышно прошептала несчастная женщина и попыталась еще глубже вдавить голову в его плечо. — Господи, какой же я была дурой! За полгода меня ни разу не удивило, почему он так редко остается у меня ночевать… Почему никогда не приглашает к себе, почему мы почти никогда не встречаемся в уик-энд. Ты способен поверить, что кто-то в здравом уме и трезвой памяти может позволить обманывать себя так долго? И абсолютно ничего не подозревать? Способен?
— Безусловно, — совершенно спокойно ответил Рэнди. — Это свидетельствует только о том, что ты хороший, честный и нравственный человек. Потому что каждый в первую очередь судит о других по себе. Так что твоя ошибка вполне естественна.
— Думаешь? — Молли подняла голову и взглянула ему в глаза. — Ты правда так думаешь?
Господи, до чего же она хороша, подумал Рэнди, а вслух произнес:
— Убежден. На сто процентов. Нет, на двести!
— Интересная мысль… И такая утешительная… Я ведь просто истерзала себя…
— Не надо, — твердо сказал он. — Никогда не терзай себя. Это бессмысленно. И ведет к саморазрушению личности. Не зацикливайся на этом. Скажи мне, что было дальше. Он ушел от жены? Или ты бросила его?
Молли снова уткнулась в его плечо, зажмурилась и еле слышно призналась:
— Ни то, ни другое. Конечно, я какое-то время отказывалась видеть его, но потом… потом приняла… Он наговорил мне обычной в таких обстоятельствах чуши. Ну, что давно не спит со своей женой, что остается с ней только потому, что она смертельно больна и он не чувствует, что имеет право оставить ее на произвол судьбы. Даже то, что лечащий врач прямо сказал ему, что развод только усугубит ее состояние.
— А чем она была больна?
— Я сейчас уже точно и не помню… Едва ли это вообще было так. Впрочем, неважно… Потому что я позволила ему обмануть меня… Нет! Нет, я не имею права так говорить. Потому что это не он, а я виновата. Разговаривала сама с собой долгими одинокими ночами и в конце концов убедила себя, что все обстоит именно так, как он и говорит. Я не могла отказаться от него. Просто не могла. Потому что Кларенс… В общем, у меня никого больше в жизни не было, кроме него. Понимаешь? Ты знаешь, что такое одиночество? Полное одиночество? — Рэндалл отрицательно мотнул головой. — А я знаю. Узнала в двадцать лет. Поэтому-то и боялась потерять Кларенса. Он казался мне надежным якорем… Я даже зашла настолько далеко, что попыталась его дурные качества обратить в достоинства. Говорила себе, что если он не бросает больную жену, то никогда не бросит и меня, свою настоящую любовь. Представляешь? — Он кивнул. — А я нет.
Ты молодец, Рэнди. У меня впечатление, что ты готов объяснить и оправдать любую мою глупость.
С тобой так легко…
— Могу я задать вопрос?
— Конечно… Да, конечно.
— Кого ты тогда провожала? Когда я подошел к тебе?
— Его… — Она ответила так тихо, что Рэндалл не услышал, а, скорее, догадался.
— Кларенса?
— Увы, да… Я позволила ему присвоить почти шесть лет моей жизни. Лучших лет моей молодости. А он бросил меня, как ненужную игрушку… в обмен на место профессора Рокфеллеровского университета. В Нью-Йорке…
— Молли! Не может быть!
— Может… Еще как может! И теперь мне остается только презирать себя… За нерешительность. За глупость. За слабоволие. За то, что не смогла отличить зерна от плевел. За то, что цеплялась за жалкого обманщика целых шесть лет!
О-о-о… — Она застонала как раненый зверь.
— Ну, Молли, ну, прошу тебя, не надо! Он не стоит твоих слез. Да кем надо быть, чтобы обманывать тебя? Такую чудесную, такую… восхитительную, искреннюю? О, Молли, не надо, не горюй о нем… — уговаривал Рэнди.
Через несколько минут Молли вдруг сказала:
— Я уже прошла ту стадию, когда горевала о нем. Теперь… теперь я оплакиваю себя. И проклинаю за то, с какой легкостью разрушила собственную жизнь…
— Полно, милая, полно. Как ты можешь говорить, что разрушила жизнь! Тебе всего… сколько? Двадцать пять?
— Двадцать шесть…
— Всего двадцать шесть? Да твоя жизнь только начинается! Ты наконец-то освободилась от пиявки, которая высасывала у тебя самоуважение и радость существования.
— Да… — неуверенно согласилась она. — Но я упустила время, потеряла возможность сделать ту карьеру, о которой мечтала… И осталась ни с чем…
— Почему?
— Потому что… Господи, ну как объяснить это? Потому что ты должен непрерывно вращаться в дипломатических и приближенных к ним кругах, чтобы пойти по этой линии… А я забросила все и вся, когда переехала сюда. Вместо того чтобы отправиться в Вашингтон, я жила только Кларенсом и для Кларенса… После похорон отца я, по-моему, даже ни разу не встречалась с дядей Джорджем…
— У тебя есть дядя? Со стороны отца?
Молли усмехнулась.
— Нет. Дядя Джордж работал с папой. Он всегда говорил, что поможет мне пробиться, если я захочу… А я… о, Рэнди, я выбросила свою жизнь на потребу сорокапятилетнему бабнику!
Она отвернулась к окну и время от времени машинально отпивала из бокала. Рэнди грустно размышлял о несправедливости жизни. Он отдал бы все на свете, чтобы его полюбила такая женщина, как Молли. А другой, этот Кларенс, не оценил, какое сокровище держал в руках, пренебрег им ради какой-то кафедры, пусть даже в Нью-йоркском университете, но… Такая женщина!
Неожиданно Молли повернулась к нему, провела пальцем по его щеке и заглянула в голубые глаза.
— Рэнди… О, Рэнди… не думай обо мне плохо… Но, пожалуйста… возьми меня сейчас! — выдохнула она.
Рэндалл не поверил своим ушам, но глаза подтверждали, что со слухом у него все в порядке. И его захлестнуло жаркой волной — любви, сексуальной жажды, отчаянной жалости.
Он принял ее в объятия и, неотрывно глядя в бездонный зеленый колодец прекрасных очей, легко коснулся губами ее приоткрытых губ. Молли застонала и ответила на поцелуй — пылко и самозабвенно.
Он подхватил ее на руки и понес наверх, в спальню. Осторожно опустил на прохладные простыни и, не отрываясь от сладостного ее рта, принялся снимать с нее одежду, постепенно обнажая прекрасное молодое тело, созданное для любви. Для бессмертной, пламенной и благоговейной любви.
Скоро уже руки его дрожали от возбуждения и нетерпения — Молли стонала и извивалась, не скрывая своей страсти. Он сорвал с себя рубашку, кое-как избавился от джинсов и наконец-то… наконец-то… обрел ее, слился с ней, захлебнувшись и едва не утонув в невыносимой сладости.
Любовная схватка была яростной, но короткой. Молли закричала первой:
— Да! Да! Да! — И содрогнулась, достигнув вершины наслаждения.
Он ответил низким горловым стоном…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дороже всех сокровищ - Робертс Памела

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Эпилог

Ваши комментарии
к роману Дороже всех сокровищ - Робертс Памела



Вообще не понимаю, почему я скачала этот роман, когда комментарии отсутствуют (обычно я на комменты обращаю внимание). Не советую для чтения этот роман! Депрессивная героиня, которая только разошлась со своим любовником (он в возрасте и к тому же женатый)из длительных отношений и не готовая к следующим. Из всех этих вытекающих событий весь роман - это ее сопли и слезы о прошлых отношениях, о её любви по любимому и т.д. и т.п.! Пол романа ггерой ищет ( довольно настойчиво) героиню, влюбляет её в себя, встречается с ней 2 года (не делая её предложения, причем описывается его сумашедшая влюбленность в героиню) и, наплевав (ну ладно, написано, что он забыл!) на её день рождения, идет пить со своими коллегами в бар). В общем бред полный!!! 1 балл за настойчивость героя, хотя, как и все мужчины, он добился её и расслабился! Очень жизненный роман! :)))
Дороже всех сокровищ - Робертс ПамелаЮлия
1.06.2013, 7.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100