Читать онлайн Жертвоприношение, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертвоприношение - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертвоприношение - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертвоприношение - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Жертвоприношение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– А теперь расплачивайся.
Ева перевернулась на бок и провела рукой по обнаженному бедру, пытаясь определить, не осталось ли на нем следов от ковра. Тело все еще сладостно содрогалось, помня о недавнем оргазме, и она снова прикрыла глаза.
– Что-что?
– С тебя пятьдесят. – Рорк наклонился и нежно поцеловал ее в сосок. – Вы проиграли, лейтенант.
Она распахнула глаза и увидела над собой его довольное ухмыляющееся лицо. Они лежали на ковре в его кабинете, а одежда, насколько Ева могла припомнить, была разбросана по пути следования. Начиная с лестницы, где он прижал ее к стене и начал... выигрывать пари.
– Я абсолютно голая, – заметила она. – И не имею обыкновения хранить деньги в…
– Мне будет довольно векселя. – Рорк встал, подошел к столу, взял листок бумаги и протянул ей. – Прошу вас.
Ева уставилась на листок и поняла, что достоинство утеряно безвозвратно – равно как и пятьдесят долларов.
– По-моему, ты в восторге от происходящего.
– Еще в каком!
Она злобно оскалилась и начала писать:
– “Я, лейтенант Даллас, обязуюсь выплатить Рорку пятьдесят долларов". Ты удовлетворен? – спросила она, швырнув ему листок.
– Во всех смыслах. – Рорк, не чуждый порой сентиментальности, подумал, что эту расписку он будет хранить вместе с пуговицей от ее серого костюма, которую он подобрал в день их знакомства. – И я вас обожаю, лейтенант Даллас!
Ева мгновенно растаяла – от его взгляда, от голоса, – и по телу снова побежали волны…
– Не верю я тебе. Ты хотел только выманить у меня этот несчастный полтинник! – Испугавшись, что он снова отвлечет ее от дел, Ева поспешила встать. – Где, черт подери, мои джинсы?
– Представления не имею.
Рорк подошел к стене, нажал на кнопку, и из распахнувшегося встроенного шкафа достал халат – как всегда, тончайшего шелка.
Он постоянно покупал ей роскошные вещи и ухитрялся рассовывать их по всему дому.
– Это не рабочая одежда! – запротестовала Ева.
– Можем, конечно, поработать и нагишом, но тогда, боюсь, ты проиграешь еще полтинник. – Ева судорожно выхватила у него из рук халат, и он достал еще один – себе. – Дело не быстрое, так что, думаю, кофе нам не помешает.
Ева пошла к кофеварке, а Рорк направился к столу. Компьютер, стоявший у него в кабинете, был из самых мощных, причем официально не зарегистрированный. Но отдел компьютерной безопасности не смог бы вычислить Рорка, так что он мог безбоязненно взламывать любые системы. И все-таки, даже учитывая эти преимущества, поиск личных файлов был делом кропотливым и долгим.
Рорк сел в кожаное кресло и принялся за работу.
– Почему ты думаешь, что искать надо в его домашнем компьютере? – через некоторое время поинтересовался он.
– Все, что было у него на работе, уже просмотрено. Если он хотел сохранить какую-то информацию для себя лично, то должен был делать это частным образом.
– Ты знаешь его домашний адрес? Впрочем, это не важно, – ответил он сам себе, не дав Еве вставить слово. – Найду. Так… В каком он был звании?
– Сержант.
– Сейчас посмотрим. Фрэнк Вожински, сержант… – Рорк взял у Евы чашку с кофе, и тут раздался звонок. – Можешь ответить.
Он сказал это тоном человека, привыкшего отдавать приказания. Ева собралась было возмутиться, но потом вспомнила, что в данной ситуации она и должна быть на подхвате.
– Ева Даллас. Пибоди, это вы?
– Ваша рация почему-то не отвечает.
– Да, я… – Одному богу было известно, где сейчас валялась ее рация. – Что случилось?
Говорила Пибоди спокойным голосом, но Ева сразу почуяла неладное.
– Плохи дела, Даллас. Очень плохи. Алиса мертва. Я не могла ничего предотвратить. Не успела. Она…
– Где вы находитесь?
– На Десятой улице, между Бродвеем и Седьмой. Я вызвала “Скорую", но ничего…
– Вы плохо себя чувствуете?
– Нет. Просто все это произошло на моих глазах, а я не смогла…
– Оставайтесь на месте, сержант. Доложите в диспетчерскую. Я сейчас буду. Вызовите патрульную машину и оставайтесь на месте. Понятно?
– Да, мэм.
– О господи! – пробормотала Ева, отключив связь.
– Ее убили?
Ева молча кивнула.
– Я тебя отвезу. – Рорк уже стоял с ней рядом.
– Нет. Это моя работа. Я буду тебе очень благодарна, если ты останешься здесь и постараешься получить всю возможную информацию.
, – Хорошо, Ева. – Он крепко обнял ее за плечи. – Посмотри на меня. Ты понимаешь, что твоей вины в этом нет?
Она с тоской взглянула на него.
– Мне остается на это только надеяться.


Слава богу, хоть зевак не было – в два часа пополуночи мало кто прогуливается по ночным улицам. У обочины стоял фургон, а рядом, уронив голову на руки, сидел водитель, с которым беседовал врач.
На мокрой от дождя мостовой лежала освещенная прожектором Алиса – лицом вверх, раскинув руки, словно в приветствии. Кровь просочилась сквозь тонкую ткань платья и растеклась вокруг.
Пибоди стояла рядом, помогая патрульному полицейскому установить вокруг тела ширму.
– Сержант Пибоди! – позвала Ева вполголоса. Та обернулась, расправила плечи и подошла к ней. – Слушаю вас.
– Согласно вашему приказу, лейтенант, я следовала за ней до ее дома. Видела, как она вошла в здание, видела, как на третьем этаже, во втором окне слева, зажегся свет. По собственной инициативе я решила подождать пятнадцать минут, чтобы удостовериться, что она осталась дома. Но все получилось не так…
Пибоди обернулась, чтобы взглянуть на тело, но Ева сделала шаг в сторону, загородив его собой.
– Докладывая, смотрите на меня, сержант.
– Слушаюсь, мэм, – отчеканила Пибоди. – Объект наблюдения покинул здание через десять минут. Она казалась взволнованной, все время оглядывалась. Двинулась в западном направлении. Я соблюдала дистанцию и поэтому не смогла ее остановить. – Пибоди судорожно глотнула воздух. – Я соблюдала дистанцию…
– Прекратите! – одернула ее Ева и тряхнула Пибоди за плечи. – Продолжайте докладывать.
Пибоди взглянула на Еву. Глаза у нее были пустые и безжизненные.
– Слушаюсь, мэм. Объект остановился, сделал несколько шагов назад… А потом она заговорила. Я была слишком далеко и не могла расслышать ее слов, но у меня создалось впечатление, что она с кем-то разговаривала.
Пибоди старалась восстановить все произошедшее, шаг за шагом – как ее учили.
– Не исключая возможности опасности для объекта, я сократила дистанцию. На улице, кроме объекта, никого не было. Возможно, мне мешал туман, но я никого больше не видела.
– Так что же, она стояла и разговаривала с пустотой?
– Выглядело это так, лейтенант. Она была крайне взволнованна. Просила, чтобы ее оставили в покое. Дословно: “Неужто вам этого недостаточно? Разве вы мало получили? Почему вы не хотите оставить меня в покое?"
Пибоди смотрела себе под ноги, но было ясно, что она видит все заново, слышит дрожащий от отчаяния голос Алисы.
– Мне показалось, что я услышала чьи-то еще слова, но в этом не вполне уверена. Объект говорил слишком громко и слишком быстро. Я решила подойти поближе, позволить ей заметить мое присутствие.
Теперь Пибоди смотрела куда-то за Евино плечо.
– В этот момент и появился фургон, направлявшийся на восток. Объект развернулся и бросился на мостовую, прямо под колеса. Водитель пытался затормозить, свернуть, но не смог…
Она прерывисто вздохнула и снова опустила голову.
– Понятно. Продолжайте.
– Через несколько секунд я уже была у тела. Увидела, что девушка мертва, вызвала “Скорую", потом попыталась связаться с вами по рации. Мне это не удалось, поэтому я подошла к автомату и позвонила вам домой по телефону. Следуя вашим приказаниям, я сообщила о случившемся в диспетчерскую и вызвала патрульную машину.
Ева отлично знала, как это страшно – опоздать. Никакое сочувствие не поможет избавиться от горечи вины. Поэтому она его и не предлагала.
– Очень хорошо, сержант. Это водитель?
– Да, лейтенант, – ответила Пибоди безжизненным голосом, продолжая смотреть куда-то в пустоту.
– Распорядитесь, чтобы автомобиль отправили на техническую экспертизу .потом проконсультируйтесь с медиками и выясните, в состоянии ли водитель давать показания.
– Слушаюсь, мэм. – Пибоди вдруг пристально посмотрела на Еву и сжала руку в кулак. – Всего час назад вы разговаривали с ней в клубе. И вам безразлично, что с ней произошло? – говорила она тихо, но по голосу чувствовалось, что она сдерживается изо всех сил.
Ева не стала отражать удар, дождалась, пока Пибоди отошла, потом шагнула к телу Алисы.
– Нет, не безразлично, – прошептала она. – В этом-то и проблема…
И, открыв чемоданчик, Ева приступила к своим обязанностям.


Это не было убийством. Формально, после доклада Пибоди, Ева могла передать дело в отдел дорожно-транспортных происшествий. Но, наблюдая за тем, как тело Алисы грузят в машину для отправки в морг, Ева отлично понимала, что делать этого не собирается.
Она еще раз осмотрела место происшествия. Дождь, так и не смыв до конца следы крови, почти прекратился. Горсточка зевак стала расходиться, туман отступал. Фургон прицепили к полицейской машине, чтобы отвезти на экспертизу.
– У вас был долгий день, Пибоди. Считайте, что ваше дежурство закончено.
– Я бы хотела остаться, лейтенант. До конца.
– Вы мне мало чем поможете, если сейчас же не возьмете себя в руки.
– Я могу исполнять свои обязанности, мэм. Мои чувства – это мое личное дело.
Ева закрыла свой чемоданчик и пристально посмотрела на Пибоди.
– Здесь вы правы. Только постарайтесь меня ими не нагружать. – Вынув диктофон, она протянула его Пибоди. – Включайте запись, сержант. Мы должны обследовать жилище погибшей.
– Собираетесь ли вы известить родственников?
– Да, после осмотра жилища.
Они направились к дому, где жила Алиса. “Она успела недалеко уйти, – подумала Ева. – Прошла всего квартал. Что заставило ее выйти? И что заставило броситься под колеса?.."
Жила Алиса в симпатичном кирпичном четырехэтажном доме. Камера наружного наблюдения над огромной стеклянной дверью работала идеально, все кодовые замки были в полной исправности. Ева открыла их спецкарточкой, и они с Пибоди оказались в маленьком уютном вестибюле, вымощенном искусственным мрамором. В лифте висело огромное зеркало в бронзовой раме. Ева отметила, что у Алисы был вкус. И были деньги, позволявшие ей жить так, как хочется.
На третьем этаже было три квартиры, и Ева снова воспользовалась своей спецкартой.
– Лейтенант Ева Даллас и ее помощница сержант Делия Пибоди входят в квартиру погибшей для осмотра, – сообщила она в переговорное устройство.
Автоматического включения света не последовало. Пибоди пошарила у двери и щелкнула выключателем.
– Ей, видно, нравились ручные выключатели, – заметила она.
Комната была яркой и уютной: на столах и креслах разбросаны цветастые накидки и скатерти, стены увешаны гобеленами с изображением прекрасных обнаженных фигур и мифологических животных. На столах, на полу, на полках – всюду стояли свечи, а еще было множество ваз с живыми и сухими цветами, чаш с засушенными лепестками и очень много хрусталя.
На стене висела большая картина с подсветкой – изображение луга, усыпанного полевыми цветами. Казалось, слышны шелест травы на ветру и пение птиц.
– Ей нравились красивые вещи, – сказала Ева. – И их здесь немало. – Она подошла к картине. – Наверное, она смотрела на нее, желая расслабиться и успокоиться.
Ева прошла в соседнюю комнату. Спальня была небольшой и тоже очень уютной: кровать застлана тканым покрывалом с рисунком из звезд и полумесяцев, под потолком висят стеклянные фигурки фей. Они тихо позвякивали от ветра, залетавшего в комнату из открытого окна.
– Наверное, вы увидели свет именно в этом окне.
– Да, мэм.
– Значит, она включила подсветку у картины и сразу прошла в спальню. Возможно, хотела переодеться, снять мокрое платье. Но этого она не сделала. – Ева шагнула на коврик с изображением расплывшегося в улыбке солнца. – Здесь не особенно прибрано, не видно никаких следов борьбы.
– Борьбы?
– Вы же сказали, что она была взволнованна, чуть ли не плакала, когда снова вышла из дому. Вид луга с цветами ее не успокоил – или у нее не было времени успокоиться.
– Она даже не стала выключать свет, – заметила Пибоди.
– Да, – согласилась Ева, – не стала. Возможно, когда она пришла домой, здесь кто-то был. Кто-то, ее расстроивший или напугавший. Надо будет проверить записи с камеры слежения. – Она открыла дверцу, полагая, что там находится шкаф, и хмыкнула. – Посмотрите-ка сюда! Она сделала из шкафа комнату. Здесь барахла почти нет. Обязательно снимите это на видео.
Пибоди зашла в крошечную комнату с белыми стенами и деревянным полом с нарисованной на нем пентаграммой. По краям рисунка были выставлены белые свечи, на столике в углу – хрустальный шар, чаша, зеркало и нож с темной ручкой и коротким лезвием.
Ева принюхалась, но не почувствовала запаха дыма или расплавленного воска.
– Как вы думаете, чем она здесь занималась?
– Полагаю, это было ритуальное помещение. Для медитаций, для ворожбы…
– Господи! – Ева, покачав головой, отступила на шаг назад. – Здесь пока что оставим все как есть. Пойдемте и проверим остальные комнаты. Если никого не было, кто мог бы ее напугать, возможно, это сделали по телефону. Сначала она пошла в спальню… – Ева по обыкновению начала размышлять вслух. – Может, она сначала хотела успокоиться и переодеться, а потом уж заняться своими колдовскими делами. Когда Алиса вышла из дому, в руках у нее ничего не было. Значит, сюда она приходила не для того, чтобы что-то взять. Итак, она была расстроена, вернулась домой…
Ева заметила на тумбочке у кровати магнитофон. Похоже, он только что работал.
Она включила воспроизведение – и комната наполнилась звуками каких-то песнопений.
– Черт подери, что это такое?
– Не знаю. – Пибоди шагнула к ней.
«Услышьте имена! Услышьте их и исполнитесь страха! Локи, Вельзевул, Баал. Я есть уничтожение. Я есть месть. In nomine Dei nostri Satanas Luciferi excelsi. Да падет кара на тех из вас, кто ослушался закона. Услышьте имена и исполнитесь страха».
– Достаточно. – Ева невольно содрогнулась. – Вельзевул – это одно из имен дьявола, так? Эти сволочи ее специально доводили. Подсунули запись, а Алиса и так была на грани. Неудивительно, что она опрометью бросилась прочь из дома. Кто же здесь был, какой сукин сын? Или откуда последовал звонок? – Она взглянула на определитель и мрачно усмехнулась. – Угол Десятой и Седьмой, прямо на той проклятой улице. Наверное, из автомата. Мерзавцы! Она направлялась прямо им в лапы.
– Но там никого не было! – Пибоди внимательно смотрела на искаженное яростью лицо Евы. – Даже в дождь и туман я бы их увидела. Там не было никого, кроме кошки.
– Чего? – спросила Ева, и сердце у нее болезненно сжалось.
– Была какая-то кошка. Больше – никого.
– Кошка… – Ева подошла к окну: ей вдруг захотелось глотнуть свежего воздуха. И тут она заметила на подоконнике длинное черное перо. – И птица, – пробормотала она, достала пинцет и подцепила им перо. – В Нью-Йорке, оказывается, еще встречаются вороны. Ворона и ворон – это ведь одно и то же?
– Более или менее.
– Дайте пластиковый пакет, – велела Ева. – Я хочу отослать его на экспертизу. – Она устало потерла глаза. – Ближайшая родственница – Бренда Вожински, ее мать. Запросите адрес.
– Хорошо, мэм. – Пибоди достала свой портативный компьютер и вдруг сказала, обернувшись к Еве:
– Лейтенант, я хочу извиниться за свое недавнее поведение и за высказанные вам замечания.
Ева вытащила диск из магнитофона, запечатала его.
– Я не припоминаю что-то никаких замечаний, Пибоди, и вели вы себя вполне корректно. – Она бросила на Пибоди многозначительный взгляд. – Пока магнитофон включен, сделайте съемку всего помещения еще раз. Пибоди понимающе усмехнулась.
– Я знаю, что магнитофон все еще включен. И хочу, чтобы это было записано, лейтенант. Я нарушила субординацию и проявила неуважение к вам – и как к старшему по званию, и как к человеку.
«Вот упрямая чертовка!» – подумала Ева.
– Насколько я помню, вы не проявляли неуважения и субординации не нарушали, сержант.
– Даллас! – вздохнула Пибоди и выключила магнитофон. – Я позволила себе разнервничаться и не смогла справиться с ситуацией. Одно дело – увидеть тело на месте происшествия и совсем другое – смотреть, как человека подбрасывает в воздух и швыряет на мостовую. А ведь она находилась под моим наблюдением!
– Я была чересчур жестка с вами.
– Да, мэм, были. Как и следовало. Ведь я же решила, что вы так прекрасно держите себя в руках и выполняете свою работу потому, что вам наплевать на происшедшее. Я была не права и приношу вам свои извинения.
– Они приняты. – Ева снова нажала на кнопку магнитофона. – Теперь я хочу, чтобы это было зафиксировано. Вы выполняли приказ. И вы не виноваты в том, что произошло сегодня ночью. Вы не могли ничего предотвратить. Все, хватит об этом. Нам надо выяснить, почему она умерла.


Ева была уверена, что дочь полицейского сразу догадается – если в дом в пять утра приходит другой полицейский, то дело серьезное. И, увидев лицо открывшей ей дверь Бренды, поняла, что не ошиблась.
– Боже мой! Что?! Мама?
– Нет, не ваша мать, миссис Вожински. – Ева знала, что лучше не тянуть. – Это Алиса. Мы можем войти?
– Алиса? – Она ухватилась рукой за косяк. – Алиса?..
– Полагаю, нам лучше пройти в дом. – Ева осторожно взяла Бренду под руку. – Давайте где-нибудь присядем.
– Алиса? – снова повторила Бренда, и слезы хлынули у нее из глаз. – Нет, только не это… Алиса, девочка моя…
Бренда покачнулась и, если бы Ева не успела ее поддержать, рухнула бы на пол.
– Я сочувствую вашему горю, миссис Вожински. Сегодня ночью произошла авария, и Алиса погибла.
– Авария? Наверное, вы ошиблись! Это был кто-то другой… Не Алиса…
– Увы! Мне очень жаль.
Бренда упала в кресло и закрыла лицо руками.
– Может, сделать ей чаю? – шепнула Пибоди.
– Да, идите на кухню. – Сообщать близким о чьей-то гибели всегда было для Евы самым трудным – она понимала, что ни утешить, ни помочь не может.
– Если хотите, я вызову к вам кого-нибудь. Вашу мать. Или брата…
– Маму. Боже мой, Алиса! Как же мы будем жить?! “На этот вопрос дать ответ невозможно, – подумала Ева. – Но как-то будут. Жизнь возьмет свое".
– Я могу дать вам успокоительное. Или вызвать врача?
– Мама! Что случилось?
Бренда не ответила, а Ева обернулась и увидела стоявшего в дверях парнишку, который сонно тер глаза.
«Алисин брат», – вспомнила она.
Мальчик посмотрел на Еву, и взгляд у него стал по-взрослому напряженным.
– Что случилось? – повторил он. – Почему вы не отвечаете?
«Черт возьми, как же его зовут?» – силилась вспомнить Ева, но потом решила, что сейчас это не важно. Она встала. Парнишка был ростом с нее. На щеках – следы от подушки, а плечи уже напряжены – готовится узнать что-то страшное.
– Произошла авария. Мне очень жаль, но…
– Алиса? – спросил он. Губы у него дрожали, но взгляд был тверд. – Она погибла?
– Да. Мне очень жаль.
Он продолжал смотреть на Еву. Появилась Пибоди с чашкой в руке и поставила ее на стол.
– Что за авария?
– Сегодня ночью ее сбила машина.
– Сбила и скрылась?
– Нет. – Ева пристально смотрела на него. – Она шагнула на мостовую и попала под колеса фургона. Водитель не успел затормозить. Сейчас автомобиль находится на экспертизе, но есть свидетель, подтвердивший слова водителя. Думаю, его вины здесь нет. Он не пытался скрыться с места происшествия.
Мальчик молча кивнул.
– Я позабочусь о маме. Будет лучше, если вы сейчас нас оставите.
– Хорошо. Если возникнут какие-то вопросы, вы найдете меня в Центральном участке. Я лейтенант Даллас.
– Я знаю. Прошу вас, оставьте нас одних, – повторил мальчик и сел на пол рядом с матерью.
– Мальчишка что-то знает, – сказала Ева, когда они с Пибоди вышли.
– Мне тоже так показалось. Возможно, Алиса предпочитала делиться чем-то именно с ним. Они ведь почти ровесники. Братья с сестрами постоянно цапаются, но друг другу обычно доверяют.
– Вот об отношениях братьев и сестер мне ничего не известно. – Ева завела машину и потянулась за кофе. – Кстати, где вы живете, Пибоди?
– А что?
– Заброшу вас домой. Поспите, а в участок явитесь к одиннадцати.
– А вы тоже отправитесь спать?
– Ага, – легко солгала Ева. – Так куда ехать?
– В Хьюстон.
Ева тихонько присвистнула.
– Ну что ж, все равно надо было делать крюк. – Она свернула на юг. – Хьюстон? Так вы, Пибоди, тянетесь к богеме?
– Там жила моя двоюродная сестра. Когда она решила переехать в Колорадо и заняться ковроткачеством, я заняла ее квартиру.
– Очень правдоподобная версия. Наверное, вы все время проводите в литературных кафе и художественных клубах, а?
– На самом деле я предпочитаю клубы знакомств.
Там лучше кормят.
– Знаете, мне кажется, что, если вы будете думать о сексе чуть меньше, вам скорее повезет.
– Вряд ли. Я эту тактику уже пробовала. – Она вдруг громко зевнула. – Прошу прощения.
– Ничего. Утром, когда придете, сразу же проверьте результаты вскрытия. Я хочу убедиться в том, что по части токсикологии все чисто. И не забудьте переодеть это идиотское платье.
Пибоди заерзала на сиденье. – – Оно совсем не идиотское. Нескольким парням в “Водолее" оно понравилось. И Рорку тоже.
– Да, он об этом говорил.
Пибоди изумленно вытаращилась на Еву.
– Правда?
«Поразительно, как успокаивают всякие глупости», – подумала Ева.
– Он сказал что-то насчет того, как привлекательно вы выглядели. Мне даже пришлось ему врезать. На всякий случай.
– Привлекательно? Бог ты мой! – Пибоди просто сомлела. – Надо будет просмотреть вещички, которые сшила мне мама. Привлекательно! – Она вздохнула. – У Рорка случайно нет братьев или дядюшек?
– Насколько мне известно, Пибоди, он в своем роде единственный.


Рорка она застала спящим. Не в спальне, а на диване в кабинете. Но стоило ей войти, он тотчас открыл глаза.
– У вас была тяжелая ночка, лейтенант? Иди-ка сюда. – И он протянул ей руку.
– Нет, мне надо в душ, а потом я должна выпить кофе. И мне еще надо звонить.
Рорк не так давно включил телевизор и знал, чем ей пришлось заниматься.
– Иди сюда, – повторил он, ухватив ее за руку. – Неужели ты не можешь позвонить через час?
– Могу, но…
Он притянул ее к себе, и Ева оказалась на диване. Сопротивлялась она вполсилы и дала себя обнять.
– Поспи немного, – сказал он, целуя ее в макушку. – Не надо себя загонять.
– Она была такой молодой, Рорк.
– Знаю. Забудь об этом, хоть ненадолго.
– А что насчет информации? Ты нашел файлы Фрэнка?
– Об этом поговорим, когда ты проснешься.
– Ладно. Но только часок. – Не выпуская его руки из своей, она провалилась в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жертвоприношение - Робертс Нора



бррр... мурашки по коже от всех этих оккультных обрядов - гадания, песнопения, жертвоприношения Сатане... но добро всегда побеждает зло
Жертвоприношение - Робертс НораОльга Сергеевна
17.06.2012, 13.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100