Читать онлайн Жертвоприношение, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертвоприношение - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертвоприношение - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертвоприношение - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Жертвоприношение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Место оказалось на удивление тихим. Пожалуй, Ева ни разу не бывала в таком спокойном клубе. Голоса посетителей, так же как и музыка, звучали приглушенно. Столы, правда, стояли довольно близко друг от друга; проходы между ними образовывали замысловатый спиральный узор, напомнивший Еве знак, нарисованный в записке Алисы.
Стены были увешаны зеркалами в форме звезд и полумесяцев. Рядом с каждым из них висел подсвечник, и пламя свечей множилось, отражаясь в зеркалах. В простенках были изображены загадочные знаки и фигуры. Небольшая площадка для танцев, как и стойка бара с табуретами в виде зодиакальных знаков, имела форму круга. На табурете, изображавшем Близнецов, сидела дама, которую Ева узнала – но не сразу.
– Бог мой, да это же Пибоди!
Рорк взглянул туда, куда смотрела Ева, и увидел девушку в длинном свободном сине-зеленом платье. На шее у нее висело три нитки бус, а в ушах посверкивали огромные серьги из разноцветного металла.
– Ото! – заметил он с улыбкой. – Наша скромница Пибоди являет собой изысканнейшее зрелище.
– Пожалуй, она... вписывается в здешний антураж, – решила Ева. – Но с Алисой мне надо встретиться один на один. Может быть, ты пойдешь поболтаешь с Пибоди?
– С превеликим удовольствием. А вот вы, лейтенант… – он окинул оценивающим взглядом ее потертые джинсы и видавшую виды кожаную куртку, – вы не вписываетесь.
– Это упрек?
– Нет. – Он кончиком пальца дотронулся до ямочки на ее подбородке. – Наблюдение.
Рорк направился к стойке бара и уселся рядом с Пибоди.
– Что здесь делает эта очаровательная колдунья? – задал он вопрос в духе тех, которые помогают завязать разговор.
Пибоди взглянула на него искоса и мрачно сообщила:
– – Я в этих доспехах чувствую себя законченной кретинкой.
– Зато выглядите вы просто изумительно.
– Боюсь, это не вполне мой стиль, – фыркнула она.
– Знаете, Пибоди, что в женщинах самое удивительное? – Он легонько тронул одну из ее сережек, и та серебристо зазвенела. – У каждой из вас несметное количество стилей. Что вы пьете?
Пибоди, польщенная и смущенная, изо всех сил старалась не покраснеть.
– Коктейль “Стрелец". Это мой знак, и сей напиток должен идеально подходить к моему метафизическому “я". – Она поднесла к губам прозрачную чашу. – На вкус весьма неплох. А вы кто по знаку?
– Представления не имею. Кажется, я родился в первую неделю октября.
«Кажется? – удивилась про себя Пибоди. – Как странно – не знать точно даты собственного рождения».
– Значит, вы Весы.
– Тогда закажу “Весы". – Ожидая свой коктейль, Рорк обернулся и посмотрел на сидевшую за столиком Еву. – Как вы считаете, кто по знаку лейтенант?
– Она с трудом поддается определению.
– Это точно, – тихо сказал Рорк.
Ева из-за своего столика могла наблюдать за всем происходящим. В клубе не было музыкантов; мелодия, слышная повсюду, словно сочилась из стен. Трепетные флейты, страстные скрипки и нежнейший женский голос, певший на незнакомом Еве языке.
Некоторые пары о чем-то воодушевленно беседовали, другие сидели и молча улыбались друг другу. На женщину в белом балахоне, вышедшую танцевать в одиночестве, никто и внимания не обратил. Ева заказала себе минеральную воду, которую, к ее изумлению, подали в посеребренном кубке.
Она прислушалась к разговору за соседним столиком и была поражена тем, что там спокойно и деловито обсуждались впечатления от астральных перемещений. За столиком, стоявшим в соседнем полукруге, две дамы беседовали о своих прошлых жизнях – обе они, оказывается, когда-то были танцовщицами в одном из храмов Атлантиды. Ева с усмешкой подумала: почему никто не удивляется тому, что прошлые жизни всегда бывают более экзотическими, чем настоящие, которые, по ее твердому убеждению, и были единственными.
«Вполне безобидные чудаки», – решила Ева и вдруг поймала себя на том, что продолжает тереть ладонь о колено.
Алису она увидела, едва та переступила порог. Девушка явно волновалась: руки ее дрожали, спина была напряжена, глаза бегали. Ева подождала, пока Алиса оглядела зал, нашла ее взглядом, и тогда приветливо кивнула. Обернувшись зачем-то на дверь, Алиса торопливо подошла к ней.
– Вы пришли! Я так боялась, что вас не будет… – Она сунула руку в карман и вытащила черный камень на серебряной цепочке. – Прошу вас, наденьте это, – сказала она умоляюще. – Это обсидиан. Камень, отводящий зло.
– Как хотите. – Ева пожала Плечами и надела на шею цепочку. – Вы довольны?
– Это самое, безопасное из всех известных мне мест. Самое чистое. – Алиса села, но по-прежнему продолжала тревожно оглядывать зал, теребя амулет, висевший у нее на груди. – “Золотое солнце", пожалуйста, – сказала она подошедшему официанту. Когда тот отошел, Алиса глубоко вздохнула и взглянула на Еву. – Мне надо набраться смелости. Я весь день пыталась медитировать, но не могла – на меня словно ступор нашел. Я очень боюсь.
– Чего вы боитесь, Алиса?
– Что те, кто убил моего деда, скоро убьют и меня.
– А кто убил вашего деда?
– Его убило зло. Боюсь, вы не поверите в то, что я вам расскажу: вы ведь, наверное, верите только в то, что можно увидеть глазами. – Она взяла бокал, поданный официантом, прикрыла на мгновение глаза, словно беззвучно вознося молитву, и только после этого поднесла бокал к губам. – Но, пожалуйста, не надо игнорировать то, что я вам расскажу, – полицейский не должен этого делать. Я не хочу умирать! – вдруг проговорила Алиса, ставя бокал на стол.
Ева подумала, что это, пожалуй, первое трезвое соображение из высказанных ею. Девушка действительно была напугана и не пыталась это скрыть. На похоронах Алиса старательно пряталась за маской напускного спокойствия. “И делала это ради своей семьи", – поняла вдруг Ева.
– Кого и почему вы боитесь?
– Мне придется объяснить вам все с самого начала. Чтобы искупить грех, прежде надо покаяться. Мой дед уважал вас, поэтому в память о нем я и решила обратиться к вам. Видите ли, я не родилась колдуньей…
– Неужели? – сухо заметила Ева.
– Некоторые ими рождаются, некоторые обучаются ремеслу. Во время учебы в университете я заинтересовалась викканами, и чем больше я про них узнавала, тем острее чувствовала, что там я найду себя. Меня привлекали и их ритуалы, и поиск гармонии, и позитивная этическая программа. Я не рассказывала близким о своем увлечении. Они бы меня не поняли.
Алиса опустила голову, и волосы упали ей на лицо.
– Мне нравилась атмосфера таинственности, я была юна, меня привлекали и волновали церемонии под открытым небом, в которых принимали участие обнаженные девы. А мои родственники… – Она снова подняла голову и взглянула на Еву. – Они слишком консервативны, а мне всегда хотелось совершать дерзкие, необычные поступки.
– То есть в вас всегда жила бунтарка?
– Пожалуй, да. Если бы я на этом остановилась… – прошептала Алиса. – Если бы приняла посвящение и не стала бы искать иного, все было бы сейчас совсем по-другому. Но я была слаба и при этом честолюбива. – Она снова отпила из бокала. – Я хотела узнать больше, хотела сопоставить достоинства и недостатки черной и белой магии. Я говорила себе: “Разве можно принять какой-то тезис, не будучи знакомым с антитезисом?"
– Звучит логично.
– Это мнимая логика, – возразила Алиса. – Я обманывала себя, была слишком самоуверенной. Черную магию я стала изучать поначалу чисто академически. Я беседовала с теми, кто избрал этот путь, пытаясь уяснить, что же отвернуло их от пути света. Это было так увлекательно, – усмехнулась она горько. – До поры до времени.
«Она дитя, – подумала Ева. – Дитя с внешностью взрослой женщины. Умное, сообразительное, но все же дитя. Из таких людей до смешного легко вытягивать необходимую информацию».
– И тогда вы познакомились с Селиной Кросс? Алиса побледнела и подняла руку, словно желая закрыться от Евы.
– Откуда вы о ней знаете?
– Наводила кое-какие справки. Мне же надо было подготовиться к нашей встрече, Алиса. Вы внучка полицейского, и вам это должно быть понятно.
– Остерегайтесь ее, – сказала Алиса сквозь зубы. – Остерегайтесь!
– Чего мне остерегаться? Седина Кросс – мелкая мошенница, приторговывающая наркотиками.
– Нет, она человек куда более опасный. – Алиса снова схватилась за свой амулет. – Поверьте мне, лейтенант. Я видела. Я знаю. Она обязательно захочет до вас добраться. И победить.
– Вы думаете, она имеет какое-то отношение к смерти Фрэнка?
– Я знаю это наверняка. – Глаза Алисы налились слезами, прозрачная капля покатилась по бледной щеке. – И все это из-за меня.
Ева наклонилась к девушке, чтобы утешить и скрыть ее слезы от окружающих.
– Расскажите мне о ней и о том, что произошло.
– Мы познакомились с ней около года назад. На шабаше в канун Дня Всех Святых. Я уверяла себя, что просто занимаюсь исследованием. Тогда я еще не понимала, насколько была уже во все это вовлечена, не понимала, что подпала под чужую власть. До этого я не принимала участия ни в каких обрядах. Просто наблюдала со стороны. А на шабаше я познакомилась с Селиной и с тем, кого они называют Альбаном.
– Альбаном?
– Он у нее в услужении. – Алиса прижала пальцы к вискам. – Ту ночь я помню смутно. Теперь я понимаю, что они тогда меня околдовали. Я позволила им ввести себя в круг, дала снять с себя одежду. Я слышала звон колоколов и песнопения в честь Князя тьмы. Я видела, как принесли в жертву козла, и вместе со всеми причастилась его кровью.
Словно не в силах бороться со стыдом, она уронила голову на руки и некоторое время молчала, потом снова подняла голову.
– Я пила кровь жертвенного животного, и мне это нравилось. В ту ночь мое тело использовали как алтарь. Меня привязали к каменной плите. Как и кто это сделал, я не помню. Но страшно мне не было, я пребывала в каком-то восторженном возбуждении.
Голос ее упал до шепота. Между тем музыка сменилась – теперь звенели колокольчики, звучали барабаны, и ритм их был бодрым, зазывным. Но Алиса никак на это не реагировала.
– Все члены общины касались меня, натирали меня благовониями и кровью. Тело мое пело, в душе разгоралось пламя. И тут Селина легла на меня. Она... делала со мной всякие вещи. У меня не было никакого сексуального опыта, но мне все это очень нравилось. Потом она скользнула выше, уселась мне на живот, а Альбан вошел в меня. Он сжимал руками ее грудь, его член был во мне, а она смотрела мне в лицо. Я хотела закрыть глаза, но не могла. Не могла! Я смотрела ей в глаза. И казалось, что это она во мне.
Алиса плакала, и слезы капали на стол. Ева старалась заслонить ее собой, но несколько человек в зале уже с любопытством на них поглядывали.
– Тебя накачали наркотиками, Алиса. А потом использовали. Ты не должна стыдиться – твоей вины здесь нет.
Алиса подняла на нее взгляд, и сердце у Евы содрогнулось от жалости.
– Но почему же мне так стыдно? Я была девственницей, мне было больно, но все равно меня это возбуждало. И удовольствие, которое последовало, было огромным. Они мной пользовались, а я умоляла их продолжать! Потом это сделал каждый из присутствовавших…
Когда взошло солнце, я уже была их рабой. Я очнулась в кровати, между Сединой и Альбаном. Я стала их преданной ученицей. И игрушкой в их руках.
Слезы ручьями текли по ее щекам. Она допила свой бокал, и Ева услышала, как ее зубы стучат о стекло.
– В сексуальном плане я позволяла делать с собой все – им или тем, кого они выбирали. Я приняла силы тьмы. И стала беспечной и самоуверенной. А потом кто-то рассказал обо всем деду… Он не сказал кто, но я знаю, что это был кто-то из виккан. Дед пытался поговорить со мной, убедить, но я смеялась над его словами. И велела ему не вмешиваться в мои дела. Я думала, что он меня послушал.
Ева, не говоря ни слова, протянула ей свой бокал, и Алиса залпом осушила его.
– Несколько месяцев назад я обнаружила, что Селина с Альбаном проводят тайные церемонии вдвоем. Я вернулась из колледжа на день раньше и отправилась к ним. Войдя, я услышала ритуальные песнопения. Я заглянула в залу и увидела, что они вдвоем совершают жертвоприношение. – Руки у нее задрожали. – Но на сей раз это был не козел. Это был ребенок! Маленький мальчик.
Ева сжала запястье девушки.
– Ты видела, как они убивали ребенка?
– Убийство – это неподходящее слово… – От ужаса она даже перестала плакать. – Прошу вас, не заставляйте меня рассказывать об этом!
«Придется, – подумала Ева. – Но с этим можно подождать».
– Расскажи то, что можешь.
– Я видела Селину, видела ритуальный нож. Кровь, крики… Клянусь, мне казалось, что его крики превращаются в черные облака и зависают в воздухе. Останавливать их было уже поздно. – Она посмотрела на Еву, взглядом умоляя поверить в ее слова. – Даже если бы у меня хватило смелости попробовать их остановить, все равно было бы слишком поздно!
– Ты была одна, пребывала в шоке, – попробовала успокоить ее Ева. – Женщина была вооружена, ребенок – мертв. Ты не могла бы ему помочь.
Алиса посмотрела на нее долгим взглядом, потом закрыла лицо руками.
– Я стараюсь в это поверить. Изо всех сил стараюсь.
Я не могу с этим жить… Я убежала. Просто убежала.
– Ты не могла ничего изменить. – Ева держала Алису за руку. Однажды она тоже видела, как погиб ребенок. Тогда она опоздала всего на несколько мгновений. Правда, она не убежала, она убила преступника. Но ребенок от этого не ожил. – Нельзя ничего изменить.
Придется тебе жить с этим дальше.
– Я знаю. Исида тоже так говорит. – Алиса судорожно вздохнула. – Они были так поглощены своим занятием, что меня не заметили. Во всяком случае, я на это надеюсь. Я не пошла ни к деду, ни в полицию. Я была в ужасе, в панике. Не знаю, сколько времени прошло, пока я добралась до Исиды. Она верховная жрица, которая когда-то посвятила меня в виккане. И Исида приняла меня. Даже после того, что я совершила, она приняла меня.
– Ты не рассказывала Фрэнку о том, что видела?
Алиса вздрогнула.
– Тогда – нет. Я провела какое-то время в размышлениях. Потом Исида совершила надо мной обряд очищения. Еще она лечила мою ауру. Мы с Исидой решили, что мне лучше некоторое время побыть в затворничестве, постараться обрести дорогу к свету, встать на путь искупления.
Ева наклонилась к девушке. Взгляд ее был пронизывающим и суровым.
– Алиса, ты видела, как убили ребенка, и не сказала об этом никому, кроме знакомой колдуньи?
– Я понимаю, что это кажется диким… – Нижняя губа у нее задрожала. – Но помочь ребенку я уже не могла. Я могла лишь молиться о том, чтобы его душа обрела покой. Дедушке я боялась об этом говорить. Боялась того, что он может предпринять. И того, что Седина тогда сделает с ним. Но месяц назад я не выдержала и рассказала ему все. Теперь он мертв, и, я знаю, что виновата в этом она.
– Откуда ты это знаешь?
– Я ее видела.
– Подожди-ка, – встрепенулась Ева. – Ты видела, как она его убила?
– Нет, я видела ее за своим окном. В ту ночь, когда он умер, я посмотрела в окно и увидела ее. Она стояла и смотрела вверх. На меня. Тут позвонила мама и сказала, что дедушка умер. И Селина улыбнулась. Улыбнулась и кивнула мне. – Алиса снова закрыла лицо руками. – Она наслала на него проклятие. Использовала свое могущество и остановила его сердце. И все это из-за меня Теперь каждую ночь к моему окну подлетает ворон и смотрит на меня.
«Боже, – подумала Ева, – куда нас это заведет?»
– Птица?
Алиса положила руки на стол. Они заметно дрожали.
– Она умеет менять обличья. Принимает тот облик, который захочет. Я старалась защитить себя, как могла, но, очевидно, вера моя не столь уж сильна. Они пытаются меня достать.
– Алиса – Еве было искренне жаль девушку, но она чувствовала, что терпение ее на исходе. – Селина Кросс, возможно, и в самом деле замешана в гибели твоего дедушки. Но если мы выясним, что он умер не своей смертью, из этого не следует, что он погиб от заклятия. Это, наверное, было хорошо подготовленное убийство. И, если это так, будет проведено расследование, состоится суд, и она понесет наказание.
– Вы не найдете никаких следов, – покачала головой Алиса. – Доказать это невозможно. Ева поняла, что с нее хватит.
– Пока что ты свидетельница преступления. Возможно, единственная, и если ты боишься, тебе будет предоставлено надежное убежище. – Она говорила ровным голосом – четко, размеренно, как и надлежит полицейскому. – Мне нужно, чтобы ты описала ребенка, и тогда мы будем искать его среди пропавших детей. Если ты сделаешь официальное заявление, я смогу получить ордер на обыск помещения, в котором, по твоим словам, произошло убийство. Мне нужно, чтобы ты вспомнила все подробности. Даты, имена, места. Я могу тебе помочь.
– Вы не понимаете, – сказала Алиса, медленно покачав головой. – Вы мне не верите.
– Я верю в то, что ты разумная и сообразительная женщина, которая попала в очень дурную компанию. Я верю в то, что ты страшно расстроена. Если хочешь, я познакомлю тебя с человеком, который поможет тебе во всем разобраться.
– С человеком? – переспросила Алиса сухо. – По-видимому, с психиатром? Вы думаете, что я выдумываю? – Она встала, дрожа от возмущения. – Сейчас опасность грозит не моему рассудку, а жизни! Жизни, лейтенант Даллас, и душе. Если вам придется вступить с Селиной в бой, вы мне поверите. Да поможет вам Богиня. Она развернулась и выбежала прочь.
– Кажется, встреча принесла мало пользы? – сделал свой вывод подошедший к Еве Рорк.
– Девочка в ужасном состоянии. Она напугана до смерти. – Ева тяжело вздохнула и встала. – Давайте поскорее отсюда сматываться. – Она подала знак Пибоди и направилась к выходу.
На улице поднимался туман. Начал моросить мелкий противный дождик.
– Вот она, – пробормотала Ева, заметив, как Алиса сворачивает за угол. – Пибоди, проследите за ней, удостоверьтесь в том, что она добралась до дома в целости и сохранности.
– Будет сделано, – кивнула Пибоди и поспешила за Алисой.
– Бедняжка вся искорежена, Рорк. Они трахали ее всеми известными человечеству способами. – Ева содрогнулась от отвращения и засунула руки в карманы. – Возможно, я должна была вести себя иначе, но я не знаю, как бороться с ее иллюзиями. Заклятия, колдовство, оборотни… Черт знает что такое!
– Милая моя Ева, – сказал он, целуя ее в лоб. – Практичный и здравомыслящий полицейский в тебе не умрет никогда.
– Судя по тому, что она рассказывает, она стала невестой Сатаны. – Ева мрачно направилась к машине, но остановилась и повернулась к нему. – Знаешь, как это случилось, Рорк? Алиса захотела поиграть с черной магией и влипла в отвратительную историю. Она девочка милая и искренняя, это и без магического кристалла видно. Отправилась на одно из их сборищ, где ее накачали наркотиками, а потом сообща изнасиловали. Сволочи! Она была не в себе, и парочке негодяев легко было убедить ее в том, что она стала одной из них. Два-три незамысловатых фокуса – и она в их руках. А сексом они привязали ее к себе еще больше.
– Но она все-таки пришла к тебе, – заметил Рорк.
– Пришла… Черт возьми, ты же ее видел! Девочка из хорошей семьи. И прекрасна, как Алиса из сказки. Может, она тоже верит в говорящих кроликов? – Ева вздохнула и подумала, что ей самой надо успокоиться. – Но мы не в сказке, Рорк. Она уверяет, что была свидетельницей ритуального убийства. Говорит, что погиб маленький мальчик. Мне необходимо отправить ее к доктору Мире. Она-то сможет отделить факты от выдумки. Но я верю в то, что убийство действительно произошло и наверняка были другие жертвы. Такие люди как коршуны – падки на беззащитных.
– Знаю. – Он обнял ее. – Ты вспоминаешь свое?
– Нет. Со мной все было иначе. И с тобой тоже. – И все же, пожалуй, он в чем-то прав – иначе почему она так разнервничалась? Ева взяла Рорка за руку. – Ну почему Фрэнк сразу не заявил о том, что она ему рассказала? Наверное, сейчас он был бы жив…
– Потому что решил сначала расследовать все лично. Ева вдруг пристально посмотрела на Рорка.
– Господи, ну до чего же я тупая! – Она обняла его обеими руками и горячо расцеловала. – Ты гений!
– Знаю. – И тут Рорк заметил, как из-за деревьев к машине метнулась какая-то тень. – Смотри-ка, черная кошка, – сказал он и с удивлением понял, что ему стало не по себе. – Говорят, она приносит несчастье.
– Где? – Ева отодвинулась от Рорка и взглянула на кошку, которая сидела теперь рядом с машиной и не спускала с них глаз. – Голодной ты не выглядишь, милочка. Для бродячей чересчур упитанная и гладкая. Надо же, как хороша! – Ева протянула к ней руку, чтобы погладить, но кошка зашипела, выгнула спину и выпустила когти. Ева едва успела отдернуть руку, иначе кошечка располосовала бы ее в кровь. – Не слишком ты дружелюбна, киска.
– А ты что, не знаешь, что с бродячими животными следует быть поосторожнее?
Рорк стал отпирать машину, не отводя взгляда от горящих зеленым огнем глаз кошки. Ева села, и тогда он что-то тихо сказал. У кошки шерсть встала дыбом, она подняла хвост трубой и метнулась в ночную тьму.
Рорк сам не мог понять, почему велел кошке убираться по-гаэльски. А ее реакция озадачила его ничуть не меньше.
– Слушай, Рорк, я не могу просить помощи у Фини. Во всяком случае, пока майор не смилостивится. Можно, конечно, обратиться к родственникам Фрэнка и попросить у них разрешения просмотреть его личные файлы, но тогда мне придется им что-то объяснять.
– А тебе бы этого не хотелось?
– Пока что нет. Что, если я попрошу тебя найти доступ к домашнему компьютеру Фрэнка? Настроение у Рорка заметно улучшилось.
– А что я за это получу, лейтенант? Меня зачислят в полицию?
– Нет. Но секс с полицейским вам гарантирован, – ответила Ева, не в силах сдержать улыбки.
– С полицейским по моему выбору? – Он не успел договорить, как Ева впилась ногтями ему в плечо. – О, вероятнее всего я выберу вас! По-видимому, вы хотите, чтобы я приступил к заданию сегодня же?
– В этом-то все и дело.
– Согласен. Но сначала – секс. – Она хихикнула, и Рорк прикусил губу, чтобы не рассмеяться в ответ. – Как вы думаете, Пибоди сегодня еще долго будет занята? Шучу, шучу! – поспешил добавить он и на всякий случай отодвинулся от нее подальше. – Но сегодня вечером она выглядела весьма привлекательно.
Рорк с хохотом увернулся от занесенного над ним кулака и протянул руку к Евиной груди.
– Слушай, парень, ты слишком многое себе позволяешь! Сексуальные действия в движущемся транспортном средстве запрещены законом.
– Ну, арестуй меня, – посоветовал он.
– Возможно, я так и поступлю. Чуть позже. – Она метнула в его сторону грозный взгляд. – Вы не вовремя поделились своими наблюдениями относительно сержанта Пибоди. Теперь секс только после того, как вы выполните мою просьбу.
Он снова взялся за руль, одарив ее загадочным взглядом.
– Поспорим? Ева усмехнулась.
– На пятьдесят долларов.
– Договорились. – И он стал тихонько насвистывать себе под нос какой-то веселенький мотивчик.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жертвоприношение - Робертс Нора



бррр... мурашки по коже от всех этих оккультных обрядов - гадания, песнопения, жертвоприношения Сатане... но добро всегда побеждает зло
Жертвоприношение - Робертс НораОльга Сергеевна
17.06.2012, 13.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100