Читать онлайн Жертвоприношение, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертвоприношение - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертвоприношение - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертвоприношение - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Жертвоприношение

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 20

«Патологическая тяга к сверхъестественному, низкий интеллектуальный потенциал, склонность к насилию. Страдает галлюцинациями, легко поддается влияниям…» Ева отложила отчет доктора Миры в сторону. Она и без психиатров знала, что Мириам – душевнобольная: сама имела удовольствие это наблюдать.
Рекомендации, данные Мирой относительно дальнейшего лечения, были вполне дельными, но сути дела это не меняло. Мириам совершенно хладнокровно зарезала человека и скорее всего проведет остаток своих дней в закрытой психиатрической лечебнице.
От теста на детекторе лжи проку тоже было немного: тест показал, что обследуемая говорила правду. Или то, что правдой считала. Впрочем, имелись некоторые пробелы и нестыковки, но Ева подумала, что это вполне естественно. Она уже заглянула в результаты наркологической экспертизы и знала, что в крови у девушки обнаружено несколько наркотических препаратов.
– Лейтенант! – В кабинет зашла Пибоди. – Меня только что поймал Шульц из секретариата прокурора.
– И что там происходит?
– Адвокат не желает отступать. Она настаивает на тесте на детекторе лжи, но Форт продолжает отказываться. Шульц считает, что она просто тянет время – требует сорок восемь часов на ознакомление с уликами и свидетельскими показаниями. Форта под залог не выпустили, так что он останется за решеткой, но Лейла все-таки настаивает. Шульц думает, что Форт готов сознаться, но она не дает.
– И Шульц вам все это поведал?
– А почему нет? Впрочем, по-моему, он просто хотел поболтать. Ему нужно прийти в себя после недавнего развода.
– О-о! – многозначительно протянула Ева. – И ему нравятся женщины в униформе?
– Думаю, сейчас ему просто нравятся женщины с большой грудью. Да, еще. Он думает, что сегодня вечером нам ничего больше не добиться. Адвокат требует для своего клиента передышки, и Шульц согласился продолжить разговор завтра утром. Он уже ушел.
– Хорошо. Может, и лучше будет дать им обоим время поразмыслить. А мы заглянем к Исиде. Вдруг удастся что-то из нее вытрясти.
– По-моему, пока все идет нормально, – заметила Пибоди, когда они с Евой спускались в лифте в гараж. – Сегодня сможем расслабиться на вечеринке.
– На вечеринке? – Ева остановилась. – У Мэвис? Что, правда сегодня? Черт!
– Да, вы ведь у нас любительница светских развлечений, – с усмешкой сказала Пибоди. – Я, например, только о ней и мечтаю. Неделька была премерзкая.
– Хэллоуин – праздник для подростков, – заявила Ева. – В этот день они могут шантажировать взрослых и клянчить у них разные вкусности. А взрослые люди, бегающие в идиотских костюмах… Очень глупо.
– Это древняя традиция, восходящая к язычеству.
– Ой, обойдемся без лекций! – поморщилась Ева. – Вы что, тоже собираетесь во что-то вырядиться? – Она с подозрением посмотрела на Пибоди.
– А как же! Иначе мне не заработать сладостей, – ответила Пибоди с невозмутимым видом.


И в магазине, и в квартире было темно. На звонки в обе двери никто не реагировал. Ева посмотрела на часы и задумалась.
– Пожалуй, я подожду. Хочется побеседовать с ней именно сегодня.
– Вряд ли Исида рано вернется: она скорее всего на шабаше.
– Не думаю, что при данных обстоятельствах ее тянет танцевать голышом под луной. Нет, я подожду. А вы можете воспользоваться городским транспортом.
– Я могу и остаться, – пожала плечами Пибоди.
– В этом нет необходимости. Если через несколько часов она не появится, я отправлюсь к Мэвис.
– В таком виде? – Пибоди взглянула на Евины потертые джинсы и потрепанную куртку. – А вы не хотите одеться... как полагается?
– Нет. Увидимся там. – Ева села в машину, опустила стекло и высунулась. – А что у вас будет за костюм?
– Это секрет, – загадочно улыбнулась Пибоди и направилась к трамвайной остановке.
– Все-таки маскарад – глупое развлечение, – сказала сама себе Ева. Взяв трубку, она позвонила Рорку в офис.
– Ты меня чудом застала, – сказал он. – Судя по всему, ты не собираешься заезжать домой переодеться?
– Не собираюсь. Я часок-другой посижу здесь. Увидимся у Мэвис. Только давай попробуем уйти оттуда пораньше, а?
– Да, чувствую, ты настроилась повеселиться.
– Хэллоуин… – Ева посмотрела на розового кролика шести футов ростом, переходившего дорогу прямо перед ее машиной. – Не понимаю, что в этом веселого.
– Ева, кое для кого это просто повод подурачиться, но для некоторых – религиозный праздник. Самайн, начало кельтской зимы. Начало года. День, когда старый год уже умер, а новый еще не родился. В эту ночь грань между реальностью и фантастикой едва различима.
– Бог ты мой! – воскликнула Ева. – Я трепещу.
– Ладно, сегодня вечером, пожалуй, мы воспримем это как предлог подурачиться. Хочешь напиться и предаться разврату?
– О! – улыбнулась она. – Звучит заманчиво.
– Можем начать прямо сейчас. Секс по телефону!
– По служебной линии? Это запрещено. Кроме того, в любой момент может подключиться диспетчерская.
– Тогда я не буду рассказывать, как я хочу до тебя дотронуться. И прижаться к тебе губами. Как это волнительно – чувствовать под своим телом твое, входить в тебя, когда ты извиваешься в порыве страсти, прерывисто дышишь, запускаешь пальцы мне в волосы…
– Перестань сейчас же! – воскликнула Ева, осознав, что внутри у нее того и гляди разгорится настоящий пожар. – Встретимся у Мэвис – домой поедем пораньше. Вот тогда все и расскажешь.
– Ева!
– Да?
– Я тебя обожаю. – С этими словами Рорк отключился.
Она вздохнула и пробормотала себе под нос:
– Ну когда я к этому привыкну?
Секс для Евы всегда был занятием расслабляющим, доставляющим легкое удовольствие. Пока она не встретила Рорка. Он мог творить с ней такое, что у нее во рту пересыхало от желания. А самое главное – он полностью завладел ее сердцем, и от этого Еве становилось иногда страшно.
Тайну и необоримую силу любви она никак не могла постичь…
Ева нахмурилась и взглянула на окна квартиры над магазином. Когда-то ей показалось, что именно там обитает любовь… Любовь и сила. Исида – сильная женщина. И могущественная. Неужели любовь могла настолько ее ослепить?
«Что ж, и такое возможно», – решила Ева. Она же, например, знала, что долгие годы Рорк скорее обходил закон, нежели ему следовал. Даже, черт подери, нарушал его! Он воровал, обманывал, мошенничал. Не исключено, что и убивал. Маленький оборвыш из дублинских трущоб боролся за место под солнцем как мог. И за это она не могла его осуждать.
Но что бы она делала, если бы сейчас он воспользовался своим положением и могуществом, чтобы уничтожить кого-то? Перестала бы его любить? На этот вопрос Ева ответить не могла, но точно знала, что сразу бы обо всем догадалась. А тот кодекс чести, которым она руководствовалась, не позволил бы ей жить с убийцей.
Возможно, кодекс чести Исиды не так суров?
И все же, сидя в темной машине и глядя на неосвещенные окна, Ева чувствовала: что-то здесь не сходится…
«Но ведь Форт почти признался, – напомнила она себе. – Как только я предъявила ему улики, он пошел на попятную… Нет, не совсем так. Он изменил линию поведения, когда я упомянула Исиду. Он ее защищал. Пошел ради нее на жертву».
Пораженная этой новой для себя мыслью, Ева вылезла из машины и перешла дорогу. На улице было полно народу, многие – в карнавальных костюмах. Едва она ступила на тротуар, мимо нее пронеслась стайка галдящих во все горло подростков. Никто не обратил внимания на женщину в кожаной куртке, поднимающуюся по лестнице к неосвещенной квартире.
С минуту Ева стояла на крыльце, оглядывая улицу и близлежащие дома. “В этом районе все заняты только своими делами, – подумала она. – А соседи давно привыкли к тому, что в эту квартиру ходят самые разные люди".
Чтобы проверить свою теорию, Ева подергала ручку двери. Дверь была закрыта, поэтому она достала из кармана спецкарту и открыла электронный замок. Несколько секунд ждала, что раздастся сигнал тревоги, но по-прежнему было тихо.
«Сигнализации нет», – поняла Ева. Она боролась с искушением войти. Конечно, у обычных граждан спецкарточек не бывает, но есть и другиехпособы взламывать замки. Вчера в квартире тоже никого не было. Форт и Исида находились в участке. Так что кто-то мог проникнуть внутрь и подложить в комод измазанный кровью балахон.
Ева прикрыла дверь и задумалась. Мириам назвала его имя. Назвала, когда сидела на полу с окровавленными руками. Но ведьма страдает галлюцинациями, очень внушаемая…
Черт подери! Ева спустилась с лестницы и вернулась к машине. Улики налицо. Мотивы и возможности имеются. Все как по учебнику. Да и убийца уже в камере – убийца, с которой Чез состоял в тайной связи, занимался с ней сексом и, пользуясь своим влиянием, притащил в общину.
«Все сходится, – сказала она себе. – Но в этом-то и проблема… Словно кто-то специально все подстроил. Одно только никак не вписывается – любовь. Бескорыстная, преданная, искренняя. Из-за нее картина получается смазанной… А что, если все действительно разыграно по сценарию? Это необходимо выяснить. Причем чем скорее, тем лучше».
Ева собралась позвонить Пибоди, потянулась к трубке и тут вдруг услышала душераздирающий вопль. Она выскочила из машины, держа наготове револьвер, и увидела фигуру человека в черном, который тащил во тьму какую-то женщину.
– Полиция! – крикнула Ева, подбегая. – Назад! Человек тотчас же отскочил и бросился бежать, а Ева кинулась к женщине, которая лежала лицом вниз и стонала.
– Он вас ранил?
Приподняв женщину, Ева увидела клинок в ее руке. И узнала Седину.
– Мне достаточно одного движения, – улыбнулась та. – Для меня это будет огромной радостью. Но только что…
Ева вдруг почувствовала странное головокружение. У нее потемнело в глазах, она смотрела на Селину, не в силах пошевелиться.
– Вы проводите меня к машине. Во всяком случае, для окружающих это должно выглядеть именно так. – Селина, не переставая улыбаться, обняла Еву, словно та помогала ей подняться. – Если вы не будете в точности исполнять мои приказания, я вам кишки выпущу.
У Евы по-прежнему кружилась голова, подкашивались ноги – скорее это Селина вела ее по дорожке.
– Откройте дверцу, – приказала Селина. – И садитесь. Ева повиновалась, хотя какая-то часть сознания и пыталась сопротивляться.
– Оказывается, лейтенант, вы не такая уж сообразительная. И не такая уж хладнокровная. Мы вас заманили именно туда, куда хотели!
– Я… – Ева не могла ничего сообразить и озадаченно смотрела на Селину. В этот момент она не чувствовала ни страха, ни злости.
Селина завела мотор.
– Кажется, вы не в состоянии вести. – Она запрокинула голову и расхохоталась. – Доедем ко мне. Мы задумали одну очень увлекательную церемонию с вашим участием.
Ева невольно вздрогнула.
– Значит, это не Форт? – пробормотала она. – Он ни при чем?..
– Вы об этом жалком подобии мужчины? Да он и мухи прибить не может! Но он и его викканка заплатят за все. Вы ведь сами об этом позаботились, правда? Глупцы! Они решили, что смогут спасти бедную маленькую Алису; ее дедуля тоже так думал – и вот к чему их это привело. Каждый, бросивший мне вызов, погибнет. Очень скоро и вы узнаете, какой силой я обладаю. Вы будете умолять меня убить вас, чтобы кончились ваши мучения.
– Вы их всех убили?
– Всех до единого. – Селина наклонилась к Еве. – И многих других. Больше всего мне нравятся детки. Они такие... свежие. А с дедушкой… Я воспользовалась его слабостью к женскому полу. Пришла к нему, зарыдала, сказала, что боюсь за свою жизнь, что Альбан хочет меня убить. А потом подсыпала ему в питье наркотики. Жаль, конечно, что не пришлось пустить ему кровь. Но какой у него был взгляд, когда он понял, что умирает! Вы ведь знаете, что первыми умирают глаза, а, Даллас?
– Да. – В голове у нее по-прежнему был туман; руки и ноги не слушались, и все же она постепенно приходила в себя. – Глаза умирают первыми.
– А Алиса! Мне было даже немножко жаль, когда эта история подошла к концу. Было так забавно, так возбуждающе мучить ее изо дня в день. Она так пугалась кошечек и птичек! Разумеется, игрушечных, электронных. Той ночью кошка говорила с ней моим голосом. Мы ждали ее у себя, у нас имелись на нее планы, но она, дурочка, бросилась под машину. Так что то, что мы собирались проделать с ней, проделаем с вами. Вот, мы уже приехали.
Когда машина подъехала к дому, Ева попыталась незаметно проверить, как действует рука. В кулак она сжималась. Но потом распахнулась дверца, кто-то сдавил ей горло – и все погрузилось во тьму.


– Она уже давно должна быть здесь! – В квартире собрались гости, гремела музыка, сияли огни, а Мэвис словно ничего не замечала. – Она ведь обещала…
– Она вот-вот подъедет. – Рорк едва увернулся от огромного быка, пытавшегося насадить его на рога. Мимо в танце пролетел ангел, обнимающий обезглавленный труп.
– Я так хотела показать ей, как мы с Леонардо все обустроили! – Мэвис с гордостью указала на зал. – Она ни за что не узнает свою старую берлогу.
Рорк взглянул на стены, заляпанные вишневым и светло-розовым. Вместо мебели были огромные подушки и какие-то стеклянные трубы, в честь праздника повсюду установили оранжево-черные светильники, вокруг которых танцевали скелеты, ведьмы и черные кошки.
– Не узнает, – согласился он. – Ни за что не узнает. Вы здесь сотворили... чудо.
– Мы в восторге от этого жилища. И у нас лучший в мире домохозяин! – Мэвис поцеловала Рорка в щеку.
– А вы – мои любимые жильцы. – Рорк очень надеялся, что она не перемазала его своей пурпурной помадой.
– Может, позвонить ей? – Мэвис тронула его за рукав; маникюр у нее был в тон помаде. – Пусть поторопится.
– Да, конечно. Иди, занимайся гостями и не беспокойся. Я ее доставлю.
– Спасибо.
Она удалилась, звонко стуча каблуками алых туфелек, а Рорк задумался и вдруг встретился взглядом с каким-то диковинным существом.
– Пибоди?!
Ее тщательно гримированное личико вытянулось.
– Вы меня узнали?
– С трудом. – Он улыбнулся и отступил на шаг, чтобы разглядеть ее получше.
По плечам Пибоди струились белокурые локоны, грудь прикрывал крохотный лифчик из двух ракушек, а ниже талии все было затянуто чем-то серебристо-зеленым.
– Из вас получилась восхитительная русалка.
– Благодарю, – просияла она. – Я целую вечность в это влезала.
– Как же вы ходите?
– Там есть прорези для ног. Под хвостом. – Пибоди покачнулась. – Но двигаться трудновато. А где Даллас? – Она оглянулась по сторонам.
– Ее еще нет.
" – Нет? – Пибоди взглянула на часы на руке Рорка. – Скоро десять. Она собиралась несколько часов подождать Исиду у ее дома, а потом ехать сюда.
– Я как раз намеревался ей звонить.
– Отличная идея. – Пибоди постаралась отогнать тревожные мысли. – Она, наверное, просто не очень хочет сюда ехать. Не любит таких сборищ.
– Да, верно.
Но все-таки Рорк беспокоился. Ева должна была приехать ради Мэвис. И ради него.
Номер Евы не отвечал, и Рорк попробовал связаться с ней по рации. Ответом ему было мерное гудение, свидетельствующее о том, что аппарат отключен.
– Что-то случилось, – сказал он, вернувшись к Пибоди. – Она не отвечает.
– Подождите, я возьму сумку, там у меня рация.
– Я и по рации пробовал, – нахмурился он. – Не отвечает. Так она была у “Пути души"?
– Да, хотела поговорить с Исидой… Помогите мне снять этот дурацкий костюм. Надо ее искать.
– Я не могу вас ждать.
Рорк начал пробираться сквозь толпу, а Пибоди, спотыкаясь, помчалась разыскивать Фини.


Проснувшись, Ева решила, что все это ей приснилось. Было душно, кружилась голова. Она попробовала поднять руку, но поняла, что не может.
И тут ее охватила паника. Руки у нее были связаны, а когда она была ребенком, отец часто связывал ей руки. Привязывал к кровати, зажимал ей рот, чтобы не было слышно криков, и насиловал ее…
Ева пошевелила рукой – и веревки тут же впились в запястья. Ноги тоже были связаны у лодыжек. Она попыталась повернуть голову. По стенам комнаты метались тени – повсюду горели свечи. Она видела себя в зеркале, висевшем на стене.
Но она уже не ребенок, и это не отец ее связал!..
Нет, не паниковать. Не поможет. Никогда не помогало. Ее, наверное, накачали наркотиками. Притащили сюда, раздели и привязали к мраморному столу. Селина Кросс решила ее убить, и ей сейчас нужно сосредоточиться и подумать, как выбраться отсюда.
Ева попыталась ослабить путы, но поняла, что это бесполезно. Где же она находится? Скорее всего в доме Селины, хотя точно неизвестно. В клубе было бы опасно: там слишком многолюдно. А здесь место уединенное. Алиса видела, как убивали ребенка именно в этой комнате…
Интересно, сколько сейчас времени? Как долго она пробыла в беспамятстве? Рорк наверняка злится.
Ева прикусила губу, чтобы не разрыдаться. Они будут ее ждать, начнут волноваться. Пибоди знала, где она была, и они поедут туда.
Но чем они ей помогут?
Ева прикрыла глаза и попыталась успокоиться. Она здесь одна, так что можно рассчитывать только на себя. И надо как-то выжить.
Зеркальная стена отодвинулась, и вошла облаченная в черное Седина.
– А, проснулись! Очень хорошо. Я хотела, чтобы вы пришли в себя до того, как мы начнем.
За ней вошел Альбан, тоже в черном. На голове – кабанья маска. Не говоря ни слова, он взял толстую свечу и поставил ее между ног Евы. Потом отступил на несколько шагов, взял с черной подушки атам с костяной ручкой и поднял его над головой.
– Ну, приступим.


Рорк открыл дверцу машины, и тут зазвенел телефон.
– Ева?
– Это Джеми. Я знаю, где она. Они ее схватили! Вам надо спешить!
– Где она? – Рорк уже сидел за рулем.
– У этой стервы Кросс. Они отвезли ее к себе. Когда они вышли из машины, я потерял связь.
Рорк не стал ждать, надавил на акселератор, и машина сорвалась с места.
– Джеми, какую связь?
– Я поставил “жучки" у нее в машине. Хотел знать, что происходит. Сегодня вечером я услышал, как Кросс усадила ее в машину, чтобы отвезти к себе домой. Даллас, наверное, была под наркотиками, потому что не сопротивлялась и говорила как-то очень странно. А Кросс рассказывала… Она рассказала, как убила дедушку и Алису! – Голос мальчика дрогнул. – Она убила их обоих. Убивала детей. Господи…
– Где ты?
– Перед их домом. Я собираюсь войти.
– Стой, где стоишь! Черт возьми, слушай меня! Не двигайся, я буду там через две минуты. Вызови полицию. Скажи, что пожар, кража... все равно что, но пусть они как можно скорее едут туда. Понял?
Рорк уже подъезжал к дому Селины, когда позвонила Пибоди.
– Рорк! Мы с Фини едем к “Пути души"…
– Ее там нет. Она у Кросс, скорее всего – в особняке. Я уже там, собираюсь войти.
– Боже! Только глупостей не наделайте. Я вызываю наряд. Мы с Фини едем к вам.
– Тут еще мальчишка. Так что поторопитесь. И Рорк бросился ко входу в особняк.


Они пели над ее головой. Альбан развел огонь в камине, и комната наполнилась густым сладковатым дымом. Селина, скинувшая свой балахон, натирала себя каким-то маслом.
– Тебя когда-нибудь насиловала женщина? Я уж постараюсь, чтобы тебе было больно. И он тоже. Мы тебя будем убивать медленно, это гораздо приятнее. Лобара и Тривана убили слишком быстро, это не так интересно.
Но с тобой все будет по-другому – очень медленно и нестерпимо больно…
Голова у Евы была абсолютно ясная. Запястья горели и кровоточили, но она все еще пыталась ослабить путы.
– Так вот как вы вызываете демонов? Ваша религия – сплошное шарлатанство. Вам просто нравится насиловать и убивать. Да вы просто дегенераты!
Седина залепила Еве оплеуху.
– Я хочу убить ее немедленно!
– Не спеши, любовь моя, – остановил ее Альбан. – Надо растянуть удовольствие.
Он достал из коробки черного петуха, который тут же захлопал крыльями и закукарекал. Альбан поднес петуха к Еве, что-то сказал по латыни и отсек птице голову. Кровь хлынула прямо на Еву. Селина в экстазе застонала.
– Кровь – для, нашего Господина!
– Да, любовь моя. – Он обернулся к ней. – Господин любит кровь.
И тут Альбан сделал то, чего Ева никак не ожидала: быстрым четким движением перерезал Седине глотку.
– Ты была... слишком утомительна, – пробормотал он. – Полезна, но утомительна.
Селина рухнула на пол. Альбан перешагнул через нее и снял маску.
– Надоели мне эти декорации. Ей нравилось, а мне опостылело. – Он улыбнулся Еве. – Я не стану заставлять вас страдать. Незачем.
От запаха крови Еву тошнило. Собравшись с духом, она посмотрела в глаза Альбану.
– Почему вы ее убили?
– От нее больше не было никакой пользы. Она ведь сумасшедшая. И законченная наркоманка. Она любила, чтобы я ее бил, а потом трахал. – Он покачал головой. – Иногда мне это даже нравилось. Особенно бить. – Он рассеянно поглаживал Еву по ноге. – Она отлично разбиралась в наркотиках и, когда ее умело направляли, могла вести дела. За последние несколько лет мы заработали кучу денег. Плюс взносы от членов общины. Люди готовы платить безумные деньги за секс и обещание бессмертия.
– Значит, все это надувательство?
– А что же еще, Даллас? Вызывание духов, продажа души, – усмехнулся Альбан. – Это лучшая из моих афер, но надо уметь вовремя остановиться. А Селина… – Он окинул равнодушным взглядом лежащее на полу тело. – Она стала относиться ко всему слишком серьезно. Поверила, что на самом деле обладает каким-то могуществом. Что может вызывать дьявола, предчувствовать будущее… – Он снова улыбнулся и покрутил пальцем у виска – этим жестом люди испокон веков обозначали чье-то безумие.
«Шарлатанство, – подумала Ева. – Так, значит, все это – лишь грандиозная афера…»
– Аферисты обычно не приносят в жертву людей, – заметила она.
– Я не обычный аферист. А натуралистические штрихи помогали мне держать Седину в узде. Она привыкла к крови, вошла во вкус. Да и я тоже, – признался он. – Когда лишаешь человека жизни, так возбуждаешься… – Альбан окинул Еву оценивающим взглядом. – Ты такая стройная, изящная. Селина была слишком пышнотелая. Пожалуй, я все-таки тебя сначала поимею. Глупо лишать себя удовольствия.
– Так это вы занимались сексом с Мириам, вы заставили ее убить Тривана и свалить все на виккан, – догадалась Ева.
– Она оказалась на удивление податливой. Немного наркотиков, сеанс гипноза, и она забывала все, что нужно было забыть.
– Значит, дело было не в Селине. Вот в чем я просчиталась. Не вы были у нее на побегушках, а она у вас.
– Совершенно верно. Но она начала выходить из-под контроля. Старика полицейского она убила сама. – Альбан презрительно усмехнулся. – Это было начало ее конца: полицейских трогать опасно. Он бы все равно нас никогда не достал, побродил бы вокруг и бросил.
– Вы ошибаетесь. Фрэнк не стал бы останавливаться.
– Ну, теперь это не имеет значения. – Альбан отвернулся, взял со стола какой-то пузырек и шприц. – Я дам вам совсем немного, чтобы вы не нервничали. Вы очень симпатичная. Думаю, вам понравится, как я буду вас трахать.
– Да для этого всех наркотиков мира не хватит!
– Ошибаетесь, – сказал он и шагнул к ней.


Рорк заставлял себя действовать методично и бесшумно. Если Ева здесь, то его поспешность может ей только повредить. Он тихо прикрыл за собой дверь и, поскольку сигнализация была отключена, понял: Джеми уже вошел.
Услышав шорох, Рорк встрепенулся и увидел мальчика.
– Это я, – сказал Джеми. – Я не могу войти в комнату. Они поставили что-то новое. Не могу вскрыть замок.
– Где система?
– Там, на стене. Ничего не слышно, но они наверняка там, внутри.
– Иди на улицу.
– Не пойду. Вы только время зря теряете.
– Тогда отойди, – велел Рорк, решив, что время терять действительно незачем.
Он подошел к стене, ощупал ее, но ничего не нашел: охранная система была хорошо замаскирована. Тогда Рорк вытащил из кармана электронную записную книжку и задал программу.
– Что это? – шепотом спросил Джеми. – Сигнализацию отключать? Никогда не видел таких, в записных книжках.
– Не ты один у нас изобретатель. – Рорк начал водить книжкой вдоль стены. При этом ему казалось, что прибор действует слишком медленно и неэффективно.
– Ага! Наконец-то! Вот оно!
Дверь отворилась. Рорк, оскалившись, приготовился к прыжку.


Ева пыталась отклониться, но шприц был уже у ее руки. Неожиданно Альбан убрал шприц.
– Нет, – сказал он, рассмеявшись. – Секс без наркотиков! Иначе это было бы несправедливо по отношению к вам. Потом, обещаю, я вас усыплю, так что боли вы не почувствуете. Это единственное, что я могу для вас сделать.
– Лучше убей меня сразу, сукин сын!
Собравшись с силами, Ева освободила одну руку и все-таки ударила Альбана кулаком в лицо. Потом попыталась дотянуться до ножа, но нож упал на пол.
Внезапно дверь распахнулась, и на миг ей показалось, что демоны ада все же вырвались на свободу. Рорк был похож на волка, почуявшего добычу. Бросившись на Альбана, он сбил его с ног; свечи полетели на пол, прямо в лужу крови.
Ева пыталась высвободить вторую руку. Увидев Джеми, она крикнула:
– Скорее! Ради бога, скорее! Возьми нож, разрежь веревки!
Мальчика выворачивало наизнанку от вида крови, но он заставил себя перешагнуть через тело Селины. Схватив нож, он разрезал веревки на запястье Евы.
– Давай сюда! Дальше я сама. – Она не сводила глаз с Рорка, боровшегося с Альбаном в луже крови. В углу комнаты уже занялся огонь. – Там полиция! – крикнула Ева, услышав вой сирен. – Джеми, впусти их!
– Дверь не заперта, – откликнулся Рорк. Ева разрезала веревки у себя на ногах.
– Потуши огонь, – приказала она Джеми, вставая.
– Нет, пусть горит. Пусть здесь все сгорит дотла.
– Потуши! – закричала она и бросилась на Альбана. – Сволочь! Сукин сын!
– Отойди! – прохрипел Рорк. – Он мой. Три тела сплелись в один клубок, и Ева с Рорком не сразу поняли, что Альбан уже без сознания.
– Он тебя ранил? – Рорк смотрел на Еву безумными глазами. – Что он с тобой сделал?
– Ничего. – Ева понимала, что надо успокоиться, потому что Рорк просто не в себе. А она никогда не знала, чего можно ожидать от него в таком состоянии. – Он меня не тронул. Со мной все в порядке. Ты обо всем позаботился.
– Пока я сюда добирался, ты, как всегда, уже успела позаботиться о себе сама. – Он взял ее за руку, взглянул на кровь, сочившуюся из запястья, и поднес руку к губам. – Я мог бы его убить только за это!
– Прекрати. У меня такая работа. Рорк Пытался взять себя в руки. Пиджак был в крови, но он снял его и накинул Еве на плечи.
– Ты голая.
– Да, я заметила. Не знаю, куда они дели мою одежду, но мне бы не хотелось встретить своих коллег в таком виде.
Ева встала и поняла, что ее все еще шатает.
– Они накачали меня наркотиками, – пожаловалась она, помотав головой.
Рорк взял ее под руку и усадил на кушетку, стоящую у стены – Отдышись. А я потушу огонь.
– Отличная мысль. – Она сделала несколько глубоких вдохов.
Рорк, схватив один из балахонов, стал сбивать им пламя. Неожиданно Ева вскочила на ноги и закричала:
– Нет, Джеми! Нет!
Джеми, смертельно бледный, держал в руке атам, с которого стекала кровь Альбана.
– Они убили моих близких. – Глаза мальчика были широко раскрыты, зрачки – как булавочные головки. Он протянул нож Еве. – Мне наплевать, что вы со мной сделаете. Он больше ничью сестру не убьет.
Услышав за дверью шаги, Ева схватила атам. По крайней мере, теперь на рукоятке будут и ее отпечатки.
– Заткнись. Умоляю, заткнись. Пибоди! – обернулась Ева к вбежавшей помощнице. – Найдите мне что-нибудь из одежды, хорошо?
Пибоди, тяжело дыша, осматривала комнату.
– Слушаюсь, лейтенант. С вами все в порядке?
– Все отлично. Кросс и Альбан подстерегли меня, накачали наркотиками и привезли сюда. Они признались в убийстве Фрэнка Вожински и Алисы Лингстром, Лобара и Вайнбурга, а также в подстрекательстве к убийству Тривана. На моих глазах Альбан убил Селину, причины я укажу в рапорте. Сам же Альбан был убит при попытке его задержать. Все произошло очень быстро, я даже не могу сказать в точности, как именно это случилось. Но... уже не важно.
– Да, не важно. – Фини, стоявший рядом с Пибоди, внимательно посмотрел сначала на Еву, потом на Джеми. – Думаю, что не важно. Пойдем, Джеми. Тебе здесь нечего делать.
– Прошу прощения, лейтенант. Думаю, вам с Рорком следует отправиться домой и помыться. У вас вид, скажем так, как раз для Хэллоуина, – заметила Пибоди.
Ева взглянула на Рорка и поморщилась. Лицо его было в крови и копоти.
– Ты выглядишь отвратительно.
– На себя посмотрите, лейтенант. – Он обнял ее за талию. – Думаю, Пибоди права. И не вздумай упрямиться – иначе мне снова придется тебя связать. Надо найти одеяло. Полагаю, этого будет достаточно, чтобы вы не замерзли.
Да она бы полжизни отдала за горячую ванну!
– Ладно, – сказала Ева. – Я буду через час.
– Даллас, вам вовсе не нужно сюда возвращаться.
– Через час, – повторила она. – Проведите видеозапись, вызовите медэкспертов. Мальчика покажите врачу. Он в шоке. Свяжитесь с Уитни. Сообщите ему обо всем. И надо немедленно освободить Чарлза Форта.
Ева запахнула на себе пиджак Рорка и искоса взглянула на Пибоди.
– Вы были правы насчет него, сержант. У вас прекрасная интуиция.
– Спасибо, лейтенант.
– Пользуйтесь ею и впредь. Кстати, если мальчишка будет говорить то, чего не говорила я, не обращайте внимания. Он в шоке. Пусть его сегодня никто ни о чем не расспрашивает.
Пибоди кивнула.
– Да, лейтенант. Я прослежу, чтобы его отправили домой. И останусь на месте происшествия до вашего возвращения.
– Хорошо. – Ева отвернулась и стала застегивать пиджак.
– Между прочим, Даллас, у вас очень миленькая татуировка. Новая?
Стиснув зубы, Ева направилась к двери.
– Понял? – Она взглянула на Рорка. – Я тебе говорила, что надо мной из-за этого идиотского бутончика все будут смеяться!
– Тебя накачали наркотиками, сорвали с тебя одежду, связали, чуть не убили – а тебя волнует какая-то татуировка?!
– Это все неприятности на работе. А татуировка – дело личное.
Он рассмеялся и, обняв ее за плечи, прижал к себе.
– Господи, лейтенант, как же я вас люблю!


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Жертвоприношение - Робертс Нора



бррр... мурашки по коже от всех этих оккультных обрядов - гадания, песнопения, жертвоприношения Сатане... но добро всегда побеждает зло
Жертвоприношение - Робертс НораОльга Сергеевна
17.06.2012, 13.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100