Читать онлайн Жертвоприношение, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертвоприношение - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертвоприношение - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертвоприношение - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Жертвоприношение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Утром, придя в участок, Ева с головой зарылась в кипу накопившихся бумаг. Она почти забыла о странном ощущении, с которым просыпалась ночью. Стояла настоящая золотая осень, Нью-Йорк купался в теплых солнечных лучах, прохожие на улицах казались умиротворенными, довольными жизнью. Ева решила, что лучшего времени привести в порядок дела не найдешь.
Самую муторную часть работы она поручила Пибоди.
– Ну почему у вас в компьютере все файлы вперемешку? – сокрушалась Пибоди.
– Я отлично знаю, где что, – заявила Ева. – Так и быть, можете все систематизировать, но так, чтобы и я в этом разобралась. Справитесь, сержант?
– Надеюсь, – ответила Пибоди официальным тоном и, удостоверившись в том, что Ева стоит к ней спиной, театрально закатила глаза и добавила:
– ...мэм.
– Отлично Только глазки не закатывайте. А запутано все так исключительно потому, что у меня был очень и очень напряженный год. И поскольку начался его последний квартал, а вы мой стажер, полагаю, что вполне справедливо поручить эту работу именно вам. – Ева повернулась к Пибоди и одарила ее язвительной улыбкой. – Надеюсь, что и у вас когда-нибудь появятся подчиненные, на которых вы сможете перекладывать все малоприятные дела.
– Тронута вашим доверием, Даллас. – Пибоди свирепо посмотрела на монитор. – А может, мне хочется стонать оттого, что придется разбирать файлы пятилетней давности? Между прочим, через два года их полагается переводить в архив.
– Вот и займитесь этим. – Компьютер угрожающе загудел и выдал сообщение о том, что в программе произошел сбой. – Желаю удачи!
– Техника – друг человека. А о друзьях надо заботиться.
– Полностью с вами согласна. – Ева подошла к компьютеру и двинула по нему кулаком. Он икнул и вернулся в рабочее состояние. – Видали?
– У вас волшебные руки, лейтенант! Наверное, поэтому парни из ремонтного отдела используют вместо мишени для дротиков ваш портрет.
– До сих пор? Завидное постоянство! – Ева, пожав плечами, уселась на край стола. – Кстати, Пибоди, что вы знаете о колдовстве? Вы слышали когда-нибудь о викканах?
– Если вы хотите заколдовать свой компьютер, Даллас, намою помощь не рассчитывайте. – Пибоди, стиснув зубы, принялась за архивацию старых файлов.
– Вы же выросли в семье квакеров.
– Это было так давно. Ну же, давай, у тебя все получится! – подбодрила она компьютер. – Кроме того, квакеры – не виккане. Обе религии ратуют за пацифизм, единение с природой, но... сукин сын, куда он делся?
– Что? Кто куда делся?
– Ничего. – Пибоди сурово смотрела на монитор. – Ничего. Не волнуйтесь, все под контролем. Думаю, все эти файлы вам давно не нужны.
– Пибоди, вы шутите?
– Ага. Ха-ха-ха. – Утерев пот со лба, Пибоди начала терзать клавиатуру. – Вот! Вот и он! Все, никаких проблем. Отправляйся в главный архив, голубчик. Тихо и мирно. – Она испустила вздох облегчения. – А нельзя ли мне хлебнуть кофейку? Так сказать, для поддержания бдительности.
Ева взглянула на монитор, где с виду все было как положено, молча подошла к кофеварке.
– А почему вы интересуетесь Виккой? Собираетесь принять новую веру? – спросила Пибоди, но Ева взглянула на нее так мрачно, что Пибоди чуть не поперхнулась, – Шучу.
– Вы сегодня шутите без передышки. Мне просто любопытно.
– Понимаете, в догматах виккан и квакеров есть много общего. Стремление к гармонии, соблюдение древних обрядов, связанных со сменой времен года, непротивление злу.
– Непротивление? – хмыкнула Ева. – А как насчет заклятий, ворожбы, жертвоприношений? Обнаженные девственницы на алтаре, черные петухи с отрубленными головами…
– Так описывают ведьм в художественной литературе. Помните: “Девять раз кругом, кругом обежим и круг замкнем"? Шекспир. “Макбет".
– “И тебя, милочка, и твою собачку…" – процитировала Ева в ответ. Злая волшебница Бастинда.
– Вот-вот, – кивнула Пибоди. – Но оба эти примера как раз дают не правильное представление о положении вещей. Ведьмы – не всегда уродливые и отвратительные старухи, которые помешивают зловонное варево крысиными хвостами или гоняются за маленькой девочкой и ее другом – соломенным пугалом. Виккане, например, не приносят вреда ни одному живому существу. Они занимаются исключительно белой магией.
– А какая еще бывает?
– Черная.
– Надеюсь, вы сами в эту чепуху не верите? – спросила Ева, пристально посмотрев на свою помощницу. – В заговоры, проклятия, волшебство?
– Ни капельки. – Взбодрившись от выпитого кофе, Пибоди снова повернулась к компьютеру. – Я кое-что знаю от кузена, который недавно стал викканином. Он живет в их общине в Цинциннати.
– У вас есть кузен, член викканской общины? – Ева расхохоталась, отставив чашку с кофе в сторону. – Пибоди, с каждым днем вы изумляете меня все больше и больше!
– Это еще что. Как-нибудь я расскажу вам про свою бабушку и ее пятерых любовников.
– Ничего удивительного в том, что у женщины за долгую жизнь было пятеро любовников.
– Да не за долгую жизнь, а за прошлый месяц. Причем пятеро одновременно. – Пибоди окинула Еву победным взглядом. – Ей девяносто восемь лет! Надеюсь, я пошла в нее.
Ева, услышав телефонный звонок, с трудом подавила новый приступ смеха.
– Даллас слушает.
– Я бы хотел переговорить с вами, лейтенант. – Голос майора Уитни звучал бесстрастно. – Будьте добры, подойдите ко мне в кабинет.
– Да, сэр. Буду через пять минут. – Ева с надеждой взглянула на Пибоди. – Может, предложит что-нибудь интересненькое? А вы пока что работайте с файлами в том же духе. Если понадобится ваша помощь, я вас извещу.
Она пошла к двери, но на полпути обернулась.
– Только не вздумайте съесть мою шоколадку.
– Черт подери! – буркнула Пибоди себе под нос. – Она всегда начеку.


Большую часть своей жизни Уитни прослужил в полиции, причем начальником стал довольно давно. Он отлично знал своих подчиненных, их сильные и слабые стороны и умел пользоваться и тем и другим.
Рослый мужчина с крупными и сильными руками и пронзительным взглядом, который многим казался чересчур суровым, он вел себя обычно очень сдержанно.
Можно было лишь догадываться, сколь бурный темперамент скрывается за его внешним спокойствием.
Иногда Уитни Еву раздражал, порой он ей нравился, а восхищалась она им всегда.
Когда она вошла в кабинет, майор Уитни сидел за столом и что-то внимательно читал. Не поднимая головы, он жестом указал ей на стул.
– Я видел вас вчера на похоронах.
– По-моему, почти все полицейские Центрального участка там были.
– Фрэнка многие любили.
– Да.
– Вы с ним когда-нибудь работали?
– Когда я была новичком, он мне дал несколько хороших советов, пару раз помогал с трудными делами, но непосредственно с ним я не работала.
Уитни кивнул, не сводя глаз с Евы.
– До вашего появления он работал в паре с Фини, а когда Фрэнк перешел на кабинетную работу, новым напарником Фини стали вы.
Еве вдруг стало не по себе. Он не случайно об этом заговорил, подумала она. Что-то не так.
– Да, сэр. Для Фини это тяжелая утрата.
– Это-то я понимаю, Даллас. Поэтому я и не пригласил сюда капитана Фини. – Уитни положил руки на стол, сплел пальцы. – Нам надо кое-что выяснить, лейтенант. И дело это весьма деликатное.
– Это касается детектива Вожински?
– Информация, которую я вам сообщу, строго конфиденциальна. Вы можете в случае необходимости ввести в курс дела свою помощницу, но никого более – ни коллег, ни, естественно, журналистов, Я прошу вас, точнее, приказываю вам работать самостоятельно.
Ева подумала о Фини и внутренне содрогнулась.
– Понятно.
– В связи со смертью детектива Вожински возникли кое-какие... вопросы.
– Вопросы?
– Ну, если хотите, проблемы. – Он стиснул руки. – Мне стало известно, что детектив Вожински либо вел тайно от нас частное расследование, либо вступил в контакт с некими наркодельцами.
– Фрэнк и наркотики?! Да он был порядочнейшим человеком!
Уитни смотрел на нее не мигая.
– Двадцать второго сентября нынешнего года детектив Вожински был замечен кое в чем нашим сотрудником, внедрившимся в один из тайных центров торговли наркотиками. “Атам" – частный клуб, религиозный. Его члены принимают участие в групповых и индивидуальных ритуалах; кроме того, у клуба есть лицензия на предоставление, опять же в индивидуальном порядке, сексуальных услуг. Отдел по борьбе с наркотиками уже два года следит за происходящим в “Атаме". Так вот, Фрэнка заметили при покупке наркотиков.
Ева ничего не сказала. Уитни тяжело вздохнул и продолжил:
– Мне об этом немедленно доложили. Я пытался расспросить Фрэнка, но он отмалчивался. Честно говоря, Даллас, – добавил Уитни, помолчав немного, – я надеялся, что произошло какое-то недоразумение. То, что он не сознался ни в чем, но и ничего не отрицал, меня крайне удивило. Это было так на него не похоже… Естественно, я забеспокоился и приказал ему пройти медицинское обследование, в том числе и наркологическую экспертизу. Он согласился. На тот момент следов наркотиков в его организме обнаружено не было. Репутация Фрэнка была безукоризненной, и я решил не делать записей в его личном деле. – Он встал и отвернулся к окну. – Возможно, это было ошибкой. Не исключено, что, если бы я отнесся к этому внимательнее, он остался бы жив и нам с вами не пришлось бы вести подобный разговор. Ева пожала плечами.
– Вы верили своему чутью, и вы верили этому человеку.
Майор Уитни обернулся. Взгляд его был сосредоточенный, но не суровый. “У него глаза тонко чувствующего человека", – подумала Ева.
– Да, верил. Но теперь мне стали известны новые факты. При вскрытии в крови детектива Вожински был обнаружен “Зевс".
– “Зевс"? – Ева от удивления привстала. – Этого не может быть, майор. “Зевс" – штука сильная, и подсевшего на него видно сразу – по глазам, по изменению поведения. Если бы он употреблял “Зевс", об этом знали бы все его сослуживцы. Да и первый анализ на наркотики это бы показал. Так что здесь какая-то ошибка. – Она сунула руки в карманы, ей было трудно усидеть на месте – хотелось вскочить и походить по кабинету. – Да, есть полицейские-наркоманы, есть и такие, которые считают, что. – нося значок, они могут нарушать закон. Но Фрэнк таким не был. Он ничем себя не замарал.
– Однако результаты вскрытия не опровергнуть, лейтенант. В его крови были обнаружены следы и других химических веществ, в том числе дигиталиса. В сочетании с “Зевсом" это вызвало остановку сердца и смерть.
– Вы подозреваете, что он умер от передозировки? Или покончил с собой? Дигиталис… – Ева нахмурилась. – Это какое-то сердечное лекарство? Но вы сказали, что пару недель назад Фрэнк прошел медицинское обследование. Почему же тогда у него не обнаружили никаких заболеваний?
– Ближайший друг Фрэнка – лучший в городе детектив-электронщик, – сказал Уитни, глядя прямо перед собой.
– Фини?! – Ева едва не вскочила с места. – Вы считаете, что Фини его покрывал? Что он изменил записи в его карте? Извините, майор, но, по-моему, это полная ерунда.
– Это вероятность, которую я не могу исключить, – ответил Уитни сдержанно. – И вы тоже. Дружба порой мешает объективно оценивать ситуацию. Надеюсь, что ваша дружба с Фини не помешает сохранять объективность. – Он вернулся к столу. – Все эти подозрения надо проверить как можно тщательнее.
У Евы неприятно заныло под ложечкой.
– Вы хотите, чтобы я вела расследование, касающееся моих коллег? Один из них погиб, и семья оплакивает его кончину. Другой – человек, который был когда-то моим учителем, а теперь мой близкий друг. – Она оперлась ладонями о стол. – И ваш, кстати, тоже.
Уитни знал, что Ева придет в ярость, и был к этому готов. И еще он знал, что задание она выполнит.
– А вы бы предпочли, чтобы я поручил это человеку, которому данная ситуация безразлична? – спросил он, удивленно приподняв брови. – На вас я по крайней мере могу положиться. Все, что вы выясните по ходу расследования, будете сообщать мне лично. В какой-то момент вам понадобится поговорить с семьей Вожински. Надеюсь, вы проявите максимум такта и деликатности. Им и так тяжело.
– А если я обнаружу нечто, его порочащее?
– С этим придется разбираться мне.
– Вы просите меня совершить невозможное, – мрачно сказала Ева.
– Я не прошу, я приказываю, – поправил ее Уитни. – Так будет проще. И прежде всего вам, лейтенант. – Он протянул ей два запечатанных диска. – Просмотрите это на своем домашнем компьютере. Всю информацию по делу до особого распоряжения посылайте с него же ко мне домой. Вы свободны.
Ева молча встала и направилась к двери. Потом все же остановилась и сказала не оборачиваясь:
– Черт подери, под Фини я копать не стану. Уитни проводил ее взглядом, потом устало прикрыл глаза. Он отлично знал, что она будет делать все, в чем возникнет необходимость. И надеялся только на то, что это не причинит ей боли.


Дойдя до своего кабинета,. Ева разозлилась окончательно. Пибоди сидела перед компьютером и воодушевленно колотила по клавишам.
– Кажется, мне удалось привести его в чувство. Ваш компьютер капризен, как барышня, Даллас, но я его приструнила.
– Отключайте его, – велела Ева, надевая куртку. – Собирайтесь, Пибоди.
– Что, новое дело? – Пибоди радостно вскочила со стула. – А какое? Куда мы направляемся, Даллас? – Чтобы поспеть за Евой, Пибоди приходилось бежать. – Даллас! Лейтенант!
Ева двинула кулаком по кнопке лифта и бросила на Пибоди такой свирепый взгляд, что та прикусила язык и поняла, что от расспросов лучше временно воздержаться. Они вошли в лифт, в котором уже было несколько их коллег, и Ева застыла, неподвижная, как статуя.
– О, Даллас! Как поживают молодожены? Слушай, а почему бы тебе не попросить своего богатенького мужа купить нашу столовку? Может, тогда нас станут кормить по-человечески.
Ева обернулась и смерила болтуна ледяным взглядом.
– Прикуси язычок, Картер!
– Увы! Никак не могу. Ты разбила мне сердце. Предпочла штатского.
– И кому предпочла – главному козлу Центрального участка! – добавил кто-то язвительно.
– Главный козел всегда главнее козла на побегушках, Форенски, – огрызнулся Картер. – Ну что, Ева, может померяемся, у кого зубы острее?
– Боюсь, тебе потом полжизни придется по стоматологам бегать.
– За такое удовольствие можно и заплатить. – Картер нахально подмигнул ей и вместе с группой коллег вышел из лифта.
– Картер делает стойку на любое существо женского пола. – Пибоди, заметив, что Ева продолжает смотреть прямо перед собой, решила отвлечь ее своей болтовней. – Жалко, что бедняга – полный кретин. – Ответа не последовало. – Форенски даже мил, – продолжала Пибоди. – И у него вроде нет постоянной подружки.
– Я не сую нос в личную жизнь своих коллег, – отрезала Ева.
Они вышли из лифта в цоколе, где находился гараж.
– На мою личную жизнь это правило, увы, не распространяется, – сказала Пибоди тихо.
Ева отперла машину и уселась за руль, Пибоди заняла место рядом.
– Так куда мы едем? Или вы хотите сделать мне сюрприз? – Увидев, что Ева просто сидит, уронив голову на руль, Пибоди заволновалась. – Эй, с вами все в порядке? Что происходит, Даллас?
– Мы едем ко мне домой. – Ева тяжело вздохнула и подняла голову. – Я расскажу вам все по дороге. Но запомните: информацию, которую вы будете получать по ходу расследования, надлежит сохранять в строжайшей тайне. Докладывать будете только мне или майору.
– Слушаюсь, мэм. – У Пибоди было ощущение, что в глотку ей вбили кол. – Это внутреннее дело, лейтенант? Что, кто-то из наших?
– Да, черт подери! Кто-то из наших.


Компьютер, стоявший у Евы дома, был в несколько раз мощнее ее рабочей машины – об этом позаботился Рорк. Нужный файл открылся мгновенно, но информация по делу Фрэнка Вожински была довольно скупой.
– Ты не знаешь детектива Марион Берне? – обернулась Ева к Пибоди. – Она восемь месяцев проработала в “Атаме" барменшей.
– Я с ней немного знакома. – Пибоди пододвинула свой стул поближе к монитору. – Встречались, когда... когда велось расследование по делу Касто. Она мне показалась дамой весьма серьезной. К работе относится очень тщательно. Насколько я помню, она полицейский во втором поколении. Ее мать служит до сих пор – по-моему, в чине капитана. А что она сообщила?
– Надеюсь, Марион Берне доложила обо всем, что видела, но это нам придется проверить. Ее рапорт майору Уитни был предельно сух и краток. Год назад, двадцать второго сентября, в час тридцать ночи она видела, как сержант Вожински беседовал в отдельной кабинке с Сединой Кросс, известной торговкой наркотиками. Вожински отдал ей пачку денег и получил за это небольшой пакетик, по виду – с наркотиками. Разговор продолжался пятнадцать минут, а потом Селина перешла в другую кабинку. Вожински пробыл в клубе еще Десять минут, затем ушел. Детектив Берне прошла за ним два квартала, пока он не спустился в подземку.
– Так она не видела, употреблял он наркотик или нет?
– Не видела. И в клубе его после той ночи не встречала. В списке тех, с кем нам необходимо побеседовать, Берне стоит первым номером.
– Да, мэм. А вам не кажется, что начать можно с Фини? Они с Вожински были друзьями, Фрэнк мог ему довериться? Или Фини мог сам... что-то заметить.
– Не знаю. – Ева устало потерла глаза. – “Агам"… Что, черт подери, такое атам?
– Сейчас посмотрим. – Пибоди достала свой ноутбук и сделала запрос. – Атам – ритуальный нож, обычно из стали. По традиции атам используют не для резки, а для начертания магических кругов. Используют в сектах, исповедующих культ Земли. – Пибоди взглянула на Еву, – Опять колдовство, – сказала она задумчиво. – Странное совпадение.
– Мне так не кажется. – Ева достала из ящика стола записку Алисы, протянула ее Пибоди. – Мне это передала на похоронах внучка Фрэнка. Выяснилось, что она работает в магазине “Путь души". Знаете его?
– Я знаю, что это такое. – Пибоди покачала головой. – Нет, не сходится, Даллас. Виккане вполне миролюбивы. И пользуются они не наркотиками, а травами. Настоящий викканин не станет покупать, продавать или употреблять “Зевс".
– А как насчет дигиталиса? – спросила Ева. – Это ведь тоже трава, да?
– Экстракт наперстянки. Используется как лекарство уже несколько веков.
– Это что, стимулятор?
– Я не сильна в медицине, но, кажется, да.
– “Зевс" – тоже стимулятор. Интересно, что получается, если их с дигиталисом скомбинировать? Вполне возможно, что от этого останавливается сердце.
– Вы думаете, Вожински покончил с собой?
– Майор подозревает именно это, а у меня есть кое-какие вопросы, – ответила Ева. – И ответов я пока что не нашла. Но найду обязательно! – Она взяла со стола записку. – Начнем сегодня вечером, с Алисы. Жду вас здесь в одиннадцать часов, но не в форме. Постарайтесь выглядеть как квакер, Пибоди, а не как полицейский.
– У меня есть платье, которое сшила мама на мой прошлый день рождения. Только учтите: если станете смеяться, я разозлюсь и обижусь.
– Постараюсь держать себя в руках. А теперь давайте посмотрим, что можно выяснить про Селину Кросс и клуб “Атам".
Через пять минут Ева глядела на экран монитора и мрачно усмехалась.
– Интересно… Наша Селина засветилась. Успела побывать за решеткой. Смотрите, Пибоди. Сексуальные услуги без лицензии, затем обвинение в нападении на клиента, которое было впоследствии снято. Через три года после этого решила заделаться медиумом. Никак не могу понять, какого черта некоторые люди так жаждут общаться с умершими? Еще через два года – подозрение в жестоком обращении с животными. Недостаточно улик для ареста. Так, вот это уже ближе: производство и распространение наркотиков. За это отсидела год. Еще через три года была допрошена по подозрению в участии в ритуальном заклании братьев наших меньших. Но у нее оказалось железное алиби.
– Отдел по борьбе с наркотиками держал Селину под наблюдением, когда ее выпустили из заключения? – поинтересовалась Пибоди.
– Разумеется. Но обвинений ей больше не предъявляли.
– Может быть, Селина работала на подхвате, а они охотились за рыбкой покрупнее?
– Пожалуй. Надо будет расспросить об этом Марион. Ого, посмотрите-ка! Оказывается, Селина Кросс является единственной владелицей клуба “Атам". – Ева задумчиво прикусила губу. – Гм-м. Откуда это у дамы, по мелочи торгующей наркотиками, нашлись средства на клуб? Она наверняка служит ширмой. Интересно, знают ли в отделе по борьбе с наркотиками, кто за ней стоит? Давайте-ка на нее посмотрим. Должен быть файл с фотографией Селины Кросс.
– Ух! – выдохнула Пибоди. – Жуть какая!
– Да, такое лицо не забудешь, – пробормотала Ева. Узкое, удлиненный овал, правильные черты, полные алые губы, пронзительные черные глаза. Лицо было красиво, но красота эта казалась холодной и – тут Пибоди была права – жутковатой. Цвета воронова крыла волосы, прямые и длинные, разделял ровный пробор. Над левой бровью виднелась крохотная татуировка.
– Что это за символ? – заинтересовалась Ева. – Давай-ка увеличим этот участок лица.
– Это пентаграмма… – Голос Пибоди дрогнул, и Ева с удивлением обернулась на нее. – Перевернутая. Она не из виккан, Даллас. Она сатанистка.


Ева в подобные штуки не верила – ни в белую магию, ни в черную, – но отлично понимала, что есть люди, которые верят. И еще лучше понимала, что кое-кто использует эту веру в собственных интересах.
– Мне кажется, что ты слишком легкомысленно относишься к таким вещам, Ева.
Очнувшись от своих мыслей, она удивленно взглянула на Рорка. Он настоял на том, что сам сядет за руль, но она этому и не противилась. Ей всегда бывало немного не по себе, когда приходилось водить его суперавтомобили.
– Что ты имеешь в виду?
– Если некоторые верования и традиции сохраняются столетиями, то этому обязательно должны быть причины.
– Разумеется, они есть. Человек – существо легковерное. И всегда находятся личности, которые умеют этим легковерием пользоваться. Я хочу найти того, кто воспользовался легковерием Фрэнка.
Она рассказала Рорку все, решив, что, если не может обратиться за помощью к компьютерному гению Фини, придется взять в союзники компьютерный гений Рорка.
– Ты отличный полицейский и здравомыслящая женщина. Порой даже чересчур здравомыслящая. – Машина остановилась перед светофором, и он обернулся к ней. – Но я прошу тебя в этих делах быть особенно осмотрительной.
Ей показалось, что он говорит как-то слишком уж серьезно.
– Ты имеешь в виду ведьм, колдунов и всех прочих, кто поклоняется дьяволу? Слушай, Рорк, сейчас давно уже не Средние века. Ну какие могут быть сатанисты? – Она тряхнула головой. – Хотела бы я на них поглядеть, если бы действительно существовал Сатана! Что бы они стали делать?
– Этого-то мы как раз и не знаем, – негромко ответил Рорк, поворачивая на улицу, ведшую к “Водолею".
– Черти, несомненно, существуют, – сказала Ева со вздохом. – Но это двуногие создания из плоти и крови. Мы с тобой немало их повидали.
Рорк припарковал машину, и они пошли по тротуару. Было довольно ветрено и свежо, на небе – ни луны, ни звезд. Только вспыхивали сигнальные огоньки вертолетов и телеантенн.
На этой улице работала небольшая художественная ярмарка. Сейчас большинство торговцев уже отправились по домам, но днем здесь все было уставлено лотками с дешевыми украшениями, пестрыми домоткаными ковриками, экзотическими цветами и травами. Здешние торговцы были на удивление милы и вежливы, все работали по лицензии и скорее всего дневную выручку тратили на пропитание, а не на очередную дозу наркотиков. Преступность в районе была практически на нуле, цены на жилье – убийственные, жили и торговали здесь люди в основном молодые.
– Мы рано приехали, – сказала Ева, по привычке оглядывая улицу, и вдруг ехидно усмехнулась:
– Смотри-ка! “Парапсихологическое кафе". Знаю я такие. Приходишь, заказываешь вегетарианское рагу, а они уверяют тебя, будто заранее знали, что именно его ты и выберешь. Макаронный салат – и гадание по руке. – Она повернулась к Рорку. Ей вдруг ужасно захотелось зайти в это заведение, развеяться. – Еще открыто. Испытаем судьбу?
– Хочешь погадать?
– А что? – Она схватила Рорка за руку. – Это меня должным образом настроит на борьбу с сатанистами-наркодельцами. Может, удастся сторговаться и тебе они погадают за полцены?
– Да не желаю я, чтобы мне гадали!
– Трусливый ты тип, – буркнула Ева и потащила его к входу.
– Скорее осторожный, – сдаваясь, вздохнул Рорк. Ева вынуждена была признать, что пахло в кафе на удивление аппетитно – не жареным луком и подгоревшим соусом, а какими-то пряностями и цветами. Белые столики стояли поодаль от витрины, на которой были выставлены тарелочки и блюда с разноцветными яствами. Несколько посетителей сидели за чашками с каким-то бульоном. На них были просторные белые туники и усыпанные цветными камешками сандалии.
У человека, стоявшего за прилавком, все пальцы были унизаны серебряными кольцами. Одет он был в просторную голубую блузу с широкими рукавами. Светлые волосы, аккуратно зачесанные назад, были стянуты в хвостик серебряным шнурком. Он приветливо улыбнулся вошедшим.
– Будьте благословенны. Вы желаете пищи для тела или для души?
– Я думала, вы сами догадаетесь, – хмыкнула Ева. – Как насчет гадания?
– Что вы предпочитаете? Таро, руны, аура? Или по руке?
– По руке. – Ева протянула ему свою ладонь.
– Хиромантией у нас занимается Кассандра. Усаживайтесь поудобнее, она с радостью вам поможет. У вас обоих очень насыщенные ауры, – добавил он. – Вы отлично подходите друг другу.
Ева с Рорком направились к столику, а человек за прилавком взял в руки гладко отполированную деревянную палочку и легонько провел ею по краю большой белой чаши, которая тут же зазвенела. При этих звуках из-за занавеси вышла девушка в серебристой тунике. На руке ее чуть повыше локтя красовался серебряный браслет. Она была юна – лет двадцати, не больше, – ее светлые волосы были так же стянуты в хвостик.
– Добро пожаловать! – Девушка говорила с легким ирландским акцентом. – Чувствуйте себя как дома. Вы оба хотите гадать?
– Нет, только я. – Ева села за столик подальше. – Сколько это стоит?
– Гадание бесплатное. Мы принимаем только пожертвования. – Она села и улыбнулась Рорку. – Ваше великодушие будет должным образом оценено. Мадам, дайте мне руку, с которой вы родились.
– Я родилась с обеими.
– Левую, пожалуйста. – Она легко подхватила Евину руку, едва ее касаясь. – Ваша судьба складывалась трудно. Душевная травма, разрыв на линии жизни. Вы были тогда еще ребенком. Много боли и печалей… – Она подняла глаза на Еву. – Но вы не были ни в чем виноваты.
Ева инстинктивно попыталась убрать руку, однако девушка ее удержала.
– Нет нужды вспоминать все, вы к этому еще не готовы. Тоска, сомнения, страсти, которым не давалось выхода. Одинокая женщина, решившая сосредоточиться на единственной цели. Огромная тяга к справедливости. Сдержанность, целеустремленность и... внутреннее беспокойство. Сердце ваше было разбито, не просто разбито – покорежено. И вы пытались сохранить то, что оставалось. Это рука сильного человека, которому можно доверять.
Девушка взяла правую руку Евы, но на нее едва взглянула. Она смотрела Еве в глаза.
– Вы слишком многое носите в душе, и это не дает вам покоя. Но вы нашли свое место. Вы достойны той власти, которой наделены, и имеете право брать на себя ответственность. Вы упрямы, порой многого не замечаете, но сердце ваше уже залечивает раны. Кроме того, вы полюбили. – Она бросила быстрый взгляд на Рорка, а потом снова обернулась к Еве. – Вы сами удивляетесь глубине своего чувства, и вас это волнует, – продолжала она, мягко улыбнувшись. – Вы очень избирательны в своих чувствах и если уж решили отдать кому-то свое сердце, то это окончательно. У вас значок полицейского. – Она задумчиво усмехнулась. – Да, вы сделали правильный выбор. Возможно, единственно правильный. Вам приходилось убивать. Каждый раз ситуация была безвыходной, но это лежит на вашей душе тяжким грузом. И здесь вам трудно разделить разум и чувства. Вам вновь придется убивать… – Взгляд ее серых глаз стал отрешенным, она крепко сжала Евину руку. – Тьма! Силы тьмы, зло! Потерянные жизни и новые жертвы впереди. Боль и страх. Тело и душа. Вы должны защищать себя и тех, кого вы любите.
Она обернулась к Рорку и что-то быстро сказала по-гаэльски, заметно при этом побледнев и тяжело дыша.
– Хватит! – Ева, потрясенная происходящим, убрала руку. Ладонь странно покалывало, и она потерла ее об коленку. – Чересчур все это увлекательно. У вас наметанный глаз, Кассандра. И очень впечатляющая манера. – Она вытащила из кармана пятьдесят долларов и положила их на стол.
– Погодите! – Кассандра достала из сумочки, висевшей у нее на поясе, гладкий светло-зеленый камешек. – Это подарок. На удачу. Всегда носите его с собой.
– Зачем?
– Ну, просто так. Приходите еще. Всего вам доброго!
И Кассандра, поспешно встав, удалилась.
– Да, это тебе не “Вам предстоит долгое морское путешествие", – заметила Ева, направляясь к выходу. – Что она тебе сказала?
– У нее довольно странный говор. Кажется, она откуда-то с запада. – Они вышли на улицу, и Рорк, сам тому удивившись, с наслаждением вдохнул свежий воздух. – Суть была в том, что, если я тебя действительно люблю, должен стараться быть рядом с тобой. Тебе грозит опасность потерять жизнь или душу, и только я могу помочь тебе выжить.
– Какая дикая чушь! – Ева взглянула на лежавший у нее на ладони камешек.
– Храни его, – сказал Рорк, нахмурившись. – вреда от этого не будет.
Ева, пожав плечами, сунула камешек в карман.
– Пожалуй, надо мне держаться подальше от таких вот особ – одаренных знанием.
– Отличная мысль, – усмехнулся Рорк и, взяв Еву под руку, повел ее в “Водолей".




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жертвоприношение - Робертс Нора



бррр... мурашки по коже от всех этих оккультных обрядов - гадания, песнопения, жертвоприношения Сатане... но добро всегда побеждает зло
Жертвоприношение - Робертс НораОльга Сергеевна
17.06.2012, 13.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100