Читать онлайн Жертвоприношение, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертвоприношение - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертвоприношение - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертвоприношение - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Жертвоприношение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Она беседовала с ним целый час – меняя темы, возвращаясь к одному и тому же, уточняя детали. Фотографии с места происшествия Ева со стола не убирала.
«Ну сколько еще? – спрашивала она себя. – Сколько еще я увижу этих жутких фотографий?»
А Чез плакал. При этом или все отрицал, или молчал.
Когда его уводили, он оборачивался на нее, пока не скрылся за углом. Оставшись наедине с Пибоди, Ева заметила, что та смотрит на нее как-то очень странно.
– Что такое, сержант? Пибоди вздохнула и сказала:
– Мне не понравилось, как вы вели допрос, лейтенант.
– Почему?
– Вы были слишком жесткой. Даже жестокой. Это походило на игру волка с раненым оленем. Вы все время напоминали ему об отце, заставляли рассматривать фотографии.
У Евы заныло под ложечкой, нервы напряглись. Но, собирая со стола снимки, она говорила с совершенно невозмутимым видом:
– Может, мне надо было вежливо попросить его сознаться, чтобы мы могли с чистой совестью разойтись по домам? Не понимаю, как это мне в голову не пришло!
Обязательно так поступлю, когда в следующий раз буду допрашивать подозреваемого в убийстве. Пибоди сдерживалась изо всех сил.
– Мне просто так показалось, лейтенант. Тем более что подозреваемый был без представителя…
– Я ознакомила подозреваемого с его правами, сержант?
– Да, но…
– Он заявил, что знает о своих правах?
– Да, – кивнула Пибоди.
– Так что же вам не нравится? Вы можете подсчитать, Пибоди, сколько раз вы допрашивали людей по делам об убийствах?
– Лейтенант, я…
– А я не могу! – отчеканила Ева. – Не могу, потому что их было слишком много. Хотите снова посмотреть на эти снимки? На кишки, растекающиеся по полу? Может, это вас немного отрезвит. Знаете, Пибоди, если вам не нравится присутствовать при допросах, подумайте: а правильно ли вы выбрали профессию?
Ева шагнула к двери и резко обернулась.
– Я рассчитываю на поддержку своей помощницы и не желаю, чтобы она задавала мне дурацкие вопросы потому, что неравнодушна ко всяким колдунам. Если вы не можете держать себя в руках, сержант Пибоди, подайте рапорт о переводе. Ясно?
– Да, лейтенант, – тихо ответила Пибоди и добавила, когда Ева уже вышла за дверь:
– Совершенно ясно…
– Ты перестаралась, – заметил нагнавший Еву Фини.
– Ради бога, только ты не начинай!
– Не буду. Исида явилась добровольно. Я отправил ее в комнату В.
Ева круто развернулась и, дойдя до комнаты В, рывком распахнула дверь. Исида перестала ходить из угла в угол и обернулась к ней.
– Как вы могли?! Как вы могли привезти его сюда? Он же боится таких заведений.
– Чарлз Форт задержан для выяснения обстоятельств смерти Луи Тривана и еще нескольких человек, – ледяным голосом проговорила Ева. – Ему еще не предъявили обвинения.
– Обвинения?! – Исида побледнела. – Неужели вы думаете, что Чез имел какое-то отношение к убийствам? Триван? Мы не знаем никакого Луи Тривана!
– А вы уверены, что знаете всех, кого знает Форт? – Ева положила папку на стол и прикрыла ее ладонью, словно напоминая себе о том, что находится внутри. – Вы полагаете, что знаете о всех его делах, мыслях, планах?
– Мы настолько близки, насколько это возможно между людьми. В Чезе нет зла. – Голос Исиды задрожал. – Позвольте мне забрать его домой! Пожалуйста!
Ева взглянула в ее умоляющие глаза и приказала себе не расслабляться.
– Вы утверждаете, что были с ним очень близки. Но в таком случае неужели вы не знали о том, что он точно так же близок с Мириам?
– С Мириам? – удивленно переспросила Исида и рассмеялась. – Это просто нелепо.
– Она сама мне сказала. – Вспомнив эту сцену, Ева окончательно забыла о сострадании. – Она улыбалась, сидя рядом с тем, что осталось от Луи Тривана, а кровь его была у нее на лице, на руках, на ноже, который она держала.
У Исиды подкосились ноги, она оперлась рукой о спинку стула.
– Мириам кого-то убила? Этого не может быть!
– Я теперь думаю, что в вашем мире все возможно. Я пришла как раз под занавес той маленькой церемонии, которую она устроила. – Евины пальцы теребили папку, но она ее не открывала. Оказывается, в ней еще жила жалость к женщине, которая любила и верила. – Мириам была очень разговорчивой, с радостью сообщила мне о том, что Форт разрешил ей самой убить Тривана. В остальных случаях она была лишь наблюдательницей. Исида тяжело опустилась на стул. Было ясно, что сердце ее разрывается от боли.
– Она лжет. Чез не имеет к убийствам никакого отношения. – Исида закрыла глаза и стала покачиваться из стороны в сторону. – Как я могла этого в ней не разглядеть? Мы приняли ее в общину, сделали ее одной из нас…
– Так вы, оказывается, не все можете предвидеть? – горько усмехнулась Ева. – Думаю, вам больше следует беспокоиться о том, чего вы не разглядели в Чарлзе Форте.
– Нет. – Исида открыла глаза. В них была тоска, но за тоской угадывалась все та же прежняя сила. – Нет человека, которого я бы видела так же хорошо, как Чеза.
Мириам лжет.
– Она обязательно пройдет тесты. А вы пока что подумайте, захотите ли вы подтверждать его алиби. – Ева встала и подошла к ней. – Он предал ваше доверие. В любой момент на ее месте могли оказаться вы, Исида. Конечно, Мириам моложе, она более послушна… Интересно, долго бы Чез позволял вам играть главную роль?
– Как вы не понимаете, что у нас за отношения? Ведь вы знаете, что такое любовь. Неужели вы думаете, что слова какой-то обезумевшей женщины заставят меня усомниться в человеке, которого я люблю? Вы бы стали сомневаться в Рорке?
– Мы сейчас обсуждаем не мою личную жизнь, а вашу, – с невозмутимым видом ответила Ева. – Если Чез вам так дорог, помогите мне. Это единственный способ его остановить и помочь ему.
– Помочь? – криво усмехнулась Исида. – Вы не хотите ему помочь. Вы хотите, чтобы он был обвинен и наказан – и все это из-за его отца. Да, из-за отца!
Ева взглянула на папку. Обычная папка, а в ней – ужасные снимки ужасных смертей.
– Вы ошибаетесь. – Теперь она говорила тихо, словно сама с собой. – Я бы очень хотела, чтобы он оказался невиновен. Именно из-за его отца. – Ева пристально посмотрела на Исиду. – Думаю, ордер уже готов. Мы произведем обыск в вашем магазине и в вашей квартире. Надеюсь, вы понимаете: все, что мы обнаружим, может быть использовано и против вас.
– Это не важно. – Исида заставила себя встать. – Вы не найдете ничего, что могло бы вам помочь.
– Вы имеете право присутствовать при обыске.
– Нет, я останусь здесь. Я хочу видеть Чеза.
– Не думаю, что вам это удастся. Вы не являетесь ни родственницей, ни законной женой…
– Даллас! – перебила ее Исида. – Ведь у вас есть сердце. Прислушайтесь к нему и позвольте мне увидеть Чеза.
Да, сердце у нее было. И ей больно было смотреть в умоляющие глаза этой женщины.
– Могу дать вам пять минут в комнате для свиданий. – Ева распахнула дверь и сказала уже на ходу:
– Ради бога, уговорите его взять адвоката.


На складе за магазином и в лаборатории наверху было множество бутылочек, коробочек и флаконов – с жидкостями, травами, семенами. Ева нашла записи, сообщавшие о содержимом этих емкостей, и велела все отправить на экспертизу. Кроме того, она нашла ножи – простые и с резными ручками, с длинными лезвиями и с короткими – и попросила проверить, нет ли на них следов крови. Была проверена также одежда – для церемоний и повседневная. Ева старалась ничего не упустить.
Неожиданно под стопкой чистой одежды, которая пахла кедром и розмарином, Ева увидела скомканный окровавленный черный балахон.
– Сюда! – крикнула она своей помощнице. – Сделайте сканирование.
– Отличный образчик, – заметила Пибоди, проводя по балахону портативным сканером. – В основном – на рукавах. Кровь человеческая. Первая группа, резус-отрицательный. Портативным прибором большего не определишь.
– Вполне достаточно и этого. – Ева сунула балахон в пакет, запечатала и наклеила ярлык. – У Вайнбурга как раз была первая группа, резус-отрицательный. – Она взглянула на Пибоди и протянула ей пакет. – Чез повел себя непредусмотрительно, правда?
– Да, лейтенант.
– А у Лобара была вторая группа, резус-положительный. – Ева выдвинула другой ящик. – Продолжайте искать.
Когда они садились в машину, уже наступали сумерки. Ева взяла телефонную трубку и набрала номер.
– Лейтенант Даллас хочет поговорить с доктором Мирой.
– Доктор Мира проводит консультацию, – вежливо ответила секретарша. – Я могу передать ваше сообщение.
– Она уже протестировала Мириам Хопкинс?
– Одну минутку, я проверю записи. – Секретарша, очевидно, куда-то заглянула и ответила:
– Консультация перенесена на завтра, на восемь тридцать утра.
– Почему?
– Испытуемая жаловалась на сильную головную боль. Ее осмотрел терапевт и назначил лечение.
– Кто был дежурным терапевтом? – проговорила Ева сквозь зубы.
– Доктор Артур Саймон. Ева нахмурилась.
– Да этот Саймон при нарыве на пальце прописывает двойную дозу транквилизаторов! – раздраженно пробормотала она.
Секретарша ответила с сочувствием в голосе:
– Мне очень жаль, лейтенант, но мы не успели предупредить доктора Саймона о том, что подследственной предстоит тестирование. Мириам Хопкинс уже дали лекарство, и доктор Мира не сможет с ней работать раньше завтрашнего утра.
– Отлично! Великолепно! Попросите ее, как только она его проведет, сообщить мне результаты. – Ева положила трубку. – Сукин сын. Я поеду, сама на нее посмотрю. Отдайте все в лабораторию, Пибоди, и попросите их поторопиться. После этого вы свободны.
– Вы сегодня вечером будете снова допрашивать Форта?
– Обязательно.
– Лейтенант, я прошу вас... разрешить мне присутствовать при допросе!
– Ваша просьба отклонена, – заявила Ева, заезжая в гараж. – Я сказала, вы свободны. – Она вылезла из машины и направилась к лифтам.
Ева подъехала к дому уже за полночь. Ужасно болела голова. Дом был погружен в тишину. Она тихо вошла, поднялась по лестнице и нисколько не удивилась, увидев Рорка, разговаривающего в спальне по телефону. Невольно прислушавшись, Ева поняла, что Рорк беседует с одним из инженеров.
Сразу вспомнились последние дни их с Рорком медового месяца. Тогда тоже не обошлось Без смерти… “Ничего удивительного, – думала Ева, умываясь ледяной водой. – От нее никуда не скроешься, смерть ходит за мной по пятам".
Она вытерла лицо полотенцем и отправилась в спальню. Сняв ботинки, Ева вдруг поняла, что раздеваться просто нет сил. Она заползла на кровать и улеглась ничком поверх покрывала.
Рорк вполуха слушал своего инженера и смотрел на Еву. Он отлично знал все эти признаки – круги под глазами, бледное лицо, замедленные движения. Она опять доработалась до срыва!
– Об этом мы поговорим завтра, – сказал он и закончил разговор. – У вас, видно, был трудный денек, лейтенант?
Он уселся на нее верхом и начал массировать ей спину и плечи, а Ева даже не пошевелилась.
– Точно помню, что бывало и хуже, – пробормотала она. – Только вот не помню, когда.
– Во всех “Новостях" говорят об убийстве Луи Тривана, – заметил Рорк.
– Стервятники проклятые!
Он расстегнул ее кобуру, снял и отложил в сторону.
– Еще бы: известный адвокат зарезан в роскошном частном клубе. Это всем новостям новость! – Он прошелся по ее позвоночнику. – Надин несколько раз звонила.
– Она и в участок звонила. У меня нет на нее времени.
– Угу. – Рорк вытащил ее рубашку из джинсов и стал массировать спину Евы ребром ладони. – Интересно, ты случайно туда вошла именно в тот момент или это входило в программу развлечений?
– Нет, случайно. Если бы этот идиот швейцар не… – Ева запнулась. – Я опоздала. Она успела его прирезать. Но продолжала разделывать – точно мясник. И тогда же назвала имя Чарлза форта.
– Это тоже известно.
– Естественно! – вздохнула Ева. – Очередная утечка информации…
– Он под стражей?
– Мы его допрашиваем. Вернее, я допрашиваю. Он все отрицает. Представляешь, я нашла у него в квартире неопровержимые улики, но он продолжает все отрицать.
«Отрицает, – подумала Ева. – А вид у него испуганный, растерянный…»
– Черт возьми! – Она уткнулась лицом в покрывало. – Черт возьми!
– Успокойся. – Рорк поцеловал ее в макушку. – Давай тебя разденем и уложим в кроватку.
– Не надо со мной нянчиться.
– А ты попробуй меня остановить!
Ева начала сопротивляться, но внезапно поняла, что только это ей и нужно. Обхватив Рорка обеими руками, она уткнулась ему в плечо и крепко зажмурилась, чтобы отогнать навязчивые видения.
– Ты всегда со мной, – прошептала она. – Даже когда тебя нет рядом.
– Мы с тобой больше не одиноки. Ни ты, ни я. – Рорк усадил ее к себе на колени. – Поговори со мной. Ты ведь думаешь не только об уликах и убийстве. Есть что-то еще.
– Я плохой человек! – неожиданно для себя выпалила Ева. – Я хороший полицейский, но человек – плохой. И не могу быть хорошей.
– Что за глупости, Ева!
– Нет. Это правда. Ты просто не хочешь этого видеть, вот и все. – Она взглянула ему в глаза. – Когда любишь кого-то, с мелкими недостатками миришься, а крупных стараешься не замечать. Не хочешь знать, каков на самом деле человек, к которому ты привязан.
– Так какова же ты на самом деле?
– Я сегодня пропустила Форта через мясорубку! Не в физическом, естественно, смысле. – Она откинула со лба волосы. – Психологически. И я сделала это сознательно. Хотела, чтобы он все рассказал и я могла бы спокойно закрыть дело. А когда у Пибоди хватило духа сказать, что ей не нравится, как я веду допрос, я ее отчитала. Велела отправляться домой, а сама снова взялась за Форта. Рорк помолчал несколько секунд. Потом встал и начал разбирать постель.
– Так, дай-ка соображу… Ты оказалась на месте преступления сразу после убийства и убийцу отправила за решетку. Но она обвинила Чарлза Форта в подстрекательстве и в совершении других убийств. И все это всего через несколько дней после того, как ты нашла обезображенное тело у себя на пороге.
– Но я же прекрасно знаю, что это не имеет отношения лично ко мне!
– Прошу прощения, лейтенант, Тю это чушь. Так не бывает. Далее. – Рорк начал расстегивать рубашку. – Ты вызываешь на допрос Чарлза Форта – человека, которого имеешь серьезные основания подозревать в совершении нескольких зверских убийств. Ты ведешь жесткую игру, которую твоя помощница, человек способный, но не имеющий такого, как у тебя, опыта, не одобряет. Она не видела, как эта девушка разрезает человека на куски, а ты видела. В “Новостях" об этом рассказывалось подробно, так что я могу себе представить, что тебе пришлось пережить. И когда Пибоди усомнилась в правильности твоих действий, ты отослала ее домой, чтобы она тебе не мешала. Я правильно все описал?
Ева, нахмурившись, смотрела на него.
– Ты напрасно стараешься меняя оправдать. Тебя послушать, так я – просто ангел во плоти. Но это не правда.
– Разумеется, не правда. – Рорк снял брюки и нырнул под одеяло. Привлек Еву к себе. – Я скажу, какой из этого следует вывод. Ты – хороший полицейский. Преданный делу, справедливый и благородный. И поэтому мне лучше развестись с тобой и зажить своей жизнью. – Он положил ее голову себе на плечо. – По-видимому, до сих пор я был слеп, не видел самых отвратительных черт твоего характера.
– Рорк, прекрати! Я чувствую себя полной идиоткой.
– Очень хорошо. Именно эту цель я и преследовал. – Он поцеловал ее в висок и выключил свет. – А теперь – спать.
Ева устроилась поудобнее и, засыпая, сказала:
– Пожалуй, развода я тебе не дам.
– Почему?
– Ни за что не откажусь от настоящего кофе!


Ева вошла в кабинет ровно в восемь. Перед этим успела заскочить в лабораторию, чтобы поторопить экспертов с результатами. Переступив порог кабинета, она увидела Пибоди, стоявшую у стола.
– Вы пришли рано, сержант, – заметила Ева. – Ваш рабочий день начинается через тридцать минут. – Она вопросительно посмотрела на Пибоди.
– Я хотела поговорить с вами, лейтенант, до того, как приступлю к работе. Ева пожала плечами.
– Хорошо. Кстати, выглядите вы отвратительно, – добавила она.
Пибоди смотрела прямо перед собой. Она отлично знала, как выглядит. И не могла ни есть, ни спать. Те же симптомы, что и по окончании неудачного романа, но на сей раз ситуация была еще хуже – хуже, чем разрыв с мужчиной.
– Я бы хотела принести вам извинения, лейтенант. За высказывания, которые я позволила себе после допроса Форта. Это было нарушением субординации. Я не имела права обсуждать ваши методы. Надеюсь, подобная несдержанность не повлечет за собой мое отстранение от дела.
Ева села на жалобно скрипнувший стул.
– Это все, сержант Пибоди?
– Да, лейтенант. Но я…
– Если вы хотите еще что-то сказать, говорите по-человечески. Рабочее время еще не началось, протокол не ведется.
Пибоди расправила плечи, но в жесте этом было скорее признание своего поражения.
– Мне очень жаль. Я просто не могла смотреть на его терзания. Не могла отстраненно и объективно оценивать ситуацию. Я не хочу верить, что он виновен. Вернее, не могу. И это повлияло на мою точку зрения.
Ева тяжело вздохнула.
– Все мы далеко не всегда способны быть объективными. Я тоже была не вполне объективна, поэтому слишком бурно реагировала на ваши замечания. За что приношу вам свои извинения.
Пибоди, удивленная таким поворотом событий, почувствовала несказанное облегчение.
– Так вы не отстраните меня от расследования?
– Я в вас слишком много вложила. Пибоди зажмурилась и помотала головой, стараясь прийти в себя.
– Значит, мы эту проблему решили? Ева широко улыбнулась.
– А где мой кофе? – спросила она и стала прослушивать сообщения на автоответчике.
«Даллас, ну хоть что-нибудь! Готова подъехать в любое место в любое время. Позвоните мне!»
– Ну уж нет, Надин, – пробормотала Ева и промотала три следующих сообщения – от нее же.
Далее следовало сообщение медэкспертов о результатах вскрытия. Ева велела распечатать его. Последним был звонок из лаборатории. На балахоне оказалась кровь Вайнбурга.
– Не верю, – тихо сказала Пибоди. – Ну почему я не верю?! Все ведь сходится! – Она зябко поежилась. – Все сходится.
– Мы предъявим ему обвинение и заключим под стражу. – Ева потерла пальцем переносицу. – Убийство первой степени. Вайнбург. Обвинение в подстрекательстве к убийству Тривана пока придержим – пусть Мира сначала проведет тестирование. Пибоди, пусть его приведут на допрос. Посмотрим, что еще мы сможем ему предъявить.
– Но при чем тут Алиса? – спросила Пибоди. – И Фрэнк?
– Это не он. Чез здесь ни при чем.
– Разные исполнители? Вы думаете, это все-таки дело рук Селины?
– Убеждена. Но это нам еще предстоит доказать.


Все утро она читала рапорты, составляла новые. К двенадцати часам, собираясь на новый допрос Форта, Ева решила изменить тактику.
Она внимательно оглядела его адвоката – молодую женщину с грустными глазами, которая, судя по всему, совсем недавно закончила университет. И узнала в ней одну из присутствовавших на церемонии в лесу.
«Адвокат-колдунья… – подумала Ева. – Интересно, это не считается совмещением двух профессий?»
– Вы сами выбрали адвоката, мистер Форт?
– Да. – Лицо у него было землисто-серое, под глазами круги. – Лейла согласилась мне помочь.
– Очень хорошо. Вы обвиняетесь в убийстве, мистер Форт.
– Я обратилась с просьбой провести слушание и выпустить моего клиента под залог, – сказала Лейла, протягивая Еве бумаги. – Заседание назначено на сегодня, на два часа дня.
– Его под залог не отпустят. – Ева передала бумаги Пибоди.
– Я даже не знаю человека, который был убит, – сказал Чез. – До того вечера я его не видел. Кроме того, я там был с вами…
– Из этого следует лишь то, что вы находились на месте преступления и имели возможность его совершить. Мотив? Вы слышали нашу беседу и знали, что он готов заговорить. Его кровь – не первая, не так ли, мистер Форт?
– Я ничего об этом не знаю. – Голос его дрогнул; сделав глубокий вдох, он коснулся руки Лейлы, словно в поисках поддержки. Их пальцы сплелись, и Чез заговорил увереннее:
– Я никогда в жизни не причинял никому зла. Это противоречило бы всему, во что я верю. Я уже говорил вам, что ничего от вас не скрываю. Я верил, что вы способны это понять.
– У вас есть черный балахон? Шелковый, длинный?
– У меня много балахонов. Но черных нет.
Ева подала Пибоди знак, и та положила на стол пакет.
– Вы его не узнаете?
– Это не мое. – Чез как будто успокоился.
– Вот как? Тогда почему эта вещь оказалась в спальне квартиры, в которой вы проживаете вместе с Исидой? Балахон лежал в комоде под другой одеждой. На нем кровь, мистер Форт. Кровь Вайнбурга.
– Нет! – отшатнулся он. – Это невозможно…
– Это факт. Ваш представитель может ознакомиться с заключением экспертов. Может быть, его опознает Исида? Это должно... освежить ее память.
– , Она не имеет к этому никакого отношения. – Чез вдруг пришел в ужасное волнение. – Неужели вы подозреваете ее в…
– В чем? – тут же спросила Ева. – В том, что она была вашей сообщницей? Она живет с вами, работает с вами, спит с вами. Даже если она только покрывала вас, она должна нести ответственность.
– Ее нельзя в это впутывать! Она не должна через это проходить. – Он оперся дрожащими руками о стол и наклонился к Еве. – Прошу вас, оставьте ее в покое. Обещайте мне это – и я скажу вам все, что вы захотите от меня услышать.
– Чез! – Лейла встала и положила ему руку на плечо. – Сядь. Ничего больше не говори. Мой клиент в настоящее время не может ничего больше сказать, лейтенант. Мне надо переговорить с ним наедине.
Ева взглянула на Лейлу – и не узнала ее. Перед ней сейчас была собранная и рассудительная женщина.
– Я не собираюсь с вами торговаться, адвокат. – Ева встала и подала знак Пибоди. – Но если он признается во всем, ему грозит только психиатрическая клиника, а не одиночная камера. Подумайте об этом.
Выйдя из комнаты, Ева вполголоса выругалась.
– Она его уговорит. Чез сделает все, что она ему скажет, потому что он очень напуган. – Ева прошлась по коридору. – Мне надо поговорить с Мирой. Она уже должна была провести тестирование. А вы, Пибоди, свяжитесь с прокурором. Нам нужен кто-то из его команды: пусть поговорят с адвокатом Чеза.
– Он сломался из-за Исиды. – Пибоди оглянулась на дверь, за которой сидел Чез. – Судя по всему, он любит ее по-настоящему.
– Любовь бывает разная.
– Не могу понять, зачем он занимался сексом с Мириам.
– И секс бывает разный. Иногда это... чистейшая манипуляция. – Ева пошла звонить доктору Мире.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жертвоприношение - Робертс Нора



бррр... мурашки по коже от всех этих оккультных обрядов - гадания, песнопения, жертвоприношения Сатане... но добро всегда побеждает зло
Жертвоприношение - Робертс НораОльга Сергеевна
17.06.2012, 13.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100