Читать онлайн Жертвоприношение, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертвоприношение - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.65 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертвоприношение - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертвоприношение - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Жертвоприношение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Домой Ева приехала в отвратительном настроении. Особняк Вайнбурга она перевернула сверху донизу. Три часа они с Пибоди рылись в шкафах и ящиках столов, просматривали файлы на компьютере, прослушивали сообщения на автоответчике. Ева обнаружила две дюжины практически одинаковых темных костюмов и туфли, начищенные до такого блеска, что в них можно было смотреться, точно в зеркало. Обнаружила невыносимо скучное собрание компакт-дисков. Имелся у Вайнбурга и сейф, в котором лежали две тысячи наличными, десять тысяч кредитками и огромная коллекция видеокассет с жестким порно – последняя находка многое объясняла в характере Вайнбурга.
Дневника он не вел, в записной книжке имелись только имена и даты, а о самих встречах, личных или деловых, не было ни слова. Счета Вайнбург содержал в идеальном порядке, что вполне естественно для человека, занимавшегося банковским делом. Ева, однако, заметила, что в течение последних двух лет Вайнбург раз в два месяца снимал со счета значительные суммы, проводя их как личные расходы. Теперь ей стало понятно, на чем основывалось благосостояние Селины.
Также раз в два месяца, причем именно по тем дням, когда он снимал деньги со счета, Вайнбург назначал с кем-то встречи, обычно поздно вечером. Но это, увы, не являлось убедительным доказательством того, что он был членом секты Селины Кросс.
Имя ее не упоминалось ни разу.
Вайнбург был разведен, бездетен, жил один. Ева поговорила с соседями и выяснила, что общительностью он не отличался. Гости к нему приходили редко, но никто из соседей любопытством не страдал или просто не желал связываться с полицией, так что описания гостей Ева не добилась.
Она вышла из особняка с ощущением, что время потрачено впустую. При этом Ева была совершенно уверена в том, что Вайнбург являлся членом секты Кросс, что он платил ей – сначала деньгами, а потом заплатил жизнью. Но никаких доказательств всего этого не имелось.
По дороге домой она вспомнила о Фини, о том, что он ей наговорил, и настроение у нее вконец испортилось. Ева понимала: то, что она сделала, – хуже предательства. Хотя она вела себя именно так, как он ее учил, как должен вести себя хороший полицейский: выполняла приказы начальства, занималась своим делом…
Теперь они с Фини уже не друзья. Взвесив все, она предпочла работу, а душевные порывы отринула. “Он сказал, что у меня нет души, – вспомнила Ева и вздрогнула, словно от удара. – Наверное, он прав…"
Ева вошла в холл, и тут же к ней кинулся кот. Не обращая на него никакого внимания, она направилась к лестнице, когда перед ней неожиданно появился Соммерсет.
– Рорк пытался с вами связаться.
– Да? Я была занята. – Она отпихнула Галахэда ногой. – Он здесь?
– Пока нет. Но вы можете позвонить ему в офис.
– Я подожду, когда он вернется. – Ей вдруг захотелось выпить, причем чего-нибудь покрепче, чтобы забыться. Но она решила, что подобные желания надо в себе подавлять. – Кроме Рорка, меня ни для кого дома нет. Ясно?
– Вполне, – кивнул Соммерсет.
Когда она удалилась, дворецкий взял кота на руки и стал его гладить, чего никогда не позволял себе в чьем-либо присутствии.
– Лейтенант очень расстроена, – пробормотал он. – Пожалуй, надо нам позвонить.
Галахэд благодарно мурлыкнул. Они с Соммерсетом питали друг к другу взаимную привязанность, но держали ее в секрете.
Ева была бы крайне удивлена, если бы узнала об этом. Но сейчас она не думала ни о коте, ни о дворецком. Поднявшись по лестнице, она прошла мимо бассейна в гимнастический зал. Физические нагрузки всегда заставляли ее забыть о душевных муках.
Стараясь не думать ни о чем, Ева переоделась в черное трико, включила компьютер и задала программу полной нагрузки. Стиснув зубы, она начала выполнять команды – приседать, прыгать, отжиматься, подтягиваться, – а потом встала на беговую дорожку.
Тоска, однако, не проходила. “Бежать-то ты можешь, – думала она, – только вот спрятаться негде". Сердце стучало как бешеное, пот струился ручьями, нервы же по-прежнему были напряжены до предела. “Пожалуй, – решила Ева, – надо заняться борьбой".
Раньше она никогда не тренировалась с роботом – эта игрушка появилась у Рорка совсем недавно и была изготовлена по спецзаказу. Когда Рорк показывал ей, как она работает, можно было подумать, что они очутились в двадцать первом веке.
Ева включила это чудо техники. Робот открыл глаза и вежливо осведомился:
– Хотите провести бой?
– Хочу, парень.
– Бокс, карате, кун-фу – что пожелаете? Контактный или бесконтактный бой?
– Рукопашная! – решила Ева. – Контактный бой.
– Раунды на время?
– Ну нет. Будем биться, пока один другого не уложит. – Она дала ему сигнал приступать.
– Принято, – отреагировал робот. Он включил самопрограммирование, и внутри у него что-то загудело. – Я тяжелее вас приблизительно на семьдесят фунтов. Если хотите, можем…
Ева, не дослушав, нанесла ему удар в челюсть.
– Вот так. Устроит?
– Как вам будет угодно. – Робот занял оборонительную позицию. – Вы не сообщили, желаете ли звуковое сопровождение. Оскорбления, угрозы… – Она заехала противнику в пах, и он отшатнулся. – Имеются также крики и стоны.
– Давай уж нападай!
Робот так и поступил, – причем атаковал настолько стремительно, что Ева едва не потеряла равновесие. “Так-то лучше", – подумала она, нанося ответный удар.
Робот блокировал ее удар и, сменив позицию, сдавил рукой шею Евы. Она двинула его локтем в живот и перекинула через плечо, но робот тотчас же поднялся и снова принял боевую стойку. В следующее мгновение его кулак угодил ей в солнечное сплетение, так что у Евы перехватило дыхание. Согнувшись пополам, она ударила противника головой в живот.
Несколько минут спустя в зале появился Рорк. В этот момент его жена, пролетев по воздуху метров пять, снова ринулась в бой. Он прислонился к дверному косяку и стал наблюдать за ходом схватки.
Ева, казалось, не замечала Рорка. Сейчас она не думала ни о чем, кроме боя. Во рту у нее появился металлический привкус крови. Она снова атаковала противника, наносила удар за ударом; в нее словно вселилась первобытная ярость. Робот медленно отступал под ее ударами.
Рорк начал беспокоиться. Ева дышала шумно и прерывисто, но бой не прекращала. Наконец робот опустился на колени, и Ева занесла руку для последнего удара.
– Остановить программу! – приказал Рорк, хватая Еву за локоть. – Так ты его сломаешь, – добавил он. – Не стоит его добивать.
Ева наклонилась, уперлась ладонями в колени и попыталась отдышаться. Сейчас она не испытывала никаких эмоций, кроме желания добить противника.
– Прости, кажется, я увлеклась. – Она взглянула на робота, который так и стоял на коленях – рот приоткрыт, глаза бессмысленные, как у куклы. – Надо его поставить на профилактику.
– Не волнуйся, – Рорк хотел развернуть ее лицом к себе, но она вырвалась и потянулась к полотенцу. – У тебя боевое настроение?
– Я просто хотела сбросить напряжение.
– Возможно, я смогу быть полезным? – усмехнулся он. Ева отбросила полотенце и почувствовала, что успокаивается. Но тут же вновь навалилась тоска.
– Да что с тобой, Ева? Что случилось?
– Ничего. Просто день был трудный. – Она взяла бутылку минералки. – У Вайнбурга не нашли ничего интересного. Но я так и предполагала. А еще я консультировалась с доктором Мирой. У нее дочь – викканка, представляешь?
«Она расстроена не из-за работы», – понял Рорк.
– Так что же с тобой?
– Разве тебе мало? Понимаешь, раз у Миры дочь викканка, я не могу рассчитывать на то, что получу абсолютно объективную консультацию. Потом еще Пибоди… Она сильно простудилась, у нее голова забита соплями, так что мне приходится все повторять дважды.
«Я слишком много говорю», – подумала Ева. Казалось, слова помимо ее воли срывались с губ.
– Что мне толку от чихающей, сопливой помощницы? Да, еще репортеры… Они пронюхали про Вайнбурга и про то, что мы с тобой были на месте преступления. Эти шакалы звонили мне весь день. Всюду утечка информации. Фини вот узнал, что я вела расследование тайком от него.
«А, – подумал Рорк, – вот оно что…»
– Он очень обиделся?
– Как он мог не обидеться? – Голос Евы предательски дрогнул. – Он мне доверял. А я ему солгала.
– Но у тебя не было выбора.
– Выбор есть всегда, – отрезала Ева и швырнула полупустую бутылку на пол. – Всегда есть, – повторила она. – И я свой сделала. Я знала, как он относился к Фрэнку и к Алисе, но я все от него скрыла. Исполняла приказ. Делала то, что положено. – Она почувствовала, что не может справиться с душевной болью и тоской. – Фини прав, прав во всем. Я могла, должна была прийти к нему!
– Разве тебя этому учили? Разве он сам учил тебя этому?
– Он меня... сделал, – сказала Ева. – Я очень многим ему обязана. Поэтому я должна была сказать ему, что происходит.
– Нет. – Рорк шагнул к ней, обнял за плечи. – Нет, не должна.
– Должна! – выкрикнула Ева. – Господи, ну почему я этого не сделала?! – И тут ее прорвало. Она закрыла лицо ладонями и разрыдалась. – Боже мой, ну что мне теперь делать?
Рорк склонился над ней. Ева плакала очень редко, и плач ее означал, что она на грани нервного срыва.
– Ему нужно время, Ева. Он же полицейский. И он все поймет. Надо только подождать.
– Нет! – Она вцепилась в его рубашку. – Он так на меня смотрел… Я потеряла его, Рорк! Потеряла! Уж лучше бы меня выгнали из полиции…
Он гладил Еву по спине и думал о том, какие же сильные чувства ее одолевают. Она столько лет держала все в себе, и теперь, когда что-то вырывается наружу, это походит на бурю.
– Черт подери! – выдохнула Ева. Голова у нее раскалывалась, в горле першило. – Терпеть не могу плакать.
Все равно не помогает.
– Очень даже помогает. – Он погладил ее по волосам, коснулся пальцем подбородка. – Тебе надо поесть и как следует выспаться, и тогда ты сможешь сделать то, что нужно.
– А что нужно?
– Нужно довести дело до конца и закрыть его. Тогда все неприятности останутся позади.
– Ага. – Она прижала ладони к горящим щекам. – Опять эта проклятая работа…
– Справедливость должна восторжествовать, разве нет?
Она посмотрела на него. Глаза у нее все еще были красными от недавних слез.
– Да, черт подери! Должна.


Есть она не стала, да Рорк ее и не уговаривал. Бывали и в его жизни тяжелые минуты, и он знал, что еда от горя не лечит. Рорк подумал, не уговорить ли ее принять успокоительное, но он знал, что Ева ни за что на это не пойдет. К счастью, она рано отправилась спать, а Рорк извинился и сказал, что ему надо кое-чем заняться в кабинете. На самом деле ему нужно было на пару часов отлучиться, и он решил, что успеет вернуться до того, как она проснется.
У Фини он раньше никогда не бывал. Капитан жил в многоквартирном доме, далеко не новом, но с хорошей охраной. Опасаясь, что Фини откажется с ним разговаривать, Рорк не стал звонить – при помощи отмычки он открыл замок и вошел в подъезд.
В крошечном холле стоял запах какого-то инсектицида, и Рорк решил, что обязательно выяснит, не тараканов ли морили: ведь владельцем здания был он.
Поднявшись на лифте на третий этаж, Рорк заметил, что в коридоре ковер вытерся, и подумал, что пора его заменить. Лампы под потолком светили ярко, стены в доме были толстыми, и поэтому Рорк не слышал, что происходило в квартирах. Впрочем, кое-что все же слышал. Откуда-то доносилась музыка; за одной из дверей смеялись, за другой – заплакал ребенок. “Всюду жизнь идет своим чередом", – подумал Рорк и позвонил в дверь Фини.
Он стоял перед “глазком" и смотрел прямо перед собой. Наконец послышался голос Фини.
– Какого черта вам надо? – проворчал капитан. – Решили понюхать трущобной жизни?
– Мне не кажется, что это здание можно назвать трущобой.
– Ну, по сравнению с дворцом, в котором обитаете вы, все дома – трущобы.
– Вы собираетесь обсуждать разницу в наших жилищных условиях через дверь или все-таки впустите меня?
– Я спросил: что вам надо?
– Вы отлично знаете, зачем я пришел. Неужели у вас не хватает духу встретиться со мной лицом к лицу, а, Фини?
Как и рассчитывал Рорк, это возымело эффект – дверь распахнулась. Фини стоял в Проеме, и лицо его пылало праведным гневом.
– Мои дела вас не касаются, черт возьми!
– Ошибаетесь. – Рорк казался абсолютно невозмутимым. – Это меня очень даже касается. Меня – но не ваших соседей.
Фини, стиснув зубы, отступил.
– Ладно, входите. Говорите то, что собирались сказать, и убирайтесь.
– Ваша жена дома? – спросил Рорк, когда Фини с грохотом захлопнул за ним дверь.
– Она пошла к приятельнице. – Фини стоял, наклонив голову – ни дать ни взять бык, готовый к бою. – Если хотите подраться – приступайте. С удовольствием набью вам морду.
– Господи, как же вы с Евой похожи, – пробормотал Рорк, покачав головой.
Он прошел в гостиную – довольно уютную, что сразу же отметил. На экране шла компьютерная игра, футбол. Звук был выключен, и мяч в полнейшей тишине летал туда-сюда.
– Какой счет?
– Мои ведут два – один. – Фини поймал себя на том, что вот-вот предложит Рорку пива, и мысленно одернул себя. – Она вам все рассказывала, да? Посвятила во все подробности?
– Заметьте, ей никто не приказывал этого не делать.
Она думала, что я ей помогу.
«Этот поможет! – с горечью подумал Фини. – Ее богатенький муженек поможет, а тот, кто был ее учителем, а потом партнером, нет. Тот, кто проработал с ней бок о бок десять лет…»
– Все равно вы штатский, – проворчал капитан:
И тут же добавил:
– И Фрэнка вы не знали.
– Не знал. Но Ева знала. Она очень переживала. Мы работали вместе, я и Фрэнк. Мы дружили. Семьями. Она не имела никакого права вести это расследование за моей спиной! Вот я и сказал ей все, что думал.
– Я в этом не сомневаюсь. – Рорк, отвернувшись от экрана, взглянул Фини прямо в глаза. – И теперь она места себе не находит.
– Вот и прекрасно, пусть немного помучается. Фини взял со стола открытую бутылку пива и приложился к ней, хотя и понимал, что Горечи в душе пивом не заглушить. Несмотря на то что капитан был вне себя от гнева, он помнил тоску в глазах Евы. Но сейчас велел себе об этом не думать.
– Она оправится и будет продолжать делать свое дело. Но только без меня.
– Я сказал вам, что она места себе не находит, – заметил Рорк. – И это действительно так. Как давно вы ее знаете, Фини? Десять лет, одиннадцать? Часто вы видели, что она не может собраться с силами? Думаю, такие случаи можно по пальцам пересчитать. Так вот, сегодня вечером она была именно в таком состоянии. – Рорк сделал глубокий вдох, понимая, что гнев здесь не поможет. Ни ему, ни Фини. – Вы хотели ее раздавить? Что ж, в этом вы преуспели.
– Я просто сказал, что думаю, вот и все, – пробормотал капитан. Тоскливое чувство вины уже подбиралось к нему. Он со стуком поставил бутылку на стол. – Полицейские всегда стоят горой друг за друга, иначе и быть не может. А она рылась в делах Фрэнка. Она должна была прийти ко мне.
– Вы ее этому учили? – спросил Рорк. – Хотели сделать из нее именно такого полицейского? Разве вы никогда не получали от Уитни приказы, которые вам было неприятно выполнять? – продолжал он, не давая Фини вставить хоть слово. – Не вы страдали от этого?
– Нет, – с горечью в голосе произнес Фини. – Не я. – Он сел, демонстративно включил звук и уставился на экран.
«Упрямый ирландец, сукин сын! – подумал Рорк. – А ведь я уже готов был ему посочувствовать».
– Однажды вы оказали мне услугу, – медленно проговорил он. – Когда я только познакомился с Евой и обидел ее, потому что не правильно понял ситуацию. Тогда вы мне все объяснили. Теперь я хочу оказать вам такую же услугу.
– Я в ваших услугах не нуждаюсь!
– Тем не менее я вам ее окажу. – Рорк уселся в кресло, вытянул ноги и отхлебнул пива из почти опустевшей бутылки. – Что вы знаете о ее отце?
– О ком? – с озадаченным видом спросил Фини, поворачиваясь к Рорку. – Какое это, черт возьми, имеет значение?
– Это имеет значение для каждого, кому она небезразлична! Вы знаете, что он ее бил, истязал, насиловал?
Ей было тогда восемь лет.
Фини стиснул зубы и выключил звук. Он знал, что Еву нашли на улице – восьмилетнюю девочку, избитую и изнасилованную. Это было в ее личном деле, а он знакомился с личными делами всех, с кем ему приходилось работать. Но он не знал, кто это сделал. У него имелись подозрения, но точно он не знал.
– Мне очень больно это слышать. Она никогда об этом не рассказывала.
– Она и не помнила этого. Вернее, помнила, но не разрешала себе вспоминать. У нее до сих пор бывают ночные кошмары.
– Зачем вы мне это рассказываете?
– Она бы тоже задала этот вопрос и вряд ли одобрила , бы меня. Но я хочу, чтобы вы не забывали: она сама сделала себя тем, чем является сейчас, и вы помогли ей в этом. Она за вас жизнь отдаст, и вам это отлично известно.
Фини пожал плечами.
– Полицейские всегда стоят друг за друга горой. Работа у нас такая.
– Я говорю не о работе. Она вас любит, а этой чести удостоились немногие. Ей трудно бывает выказывать свои чувства. Какая-то частичка ее души всегда ждет предательства, удара исподтишка. Десять лет вы были для нее отцом, Фини. Она не заслужила нового удара. Рорк встал и, не сказав больше ни слова, вышел. Оставшись один, Фини долго сидел не шелохнувшись.


Ева проснулась в шесть пятнадцать и зажмурилась от солнечного света – Рорк не любил просыпаться с задернутыми шторами. Ей удавалось задернуть их только в тех случаях, когда она ложилась позже его.
Она чувствовала себя уставшей и разбитой. “Наверное, спала слишком долго", – решила Ева и хотела уже подняться с кровати, но Рорк обнял ее за плечи и потянул обратно.
– Погоди, – произнес он хриплым со сна голосом.
– Я уже проснулась. Хочу начать день пораньше. – Она попыталась вывернуться. – Я провалялась в постели девять часов! Мне вредно столько спать.
Рорк приоткрыл глаза, взглянул на нее и сразу понял, что она не отдохнула.
– Ты же детектив, – сказал он. – Уверяю тебя, если ты как следует поразмыслишь, то сообразишь: в постели не только спят. – Он усмехнулся и прижал ее к себе. – Даю первую подсказку.
Рорк находился в полной боевой готовности и с легкостью вошел в ее влажное лоно.
– Кажется, я уже сообразила, – улыбнулась Ева, подстраиваясь под его ритм.
– Ты вообще на редкость сообразительная. – Рорк легонько коснулся губами ее подбородка. – Обожаю это местечко. И это тоже, – добавил он, и рука его скользнула к ее груди.
Еве стало так легко, так приятно…
– Когда доберешься до того, что тебе не нравится, обязательно сообщи, – снова улыбнулась она и обхватила его плечи обеими руками.
Рорк был такой крепкий, такой теплый; она слышала, как бьется его сердце, и это успокаивало ее. На нее накатывали волны блаженства, ласкающие тело, утешающие… – Оргазм обрушился на нее внезапно. Почувствовав, что и Рорк испытывает то же самое, Ева прижалась щекой к его щеке.
– Ты дал мне сладкий пирожок? – улыбнулась она.
– Хм-м?
– Ну, знаешь, говорят: “Съешь пирожок – и тебе станет лучше". – Она коснулась пальцами его лица. – Ты хотел, чтобы мне стало лучше?
– Конечно. Мне, например, стало. – Он легонько поцеловал ее. – А вообще-то я хотел тебя. Я всегда тебя хочу.
– Как это смешно! Кажется, у мужчины член просыпается раньше, чем мозг.
– Поэтому мы такие, какие есть. – Он усмехнулся и похлопал ее по спине. – Пойдем примем душ. Я тебя угощу еще одним пирожком.


Через полчаса Ева вылезла из-под душа и начала вытираться. “Да, Рорк – мастер своего дела, – подумала она. – Сначала – ленивая разминка, потом целая буря страстей. И все за одно утро!"
Когда он тоже вылез из-под душа, Ева предупреждающе подняла руку.
– Не приближайся ко мне! Если ты до меня дотронешься, буду обороняться. Я серьезно. У меня куча дел. Напевая что-то себе под нос, Рорк взял полотенце.
– Обожаю заниматься с тобой любовью по утрам. Ты быстро просыпаешься, только если тебе звонят из диспетчерской или если я тебя соблазняю.
– Ничего подобного. Я всегда быстро просыпаюсь. – Она повернулась к зеркалу, пригладила ладонью волосы и, стараясь держаться от Рорка на безопасном расстоянии, потянулась за халатом. – Пойди проверь, какие новости с биржи.
– Непременно, – кивнул Рорк. – Наверное, ты захочешь позавтракать, – добавил он, выходя из ванной. – Я все устрою.
Ева хотела сказать, что не голодна, но тут же сообразила, что, не подкрепившись, не сможет работать в полную силу.
Вернувшись в спальню, она увидела, что Рорк надевает рубашку, не сводя при этом глаз с экрана компьютера. Ева прошла к шкафу и достала серые брюки.
– Прости меня за вчерашнее, – неожиданно сказала она.
Рорк обернулся и удивленно взглянул на нее. Она стояла к нему спиной.
– Ты была сильно расстроена. И у тебя имелись на то основания.
– Во всяком случае, я очень ценю, что ты не дал мне почувствовать себя полной идиоткой.
– А как ты сейчас себя чувствуешь? Ева пожала плечами.
– У меня куча дел. Куча неотложных дел. Ты знаешь, я подумала… – К этому выводу она пришла еще накануне, перед сном. – Если у меня все получится, Фини, возможно, перестанет меня ненавидеть.
– Он не испытывает к тебе ненависти, Ева. – Она промолчала, и Рорк не стал развивать эту тему. – Я решил, что сегодня утром нам с тобой не помешает яичница с ветчиной.
Но сначала он принес ей кофе и поставил кофейник на столик.
– Яичница с ветчиной никогда не помешает. – Ева заставила себя улыбнуться и включила телевизор, “Канал 75".
На экране появился репортер, сообщавший подробности об убийстве Вайнбурга.
«Несмотря на то что всего в нескольких метрах от места преступления находилась лейтенант Ева Даллас, у полиции нет серьезных версий. Расследование продолжается. Это вторая за несколько дней смерть, связанная странным образом с Евой Даллас. На вопрос, имеют ли эти два происшествия нечто общее, Ева Даллас отвечать отказалась…»
– Да слепой ребенок понял бы, что эти дела связаны! – Ева отодвинула тарелку в сторону. – Эта сука Кросс наверняка сидит сейчас в своем гадюшнике и хохочет.
Она вскочила со стула и принялась шагать из угла в угол. Рорк решил, что это хороший знак: Ева злится – значит, перестала себя жалеть. И он стал намазывать рогалик клубничным джемом.
– Я ее выведу на чистую воду, богом клянусь! Надо только доказать, что Вайнбург был с ней связан. Если мне это удастся, все пойдет как по маслу. Может, ордера на обыск ее дома мне и не дадут, но я из нее все кишки вытяну!
– Очень хорошо, – сказал Рорк, вытирая губы салфеткой. – Я тебе с удовольствием помогу.
Ева продолжала ходить по комнате, что-то бормоча себе под нос, а Рорк подошел к столу и взял какую-то дискету.
– Лейтенант!
– Не мешай мне. Я думаю.
, – Тогда не стану нарушать ход твоих мыслей. Я просто хотел сказать, что у меня имеется список членов секты Кросс.
Ева встрепенулась и с изумлением уставилась на Рорка.
– Что?! У тебя есть список членов? Откуда?
– Ты ведь не хочешь знать подробности, правда? – улыбнулся он.
– Нет, не хочу, – поспешно ответила Ева. – Только скажи: Вайнбург в списке значится? – Конечно.
Улыбка ее была ослепительной.
– Я тебя люблю!
– В этом я не сомневаюсь, – ответил Рорк, протягивая ей дискету.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жертвоприношение - Робертс Нора



бррр... мурашки по коже от всех этих оккультных обрядов - гадания, песнопения, жертвоприношения Сатане... но добро всегда побеждает зло
Жертвоприношение - Робертс НораОльга Сергеевна
17.06.2012, 13.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100