Читать онлайн Западня для Евы, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Западня для Евы - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Западня для Евы - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Западня для Евы - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Западня для Евы

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 22

Так как численность технарей в ее команде подавляла не технарей, Ева перенесла совещание в лабораторию.
Суть их работы была ей недоступна, назначение инструментов, аккуратно разложенных на рабочих столах, — неизвестно. Она не смогла бы расшифровать беспорядочные пятна цветовых кодировок; значки, мелькающие на экранах под аккомпанемент тихого гудения слаженно работающих машин, казались ей полной абракадаброй.
Но она знала, что перед ней материализация многих человекочасов работы и невероятной концентрации умственной энергии.
— Вы убьете этот вирус.
— Да, непременно. Он уже умирает. — Рорк бросил взгляд на один из мониторов, заполненный бесконечными рядами кодов и вводов. — Это хитроумный «червяк», но на вид он опаснее, чем на самом деле.
— Значит, он все-таки очень опасен?
— Можно и так сказать, — согласился Рорк. — К счастью, его действие ограниченно, но для большинства персональных компьютеров он смертельно опасен. Мы пытаемся проследить причастность Спарроуза к его зарождению.
— Тут основная заслуга принадлежит Токимото, — вставила Рива.
— Я же работаю не один, — скромно отмахнулся Токимото. — И мне бы в голову не пришло исследовать эту возможность, если бы не предоставленные мне данные.
— Спарроуз как раз на это и рассчитывал, — задумчиво произнесла Ева. — Он создал вирус и поручил Бисселу сыграть двойного агента. ОБР верит, что вирус у «Бригады Судного дня», «Бригада» верит, что вирус у ОБР. И обе стороны, которые он водит за нос своей дезинформацией, верят, что вирус куда мощнее, чем на самом деле. Обе стороны выкладывают большие деньги. А Биссел через Кейд перекачивает эти деньги — во всяком случае, добрую их половину — обратно Спарроузу.
— Хорошая афера, — прокомментировал Рорк. — В краткосрочной перспективе она могла бы стать безупречной. Но было бы умнее с его стороны не размахиваться так широко. Например, втянуть в торг за вирус пару частных корпораций, не привлекая ОБР и другие спецслужбы.
— Честолюбие его заело. А также жадность, — добавила Ева. — Он получает данные о работе над вирусом «Рорк индастриз», и это дает ему возможность вовремя прикрыть свою задницу, если ваш исследовательский отдел подберется к нему слишком близко.
— Да, это тоже хороший ход. — Не отрывая глаз от мелькающих на экране кодов, Рорк понял, что решение уже рядом. — Но его кругозор был узок. Он верил, что сможет все контролировать, не пачкая рук в крови, и удерживать Биссел а на коротком поводке, пока в нем еще есть надобность.
— Трус. — Ева вспомнила, как Спарроуз рыдал и выл в больничной палате. — Очень скоро он оказался в ловушке. Биссела шантажирует брат, ему нужно все больше и больше денег. Кейд тоже требует большего. А «Рорк индастриз» подбирается все ближе к тому, чтобы положить конец его выгодному предприятию.
— И тогда он дает Бисселу новое задание, которое разом положит конец всем проблемам. — Пибоди покачала головой. — Это выходит за всякие рамки, а Биссел слишком туп, чтобы заметить капкан. Извините, — повернулась она к Риве.
— Без проблем.
— Не просто слишком туп, — добавила Ева, — слишком эгоцентричен. Он живет в мире своих фантазий. Он — агент 007 с лицензией на убийство.
— Ах, вот как! — просияла Пибоди. — Вы тоже запали на Бонда!
— Я всегда аккуратно выполняю домашние задания. Но теперь Биссел увяз по горло. Он не может пожаловаться в ОБР. Он не может обратиться к другой стороне. Он слишком долго выжидал, и бежать уже поздно: все его счета обнаружены и заморожены. Он убил, чтобы остаться мертвым, но и это прикрытие провалено. Он устроил покушение на Спарроуза, но промахнулся. Вместо того чтобы умереть, Спарроуа попал под арест, и теперь он использует все, что у него имеется, чтобы выторговать себе поблажку и закопать Биссела. Биссел уже не агент 007, и вдобавок он растерял всю славу и блеск человека искусства.
— Если можно назвать это дерьмо искусством! — Рива усмехнулась, когда все посмотрели на нее. Слушайте, не один только Блэр умеет притворяться. Мне его поделки никогда не нравились. — Она повела плечами, словно сбрасывая тяжесть. — Как хорошо, что можно сказать об этом вслух! И вообще я начинаю чувствовать себя хорошо во всех отношениях!
— Погодите радоваться, он еще заявит о себе, — предупредила Ева. — Но сначала ему надо зализать свои раны, самоутвердиться, обрести какую-то почву под ногами. Рива, вы говорили, что он искренне одержим своим творчеством?
— Да. В этом отношении он просто не мог притворяться. Он работал годами, учился, добивался своей цели. Он целыми днями потел над каждой новой скульптурой, не ел и не спал, когда входил в рабочий ритм. Может, мне и не нравились его работы, но сам он вкладывал в них всю душу — всю свою черную, подлую, прогнившую душу! Я еще какое-то время буду изливать яд, — пояснила Рива, смутившись. — И отпускать всевозможные дешевые остроты в его адрес. — Она снова усмехнулась. — Это я так, к сведению.
— Я думаю, это признак выздоровления, — вмешался Токимото. — И по-человечески это совершенно понятно.
— Значит, его искусство, как к нему ни относиться, для него важно. Они могут отнять у него роль агента 007, но он был и остается художником, — подытожила Ева. — Он все еще может творить. Макнаб, проведи поиск квартиросъемщиков в «Утюге». Ищи любые связи с Бисселом.
— Ну, конечно! — пробормотал Рорк. — Я вам помогу, Йен, — сказал он, не сводя глаз с Евы. — Ему хочется быть поближе к своей работе. Здесь он хозяин, здесь он чувствует свое превосходство. Если он снимал еще одно помещение в том же здании, Хлоя Маккой наверняка знала об этом. Биссел просто не мог не похвастать, не показать ей, какой он весь из себя важный. «Гляди, крошка, у меня есть потайное убежище. Никто о нем не знает, только ты».
— А потом все пошло наперекосяк, и ему действительно понадобилось убежище, — подхватила Пибоди. — И эта несчастная дурочка умерла только потому, что знала, где оно.
— Лейтенант! — Рорк постучал по экрану, у которого трудился вместе с Макнабом. — Как вам понравится название «ЛеБисс консалтинг»? Думаю, Ле-Бисс — это анаграмма. Биссел.
— Ну да, разумеется! Он хотел сохранить свое имя. Еще одно проявление эго. — Ева наклонилась над плечом Рорка. — Где это?
Он задал команду, и на экране появился план небоскреба «Утюг». Рорк повернул его и увеличил подсвеченный сектор.
— Этажом ниже его галереи. Очень удобно: ему наверняка хватает умения перемещаться с этажа на этаж с минимальным риском. Так что у него наверняка и сейчас есть доступ в собственную мастерскую.
— Скорее всего, работал он именно там, а не в этом загадочном убежище.
— И, думаю, с охраной у него все в порядке. Он мог переменить коды, как это сделал Спарроуз в ночь двойного убийства, а потом уйти, пока туда никто не заглянул. Работал он, скорее всего, по ночам. — Ева рассуждала вслух, ни к кому в особенности не обращаясь. — Да, скорее всего, по ночам, когда все здание закрыто, кабинеты заперты и никто не мог его потревожить. Полиция наверняка туда не заходила: там ведь нет ничего, относящегося к расследованию. Арендная плата внесена. Пока не утрясутся дела с наследством, он может использовать это помещение без особого риска быть замеченным. А когда нужно, и к себе в мастерскую проникать.
— Он обожал свою мастерскую. — Рива подошла к экрану и принялась изучать план. — Я предлагала ему устроить мастерскую дома, но он и слышать об этом не хотел. Теперь я, конечно, понимаю, ему надо было иметь возможность оторваться от меня, уединиться с другими женщинами, с которыми он спал. Но в глубине души я точно знаю: он просто любил свою студию. О черт, как же я была слепа! Мне и в голову не пришло внести ее в список мест, где он постоянно бывал.
— А вам и не надо было. Студия и так числилась в этом списке. Автоматом.
— Да, но она должна была стоять на первом месте. Это было его убежище, и, будь у меня ясная голова, я давно бы уже догадалась, где его искать. Он вечно твердил, что его стимулирует энергия города, что ему это так же необходимо, как тишина и покой нашего дома. Мастерская его заряжала, а дом помогал расслабиться.
— Нам надо будет туда пробраться, — сказала Ева.
— Даллас, — вдруг добавила Рива, — он не стал бы работать только по ночам, если бы его охватило вдохновение. Он не отходил бы от своего очередного шедевра ни днем, ни ночью и, если только я не ошиблась в нем на все сто процентов, даже не думал бы о риске. А если бы и подумал, фактор риска только усилил бы его творческий порыв.
— Отлично. Нам это очень поможет. Мы должны исходить из предположения, что он сейчас там. Точно так же, как мы должны исходить из предположения, что он вооружен и очень опасен. В здании полно гражданских лиц. Нам надо их всех эвакуировать.
Фини, все это время не прерывавший работы над компьютером Маккой, оторвался от стола и поднял голову.
— Ты хочешь очистить здание в двадцать два этажа?
— Да. Причем так, чтобы Биссел об этом не знал. А это значит, что сперва мы должны проверить, там ли он. Не хотелось бы эвакуировать здание в тот самый момент, когда он выйдет в бакалею на углу купить себе бутерброд. Поэтому давайте сначала решим, как нам убедиться, что он на месте, а потом уж будем очищать здание от штатских.
Фини, отдуваясь, откинулся на спинку вращающегося кресла.
— Какие у тебя скромные запросы! Замечание на полях: я извлек кое-какие записи из этой игрушки. Нечто вроде интимного дневника. Столько секса с тем, кого эта юная особа называет Б.Б., что она вогнала бы в краску закаленную профессиональную проститутку. — Фини и сам слегка покраснел, бросив взгляд на Риву. — Извините.
— Это не проблема. Это не проблема! — повторила Рива, и голос ее зазвенел. — Он лгал мне, изменял направо и налево, пытался повесить на меня обвинение в убийстве. Что мне за дело, если какая-то дуреха каталась голышом… — Она замолчала, тяжело переводя дух. В комнате, кроме гудения машин, не было слышно ни звука. — Ну ладно, я сама создаю проблему, стараясь доказать, что ее нет. — Теперь она смотрела прямо в глаза Токимото. — Позвольте мне выразиться так: любовь может умереть. Она уязвима, и ее можно умертвить, какой бы она ни была живой. Моя любовь умерла. Она мертва и похоронена. Я хочу только одного: получить шанс сказать ему прямо в лицо, что он ничтожество. Если мне удастся сделать это, с меня будет довольно.
— Я позабочусь, чтобы вы получили такой шанс, — заверила ее Ева. — А теперь давайте решать, как нам до него добраться.
— Угроза взрыва помогла бы быстро эвакуировать здание, но кто-нибудь может пострадать, — задумчиво проговорила Пибоди. — Люди паникуют, особенно когда просишь их не паниковать и соблюдать спокойствие. Кроме того, он обязательно об этом узнает, даже при полной звукоизоляции.
— Не узнает, если проводить эвакуацию поэтажно. — Ева принялась расхаживать взад-вперед, обдумывая эту мысль. — Нет, не угроза взрыва. Что-нибудь вызывающее раздражение, но не панику. Может, сбой в электричестве?
— Или какая-нибудь утечка. Химикалии, вредные отходы… — предположил Рорк. — Только обязательно нужно говорить в самых общих чертах. Боюсь только поэтажная эвакуация потребует значительного времени и целой армии полицейских.
— Я не хочу привлекать большие силы. Небольшой отряд спецназа для поддержки. Если действовать быстро и слаженно, с эвакуацией управимся за час. Мы обложим его со всех сторон, вот что мы сделаем! — Ева остановилась и еще раз посмотрела на план. — В студии три выхода?
— Совершенно верно. Главный коридор, собственный лифт до вестибюля и грузовой лифт, ведущий на крышу.
— Хорошо, что в «Утюге» нет эскалаторов.
— Они неэстетичны, — усмехнулся Рорк.
— Лифты мы блокируем. Отряд проведем с крыши через грузовой лифт, потом и его заблокируем. Сами войдем через главный коридор. Если мы загоним Биссела в угол, у него не останется возможности для маневра. Разумеется, надо будет разработать тактику для обоих уровней: и для мастерской, и для помещения этажом ниже — вдруг он там? Но мы должны точно знать, где именно он находится, а главное, мы должны его дезориентировать, чтобы он не догадался о нашем приходе.
— Мы можем это сделать.
Ева склонила голову и посмотрела на Рорка.
— Можем?
— Угу. — Он взял ее руку и, усмехаясь прямо в округлившиеся от ужаса глаза Евы, плавно поднес эту руку к губам, прежде чем она успела ее отдернуть. — Лейтенант не любит выражения личных чувств на людях, особенно когда она координирует полицейскую операцию. Именно поэтому я не могу устоять перед искушением.
— Тут кругом слишком много секса, — проворчал Фини.
— Каким образом мы можем определить его положение внутри здания и дезориентировать его? — спросила Ева, мысленно похвалив себя за терпение.
— Давай договоримся так: ты займись выработкой тактики, а эти мелкие нудные детали оставь мне. Рива, сколько вам потребуется времени, чтобы отключить охранную сигнализацию и мониторы в этом секторе здания?
Рива сдвинула брови и уперлась кулаками в бедра.
— Я дам вам знать, когда изучу технические детали.
— Вы их получите через минуту. Мне надо боятся кое-какие вещи из исследовательского отдела, — сказал Рорк, повернувшись к Токимото. — Вы не могли бы мне их доставить?
— Разумеется. — Токимото позволил себе улыбнуться. — Думаю, я знаю, что именно вы имеете в виду.
— Ладно, пусть технари разбираются с этими игрушками, у нас своих дел по горло. — Ева направилась к двери, но на полпути обернулась. — Я имела в виду штатских технарей, — пояснила она, увидев, что Фини и Макнаб остались на своих местах.
Еве потребовался всего час на выработку подхода, сводившего к минимуму риск для ее команды и гражданских лиц. Она не сомневалась, что гораздо больше времени понадобится на преодоление бюрократической волокиты, чтобы получить разрешение на эвакуацию целого здания.
— Мы знаем, что у него есть пусковое устройство малой дальности, — говорила Ева, расхаживая по своему кабинету. — Неизвестно, что еще за арсенал он там хранит. Фугасные заряды, химические боеголовки, гранатометы… Он без колебаний воспользуется чем угодно, чтобы защитить себя или проложить себе дорогу к бегству. Биссел особенно опасен именно потому, что никакой оружейной подготовки у него нет. Парень, понятия не имеющий, что ему делать с гранатометом, может причинить куда больше вреда, чем тот, кто знает, как с ним обращаться.
— Когда эвакуируем здание, можно было бы закачать какой-нибудь газ в вентиляционные шахты и усыпить его, — предложил Макнаб.
— Мы не можем быть точно уверены, что у него нет фильтров или противогаза. Он обожает всякие шпионские игрушки. Как только установим, где он находится, блокируем этот сектор. Перекрываем все запасные выходы, взламываем дверь. Входим быстро и берем его. Судя по его досье, приемами рукопашной он не владеет, разве что самыми элементарными. Но это не значит, что он не опасен.
— Он ударится в панику. — Фини рассеянно теребил нижнюю губу. — Ты была права, когда говорила, что он трус. Его первые жертвы были парализованы перед тем, как он убил их. Эту девочку, Хлою Маккой, Биссел отравил, Пауэлла убил, пока тот был под дозой. Спарроуза попытался достать с большого расстояния. А тут ему предстоит встретить опасность лицом к лицу. Если не взять его быстро, он запаникует и может таких дров наломать, что мало не покажется.
— А я и не спорю, — кивнула Ева. — Он любитель, возомнивший себя профессионалом. А сейчас вся его жизнь полетела под откос. Он зол и напуган, ему некуда идти и практически нечего терять. В первую очередь нам надо позаботиться о гражданских лицах: он может, не задумываясь, положить кучу народа, и что у него там за огневая мощь, мы не знаем. Итак, мы эвакуируем гражданских, блокируем его и берем. И он нам нужен живым. Он — ключевой свидетель по делу Спарроуза. Я не хочу его терять.
— В конце концов вам придется схватиться из-за него с ОБР, — заметил Макнаб. — Они наверняка захотят забрать его себе.
— Вот именно. Мне нужен Биссел, чтобы предъявить Спарроузу обвинение в заговоре с целью убийства. Я это дело не упущу. Фини, нужно, чтобы ты поработал с технарями… я хочу сказать, с Юинг и Токимото, — поправилась Ева. — Знаю, Рорк им доверяет безгранично, и все-таки на всякий случай проследи за электроникой, которая будет задействована в операции. Юинг свое дело знает, но у нее тут есть личный интерес, и боюсь, что в критической ситуации она может не выдержать.
— Она держится лучше, чем любая другая на ее месте, но я с тобой согласен. — Фини вытащил свой неизменный пакетик миндаля. — Ситуация может выбить ее из колеи. Ладно, я за всем этим прослежу.
— Отряд спецназа — только для поддержки. Пусть прикрывают наш тыл. Я не допущу никакого ков-бойства. Входим вчетвером, группами по двое. Макнаб и Пибоди, помните, в ходе операции вы должны видеть друг в друге только копов. Все свои личные чувства оставьте за дверью. Если вы с этим не справитесь, лучше скажите прямо сейчас.
— Мне как-то трудно видеть в Макнабе полицейского, когда он в рубашке цвета танго. — Пибоди бросила на него лукавый взгляд. — Но в остальном — никаких проблем.
Оранжево-красный цвет.
— Мы все сделаем, как надо, — заверил Еву Макнаб. — А эта рубашка подходит по цвету к моему белью.
— Именно этой информации нам недоставало для полного счастья! А теперь, если мы все согласны больше не думать о белье Макнаба, давайте приступим.
— Вы сказали, что нас будет четверо, — напомнила Пибоди.
— С нами будет Рорк. Макнаб может нейтрализовать любую электронику в логове Биссела, но оружие — не его конек. Во всяком случае, не то, которое мы можем там найти. А вот Рорк со всякими военными игрушками знаком. И еще он знает, как войти в дверь. Возражения есть?
— Только не у меня, — пожал плечами Макнаб. — Я видел его коллекцию оружия. Полный улет!
— Тогда давайте снова соберем обе части команды и отработаем все до конца. Фини, мне надо сказать тебе пару слов.
Пибоди и Макнаб вышли из кабинета, а Фини протянул Еве пакетик орешков. Она покачала головой.
— Помнишь, мы с тобой обсуждали… одни личные данные, которые попали мне в руки? Так вот, я хотела дать тебе знать, что проблема разрешилась. Никаких действий предпринято не будет.
— Хорошо.
— Наверное, мне не следовало рассказывать тебе об этих данных и о моих тревогах. Я тебя поставила в неловкое положение…
Фини аккуратно загнул верх пакетика и спрятал его обратно в карман.
— Напрасно ты так говоришь. Нас с тобой слишком многое связывает. Уж это ты могла бы сообразить. Но на этот раз я тебя, так и быть, прощаю — именно потому, что нас слишком многое связывает.
— Спасибо. У меня в голове все перепуталось.
— Но теперь распуталось?
— Да.
— Тогда заряжай пушки и вперед! Этому ублюдку самое место у параши.
— Мне нужно уладить еще одно небольшое дельце, и я иду прямо за тобой.
Когда он вышел, Ева подошла к столу и набрала телефонный номер.
— Надин?
— Даллас!
Кажется, мне удастся расчистить свое расписание и освободиться через пару часов. Ну, максимум через три. Раз уж мы пропустили тот ланч, почему бы не встретиться сегодня? Только ты и я.
— Было бы чудесно. Где и когда?
— Сначала мне надо уладить кое-какие дела. Давай встретимся на Пятой авеню, между Двадцать второй и Двадцать третьей улицей. Где-то в районе двух. Я угощаю.
— Бесподобно! Буду ждать с нетерпением.
Ева положила трубку на рычаг, не сомневаясь, что Надин правильно поняла приглашение поговорить наедине. Она собиралась предложить лучшему городскому репортеру историю, которая заставит ОБР уйти в глубокое подполье.
Ева присоединилась к остальным членам команды в лаборатории как раз в тот момент, когда Рорк начал демонстрировать Фини доставленное из исследовательского отдела оборудование. Она недоуменно нахмурилась, глядя на экран с движущимся цветовым пятном.
— Надеюсь, это не какая-нибудь новая видеоигра?
— Это сенсор. Настроен на улавливание температуры тела. Вот сейчас ты смотришь на Соммерсета, хлопочущего на кухне. Надо только ввести координаты помещения для сканирования и задать параметры объекта поиска. Прибор считывает данные сквозь твердые препятствия типа стен и дверей из различных материалов. Сталь, например. В «Утюге» стальной каркас. Радиус действия зависит от характера помех. Разумеется, другие объекты со сходными параметрами могут помешать. Но как только поймаешь свой объект, прибор фиксирует его и следует за ним.
— А это что? — Ева постучала по кружащему на экране круглому рыжеватому пятну. — Неужели это…
— Кот, — усмехнулся Рорк. — Подачку выпрашивает, подлец. Токимото, где наши «уши»?
— Сейчас налажу. Еще минуту.
— Итак, мы зафиксировали объект, — продолжал объяснять Рорк. — Стоит только подключить аудиосенсор и правильно подобрать комбинацию фильтров, и мы получим звук.
— На расстоянии двух этажей?! Без прямого подключения или спутниковых импульсов?
— Мы используем спутник. В лаборатории у нас есть такое оборудование, что мы могли бы сосчитать волоски в усах у Галахада. Но это портативный вариант. Придется нам удовольствоваться тепловыми контурами тела. — Рорк вскинул взгляд. — Для твоих целей этого должно хватить.
— О да, мне этого хватит за глаза!
Ева задумчиво вытянула губы трубочкой, услыхав доносившиеся из кухонного радиоприемника звуки скрипок и выразительное, ни с чем не сравнимое мяуканье Галахада.
— Удавиться и не жить! — завистливо вздохнул Макнаб.
— А как насчет его охранных систем и мониторов? — спросила Ева.
— Я их отключу дистанционным пультом. Мы можем обойти его встроенную аудиосистему, чтобы он не услышал приказа об эвакуации здания. Нам потребуется двадцать минут, чтобы развернуть это оборудование на месте, плюс еще тридцать, чтобы просканировать объект и взять его на мушку.
— Сначала блокируем его и возьмем на мушку, потом эвакуируем здание. Нам надо расчистить себе место на этаже под ним и устроить там нашу базу. Это надо проделать тихо и быстро, а потом развернуть оборудование. Фини?
— Есть.
— Пибоди, на тебе раздача бронежилетов членам группы захвата. Рорк, со мной!
— Всегда, — сказал он и вышел следом за ней. Ева ничего не сказала, пока они не вернулись в ее кабинет. Она проверила оружие, наручники, потом открыла ящик своего рабочего стола и вытащила парализатор.
— Тебе это может понадобиться. Я хочу, чтобы ты пошел с нами.
Рорк повертел парализатор в руках. У него была внушительная коллекция куда более мощного и эффективного оружия, но он решил, что важнее всего забота.
— Я сам хотел тебя просить, но ты меня опередила.
— Ты это заслужил. Я хочу, чтобы мы с тобой вошли вместе. Когда войдем, твоя задача — сосредоточиться на вооружении. Его самого предоставь мне. Оставь его мне, Рорк.
— Ясно, лейтенант.
— Есть еще кое-что. Я дала отмашку Надин. Если по окончании операции у тебя вдруг появится желание поделиться со СМИ своими соображениями о том, как Биссел и Спарроуз пытались подставить твою подчиненную, выкрасть данные у «Рорк индастриз», саботировать «Красный код» и так далее, мои чувства не будут задеты.
— Ты хочешь бросить их на съедение собакам? — Он улыбнулся и погладил пальцем ямочку у нее на подбородке. — Лейтенант, я трепещу!
— По моим прикидкам, на некоторое время их основным занятием станет соскребание крови и мозгов с твердых поверхностей. Думаю, кровь и мозги растекутся по всей штаб-квартире ОБР и по всем ее отделениям. Существуют разные способы расплаты, Рорк.
— Да. — Рорк сунул оружие в карман, чтобы освободить руки, обхватил ее лицо и поцеловал в лоб. — Ты права, есть разные способы. Если этот тебе подходит, значит, он годится и мне.
— Пошли, нам надо размазать кое-кого по стенке.
Положение несколько осложнилось и даже обострилось, когда выяснилось, что в операции собираются принять участие майор Уитни и шеф Тиббл — в качестве наблюдателей. Ева изо всех сил старалась их не замечать, пока инструктировала свою команду. Но это оказалось нелегко.
— И протокол, и элементарная вежливость требуют, чтобы мы проинформировали ОБР о местонахождении Блэра Биссела, — заметил Тиббл.
— В настоящий момент ни вежливость, ни требования протокола меня не волнуют, сэр. Мое дело — обнаружить, обезоружить и взять под арест подозреваемого в совершении нескольких убийств. Никак нельзя исключить, что другие высокопоставленные сотрудники ОБР были в курсе планов и действий трех агентов. А может, и замешаны в них. Если проинформировать агентство об операции на данном этапе, это поставит ее под удар. Мы должны принимать во внимание, что у Биссела могут иметься неизвестные нам контакты в ОБР.
— Вы же ни минуты не верите в существование таких контактов! — нахмурился Тиббл. — Но это хороший предлог. Убедительный. Можете не сомневаться, я им воспользуюсь, когда дерьмо начнет выпадать в осадок. Только учтите: упустите Биссела или не сумеете его засадить — часть дерьма упадет и на вас.
— Я его засажу. — Ева отвернулась к мониторам, мысленно отсчитывая время. Она ждала.
Они разместились в административном помещении непосредственно под «ЛеБисс консалтинг». Хозяев временно выселили, и теперь Ева ждала от Рорка сигнала о том, что охранные системы в «ЛеБисс» и на последнем этаже, где размещались галерея и студия, отключены. Она была готова перейти к следующему этапу.
— Они захотят забрать его, лейтенант, — продолжал Тиббл. — Они захотят перевести его и Спарроуза под федеральную юрисдикцию.
— Да уж, держу пари, — согласилась Ева. — При условии, что им обоим придется отвечать по обвинению в убийствах и в заговоре с целью убийства, мне все равно, кто запрет за ними двери камер.
— Но ОБР захочет все обставить без шума. Такой скандал в их собственных рядах вряд ли понравится широкой публике.
«Куда уж там! — подумала Ева. — Им бы живыми ноги унести».
— Вы приказываете мне положить это дело под ковер, шеф Тиббл?
— Ничего подобного я не говорил, лейтенант. Но я должен вам напомнить, что публичные заявления относительно некоторых аспектов данного дела могут считаться неразумными с политической точки зрения.
— Я это учту. — Ева взглянула на вошедшего в комнату Рорка.
— Сделано, — доложил он. — Объект глух и слеп. Лифт в студию отключен.
— Прекрасно. — Ева взяла рацию. — Даллас. Блокировать лестницу. Выставить посты. Не выдвигаться — повторяю, не выдвигаться! — в направлении цели. Начать эвакуацию. — Она ткнула пальцем в монитор. — Найди его.
— Позвольте мне провести сканирование и поиск, — попросила Рива. — Я хорошо знаю это оборудование, участвовала в его создании…
— Этот вопрос решает Фини.
Финн хлопнул Риву по плечу, хотя ему пришлось подавить в душе желание все сделать самому.
— Вперед!
Рива задала установленные координаты «ЛеБисс консалтинг», настроила сенсорный прибор на поиск по температуре тела и провела сканирование.
— Здесь ничего. — Ее голос слегка дрожал, но она откашлялась и изменила координаты на последний этаж. Когда на экране высветился рыжеватый силуэт, Рива замерла и, лишь когда Ева шагнула вперед, проговорила: — Объект обнаружен. Он один. Судя по координатам, он находится в студии.
— Что это? — спросила Ева, обведя на экране голубую полоску.
— Огонь. Пламя. Какой-то интенсивный жар. Это горелка. Я думаю, он работает.
— Он вооружен, — вставил Рорк. — Вот здесь, видите это место? Выпирающий контур. Тело кажется асимметричным. Полагаю, у него оружие на поясном ремне.
— Хорошо. Всем надеть бронежилеты. — Ева схватила свой собственный жилет.
— Включаю прослушивание, — сказала Рива через секунду. — У него играет музыка. Какой-то мусорный рок. Он взволнован, возбужден, — пояснила она. — В такие минуты он всегда включает эту дрянь. В помещении много металла. Оборудование, скульптуры. Трудно будет определить, сколько там оружия и где оно.
— Просто будем исходить из предположения, что он вооружен. Держите его в изоляции. — Ева надела наушники. — Я хочу знать по минутам, где он и что делает. Как только здание будет эвакуировано, доложить немедленно! Группам занять исходное положение!
— Вперед, — повторил Фини, поднося ко рту рацию. — Группа шесть, говорит база. Свои входят в ваш сектор, повторяю, проходят свои.
— Даллас у двери, — сказала Ева в микрофон-петельку, продвигаясь к выходу на лестницу. — Доложить обстановку. — И она открыла дверь. — Оружие к бою!
Боевой расчет из отряда спецназа в количестве двух человек вытянулся по стойке «смирно».
— Все тихо, — доложили ей.
— Мы постараемся его оглушить. Я не хочу, чтобы он обнажил оружие. В этой операции никто не должен пострадать. Мы его положим, наденем «браслеты» и выведем. Все должно быть чисто.
— Я готов вскрыть дверь, — сказал Макнаб. «Лобовая атака, все четверо через одну дверь… Слишком рискованно, если он вооружен», — подумала Ева.
— Вы с Пибоди зайдете со стороны галереи: Дверь между галереей и студией Рорк откроет дистанционным пультом по моей команде. Мы войдем в студию из коридора. Возьмем его в клещи. Действовать только по моей команде!
Она прошла через лестничную площадку в коридор, а Макнаб с Пибоди заняли позицию с другой стороны. Сквозь наушники до нее доносился гул проводимой эвакуации. Дело хоть и медленно, но продвигалось. Ева повела плечами.
— Боже, как я ненавижу бронежилеты! Они как будто нарочно стараются сделать их неудобными до ужаса.
— В ином веке, лейтенант, вы были бы рыцарем в сияющих доспехах. И уж поверьте, те доспехи вряд ли понравились бы вам. Вы бы их ненавидели еще больше.
— Наверняка можно было взять его и без жилета. Можно было подождать, выследить, когда он заснет. Должен же он спать когда-нибудь! Но…
— Твоя интуиция подсказала тебе, что надо удалить людей из здания и брать его сейчас.
Ева сняла наушники и сделала знак Рорку последовать ее примеру.
— Если тебе будет от этого легче, могу уступить тебе право его взять. Я отойду на второй план.
Он провел пальцем по ее щеке.
— Уж не влюблена ли ты в меня?
— Вроде того.
— Взаимно. Нет, не надо отходить на второй план. Неважно, кто его возьмет.
— Ладно, договорились.
Ева снова водрузила наушники на голову. Через несколько минут поступил сигнал о завершении эвакуации.
— Пибоди, к двери! Рорк, впусти их в галерею.
Он набрал серию команд на дистанционном пульте.
— Есть.
— Входите. Будьте готовы ко всему. — Ева заняла положение у двери в студию и кивнула Рорку. — Вперед!
Она ворвалась в дверь, пригнувшись, предоставив Рорку взять под прицел верхний уровень. Еще секунда — и дверь из галереи тоже распахнулась, через нее в мастерскую вломились Пибоди и Макнаб.
Биссел стоял возле одной из своих скульптур. На нем были защитные очки, шлем и армированный комбинезон. А по бокам, в перекрестной кобуре, висели два автомата. Он держал в руке ацетиленовую горелку. Из нее вырывалось тонкое голубое пламя.
— Полиция! Руки вверх! Живо!
— Это не имеет значения. Это уже неважно. — Он повел голубым факелом в сторону Пибоди и Макнаба, но тут же отскочил, задетый парализатором, настроенным на самую малую мощность. — Я ее зарядил! Вы слышите меня? У меня бомба! Подойдите только — и я ее взорву. Я взорву здание и всех, кто в нем! Положите оружие и слушайте меня!
— Я вся внимание, Блэр. — Через наушники Ева услышала, как Фини отдает команду на поиск взрывчатки. — Где бомба?
— Сложите оружие!
— Вот этого я не сделаю. — Уголком глаза Ева увидела, как Рорк чуть продвинулся вперед, присел и выключил оброненную горелку. — Хотите, чтобы я вас слушала? Я слушаю. Где бомба? Может, вы мне голову морочите. Хотите, чтобы я слушала, — скажите, где она.
— Вот! Вся эта махина. — Биссел хлопнул ладонью по перекрученной металлической колонне. — Тут хватит на весь «Утюг», на несколько сотен человек. В ад и обратно.
— И вы уйдете вместе с этими сотнями?
— Нет, вы послушайте.
Он откинул шлем со лба, и Ева увидела его глаза. «Зевс», — поняла она. — Он сейчас на гребне. Плюс защитный костюм, хоть и легкий. Этак он выдержит несколько ударов парализатора, прежде чем свалится».
— Я же сказала: я слушаю. Вам есть что сказать?
— В тюрьму я не пойду. Я не буду сидеть в камере! Куинн Спарроуз — вот кто все это устроил! Он меня подставил. Но я в тюрьму не пойду. Я агент ОБР, я на задании! Я не подчиняюсь нью-йоркской полиции.
— Мы можем это обсудить. — Ева упорно держалась ровного, заинтересованного тона. — Вы можете рассказать мне о своем задании. Если только раньше не взлетите на воздух.
— Ничего мы обсуждать не будем! Вы будете слушать. Мне нужен транспорт. Мне нужен реактивный вертолет с пилотом на крыше. Мне нужно десять миллионов мелкими купюрами. Буду в безопасности — сообщу вам код отключения. А если нет… — Биссел вскинул левую руку с дистанционным взрывателем, примотанным изолентой к ладони. — Я нажму кнопку! Я агент ОБР! — крикнул он. — Думаете, не нажму?
— Я не сомневаюсь, что вы воспользуетесь взрывным устройством, агент Биссел. Но я должна убедиться, что взрывчатка имеется в наличии. Без такого подтверждения мое начальство просто не станет меня слушать. Мне придется проверить, а уж потом поговорим обо всем остальном.
— Она там есть! Одно движение…
— Вы же знаете процедуру и протокол. Мы с вами профессионалы. Я отчитываюсь перед своим начальством. Давайте проверим и получим подтверждение, а уж потом обсудим ваши требования.
— Она внутри, ты, тупая сука. Я заложил ее внутрь!
Если б ты не вмешивалась, я бы сбросил ее на базу ОБР. Будут знать, как со мной играть!
— Мы ее просканируем. Никто не пострадает. Какой смысл кого-то подставлять? Мы взяли Спарроуза. С меня и его одного вполне довольно. Это же он втравил вас в это дело. Мне просто нужно подтверждение, и мы начнем процедуру.
— Ну давай, сканируй! Сама увидишь. Мне нужен реактивный вертолет. Отзови своих псов. Пошли вы все к чертовой матери!
Рорк вскинул обе руки.
— Позвольте мне достать мой сканер и настроить его на обнаружение взрывного устройства. Вы же знаете, часть этого здания принадлежит мне. Я кровно заинтересован, чтобы оно не пострадало.
Биссел перевел взгляд с Евы на Рорка и облизнул пересохшие губы.
— Вот попробуй, вот только попробуй сделать хоть одно движение, которое мне не понравится, и ты труп!
Рорк сунул руку в карман, вынул сканер и поднял его вверх, чтобы Биссел мог его рассмотреть.
— Вы употребляли «Зевс», агент Биссел, — сказала Ева, отвлекая его внимание на себя. — Это не пойдет вам на пользу. Это может затуманить ваше мышление.
— Думаешь, я не знаю, что делаю? — Пот градом катился по его лицу и скапливался в ямке у основания горла. — Думаешь, у меня кишка тонка?
— Нет, я так не думаю. Будь у вас кишка тонка, вы бы не были тем, кто вы есть, и не смогли бы сделать то, что вы сделали. Если бы не Спарроуз, вы бы сейчас были уже далеко.
— Сукин сын!
— Он думал, вы его дрессированная собачка. Думал, он держит вас на поводке. — Ева не смотрела на Рорка, но чувствовала, что он рядом. — Но вы ему показали, что вас голыми руками не возьмешь. Ведь вы, вероятно, просто хотели уехать по завершении вашей миссии. Получить, что вам причитается, и отвалить. Но из-за Спарроуза все постоянно срывалось. А знаете, я готова пари держать, Хлоя Маккой поехала бы с вами. Вам не было нужды ее убивать.
— Она была идиоткой! В постели неплоха, но вне постели раздражала до чертиков. Я использовал ее компьютер для хранения информации, для разработки планов. Уж поверьте, я умею строить свои собственные планы! На экстренный случай. И что, по-вашему, я увидел, когда заглянул в спальню через устройство, которое там установил? Она пыталась влезть в эти данные, пыталась взломать мой пароль! Может, думала, что я сплю с кем-то еще. Тупая, ревнивая сучка!
— А что за медальон вы ей подарили? Что в нем было?
Сначала Биссел как будто растерялся и взглянул на нее в недоумении, но потом в его бегающих глазках промелькнула улыбка.
— Код и ключ от тайника. Думаешь, я не знаю, как себя прикрыть? Да у меня повсюду тайники! Деньги, оружие, все, что надо. Нельзя все яйца складывать в одну корзину. Надо — как это? — диверсифицировать.
— К тому же она знала об этом убежище, а в ее компьютере находились уличающие вас данные. И еще у нее был ключ от тайника. Да, пожалуй, я ошиблась. Вам пришлось ее убить. У вас не было другого выхода.
— Чертовски верно. Это должно было сработать. Должно было! Я даже заставил ее написать записку! «Сделай это для меня, детка. Всего одну строчку. Что ты чувствовала, когда думала, что меня убили? Напиши мне!» А эта дура уши-то и развесила!
— Это был отличный план. Как и с Пауэллом. Вам просто не повезло.
— Наличие взрывного устройства подтверждено, — деловито сообщил Рорк. — Вы просчитались, Биссел. Вы, безусловно, сложили все яйца в одну весьма ненадежную корзину. Если бы вы взорвали эту штуку, вас потом пришлось бы подметать по всему Нью-Йорку.
— Я же говорил! Разве я не сказал? А теперь давайте мне вертолет! Живо!
— Если бы вы ее взорвали, — с нажимом повторил Рорк. — Но вы этого не сделаете. Я только что разрядил взрыватель. Все чисто, лейтенант.
— Спасибо.
Ева выпустила заряд по незащищенным ногам Биссела. Он зашатался, вскинулся, его глаза обезумели, и он изо всех сил сжал руку в кулак, пытаясь привести в действие взрывное устройство. Видя, что ничего не происходит, он потянулся за оружием, и тогда Ева ударила его еще раз. Тут сбоку зашла Пибоди и повалила его на обшарпанный пол.
Накачанный «Зевсом», Биссел сумел ударить ее наотмашь, но она не ослабила хватку. В следующее мгновение Макнаб прыгнул, зажал шею Биссела боевым захватом и нанес ему три коротких, но мощных удара по лицу. У Пибоди шла носом кровь, но она выхватила наручники. Вдвоем они сумели прижать Биссела к полу и надеть «браслеты».
— Стреножьте его, — посоветовала Ева и бросила им свою собственную пару наручников. — Пусть не брыкается. Говорит Даллас, — объявила она в микрофон. — Подозреваемый задержан. Пришлите саперов убрать взрывное устройство.
Когда Пибоди, задыхаясь, уселась на спину все еще вскидывающемуся Бисселу, Макнаб протянул ей носовой платок в горошек.
— Держи, детка. У тебя кровь идет. Я хотел сказать, детектив, детка, — добавил он, покосившись на Еву.
— Как ты, Пибоди? — спросила Ева.
— Все в порядке. Нос не сломан. — Пибоди поднесла к лицу яркий кусок ткани. — Мы его взяли, лейтенант!
— Да, мы его взяли. Обеспечьте перевозку арестованного в управление. Отличная работа, детектив Детка! Ты тоже молодец, Макнаб.
— Ты все-таки отошла в сторону, — заметил Рорк, когда к скульптуре устремилась прибывшая команда саперов. — Чтобы Макнаб мог врезать ему пару раз за Пибоди.
— По-моему, Пибоди и сама бы справилась, но и Макнаб свой шанс заслужил. Надо же, такой мозгляк, а какой крепкий хук правой!
Ева взглянула на часы. Она успевала как раз к передаче Надин. К черту политическую целесообразность!
— Мне надо заехать в управление, оформить бумаги и поджарить Биссела на допросе. Это займет какое-то время. Ты не мог бы взять на себя Риву и Токимото? Объясни им, что я высоко ценю их сотрудничество и помощь. Скажи Риве, что я оформлю ей пропуск и устрою пять минут наедине с Бисселом. Да, и передай Каро, что она отлично воспитала свою дочь.
— Ты могла бы сама ей сказать».
— Да, пожалуй. А пока, — Ева кивнула ему, и он вышел за ней в галерею, где было сравнительно тихо, — я хочу кое-что сказать тебе. Ты тоже потратил немало времени и сил на это расследование. Ты, конечно, скажешь, что действовал из личного интереса, но все равно полиция ценит твой вклад в работу.
— Спасибо.
— Теперь тебе, наверно, придется наверстывать упущенное в твоей собственной работе. Ты же у нас вселенский магнат и корпоративный гений!
— Мне понадобится несколько дней, максимум неделя, и мы опять войдем в рабочий ритм. Но мне придется на время уехать из города. Кое-какие дела требуют моего личного присутствия.
— Ладно. Но за неделю ты управишься, как думаешь?
— Более-менее. А что?
— Когда приведешь все свои дела в порядок, я увезу тебя из города на целые выходные! Чтобы ты мог отдохнуть.
Рорк удивленно поднял брови.
— Ты меня увезешь?
— Именно. Ты газовал на всех оборотах. Тебе нужна передышка. Так что, допустим… через неделю, считая с пятницы. Куда бы ты хотел поехать?
— Боже ты мой! И ты все это делаешь, потому что я нуждаюсь в отдыхе?
Ева оглянулась на дверь, просто чтобы убедиться, что никто не обращает на них внимания, потом обхватила его лицо ладонями.
— Не совсем. Дело в том, что на пару дней я собираюсь сделать тебя своим сексуальным рабом. Так куда бы ты хотел поехать?
— Мы давно уже не бывали на острове. — Рорка не заботило, смотрит на них кто-то или нет; он наклонился и поцеловал ее. — Я все устрою.
— Нет, я все устрою. Я могу это сделать! — воскликнула Ева, заметив, что он не удержался от болезненной гримасы. — С чего ты взял, что я не могу? Господи, уж если я могу скоординировать крупную полицейскую операцию, неужели не справлюсь с какои-то поездкой; ты мог хоть немного мне доверять!
— Тебе я готов доверить все.
— Ну, тогда увидимся позже. Мне пора идти спускать собак. — Она двинулась было к дверям, но с полпути вернулась и крепко поцеловала его в губы. — До скорого, Штатский Детка!
Выходя, она услыхала за спиной его смех.
В лифте Ева оказалась одна. И пока она спускалась вниз, ее палец с обручальным кольцом выбивал какой-то веселый ритм на груди — в том самом месте, где красовалась эмблема ее профессии.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Западня для Евы - Робертс Нора



уф! я уж действительно стала переживать, что Рорк с Евой никогда не помирятся!!! ну это касаемо их отношений. а что до расследования - тут как всегда интриги, сплетни, подводные камни и прочие иносказания. интересно.
Западня для Евы - Робертс НораОльга Сергеевна
24.06.2012, 15.31





Супер. Отличные герои. 10/10
Западня для Евы - Робертс НораВикки
12.02.2016, 11.03





Прекрасный детектив: 10/10.
Западня для Евы - Робертс НораЯзвочка
12.02.2016, 23.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100