Читать онлайн Западня для Евы, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Западня для Евы - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Западня для Евы - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Западня для Евы - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Западня для Евы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Еве не хотелось возвращаться домой. Она знала, что это бегство, что это трусость в худшем виде, но не хотела возвращаться в дом, полный чужих людей. Не хотела возвращаться к Рорку.
Неужели ответ на все — простой или сложный — это любовь? Ева так не думала. К ее случаю этот ответ не подходил. Она не видела выхода из страшного тупика, разрушавшего ее брак. А любовь… Если бы она любила своего мужа еще хоть чуточку больше, она сгорела бы заживо от этой любви.
Ева понимала, что бегство — тоже не выход, но в качестве временного облегчения оно прекрасно сработало. Ее успокоила прогулка по городу в тихий, прохладный вечер — вид знакомых мест, знакомые звуки нетерпеливых клаксонов, запах пережаренных соевых сосисок, время от времени доносящийся через вентиляционные люки грохот проезжающего мимо поезда метро. Толпы людей, спешивших по своим делам, не замечавших ее, не замечавших друг друга, погруженных в свои мысли.
Пока Ева гуляла, ей пришло в голову, что она давно уже этого не делала. Давно уже просто так не ходила по городу, если у нее не было особой цели и пункта назначения. Ей вообще было не свойственно бродить без цели. И уж тем более ее не интересовали витрины магазинов и выставленные в них товары.
Она могла бы задержать пару уличных спекулянтов, торговавших крадеными ручными часами и вошедшими в моду с наступлением осени сумочками из поддельной змеиной кожи, но чувствовала себя не в настроении. Ей не хватало здоровой злости.
У нее на глазах две женщины выложили по семьдесят долларов каждая за сумки с застежками из змеиных зубов. Ева лишь мысленно пожала плечами: из-за чего только люди сходят с ума!
Она проводила взглядом пару подростков на скейте, прокладывающих себе путь сквозь поток пешеходов. Девочка, ехавшая сзади, крепко, как тисками, держала мальчика за талию и визжала прямо ему в ухо. Судя по его лицу, он был ничуть не против. «Очевидно, это помогает ему почувствовать себя мужчиной, — решила Ева. — Плохо ли — когда девчонка цепляется за тебя и делает вид, что ей страшно?»
Ева неторопливо шла по тротуару, и до нее доносились обрывки разговоров — о сексе, о покупках, о сделках, причем все разговоры велись с одинаковой увлеченностью.
Нищий с лицензией сидел по-турецки на лоскутном одеяле и наигрывал какую-то заунывную мелодию на флейте. Женщина с сумкой из змеиной кожи и в таких же сапожках вышла из магазина в сопровождении служащего, катившего тележку с несколькими пластиковыми пакетами. Она села в блестящий черный лимузин, наверняка даже не слышав флейты. Нищий существовал где-то в параллельном измерении. Ева решила, что люди слишком невнимательны, и, проходя мимо, бросила пару кредиток в стоящую перед нищим коробку.
Город был залит светом, он лучился и вибрировал энергией. Люди были разные — и равнодушные, и добрые. Это сна была невнимательна: любила этот город, но редко вглядывалась в него. Ей вдруг пришло в голову, что это метафора, каким-то образом отражающая суть ее брака, и Ева поняла, что пора возвращаться к работе.
Но тут она стала свидетельницей уличной кражи, в просторечии именуемой «выбиванием лопатника». Мужчина в костюме подошел к краю тротуара, собираясь подозвать такси. Мальчишка лет двенадцати налетел на него. Последовал быстрый и краткий диалог.
— Смотри, куда идешь, парень!
— Извините, мистер.
И в это время быстрые, ловкие, проворные руки влезли в карман костюма и подцепили бумажник.
Ева неторопливо подошла к ним в тот самый момент, когда мальчишка уже собирался раствориться в толпе, и схватила его за воротник.
— Стоять! — скомандовала она «костюму».
Он бросил на нее раздраженный взгляд, пока мальчишка, извиваясь, пытался вырваться из захвата.
— Я спешу.
— Вам будет нелегко расплатиться за такси без бумажника, — пояснила Ева.
Он инстинктивно ухватился за карман, потом повернулся волчком.
— Какого черта?! А ну давай сюда мой бумажник, маленький гаденыш! Я вызываю полицию!
— Я и есть полиция, так что не надо драть глотку. Руки прочь! — рявкнула она, увидев, что он тянется к мальчику. — А ты гони лопатник, умник.
— Не знаю я, о чем вы говорите! Пустите меня! Меня мама ждет.
— Тот, кто ждет, пропустит ход, знаешь такое правило? Давай по-хорошему. Отдай мне бумажник этого господина, и подведем черту. Ты молодец, отлично работаешь, — заметила Ева, изучая его детскую веснушчатую физиономию. — Не только вид безобидный, но и руки хорошие. Проворные, ловкие. Не случись мне проходить мимо, оторвался бы вчистую.
— Офицер, я требую ареста злоумышленника!
— Остыньте. — Ева сунула руку в потайной карман, вшитый в подкладку куртки мальчика, вытащила бумажник и, просмотрев содержимое, протянула мужчине. — Вам вернули вашу собственность в целости и сохранности. Нарушения нет, пенальти нет.
— Ему место в тюрьме!
Ева крепко держала мальчика и чувствовала, что он дрожит. Она представила себе, как Рорк шарил по карманам и выбивал такие же вот лопатники на улицах Дублина, а потом приносил их домой отцу, который все равно его избивал, каким бы ни был дневной улов.
— Прекрасно. Поехали в участок. Следующие пару часов проведем за составлением протокола.
— У меня нет времени…
— Тогда советую вам поймать вон то такси.
— Неудивительно, что город кишит преступниками, когда полиция так открыто пренебрегает правами законопослушных граждан!
— Да, должно быть, все дело именно в этом, — ответила Ева, провожая его глазами, пока он садился в такси и захлопывал за собой дверцу. — И тебе всего хорошего, светоч разума.
Она повернула мальчишку лицом к себе.
— Имя. И не вздумай врать! Просто назови мне свое имя.
— Билли.
Ева по глазам видела, что он врет, но спорить не» стала.
— Ладно, Билли, как я уже сказала, работаешь ты хорошо. Но все-таки не блестяще. В следующий |
раз тебя поймает кто-нибудь другой. Не такой добрый, обаятельный и мягкосердечный, как я.
— Хрен-то! — буркнул он, но все-таки улыбнулся.
— В колонии уже бывал?
— А вам-то что?
— Ну, если бывал, значит, знаешь, что это полный отстой. Жратва паршивая, да еще поучениями душу мотают каждый божий день, а уж хуже этого вообще ничего на свете нет. — Ева вытащила из кармана карточку. — Будут проблемы дома или еще где, позвони по этому номеру. Там тебе помогут.
— Что это за хреновина?
— Это приют. Гораздо лучше колонии для малолетних, уж ты мне поверь, — сказала она, когда он хмыкнул. — Можешь сказать, что тебя послала Даллас.
— Вот прям сейчас!
— А ну, положи в карман! Имей совесть, не выбрасывай, хотя бы пока не скроешься из виду. Не стоит меня оскорблять сразу после того, как я спасла твою задницу от тюряги.
— Если бы не вы, у меня сейчас был бы лопатник! «Ловкач», — подумала Ева.
Ну что ей было делать — она питала слабость к таким вот ловкачам.
— Да, тут мне крыть нечем. Вали отсюда.
Он бросился бежать, но остановился и окликнул ее:
— Эй! А вы ничего. Не такая уж задница, хоть и коп.
Ева философски рассудила, что это какая-никакая, а все-таки благодарность. От мужчины в костюме она и такого не дождалась.
Ей стало чуточку легче на душе. Она подозвала такси и дала водителю домашний адрес Ривы Юинг в Квинсе. Он повернулся к ней с мученическим выражением на лице.
— Леди, вы хотите, чтобы я вез вас в гребаный Квинс?
— Да, я хочу, чтобы вы отвезли меня в гребаный Квинс.
— Слушайте, леди, мне надо зарабатывать на жизнь. Почему бы вам не сесть на автобус или в метро?
— Потому что я села в такси! — Ева выхватила из кармана жетон и прижала его к плексигласовому щиту, отделяющему кабину водителя от пассажиров. — И мне тоже приходится зарабатывать на жизнь.
— О черт, леди, вы к тому же еще и коп! Теперь вы потребуете служебный тариф. И мне придется везти вас в гребаный Квинс с десятипроцентной скидкой. Вы хоть представляете, насколько я там застряну?
— Я заплачу по стандартному тарифу, только сдвиньте с места это ведро дерьма. — Ева спрятала жетон. — И не называйте меня леди. — Она окончательно испортила шоферу вечер, когда велела ему ждать, да еще записала его фамилию и номер лицензии, чтобы убедиться, что он никуда не денется. Он устало привалился к дверце, а она сорвала полицейскую печать и отперла ворота.
— И долго мне ждать?
— М-м-м… дайте подумать. Ах да! Пока я не вернусь.
Отдел электронного сыска изъял скульптуры, и, по мнению Евы, дом от этого только выиграл. И все же она решила, что Рива наверняка захочет продать этот дом. Она не вернется туда, где жила с человеком, который использовал и предал ее.
Ева распечатала входную дверь и вошла внутрь: Чувствовалось, что дом не просто пуст, он заброшен. «Можно сказать, — подумала она, — что он перестал быть домом». Ева сама не знала, что ищет, просто прошлась по дому так же бесцельно, как до этого бродила по улицам. Вдруг что-нибудь да и попадется на глаза.
«Чистильщики» и ОЭС прошлись по дому частым гребнем. Слабый металлический привкус химикалий все еще чувствовался в воздухе. Чтобы хоть как-то оправдать свой приход» Ева обыскала платяной шкаф Биссела. Обширный гардероб, шикарная одежда — она уже научилась распознавать дорогие ткани и модные фасоны. Сам шкаф тоже поражал и размерами, и оборудованием. Двухуровневая конструкция, вращающиеся вешалки, автоматически выдвигающиеся ящики, компьютерное меню содержимого и его расположения.
Видит бог, даже Рорк не имел такого гардероба! Впрочем, у него в голове сидит компьютер, и он, наверно, помнит, не только где лежит его любимая рубашка, но и когда он ее в последний раз надевал, по какому случаю, с какими штанами и пиджаком, с какими ботинками!
Она шумно выдохнула и нахмурилась, глядя на маленькое настенное меню.
Компьютер платяного шкафа Биссел портить не стал. А почему? Потому что там ничего такого не было — или, наоборот, было что-то такое, что еще могло ему понадобиться?
Ева с любопытством включила устройство, решив выяснить, когда этим компьютером пользовались в последний раз. На экране высветилась надпись:
ПОСЛЕДНЕЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ: 23 СЕНТЯБРЯ В 06.12.
— Сегодня утром? Сукин сын был здесь сегодня утром?!
Ева ввела запрос о цели использования и получила ответ:
ИНФОРМАЦИЯ БЛОКИРОВАНА. ВКЛЮЧЕН РЕЖИМ ЗАЩИТЫ.
— Да пошел ты!
Ева ввела свой полицейский код, номер жетона и в течение нескольких минут, злясь и чертыхаясь, пыталась пробиться через систему. Когда компьютер в четвертый раз выдал: «Включен режим защиты», она в сердцах пнула ногой стену.
Стук вышел какой-то гулкий.
— Ну-ка, ну-ка, что мы тут имеем?
Ева присела на корточки и принялась нажимать на стенку в разных местах. У нее мелькнула мысль отыскать на кухне по настояшему большой нож и изрубить стенную панель на куски, но здравый смысл победил. Она вытащила рацию и связалась с Финн.
— Я в Квинсе, в шкафу у Биссела.
— Какого черта ты забыла в Квинсе в шкафу у Биссела?
— Нет, ты только послушай: он был здесь! Сегодня утром. В шкафу есть компьютерное меню. Он что-то брал из шкафа сегодня утром, но этот чертов компьютер не хочет мне сказать, что он взял. Включен режим защиты. Но за стеной что-то есть: тайник или что-то в этом роде. Как мне заставить поганца меня впустить?
— Ты уже пинала его ногами?
— Нет, — солгала Ева. — А можно? — спросила она с надеждой.
— Тебе это не поможет. Ты можешь его вскрыть?
— У меня нет инструментов.
— Ладно, попробую провести тебя через процедуру шаг за шагом. Или, если хочешь, кто-то из нас может приехать и поработать с ним. Так скорее будет.
— Это прямое оскорбление, и не думай, что я этого не понимаю. Это всего лишь гардероб, Фини!
Он что-то замычал себе под нос, и некоторое время Ева слышала только это мычание. Потом Фини, очевидно, с торжеством ударил ладонью по столу, и в трубке раздался его голос:
— Вводи вот этот код.
Фини стал читать цифры одну за другой. Ева вводила их вручную.
— Что это? Отмена режима защиты?
— Просто делай, что тебе говорят. Так, теперь щелкни пальцами и скажи: «Сезам, откройся!»
Ева начала выполнять команду, но на полпути опомнилась и оскалила зубы.
— Фини!
— Да ладно тебе, уж и пошутить нельзя! Этот код извлечен из данных, которые мы здесь добыли. Посмотрим, задействован ли он на компьютере из шкафа.
Ева повторила запрос, и компьютер добродушно заурчал. Через несколько секунд он сообщил Еве, что в последний раз из шкафа было извлечено нечто под названием «Экстренный набор». Что входило в этот набор, оставалось только догадываться.
Немного подумав, Ева ввела команду открыть отделение, из которого был взят экстренный набор. В следующее мгновение панель скользнула вбок, открыв небольшой сейф.
— Есть! Фини, я это сделала! Здесь какой-то сейф. Но он закрыт, черт побери!
— Тебе надо выражаться точнее, Даллас, — посоветовал Фини. — Хочешь открыть сейф — прикажи открыть сейф. Компьютер не может читать твои мысли.
Еще раз чертыхнувшись, Ева ввела следующую команду.
— Открыть чертов сейф!
Послышалось тихое гудение, на панели сейфа и настенного компьютера замигали красные лампочки устройства подключались друг к другу. По завершении операции Ева рванула дверцу сейфа.
— Пусто, — объявила она. — Что бы там ни было, он забрал все.
Ева спросила себя, что Блэр Биссел мог бы спрятать на экстренный случай. Деньги, поддельное удостоверение личности, коды или ключи от тайного убежища? Но нет, наверняка все это он взял с собой, еще когда шел на убийство Кейд и своего брата.
«Что же еще, — размышляла она, — может понадобиться человеку, готовящемуся к бегству? Ради чего он рискнул вернуться в свой покинутый дом?»
Скорее всего, он вернулся за оружием.
Ракета, даже малой дальности, не могла поместиться в этом маленьком сейфе, но он мог хранить здесь более компактное оружие. «Вообще-то глупо было оставлять в сейфе арсенал, — подумала Ева, пока такси подъезжало к воротам ее дома. — Рано или поздно сейф со всем своим содержимым был бы обнаружен».
А с другой стороны, если бы все шло по плану, обнаружение сейфа породило бы массу вопросов. Его тело к тому времени было бы уже давным-давно кремировано, все верили бы, что он мертв. И вдруг такая находка. Люди начали бы гадать, что означает содержимое сейфа, о Бисселе бы снова заговорили. Кроме того, он мог оставить в сейфе нечто, связывающее его с ОБР. Это тоже помогло бы ему ощутить собственную значимость, стать предметом для разговоров. Еще одна грань бессмертия для мертвеца, оставшегося в живых.
Да-да. Это как раз в его духе.
— Ну что, мне ждать? Опять?
Очнувшись от своих мыслей, Ева растерянно уставилась на огромный дом. В некоторых окнах горели огни.
— Нет, это последняя остановка. Конец вашим мытарствам.
— Вы мне хотите сказать, что вы тут живете?
Проверив показания счетчика, Ева решила, что шофер заслужил щедрые чаевые, и вытащила кредитную карточку.
— Ну и что?
— А то, что никакой вы не коп!
— Да я и сама удивляюсь.
Она вошла в дом и направилась прямо в свой кабинет, хотя ей очень, ну просто очень хотелось направиться прямо в постель. Продолжая играть в прятки, она обошла стороной лабораторию.
Оказалось, что в ее отсутствие команда времени не теряла. Полный отчет по делу Куинна Спарроуза был уже оформлен в виде электронного файла. Спарроузу было предъявлено официальное обвинение. К копии файла Пибоди приложила личную записку для Евы о том, что между ОБР и департаментом полиции уже начался политический торг о подсудности.
Ева чувствовала, что у нее слюны не хватит на подобающий плевок, — настолько ее не интересовал исход этого торга. Для нее имело значение только одно: со Спарроузом было покончено навсегда.
Рива составила для нее список привычек Биссела, его традиционных занятий и мест, где он любил бывать. Большинство из этих мест тяготело к ультрасовременности и экзотичности. Ева решила, что утром она свяжется с властями перечисленных Ривой мест, расположенных в основном за границей, и попросит о содействии.
Но она была уверена, что ни в одном из этих мест его не найдет. Он не выезжал за город или за границу. Он оставался в Нью-Йорке. Возможно, ненадолго, но пока он был еще в городе.
Потом Ева прочитала отчет Макнаба. Он ничего не нашел под именем Хлои Маккой и теперь разрабатывал варианты и коды, основанные на этом имени.
За что она была убита? Какую пользу она приносила Бисселу, если понадобилось ее убрать, как только она исчерпала свою полезность?
Медальон? Статуэтка? Сожженный компьютер на дешевом столе?
Ева сделала пометку: надо будет попросить Фини первым долгом бросить всю команду на восстановление компьютера Маккой.
Она проработала допоздна в полном одиночестве, стараясь найти забвение в тишине, в рабочем ритме, в загадке, над которой ломала голову, и довела себя до того, что мысли стали путаться у нее в голове.
Выключив компьютер на ночь, Ева воспользовалась лифтом. Спальня оказалась пустой. Очевидно, Рорк тоже умел играть в прятки. Кот прокрался внутрь, пока она раздевалась. Обрадовавшись компании, Ева взяла его на руки, потерлась носом о мягкую шерстку, и Галахад заурчал. Он свернулся рядом с ней в темноте, мигая своими странными двухцветными глазами.
Ева не думала, что заснет. Она готовилась провести ночь, всматриваясь бессонными глазами в темноту.
И отключилась через минуту.
Рорк знал с точностью до минуты, когда она подъехала на такси к воротам. Знал, что она работала допоздна, когда большинство членов команды уже легли спать. Его она не искала, даже не спросила о нем, даже не поинтересовалась, где он и что делает. Это добавило ему лишнюю порцию боли. Впрочем, боли в последние дни было столько, что он уже забыл, как ему жилось раньше, до того, как в нем поселилась эта боль.
И вот теперь он стоял над ней и смотрел, как она лежит, растянувшись ничком на постели, совершенно измученная. Она не проснулась. Проснулся кот и уставился на Рорка своим странными глазами, светящимися в темноте. И в этом светящемся кошачьем взгляде Рорк прочел глубокую укоризну.
— Я думал, что уж ты-то будешь на моей стороне, — пробормотал он. — Тебе ли не знать, что такое первобытные инстинкты? Мог бы проявить солидарность.
Но Галахад продолжал взирать на него с упреком. Рорк тихо выругался и отвернулся.
Он чувствовал, что беспокойство не даст ему уснуть, а лежать рядом с ней без сна, зная, что их разделяет нечто большее, чем толстая кошачья туша, не хотелось. Эта мысль так пугала его и приводила в такую ярость, что он оставил ее спать одну и ушел. Пройдя по безмолвному дому, он набрал тайный код и вошел в кабинет с тройной изоляцией, где размещалось его незарегистрированное оборудование.
Все свое дневное время он отдал Еве и Риве. Он запустил свою собственную работу, и с утра ему предстояло срочно исправлять положение. Но эту ночь он хотел посвятить себе. В эту ночь он был самим собой. Он решил собрать исчерпывающие данные обо всех людях, причастных к тому, что случилось в Далласе. К тому, что случилось с Евой.
Она зашевелилась в темноте, в глухом предрассветном затишье. Жалобный стон вырвался из ее горла, когда она попыталась повернуться, выдернуть себя из сна. Но сон навалился на нее, и в ложбинке на пояснице стал скапливаться холодный пот.
Это был обычный сон. Все та же комната — ледяной холод, грязь, мигающий красный свет в окне из секс-клуба напротив. Она была маленькая и страшно тощая. Страшно голодная. Такая голодная, что рискнула быть наказанной из-за кусочка сыра. Маленькая мышка, крадущаяся к мышеловке, пока злого кота нет рядом.
У нее сводило желудок от страха, пока она соскабливала ножиком плесень с сыра. Может, на этот раз он не заметит? Ей сразу станет не так холодно. Не так голодно. Может быть, он не заметит.
Она цеплялась за эту надежду, даже когда он вошел. Ричи Трой. Где-то у нее в подсознании, многократно отдаваясь гулким эхом, звучало его имя, которого она прежде не знала. Чудовище уже не кажется таким страшным, если назвать его по имени.
Она пережила миг надежды. Вдруг он будет пьян — так пьян, что оставит ее в покое? Так пьян, что ему будет все равно. Он даже не заметит, что она ослушалась и добыла себе еды сама, не спросив у него разрешения.
Но он подошел к ней, и она по глазам увидела, что в этот вечер он слишком мало выпил. И теперь ей не спастись.
— Ты что это тут делаешь, малышка?
От его голоса у нее кровь стыла в жилах.
Первый удар оглушил ее, и она упала на пол. Битый пес знает, что надо сразу падать замертво. Не сопротивляться.
Но он хотел ее наказать. Он должен был преподать ей урок. Ей было страшно, она все знала наперед, но не могла удержаться от мольбы.
— Не надо, не надо, не надо, ну, пожалуйста, не надо!
Конечно, он ее не послушал. Конечно, он сделал, что хотел. Набросился на нее, избил. Снова сделал ей больно — там, между ног, — пока она его умоляла, плакала, боролась.
Ее рука сломалась с глухим щелчком, таким же глухим, как крик ужаса в ее пересохшем горле. Боль стала невыносимой.
Оброненный нож сам собой очутился у нее в руке. Она должна заставить его перестать! Заставить его остановиться.
Кровь теплой волной омыла ее руку. Теплая и влажная. И запах… Она втягивала этот запах, как дикий зверек. Когда его тело, придавившее ее к полу, задергалось, она опять воткнула в него нож. Еще и еще раз. Опять и опять, пока он пытался отползти. Опять, и опять, и опять. А кровь хлестала и заливала ее руки, лицо, одежду. В звуках, вырывавшихся из ее горла, не было ничего человеческого.
Когда она отползла, вся дрожа, задыхаясь, и свернулась клубком в углу, он лежал на полу и тонул в собственной крови.
Казалось, все как всегда. Но на этот раз она не была наедине с человеком, которого убила. Она не было одна с мертвецом в этой ужасной комнате. Здесь были другие. Мужчины и женщины в строгих деловых костюмах. Они сидели на стульях, выстроившихся бесконечными рядами. Как на спектакле. Наблюдатели с пустыми лицами.
Они наблюдали, как она плачет. Наблюдали, как она истекает кровью, а ее сломанная рука свисает плетью.
Они наблюдали, но ничего не говорили. Наблюдали, но ничего не делали. Даже когда Ричи Трой, как это иногда бывало, поднялся с пола. Когда он поднялся, истекая кровью из всех нанесенных ею ран, и затопал к ней, они ничего не сделали.
Ева проснулась вся мокрая от пота, крик рвался у нее из горла. Она инстинктивно перевернулась и потянулась к Рорку, но его не было. Он не пришел к ней на помощь, не обнял ее, не утешил, не прогнал остатки ужасного сна.
Поэтому она свернулась клубочком, борясь со слезами, а кот стоял над ней и тыкался головой в ее голову.
— Я в порядке. Все хорошо. — Ева зарылась лицом в его густую шерсть и принялась раскачиваться из стороны в сторону. — О господи, господи!..
Она еще немного полежала, пока не прошло жжение в груди. Потом, все еще дрожа, потащилась под душ. Ей надо было согреться под горячей водой.
Надо было готовиться к новому дню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Западня для Евы - Робертс Нора



уф! я уж действительно стала переживать, что Рорк с Евой никогда не помирятся!!! ну это касаемо их отношений. а что до расследования - тут как всегда интриги, сплетни, подводные камни и прочие иносказания. интересно.
Западня для Евы - Робертс НораОльга Сергеевна
24.06.2012, 15.31





Супер. Отличные герои. 10/10
Западня для Евы - Робертс НораВикки
12.02.2016, 11.03





Прекрасный детектив: 10/10.
Западня для Евы - Робертс НораЯзвочка
12.02.2016, 23.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100