Читать онлайн Западня для Евы, автора - Робертс Нора, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Западня для Евы - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Западня для Евы - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Западня для Евы - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Западня для Евы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Пибоди появилась в высоких кроссовках цвета тропического попугая, как определила про себя Ева. Она больше не топала, но как будто подпрыгивала на каждом шагу на своих дутых подошвах, и к этому еще надо было привыкнуть. Ее лицо украшала улыбка в тридцать два зуба, а в волосы была вплетена нитка разноцветных бус, свисавшая от макушки до подбородка.
— Привет, Даллас! Должна сказать, Ямайка — классное место.
— У тебя бисер в волосах?!
— Да, я заплела косичку. — Пибоди подергала ее. — Имею право. Я же больше не ношу форму.
— Но зачем тебе косичка? Ладно, неважно. Где компьютеры?
— Детектив Макнаб и я лично переправили компьютеры через таможню и перевезли их прямо сюда, в выездную лабораторию электронного отдела, для анализа и изучения. Компьютеры ни на минуту не выходили из-под нашего контроля во время транспортировки. В настоящий момент Макнаб присоединился к команде ОЭС в данном помещении. Я его оставила, чтобы прийти к вам для доклада, господин лейтенант.
— Нечего дуться только из-за того, что я покритиковала твою косичку с бисером.
— А вот возьму и не отдам вам подарок!
— С какой это стати ты делаешь мне подарки?
— В память о моей первой командировке в качестве детектива. — Пибоди открыла сумку. — Хоть вы его и не заслуживаете, ладно, так и быть.
Ева взглянула на миниатюрную пластмассовую пальму с лежащим под ней голым пластмассовым мужчиной. В руке он держал крохотную емкость в форме пиалы, наполненную переливающейся зеленой жидкостью, явно алкогольной, судя по блаженной пьяной ухмылке на его лице.
— Ты права. Такого я не заслуживаю.
— Это китч! — Обиженная Пибоди поставила сувенир на стол Евы. — Но, по-моему, он очень забавный. Так что… вот.
— Ладно, спасибо. А теперь я должна ввести тебя и остальных членов команды в курс дела. Мы устроим инструктаж… Погоди минутку, — сказала Ева, когда запищал ее сотовый телефон. — Даллас.
— У нас неприятности.
Судя по мрачному голосу Морса, неприятности были серьезные.
— Ты в морге?
— Да я-то в морге, — подтвердил он: — А вот Биссела здесь нет.
— У тебя пропало тело?!
— Тела не пропадают, — ответил он с раздражением. — Наши гости редко встают, чтобы прогуляться к магазинчику на углу и купить себе бублик с плавленым сырком. А это значит, что кто-то пришел сюда и забрал его.
— Ясно, — кивнула Ева. Голос у него был скорее обиженный, чем сердитый. — Опечатай помещение.
— Не понял?
— Опечатай помещение, Морс! Чтоб ни одна душа — живая или мертвая — не вошла и не вышла, пока я не приеду. Мне понадобится около часа.
— Час, чтобы…
— Опечатай помещение, где хранилось тело. Собери все диски камер слежения за последние сутки и скопируй для меня все результаты твоей работы по Бисселу. И я хочу знать поименно всех, кто работал в анатомическом театре или хотя бы заглядывал в хранилище с тех пор, как ты лично в последний раз видел тело. Кейд на месте?
— Да, Кейд на месте. Черт бы тебя побрал, Даллас!
— Приеду, как только смогу. — Ева отключила связь. — Собери всю команду, — приказала она Пибоди и выругалась, так как телефон снова зазвонил. — Двигай! — рявкнула она, а сама сняла трубку. —Даллас.
— Лейтенант. — Голос Уитни был ничуть не веселее голоса Морса. — Вам надлежит явиться в Башню на встречу с заместителем директора ОБР Спарроузом в девять ноль-ноль.
— Ему придется подождать. Голос Уитни превратился в лед:
— Лейтенант?
— Сэр, я как раз собиралась проинструктировать мою команду. Инструктаж по минимуму, но совершенно необходимый. Кроме того, мое присутствие безотлагательно необходимо в морге. Мне только что звонил судебно-медицинский эксперт Морс. Тело Биссела исчезло.
— То есть как?! Может, его не туда положили? Или выкрали?
— Я полагаю, выкрали, сэр. Я отдала приказ опечатать помещение и сделать выемку всех записей. Через час мы с Пибоди встречаемся с Морсом. Оценим положение на месте. Полагаю, это важнее встречи в Башне. ОБР и Спарроузу придется подождать своей очереди, чтобы пригласить меня на танец.
Уитни посопел в трубку.
— Мне нужны детали, все до единой и как можно скорее. Встреча будет перенесена на одиннадцать ноль-ноль. Не опаздывайте, лейтенант.
Отвечать ей не пришлось, потому что он оборвал связь, так что ей ничего другого не осталось, как бросить злобный взгляд на телефон и выругаться от души. Потом она встала и с раздражением перевернула доску с фотографиями трупов лицом к стене.
Ева впервые увидела Токимото, когда он вошел в ее кабинет, пропустив вперед Риву. «Ладно, — сказала себе Ева, — пусть Рорк с Финн сами подбирают себе людей, даже если я ни черта о них не знаю: им виднее». Рива, хоть и осунулась, выглядела довольно спокойной. Но насчет любовных флюидов Рорк наверняка ошибся: Токимото даже ни разу не взглянул на Риву, пока они занимали свои места.
— Капитан Фини уже проинструктировал вас о том, что касается электроники, — начала Ева, убедившись, что все члены ее команды на месте. — Так что я не буду затрагивать эту тему. Скажу только, что мне нужны данные, любые данные, и они нужны мне в приоритетном порядке. «Красный код» отступает на второй план.
— Лейтенант. — У Токимото был мягкий, богатый модуляциями голос, а его красивое, экзотичное лицо осталось по-восточному бесстрастным. — Позвольте заметить: по самой своей природе «Красный код» не может отступить на второй план. Если мы хотим восстановить данные, нам необходимо знать, каким образом они были уничтожены. Как видите, тут все взаимосвязано.
— Нет, не вижу. Вот почему я не работаю в отделе электронного сыска. Вы приглашены для оказания помощи в расследовании убийства. Поскольку компьютерные данные были уничтожены, это означает, что в них содержались улики против неизвестного лица или лиц, убивших по крайней мере трех человек. Когда я получу данные, мне станет понятно, по какой причине кто-то хотел их уничтожить. Следовательно, для меня это первоочередная задача. Ясно?
— Да. Конечно.
— Вот и хорошо. Компьютеры, привезенные детективами Пибоди и Макнабом из резиденции Картера Биссела, находятся здесь. Сам Картер Биссел пропал без вести, что наводит на мысль о его причастности к происходящему. Степень его причастности еще предстоит установить.
— Блэр о нем почти не упоминал, а когда все-таки заговаривал, называл его олухом и проходимцем, — сказала Рива. — Не знаю, поможет ли это вам, но у меня создавалось впечатление, что Картер являлся обузой для брата. Блэр его стыдился.
— Вам известно, когда они контактировали в последний раз?
— Мне кажется, где-то около года назад Картер обратился к Блэру с просьбой одолжить ему денег. Я случайно вошла в кабинет, когда Блэр отправлял электронный перевод, и он что-то такое сказал насчет того, что вот, приходится сплавлять деньги мартышке по имени Картер, которую он везет на своем горбу. Он был расстроен и не хотел об этом говорить, поэтому я сделала вид, что ничего не замечаю. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что слишком многого не замечала…
— Он именно так и выразился? Про мартышку на своем горбу?
— Да. Он был расстроен и зол. Помню, я удивилась, что он ссужает деньги Картеру против своей воли, но, в конце концов, это были его деньги и его дело. Поэтому я не стала продолжать разговор.
— Очень интересно. Рорк, постарайся выкроить время и раскопать для меня все счета Блэра Биссела. Я хотела бы посмотреть, как часто он кормил мартышку. — Ева обвела взглядом присутствующих. — Гражданским членам команды следует уяснить, что любая информация, относящаяся к данному расследованию, не подлежит разглашению или обсуждению с кем бы то ни было вне этих стен. Повторяю еще раз: ни с друзьями, ни с соседями, ни с любовниками, ни с прессой, ни с домашними животными. Если передача информации состоится, это будет рассматриваться как попытка помешать правосудию. Если возникнет утечка, источник будет установлен, арестован, предан суду и проведет лучшие годы жизни в камере. — Ева бросила быстрый взгляд на Рорка. и добавила, угадав его мысли: — Извини, у меня нет времени разводить церемонии. Конечно, это твои люди, но все дело в том, что они не мои.
— Я думаю, вы совершенно недвусмысленно выразили свое отношение, лейтенант, — сухо заметил он. — В этой комнате нет никого, кто понял бы вас превратно.
— Если это кого-то задевает, тут уж ничего не поделаешь, — невозмутимо парировала она. — Не думаю, что Хлою Маккой, к примеру, в данную минуту беспокоят чьи-то амбиции или нежные чувства. Перейдем к другому вопросу. Биссел, по собственной инициативе или по согласованию с ОБР, начинил свои работы шпионским оборудованием. Мы знаем, что эти устройства были размещены в разных местах дома, который он делил с Ривой Юинг, очевидно, с целью сбора разведданных по проектам, над которыми она работала для «Рорк индастриз». — Ева заметила, что у Ривы задрожал подбородок, но она справилась с собой. — Нам надо проследить местонахождение других его скульптур. Должна всех предупредить: как только мы начнем их сканировать, торпеда выскочит из воды и брызги полетят во все стороны. Они зальют и вас, Рива, поскольку вы были с ним связаны.
— Я с этим справлюсь.
— Мисс Юинг сама стала жертвой этого заговора! Разве можно ее винить за действия человека, который обманывал и использовал ее? — возмутился Токимото.
Рива взглянула на него и благодарно улыбнулась.
— Я не сомневаюсь, что люди будут меня винить. Так уж устроен мир.
— Кстати, эта отрицательная реакция может наступить раньше, чем мы ожидали, — продолжала Ева. — Дело в том, что тело Биссела пропало из морга.
Она внимательно следила за присутствующими и увидела, как на лице Ривы отразилось глубокое недоумение, словно она услыхала фразу на незнакомом ей иностранном языке. Токимото дернулся на своем стуле, потом, не глядя, протянул руку и накрыл ладонью руку Ривы.
Значит, Рорк опять оказался прав. Да уж, с ним в карты не садись!
— Я не понимаю, что вы хотите сказать, — с трудом проговорила Рива. — Я просто не понимаю…
— Я говорила с медэкспертом. Он проинформировал меня, что тело Биссела исчезло из морга. Мы будем исходить из предположения, что его выкрали.
— Но… кому понадобилось… — Рива потерла горло, словно пытаясь высвободить застрявшие в нем слова. — Нет, у меня в голове не укладывается!
— Я с этим разберусь. Это моя работа. Вы можете сообщить, где были вечера вечером?
— Вы жестоки, — тихо сказал Токимото.
— Я просто делаю свою работу добросовестно. Рива?
— Да-да, конечно. Мы ужинали дома. Мы с мамой. Смотрели видео по телевизору. Это была ее идея — сплошные комедии. Мы ели попкорн, пили вино… — Она вздохнула. — Мы просидели у телевизора до часа ночи. Я заснула на диване и проснулась около четырех. Она меня укрыла. Я просто перевернулась на другой бок и снова заснула. Давно я так хорошо не спала.
— Ладно. А теперь прошу штатских вернуться в лабораторию. — При этом Ева взглянула прямо на Рорка. — Я жду полного отчета о достигнутых результатах к четырнадцати ноль-ноль.
— Слушаюсь, начальник. — Рорк подошел к Риве и помог ей подняться на ноги. — Хотите сначала подышать воздухом? Может, вам надо побыть одной?
— Нет-нет, я в порядке. Давайте работать. Давайте начнем поскорее.
У двери Рорк обернулся и напоследок бросил холодный взгляд на Еву.
— Вот это да! — присвистнул Макнаб, шутливо ежась. — Дело явно завернуло на мороз.
— Заткнись, кретин! — сквозь зубы прошипела Пибоди. — Извините, лейтенант. — Он заплел волосы в пять тысяч косичек, и у него теперь мозги не работают из-за недостатка кислорода.
— Эй!..
— Давайте приступим к работе. — Ева нахмурилась. — Я провела несколько вероятностных тестов, и ни один из них не дал четкой и ясной картины. Все зависит от комбинирования данных при вводе. Как бы то ни было, мы до сих пор не знаем, с кем и с чем имеем дело. Секретная операция? Переметнувшийся агент? Семейная разборка? Все, что у нас есть, — это три убийства, одно пропавшее тело и связь с Ямайкой. Хлоя Маккой что-то знала или хранила, сама не подозревая, насколько это опасно. И из-за этого ее убили. Вскрытие показало, что за час до смерти она применила противозачаточное средство. Значит, она ждала любовника. Единственным ее любовником, которого мы знаем, был Блэр Биссел.
— А он мертв и к тому же пропал без вести, — вставил Фини.
Ева пожала плечами.
— Сама-то она, несомненно, верила, что ждет Блэра Биссела. Она была наивной, доверчивой молодой женщиной, склонной к театральности. Стоило правильно сыграть на этой струнке, и она бы поверила, что ее возлюбленный восстал из мертвых, что он готов прийти к ней и все рассказать, просить ее о помощи, увезти ее на белом коне прямо навстречу закату. Убийце требовалось только получить доступ в квартиру, успокоить ее и заставить выпить отравленное вино. «Я друг Блэра Биссела, я его напарник, я его брат. Он просил меня все вам объяснить. Он будет здесь, как только наступит благоприятный момент».
— Она впустила бы его, — согласилась Пибоди. — Она была бы в восторге. Все так романтично!
— И уж тем более она впустила бы его, если бы это был сам Блэр Биссел, — заметила Ева.
— Восставший из мертвых? — фыркнул Макнаб.
— Ему не пришлось бы воскресать, если бы оказалось, что он вовсе не умирал. Если он сам все это подстроил.
— Тело было идентифицировано, Даллас, — напомнила Пибоди. — Отпечатки пальцев, ДНК, весь набор.
— Он же был агентом ОБР. Я не исключаю фальсификации удостоверения личности. Но Маккой путает нам все карты. Если у нее что-то было, если она что-то знала, почему не позаботиться об этом еще до того, как идти на главный шаг? И потом, мотив. Зачем умирать, взяв с собой любовницу и подставив жену? Ничто в его досье не указывает на какие-то неприятности с ОБР. Он отлично устроился. Шпионская работа, связанная с сексом, любящая жена, сама того не ведая, поставляющая ему разведданные, пара любовниц, вносящих разнообразие, успешная карьера, финансовое благополучие. Жизнь прекрасна, так какого черта ему умирать? — Ева присела на край стола. — Переходим к брату. Ревность, зависть, злость. Мы знаем, что Кейд ездила навестить его на Ямайку, у нас есть основания полагать, что она взяла его в любовники. Была ли на это санкция ОБР? Или она работала самостоятельно? А может, на пару с Блэром Бисселом? Но зачем? Возможно, у них был план, но в последний момент все пошло наперекосяк. Может, они хотели только поиграть в Каина и Авеля, но Картер повысил ставки и изъял брата из обращения? Он берет неплохой куш — наследует все состояние брата. Ведь если бы Риву судили и приговорили, она не смогла бы наследовать. Значит, все достается ему.
— А может быть, он шантажировал Блэра? — предположила Пибоди.
— Хорошая версия. Рорк поможет нам ее подтвердить или опровергнуть. Не исключено, что у Картера что-то было на Блэра: связь с ОБР, супружеская измена, что-то еще. Поэтому он регулярно тянул с брата денежки. Блэру это надоело, и он решил стряхнуть мартышку с горба. Но убить троих — это уж слишком. Он мог бы просто съездить потихоньку на острова, расправиться с братцем и вернуться к своей прежней жизни. Да, сплошные вопросы… Кое-какие ответы содержатся в этих компьютерах, Финн. Мне нужны эти ответы!
— Один у меня уже есть. Пластический хирург, швед, один из лучших в мире специалистов по лицевой хирургии, был убит в своем рабочем кабинете, якобы во время неудавшегося ограбления. Две недели назад. Записи о пациентах уничтожены, так как его компьютер был поврежден.
— Поврежден?
— Так говорится в полицейском отчете. Йоргенсену — так его звали — перерезали горло. Запас лекарств был похищен, а компьютер поврежден. Я думаю, он был инфицирован, но точно сказать не могу, пока не осмотрю компьютер.
— Попробуй вежливо попросить своих коллег в Швеции, может, они отдадут нам компьютер.
— Попробую.
— Действуй быстро. — Ева встала. — Меня вызвали в Башню по требованию ОБР, черт бы их побрал. Я предпринимаю шаги, чтобы прикрыть наши задницы, потому что игра будет грязной. Когда дерьмо попадет в вентилятор, надеюсь, шпики окажутся в нем по колено. Но они обязательно будут стрелять в ответ. Поэтому на данном этапе расследования нам всем придется отсиживаться в бункере. То есть здесь.
— О боже, — блаженно ухмыльнулся Макнаб, — как мы это выдержим?
— Работать будем круглые сутки семь дней в неделю, — отрезала Ева, наблюдая, как его ухмылка превращается в страдальческую гримасу. — Посменно. Начиная с этой минуты. Пибоди!
— Да, лейтенант. Я с вами.
— Связь только по защищенным линиям, — добавила Ева.
Она направилась к двери и едва не столкнулась с Рорком.
— Лейтенант, мне нужна минута вашего времени.
— На ходу. У меня нет ни единой свободной минуты.
— Я как раз собиралась… — «…куда-нибудь скрыться, — мысленно добавила Пибоди и поспешно проскользнула мимо них. Макнаб поспешил за ней, и Рорк закрыл за ним дверь.
— Если хочешь пожаловаться на то, как я обошлась с твоими людьми, оставь это на потом, — быстро сказала Ева. — Я спешу.
— Чтобы обсудить твое умение общаться с людьми, потребовалось бы гораздо больше, чем одна минута. К тому же, как я понимаю, ты уже не подозреваешь Риву и пытаешься установить ее алиби.
— Ну и что?
— Я отказываюсь работать вслепую, Ева. Если ты ждешь от меня помощи, ты не можешь отдавать мне приказы, а потом выставлять за дверь. Ты должна мне доверять. Мне нужны детали.
— Ты знаешь все, что тебе нужно знать. Когда придет момент, я сообщу тебе новые данные.
Он схватил ее за руку и развернул лицом к себе.
— Это что, твой оригинальный способ дать мне по морде за то, что я не разделяю твоих высоких нравственных убеждений?
— Если я дам тебе по морде, приятель, поверь, ты это ни с чем не спутаешь. Мы говорим о разных вещах.
— Ничего подобного.
— Да пошел ты!
Она вырвала руку и в сердцах оттолкнула его. Глаза Рорка вспыхнули огнем, но он не толкнул ее в ответ. Он даже не прикоснулся к ней. Ева ощутила легкую зависть к нему за то, что он так умеет держать себя в руках. А она вот не удержалась и тут же возненавидела себя за это.
— Это моя работа, черт побери, и сейчас я не могу позволить себе роскошь думать о чем-то другом. Если тебе не нравится, как я веду расследование или обращаюсь с членами команды, тогда просто уходи.
Убирайся к чертовой матери! Ты понятия не имеешь, с чем мне приходится сталкиваться!
— Я об этом и говорю. Я испытываю вполне обоснованную озабоченность, потому что моя жена в одиночку сражается с ОБР. Это ведь не то же самое, что убийца-дилетант или даже преступная организация. Это не группа обезумевших фанатиков-террористов. Речь идет об одной из самых влиятельных шпионских организаций в мире. Если они каким-то боком в этом замешаны — а, судя по всему, так оно и есть, — логично предположить, что они без зазрения совести раздавят копа нью-йоркской городской полиции, осмелившегося встать им поперек дороги. Раздавят в профессиональном или в личном плане, как получится. Но это мой коп, и я не собираюсь…
— Тебе придется смириться. Это часть сделки, на которую ты пошел, когда женился на мне. Если не хочешь, чтобы мне прищемили задницу, добудь нужную информацию. Вот все, что ты можешь сделать.
— Это действительно часть сделки, на которую я пошел, — согласился Рорк угрожающе тихим и мягким голосом. — Но тебе следовало бы вспомнить свою часть сделки, Ева. Ты тоже кое на что подписывалась. И теперь тебе с этим жить. Или уйти.
Он повернулся и вышел из кабинета, а она так и осталась стоять, потрясенная до глубины души.
Должно быть, пережитое только что потрясение отразилось у Евы на лице, потому что Пибоди откровенно уставилась на нее, когда она села в машину.
— Даллас, с вами все в порядке?
Ева лишь молча покачала головой, не доверяя своему голосу. Горло у нее саднило. Нажав на акселератор, она сорвала машину с места и погнала ее по подъездной аллее, обсаженной красивыми деревьями и кустарниками, уже тронутыми осенним золотом.
— Мужчины — народ упрямый, — заметила Пибоди. — Чем дальше, чем хуже, я давно за ними наблюдаю. А уж Рорк, наверное, самый крепкий орешек из всех.
— Он просто злится. Страшно злится. Как, впрочем, и я, разрази меня гром! Но он сумел застать меня врасплох. Он в этом деле здорово навострился. Сукин сын! — Чувствуя, что начинает задыхаться, она сквозь зубы втянула в себя воздух. — Знает куда бить, чтобы было больно!
— Чем больше он вас любит, тем лучше целится.
— Черт, ну, значит, он очень сильно меня любит. Но я не могу сейчас этим заниматься. Он же знает, что сейчас не время!
— Семейные размолвки всегда происходят некстати.
— Эй, ты на чьей стороне?
— На вашей, раз уж я сижу рядом с вами. Не сомневайтесь.
— Все, хватит об этом. — Ева включила телефон на приборном щитке и предприняла следующий шаг.
— Надин Ферст, — раздалось в трубке.
— Я не успею к ланчу. Нам придется пересмотреть сроки, но я хочу тебя видеть как можно скорее.
— Хорошо, — спокойно сказала Надин. — Я освобожу время и дам тебе знать.
— Жду с нетерпением. — Ева отключила связь.
— Что, черт возьми, происходит? — нахмурилась Пибоди.
— Думаешь, только шпионы умеют проводить тайные операции? Я только что дала сигнал Надин пустить в эфир информацию о том, что Блэр Биссел работал на ОБР, с несколькими тщательно отобранными деталями, на которых можно будет остановиться подробнее. Вот и посмотрим ближе к концу дня, кто кому прищемил задницу!
— Значит, не один только Рорк будет страшно зол, — ухмыльнулась Пибоди. — Кое-кто составит ему компанию.
— Спасибо. — Ева сумела выдавить из себя слабую улыбку. — Теперь мне стало значительно лучше.
Морс выполнил инструкцию в точности. Судя по тому, что им с Пибоди понадобилось целых десять минут, чтобы пройти в морг, Ева догадалась, что он разозлился не на шутку. Он встретил их лично и в ледяном молчании провел по длинному белому коридору, ведущему к прозекторской и смотровым комнатам.
— Во сколько ты приехал сюда сегодня утром? — спросила Ева, обращаясь к его окаменевшей от возмущения спине.
— Около семи. Для меня это рано, но я хотел оказать услугу одному знакомому копу. Вот и решил прийти пораньше, поработать над Бисселом, проверить лицевую пластику, установить время самых недавних переделок. Я выпил кофе, просмотрел свои предварительные записи по делу, сюда вошел примерно в семь пятнадцать.
Морс воспользовался пропуском и голосовой командой, чтобы войти в одну из секций хранилища.
— Эта дверь была заперта?
— Да.
— Я вызову команду экспертов проверить следы взлома, — предложила Пибоди.
— Ячейка Биссела была пуста, — продолжал Морс, подходя к стене, состоящей из стальных дверец холодильных ящиков. Он вытянул один из них и впустил в помещение облако ледяного белого пара. — Сначала я предположил, что его переместили или неверно указали номер ячейки. Я проверил последнюю запись и убедился, что все зарегистрировано правильно. Тогда я вызвал Мэри Дрю, дежурного эксперта ночной смены. Она была еще здесь, ее смена заканчивалась только в восемь. У нее не было записей о том, что кто-то входил сюда, что-либо выносил или перемещал.
— Мне придется поговорить с ней.
— Она ждет в своем кабинете. Мы провели тщательный обыск. Данные Биссела на месте, а тела нет.
— Сколько тел здесь хранится в настоящий момент?
— Двадцать шесть. Четыре поступили вчера — было дорожное столкновение, зафиксированное в два двадцать.
— Все холодильники проверил?
Красивое лицо Морса вспыхнуло от оскорбления.
— Даллас, я не первый день здесь работаю. Если я сказал, что тела здесь нет, значит, его здесь нет.
— Ладно. Значит, в этой секции было двадцать два тела до поступления четырех в результате дорожной аварии в два двадцать?
— Нет, у нас тут было двадцать три тела. Два были предназначены на вывоз за счет города. Двое бездомных бродяг. Никем не востребованы.
— Ликвидация… — рассеянно пробормотала Ева. Морс еще больше обиделся, в его голосе зазвучали ледяные нотки.
— Ты прекрасно знаешь распорядок, Даллас! Невостребованные тела неимущих город кремирует через сорок восемь часов. Мы разбираемся с ними в ночную смену и отправляем в крематорий.
— Кто их сопровождает?
— Водитель и санитар. — Морс понял, к чему она клонит, и оскалил зубы. — Они не могли захватить Биссела по ошибке, если ты на это намекаешь. Мы тут водевилей не разыгрываем, да будет тебе известно! Забота о мертвых — это серьезная, ответственная работа.
— Мне все это известно, Морс. — Ева почувствовала, что ее собственное терпение на исходе, и подошла к нему вплотную. — Но Биссела здесь нет, так что придется начать расследование по полной программе.
— Прекрасно. У нас тут есть экспедиторская. Тела, предназначенные на вывоз и кремацию, выгружаются из холодильников. Записи при этом проверяются дежурным экспертом и подвергаются повторной перепроверке во избежание ошибок. Перевозочная команда отправляет их в экспедиторскую и оформляет накладные. В общем, это связано с целой серией проверок. Никто не мог по ошибке списать Биссела на кремацию, оставив в морге тело бездомного. Но сейчас одного тела не хватает. Счет не сходится.
— Я не думаю, что это была ошибка. Прежде всего свяжись с крематорием. Проверь, скольких они приняли от вас прошлой ночью. И мне нужны имена команды перевозчиков. Они все еще на месте?
— Разные смены. — Теперь Морс был уже не столько зол, сколько встревожен. Он вывел их из хранилища и запер дверь. — Их смена кончается в шесть. — Он торопливо направился к своему кабинету, на ходу вызывая на компьютере расписание минувших суток и одновременно включая телефон. — Пауэлл и Сибрески. Я знаю обоих. Обожают розыгрыши, но работают аккуратно. Им можно доверять. Говорит главный судмедэксперт Морс, — заговорил он в трубку. — Мне нужно проверить доставку на кремацию за муниципальный счет сегодня рано утром.
— Одну минуту, доктор Морс. Сейчас я соединю вас с «приемкой».
— Интересно, только мне одной кажется, что это похоже на черную комедию? — пробормотала Пибоди. — «Приемка»! Фу, какая гадость!
— Заткнись, Пибоди. Лучше прокачай мне быстренько Пауэлла и Сибрески. Добудь фотографии.
— Я же тебе уже все объяснил, — возразил Морс. — Здешний персонал не отправит на переплавку любое подвернувшееся тело. Есть строгая система учета… Да, это Морс, — подтвердил он, когда по телефону ответили из приемного отделения. — Мы поставили на кремацию Джона и Джейн Доу
type="note" l:href="#note_1">[1]
сегодня рано утром. Номера накладных: Нью-Йорк — Дж.Д. 500-251 и 252. Проверьте, пожалуйста.
Он включил громкую связь, и Ева услышала ответ:
— Конечно, доктор Морс. Сейчас я выведу данные. Да, у меня есть сведения о поступлении, кремация завершена. Вам нужны регистрационные номера?
— Нет, спасибо. Этого достаточно.
— Хотите проверить третью доставку?
Еве не нужен был рентген, чтобы понять, что творится у Морса внутри. Все было видно по тому, как медленно он опустился в кресло за своим столом.
— Третью?
— Нью-Йорк — Дж.Д. 500-253. Все три доставки произведены одновременно. Дежурный приемщик Клеммент расписался за них в час шесть минут утра.
— Кремация завершена?
— О да, доктор. Кремация была завершена… сейчас скажу… в три тридцать восемь. Я чем-нибудь еще могу вам помочь?
— Нет. Нет, благодарю вас. — Морс прервал связь. — Не понимаю, как это могло случиться. Полная бессмыслица! Вот накладные. — Он пощелкал по экрану. — Вот они. На двух, а не на трех! Не было накладной на вывоз третьего тела, и через экспедицию третье тело не проходило!
— Мне надо поговорить Пауэллом и Сибрески.
— Я еду с тобой. Я должен сам все проверить. Даллас, — торопливо добавил он, пресекая возражения, — это мой дом. И даже если в гости ко мне приходят мертвецы, все равно это мои гости.
— Хорошо. Вызывай экспертов, Пибоди. И пусть Финн пошлет какого-нибудь умника из ОЭС проверить компьютер Морса. Я хочу знать, какие изменения были внесены за последние сутки.
Злого до чертиков Сибрески они вытащили из постели. И хотя он немного оттаял при виде Морса, ворчать и почесывать задницу не перестал.
— Какого черта? Мы с моей старухой работаем ночами. Надо же когда-то и поспать! Вам-то хорошо, у вас дневная смена. Думаете, все работают по вашим часам?
— Мне очень жаль, что приходится прерывать ваш блаженный сон, Сибрески, — начала Ева. — Мне также жаль, что вы не сполоснули рот перед нашей маленькой беседой.
— Эй!..
— Но вся беда в том, что я веду одно из этих дурацких дневных расследований, которые так отравляют вам жизнь. Сегодня рано утром вы доставляли тела в крематорий?
— Ну и что? Это моя работа, леди. Эй, Морс, какого хрена?
— Сиб, это важно. Ты…
— Позволь мне, Морс, — перебила его Ева, впрочем, гораздо мягче, чем могла бы, будь на его месте кто-то другой. — Скольких вы взяли?
— Была всего одна ездка из морга в крематорий. Мы их берем группами до пяти. Больше пяти — приходится делить и делать две ездки. Зимой работы невпроворот. Бездомные замерзают и всякое такое. А в хорошую погоду, как сейчас, все затихает.
— Скольких вы взяли в последнюю ездку?
— Черт… — Он вытянул нижнюю губу, и Ева поняла, что для него это выражение означает крайнюю степень умственного напряжения. — Трех. Ну да, трех жмуров. Два Джона, одна Джейн. Господи, да мы же прошли всю эту канитель: журналы, накладные… Получили, сдали, все под роспись, мать вашу. Я ж не виноват, если кто-то хватился жмурика через двое суток!
— Кто выдал разрешение на транспортировку тел для вас с Пауэллом?
— Сэл, надо полагать. Ты ее знаешь, Морс, Салли Райзер. Обычно это она выписывает накладные в экспедиции. Когда я приехал, все было уже готово, только это был не Пауэлл.
— Что значит — «это был не Пауэлл»?!
— Пауэлл позвонил и сказал, что заболел, так что вместо него бвш новый парень. Тот еще шустрик, доложу я вам! — Сибрески скорчил рожу. — К тому времени, как я пробил карточку, он уже все бумаги оформил. А мне-то что за дело? Мое дело их возить.
— Как звали нового парня? — потребовала Ева.
— Да что я вам, нанялся помнить всякие там имена в десять часов утра? Вроде бы Анджело. Мне-то какая разница, он просто заменял Пауэлла! Решил сделать всю бумажную работу сам — отлично, что ж я, спорить, что ли, буду? Говорю же, это был тот еще шустрик.
— Да уж, держу пари. Пибоди!
Пибоди сразу поняла, что от нее требуется, и вынула из папки с делом фотографии Блэра и Картера Бисселов.
— Мистер Сибрески, вы можете опознать Анджело в одном из этих мужчин?
— Не-а. У того шустрика были такие большие дурацкие усы и брови тоже здоровущие. А волосы у него были длинные, как у какого-нибудь педика, и свисали аж до задницы. Да, и еще шрам на лице. — Он постучал пальцем по левой щеке. — Жуткий шрам, прямо от глаза до самой губы. И зубы выпирали. В общем, урод уродом.
— Боюсь, мне придется испортить вам день, — сообщила ему Ева. — Одевайтесь, поедете в Центральное управление полиции. Вам придется поработать с полицейским художником.
— Вы что, шутите, леди?
— Я леди-лейтенант. Надевайте штаны!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Западня для Евы - Робертс Нора



уф! я уж действительно стала переживать, что Рорк с Евой никогда не помирятся!!! ну это касаемо их отношений. а что до расследования - тут как всегда интриги, сплетни, подводные камни и прочие иносказания. интересно.
Западня для Евы - Робертс НораОльга Сергеевна
24.06.2012, 15.31





Супер. Отличные герои. 10/10
Западня для Евы - Робертс НораВикки
12.02.2016, 11.03





Прекрасный детектив: 10/10.
Западня для Евы - Робертс НораЯзвочка
12.02.2016, 23.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100