Читать онлайн Я, опять я и еще раз я, автора - Робертс Нора, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я, опять я и еще раз я - Робертс Нора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я, опять я и еще раз я - Робертс Нора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я, опять я и еще раз я - Робертс Нора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Робертс Нора

Я, опять я и еще раз я

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Закончив осмотр места преступления и тела, Ева вышла из здания.
— Я хочу, чтобы моя спецкоманда проверила электронику. И чтобы мой гражданский консультант осмотрел место преступления.
— Может, объяснишь мне, что к чему, Нью-Йорк?
— У меня две жертвы, мужчины, убиты тем же способом. Обе жертвы были связаны с этим заведением.
— Ты говоришь об Айконах.
Ева подавила дрожь нетерпения.
— Ну, если вы все знаете, зачем тратить мое время?
— Просто хочу услышать твою версию. Когда я вижу женщину, убитую тем же способом, что и два известных врача в Нью-Йорке, это наводит меня на мысли. И я вспоминаю, как подозреваемую показывали по телику. Красивая куколка. Вот и у меня тут тоже красивая куколка. На твою куколку не похожа, так что, может, их больше, чем одна. А может, если я совмещу эти два снимка на компьютере, они совпадут. Допустим, какая-то женщина (или женщины) отправила на тот свет двух медицинских светил в Нью-Йорке. Зачем, спрашиваю я, ей ехать в нашу глухомань и убивать директрису школы для девочек?
— У нас есть основания полагать, что убийца или убийцы учились в этой школе.
Хайер оглянулся на школьное здание.
— Похоже, ее тут здорово достали насчет успеваемости.
— Школу вообще никто не любит. Вы тут проработали шерифом несколько лет. Сколько раз за это время вас вызывали сюда?
У него был тонкогубый рот, но Еве понравилась его ленивая усмешка.
— Это первый раз. Бывал часто в свободное время. В театре дают представления три-четыре раза в год. Открыто для публики. Моей жене такие вещи нравятся. А весной они каждый год устраивают тур по садам. Она и туда меня тащит.
— Вам не кажется странным, что ни разу за все это время вас не вызвали сюда по поводу какой-нибудь девчонки, которая затосковала по дому и перелезла через забор? Или, скажем, по поводу кражи, смерти при невыясненных обстоятельствах, вандализма?
— Ну, допустим. Но я же не могу в открытую жаловаться, что от них нет никакого беспокойства!
— До вас когда-нибудь доходили слухи о том, что одна из девочек связалась с местным парнем или отправилась в город и влипла в историю?
— Нет. Они не ездят в город. И, да, мне это показалось странным. Настолько странным, что когда жена в очередной раз притащила меня сюда, я тут покрутился немного, задал кое-какие вопросы. Не на что опереться. — Хайер еще раз огляделся кругом. — Нутром чую, что-то не так, а ухватиться не за что. Если ты меня понимаешь.
— Да, я понимаю.
— Но это школа для снобов, а мы что? Мы мелкая рыбешка. Пошлют меня с моими подозрениями куда подальше и будут правы. Ну, было дело, и не раз, когда наши парни перелезали через забор, через ворота, хотели прорваться внутрь. Против натуры не попрешь. Охрана их засекает еще прежде, чем они доберутся до земли. Я все говорю, говорю, Нью-Йорк, но ничего в ответ не слышу. А как же баш на баш?
— Мне жаль, но я мало что могу вам сообщить. Я под Синим кодом.
Вот теперь он удивился по-настоящему.
— Ого! Выше, чем я думал.
— Могу вам сказать: у нас есть веские причины полагать, что это не просто учебное заведение. Чутье вас не обмануло, шериф. Моя команда должна проверить все. Мне надо просмотреть записи с дисков наблюдения и личные дела учениц. Мне надо опросить свидетелей.
— Дай мне что-нибудь еще. Пусть это будет демонстрация доверия.
— Уилфрид Айкон был убит женщиной, которая посещала эту школу и колледж, а затем исчезла. С тех пор о ней нет никаких сведений, никто не подал заявления о пропаже без вести. Мы полагаем, что ее официальные данные были сфабрикованы с ведома или при участии убитого. Мы полагаем, что она убила или была соучастницей в убийстве Уилфрида Айкона-сына. Что именно она с неустановленным сообщником сбросила вам на голову это последнее убийство. Причины всего этого зародились здесь, в школе. Не думаю, что она на этом остановится. Думаю, здесь есть данные, которые могут помочь нам обоим. Я дам вам все, что смогу дать по официальному разрешению. А когда смогу дать больше, вы получите больше.
— Думаешь, они тут практикуют какой-то культ?
— Все не так просто. Со мной двое врачей. Они могут осмотреть некоторых учениц. Одна из них — лицензированный психиатр. Она может помочь им пережить травму.
— У них в штате есть врачи и психиатры.
— Я предпочитаю, чтобы этим занялись наши.
— Ладно.
— Спасибо. Пибоди, проинструктируй команду. Потом поможешь шерифу Хайеру с удостоверением личности. Скажи Рорку, что я жду его на месте через десять минут.
Ева изучила запись на диске наблюдения. Отличная маскировка, решила она. Ярко-рыжие волосы невольно притягивали глаз. Лицо было круглее, мягче. Кожа светлее, другой цвет глаз. И форма рта тоже. Должно быть, воспользовалась специальной прокладкой.
— Это она, — сказала Ева. — Если бы я не знала, что это она, если бы не искала именно ее, ни за что бы не догадалась. Она очень хороша. Придется провести проверку по компьютеру, сравнить руки, уши, но я и сейчас могу сказать, что это она.
«Или одна из двух или нескольких, — добавила она мысленно. — Разве можно знать наверняка?»
— Жертва ее не опознала, — продолжала она вслух. — Все это…
Ева умолкла, увидев на экране изображение спускающейся по лестнице Дианы Родригес. «Интересно, каково это — увидеть саму себя, идущую себе навстречу? Увидеть себя ребенком?»
Она вспомнила себя в этом возрасте. Одиночка, дожидающаяся своего часа, скрывающая под маской столько ран, что удивительно, как она не истекла кровью.
Она была совсем не похожа на эту красивую девочку, которая остановилась и вежливо поговорила с двумя женщинами. Она никогда не умела держаться с таким изяществом, никогда не испытывала такой уверенности.
Ева чуть не вскрикнула, увидев, как скрестились взгляды Дины и Дианы.
«Она знает. Девочка знает».
Она увидела, как они обе оглянулись, расходясь в разные стороны, и подумала: «Не просто знает. Понимает. Одобряет».
Ну а почему бы и нет? Это же одно и то же лицо.
— Прокрутить дальше? — спросил Хайер, когда Дина и Сэмюэлс скрылись в гостиной.
— Что? Да, пожалуйста.
— Никто не подошел к двери за истекшее время, продолжал он. — Никаких звонков туда или оттуда. — Он прокрутил диск немного вперед. — А вот она выходит.
— Завидное самообладание. С Айконом было то же самое. Не спешит, просто… Она что-то взяла из комнаты.
— Откуда вы знаете?
— Сумка. Ее сумка потяжелела. Смотрите, как изменилась походка, осанка. Она подстраивается под тяжесть. Отмотайте назад, до того места, где она входит, выделите кадр, разделите экран и сравните с ее выходом.
Шериф проделал все указанные операции, пожевал нижнюю губу, пока они оба изучали изображение.
— Да, похоже, я это проморгал. Сумка небольшая, она не могла взять что-то больше, чем…
— Диски. На что спорим, она взяла диски с записями? Она убивает не ради кражи, а крадет не ради выгоды. На убитой были дорогие драгоценности. Нет, ей нужна информация.
Она провела Рорка на место убийства.
— Что ты видишь?
— Приятно обставленную гостиную. Женственную, но не кокетливую. Очень аккуратную, очень буржуазную.
— Чего ты не видишь?
— Нет камер слежения, как в других местах. Но, — продолжал он, вынимая из кармана предмет, по виду напоминавший электронную записную книжку, — на то она и частная гостиная, чтобы не иметь соглядатаев. Так и есть. Здесь нет глаз.
— Хорошо. Итак, у нас тут частная гостиная. Никакой слежки, полная звукоизоляция. У нее где-то должен быть кабинет, может, даже не один. У нее где-то есть жилье, и мы его найдем. Но здесь ее маленькое личное убежище в главном здании. Она могла хранить данные, дневники, записи и так далее где-то в другом месте. Но стоит ли иметь убежище, если им не пользоваться? Дина что-то взяла отсюда. Что-то такое, что уместилось в дамскую сумочку. Но… что ты видишь?
Рорк еще раз внимательно осмотрел комнату.
— Все на своих местах. Все в полном порядке, вещи подобраны со вкусом. Все уравновешено. Пусть и в уменьшенном масштабе, напоминает дом Айкона. Никаких следов обыска, не похоже, что что-то взято. Сколько она здесь провела?
— Одиннадцать минут.
— Ну, тогда, особенно с учетом того, что за это время ей пришлось убить, то, что она взяла, лежало на виду. Или она знала, где это спрятано.
— Я за вторую версию. Она не для того сюда пришла, чтобы прихватить на память какую-нибудь дурацкую вазочку. А убитая не из тех, кто оставит уличающие ее данные лежать на столе. Дина убивала не ради острых ощущений, она пришла сюда по делу. Она знала расположение.
В глубине души Ева была уверена, что Дина все знала заранее. У нее все было отработано.
— Здесь Сэмюэлс встречалась с родителями или опекунами поступающих, — продолжала она. — Вряд ли они брали много учениц со стороны. Ровно столько, сколько нужно для конспирации и пополнения бюджета. Для поддержки хорошей публичной репутации. При найме на работу она встречалась с претендентами в одном из своих кабинетов. Дина могла пойти и тем путем, но выбрала этот. Она хотела попасть именно сюда. Ей нужно было что-то взять отсюда, а не только покончить с Сэмюэлс. Давай найдем тайник.
Первым делом Ева подошла к небольшому письменному столу. Это было очевидно, но иногда люди пренебрегают очевидным именно потому, что это слишком просто.
— Мне придется убедить Хайера позволить нам забрать тело в Нью-Йорк.
Рорк осторожно выстукивал простенки между картинами.
— Потому что?
— Потому что мне нужен Моррис. Только Моррис. Мне нужно знать, подвергалась ли она пластике лица и тела. Надо провести сравнительные тесты по лицу с Эммой Сэмюэлс, женой Уилсона.
Рорк остановился и оглянулся на нее.
— Ты думаешь, она клон? Клон Эммы Сэмюэлс?
— Да, я так думаю. — Ева присела на корточки и заглянула под стол. — И, пока я-осматривала тело, я кое-что узнала.
— Что?
— Они истекают кровью и умирают, как любой нормальный человек.
— Если ты права насчет Дины, они и убивают, как все нормальные люди, зачатые и рожденные естественным путем. Ну-ка, ну-ка, что тут у нас?
— Нашел?
— Похоже на то. — Он выдвинул настенный экран. Ева поднялась с пола и подошла к нему. — Вот это красота, — протянул он, постукивая пальцами по дверце стенного сейфа. — Титановая пластина в дюралевой оболочке. Тройная комбинация, включая голосовой код. Неправильная последовательность автоматически настраивает систему на новую комбинацию и в то же время включает бесшумный сигнал тревоги, передающийся в пять различных мест одновременно.
— Ты только взглянул на него и все уже знаешь.
— Как я узнал бы картину Ренуара, дорогая Ева. Искусство есть искусство. Мне потребуется время.
— Сколько угодно. Позвони мне, когда откроешь. Мне надо опросить остальных членов команды, получить заявления.
Ева связалась с Мирой и встретилась с ней возле театра.
— Ваше мнение?
— Они дети, Ева. Девочки. Испуганные, взволнованные, растерянные.
— Доктор Мира…
— Они дети, — повторила Мира срывающимся от волнения голосом. — И неважно, как они появились на свет. Они нуждаются в защите, утешении, поддержке.
— А я, по-вашему, что собираюсь делать? Отправить их всех в газовую камеру?
— Многие взрослые хотели бы именно этого. Они не такие, как мы, они искусственные. Уродцы. Кунсткамера. Другие захотят сделать их предметом изучения. Как морских свинок в лаборатории.
— Как вы думаете, что он делал? Мне жаль, что это причиняет вам боль, но что он с ними делал все эти годы, помимо того, что осматривал их и изучал, тестировал и натаскивал?
— Я думаю, он любил их.
— Любил? Да пошел он!
Ева повернулась кругом и отошла на несколько шагов, стараясь обуздать свой гнев.
— Был ли он прав в нравственном отношении? — Мира протянула руки, словно взывая к ней. — Нет, ни в коем случае. Но я не могу поверить, что они были для него лишь подопытными кроликами. Средством для достижения цели. Они очень красивы, эти девочки. Умные, здоровые. Они…
— Да, уж об этом он позаботился. — Ева столь же стремительно вернулась назад. — Уж он позаботился, чтобы они отвечали его требованиям. А что стало с теми, кто ему не подходил? А эти? — Ева яростно ткнула пальцем в сторону входа в театр. — Какой у них выбор? Никакого. Каждая из них — это его выбор, его вкус, его стандарты. Что отличает его, по сути, от такого подонка, как мой отец? Он произвел меня на свет, запер, как лабораторную крысу, и начал обрабатывать. У Айкона мозгов было больше, и, будем надеяться, его методы обработки не включали морения голодом, избиений, изнасилований. Но он фабриковал, держал взаперти, а потом продавал свои творения.
— Ева…
— Нет! Это вы меня послушайте! Допустим, Дина была сознательной взрослой женщиной, когда убивала его. Допустим даже, что для нее это не был акт самообороны в страхе за свою жизнь. Но я знаю, что она чувствовала. Я знаю, почему она пырнула его ножом в сердце. Пока он был жив, она чувствовала себя лабораторной крысой. Это меня не остановит, я приложу все свои силы, чтобы найти ее и остановить. Но она не убивала невиновного. Она не убивала святого. И если вы по-прежнему видите в нем святого, если не можете от этого отрешиться, для меня вы бесполезны.
— А насколько вы объективны, считая его чудовищем?
— У меня есть доказательства, подтверждающие, что он чудовище, — отрезала Ева. — Я использую эти доказательства в попытке опознать, задержать и посадить в тюрьму его убийцу или убийц. А сейчас у меня на руках почти восемьдесят несовершеннолетних — это не считая двух сотен в колледже. Еще предстоит выяснить, есть ли у них законные опекуны. Их надо допросить и — да, черт побери! — их надо защищать. Они ни в чем не виноваты. Виноват только он. И пока я с ними разбираюсь, я хочу, чтобы вы вернулись в вертолет и ждали там. Мне сейчас некогда, я потом договорюсь, чтобы вас переправили обратно в Нью-Йорк.
— Не смейте разговаривать со мной в таком тоне! И не смейте обращаться со мной, как с одним из своих проваливших дело подчиненных, которым вы так любите раздавать оплеухи.
— Я буду говорить с вами, как мне вздумается, а вам придется подчиняться моим приказам. Я — ведущий следователь по делу обоих Айконов. Вы здесь под моим началом. И вы верно подметили: вы можете провалить все дело. Или вы вернетесь в вертолет добровольно, или я вас отправлю под конвоем.
Вид у Миры был измученный, но она пошла на лобовое столкновение.
— Вы не можете допрашивать этих детей без меня. Я лицензированный психиатр. Без специального разрешения родителей или законных опекунов вы не имеете права допрашивать несовершеннолетних в отсутствие лицензированного психиатра.
— Я привлеку Луизу.
— У Луизы нет лицензии Департамента полиции Нью-Йорка на такую работу. Прибегну к вашему любимому выражению, лейтенант: ну, укусите меня.
Повернувшись на каблуках, Мира скрылась за дверью театра.
Ева в сердцах пнула дверь ногой. Тут ее телефон подал голос, и она выхватила его из кармана.
— Какого черта?
— Я вошел, — раздался в трубке невозмутимый голос Рорка. — Вот, взгляни сама.
Ева хмуро уставилась на экран видеотелефона. Рорк повернул свой экран таким образом, чтобы ей была видна внутренность пустого сейфа.
— Отлично. Потрясающе. Теперь двигай в ее кабинет. Все, что найдешь, передай Фини.
— Всегда рад служить. Не знаю, что за муха вас укусила, лейтенант, но советую вам избавиться от нее поскорее. Ваш элегантный костюм страдает от такого соседства.
— Мне не до шуток, меня работа ждет. — Ева оборвала связь и строевым шагом вошла в театр. — Мне нужна Диана Родригес, — сказала она Мире. — В отдельном помещении.
— Этажом ниже есть небольшое фойе.
— Сойдет. Приведите ее. — Уже повернувшись, Ева на ходу выхватила рацию. — Докладывай, Пибоди.
— Совпадение по лицу между Флавией и Фрост. Все полицейские посты оповещены, но результатов пока нет. Ни по ней, ни по ее машине. Проверяю все транспортные терминалы в радиусе ста миль.
Ева задумалась, стараясь прояснить мысли.
— Проверь все рейсы из местных аэропортов на Нью-Йорк и Хэмптонс. У тебя есть список недвижимости на имя Айкона?
— Да, босс.
— Проверь все объекты. Запроси списки всех пассажиров на авиарейсах. Нам нужны все частные чартеры в эти пункты.
— Работаю.
Ева отключилась и тут же связалась с Фини.
— Дай мне что-нибудь.
— Я над этим работаю. Все школьные компьютеры закодированы. Уровней больше, чем в самом Пентагоне. Но ничего, мы их посбиваем. Может, у меня будет кое-что для тебя на внешних камерах. Может, частичное изображение водителя.
— Беру. Пришли мне.
— Дай мне сперва самому немного поиграть. Может, сумею расчистить и увеличить.
— Давай скорее.
— Как только, так сразу.
Ей наконец удалось немного успокоиться. Столкновение с Мирой выбило ее из колеи, всколыхнуло чувства и воспоминания, которые она в ходе расследования всеми силами старалась подавлять. Она не может себе этого позволить, твердила Ева, разыскивая малое фойе. Она не могла себе позволить воспоминания о том, чем она была, где была, что с ней делали.
Фойе оказалось веселым и нарядным. Здесь были богатые по ассортименту пищевые автоматы, три микроволновые печки, длинные чистые прилавки, яркие столики с удобными креслами, а также развлекательный центр, при котором, заметила Ева, имелась превосходная видеотека.
А ее держали в грязных клетушках, часто в темноте. Ей не давали есть. У нее не было друзей. Она часто оставалась в одиночестве.
«Но клетка с шелковой обивкой, — подумала она, — это все равно клетка».
Ева с подозрением оглядела один из пищевых автоматов. Ей нужна была доза кофеина, но рядом не было никого, кто мог бы стать посредником между нею и злодеем-автоматом. Она принялась изучать его, бренча мелочью в кармане, и уже готова была попытать счастья, когда до нее донеслись шаги. Тогда она села за один из цветных столиков и стала ждать.
Девочка оказалась настоящей красавицей. Отливающие атласом черные волосы, глубокие черные глаза. «Ее лицо станет тоньше, — думала Ева, — потеряет свою детскую округлость. Ее движения еще не приобрели подростковую угловатость, но она уже подбирается к этой стадии».
— Диана, это лейтенант Даллас.
— Добрый день, лейтенант.
Ева вытащила мелочь.
— Вот что, малышка, купи нам всем что-нибудь попить. Себе — что хочешь, мне пепси. Доктор?
— Спасибо, мне и так хорошо. «Интересно, какая муха ее укусила? — подумала Ева. — Что ж, по крайней мере, нас уже двое».
— Мне не нужны деньги. У меня есть кредит за академическую успеваемость и спортивные успехи. — Диана встала и подошла к автомату. — Я с радостью воспользуюсь им, чтобы вас угостить. — Диана Родригес, — сказала она автомату. — Синий уровень 505. Одну пепси и одну апельсиновую шипучку, пожалуйста. У меня гостья.
Добрый день, Диана. Заказ выполнен. Стоимость напитков будет снята с общей суммы кредита.
Хотите стакан и лед, лейтенант Даллас?
— Нет, спасибо, мне только пепси.
Диана принесла обе жестянки на стол и села. Все ее движения отличались скупой грацией.
— Доктор Мира сказала, вы хотите поговорить со мной о том, что случилось с мисс Сэмюэлс.
— Точно. А ты знаешь, что случилось с мисс Сэмюэлс?
— Она была убита. — Это было произнесено все тем же ровным вежливым голосом, без малейших признаков дрожи или волнения. — Ее личная ассистентка Абигайль обнаружила ее мертвой в ее частной гостиной примерно в половине двенадцатого сегодня утром. Абигайль страшно расстроилась и закричала. Я была на лестнице. Я видела, как она выбежала оттуда с криком. Началась неразбериха, а потом пришла полиция.
— Что ты делала на лестнице?
— У нас утром был кулинарный класс, мы делали суфле. У меня возник вопрос, и мне хотелось задать его учительнице.
— Ты была поблизости и раньше сегодня утром. Ты говорила с мисс Сэмюэлс.
— Да, я шла после кулинарного класса на следующий урок — философию. Мисс Сэмюэлс принимала гостью, показывала ей большой холл.
— Ты знаешь ее гостью?
— Я никогда ее раньше не встречала. — Диана замолчала и аккуратно отпила крошечный глоток апельсиновой шипучки. — Мисс Сэмюэлс представила ее как миссис Фрост и сказала, что миссис Фрост хочет послать свою дочь в Брукхоллоу.
— Миссис Фрост говорила с тобой?
— Да, лейтенант. Я сказала, что ее дочери понравится в Брукхоллоу. Она сказала «спасибо».
— Это все?
— Да, мэм.
— Я просматривала записи с дисков слежения, и мне показалось, что там было еще кое-что. И ты, и миссис Фрост оглянулись друг на друга, после того как разошлись.
— Да, мэм, — без колебания согласилась Диана, не отводя своих красивых черных глаз. — Я немного смутилась, когда она меня на этом поймала. Оглядываться вслед невоспитанно. Но она показалась мне такой хорошенькой. Мне понравились ее волосы.
— Ты ее узнала?
— До сегодняшнего дня я никогда ее не видела.
— Это не то, о чем я спросила. Ты узнала ее, Диана?
— Я не знаю миссис Фрост.
Ева отодвинулась от стола.
— А ты умна.
— У меня показатель умственного развития сто восемьдесят восемь. Девять и шесть десятых по шкале практического применения, десять пунктов по восприятию и усвоению. По решению задач тоже десять.
— Не сомневаюсь. Если бы я сказала тебе, что на самом деле эта школа не такая, какой представляется на первый взгляд, что бы ты ответила?
— А какой она представляется?
— Невинной.
Что-то промелькнуло в лице Дианы.
— Когда человеческое качество или признак применяется к неодушевленному предмету, возникает вопрос. Качество или признак выражаются именно через человеческий элемент, или сам предмет способен содержать в себе качество или признак?
— Да, ты умна. Тебя здесь никто не обижал?
— Нет, лейтенант.
— Тебе известно о ком-нибудь еще, кто пострадал в Брукхоллоу?
В невозмутимых черных глазах промелькнула едва заметная искорка.
— Мисс Сэмюэлс. Она была убита, и, я полагаю, ей было больно.
— Что ты об этом думаешь? О том, что мисс Сэмюэлс убили.
— Убийство — беззаконное и безнравственное деяние. Ну и еще мне хотелось бы знать, кто теперь будет управлять Брукхоллоу.
— Где твои родители?
— Они живут в Аргентине.
— Хочешь им позвонить?
— Нет, мэм. В случае необходимости с ними свяжется кто-нибудь из школы.
— Ты хотела бы покинуть Брукхоллоу?
Впервые на все время разговора Диана колебалась.
— Я думаю, моя… мать будет решать, остаться мне или уехать.
— А ты хочешь уехать?
— Мне хотелось бы быть с ней, когда она решит, что время пришло.
Ева наклонилась вперед.
— Ты понимаешь, что я здесь, чтобы помочь тебе?
— Я полагаю, вы здесь для того, чтобы исполнить свой служебный долг.
— Я помогу тебе выбраться отсюда.
— Ева, — перебила ее Мира.
— Я обязательно помогу ей выбраться. Посмотри на меня, Диана. Посмотри на меня. Ты умна. Ты знаешь: если я обещала, я найду выход. Говори мне правду, и ты выйдешь отсюда вместе со мной сегодня же. И никто не отправит тебя назад.
Слезы заблестели у нее на глазах, но так и не пролились. А потом слезы высохли.
— Моя мать скажет мне, когда придет пора уходить.
— Ты знаешь Дину Флавию?
— Я никого не знаю с таким именем.
— Айкон?
— Доктор Айкон был одним из основателей Брукхоллоу. Семья Айкон является одним из наших крупнейших благотворителей.
— Ты знаешь, что с ними произошло?
— Да, лейтенант. Вчера мы отслужили в их честь поминальную службу в нашей часовне. Это ужасная трагедия.
— Ты знаешь, почему это с ними случилось?
— Я не могу знать, по какой причине они были убиты.
— А я знаю. Я хочу положить этому конец. Женщина, которая убила Айконов и мисс Сэмюэлс, тоже хочет положить этому конец. Но она избрала неверный путь. Убивать нехорошо.
— В военное время убивать необходимо. Это поощряется. Иногда это считается геройством.
— Не играй со мной в игры, — нетерпеливо нахмурилась Ева. — Даже если она считает это войной, она не может убрать их всех. Но я могу это остановить. Я могу заставить их остановиться. Где они вас делают?
— Я не знаю. Вы нас уничтожите?
— Нет. О господи! — Ева нагнулась над столом и схватила Диану за обе руки. — Нет. Они это вам внушают? Это что, один из способов удержать вас здесь? Заставить слушаться?
— Вам никто не поверит. Мне никто не поверит. Я всего лишь маленькая девочка. — При этих словах она улыбнулась мудрой, лишенной возраста улыбкой.
— Я тебе верю. Доктор Мира тебе верит.
— Другие — крупные чины, мелкие умы — не поверят. А если поверят, они нас уничтожат или запрут навсегда. Жизнь очень важна. Я хочу сохранить свою жизнь. А сейчас я хочу вернуться к другим девочкам. Можно?
— Я положу конец этим экспериментам.
— Я вам верю. Но я ничем не могу вам помочь. Можно мне уйти?
— Ладно, иди.
Диана встала.
— Я не знаю, где я началась, — сказала она. — Я не помню, что со мной было до пяти лет.
— Это могло быть здесь?
— Я не знаю. Надеюсь, она знает. Спасибо вам, лейтенант.
— Я отведу ее назад. — Мира поднялась на ноги. — Хотите поговорить еще с кем-нибудь из учениц?
— Нет, мне нужен следующий по должности. Вице-президент.
— Мисс Сислер, — подсказала ей Диана. — Или мисс Монтега.
Ева кивнула и махнула Мире, чтобы она увела Диану, когда подала сигнал ее рация.
— Даллас. Что там у тебя?
— Ты одна? — спросил Финн.
— Да, пока одна.
— Я получил совпадение по уху, левой руке и профилю водителя. Частичное, но достаточное, чтобы пусть со скрипом, но получить ордер на Авриль Айкон.
— Разрази меня гром! Целая толпа народу, включая Луизу и Рорка, видела Авриль Айкон в то же самое время. Любопытная получится беседа. Если удастся собрать все концы, я ее арестую. А здесь мы организуем обыск по полной программе при содействии местных. Я хочу, чтобы ты его возглавил. Надо будет пригнать сюда еще людей, обеспечить полную секретность операции. Оставлю тебе Макнаба, но Пибоди мне нужна. Свяжись с Рио, дай ей все, что у тебя есть, пусть добудет ордер. Я лично арестую подозреваемую.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Я, опять я и еще раз я - Робертс Нора

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Я, опять я и еще раз я - Робертс Нора



Мне очень понравился роман "Я, опять я и еще раз я". Считаю, что это один из лучших романов Н.Робертс. Захватывающее действие, увлекательный сюжет. Рекомендую прочитать.
Я, опять я и еще раз я - Робертс НораГалина
13.03.2016, 10.42





"Большие тайны маленького отеля" - обязательно почитайте у Норы Робертс- настолько проникновенно описаны моменты близости, просто захватывает дух . Читаешь и полностью проникаешься событиями романа .
Я, опять я и еще раз я - Робертс НораСима
8.05.2016, 20.36





Это самый сильный роман в серии про Еву Даллас... Ну если не брать в расчет "Потрясающий мужчина", знакомство с Рорком не может оставить равнодушных.. просто идеальный мужчина, таких конечно не бывает, но мечтать не вредно. Но чтобы понять всю прелесть этого романа конечно нужно читать всю серию.. Я большая поклонница перечитала всё от корки до корки и переведенные и не переведенные на русский... Первые 5 романов слабоваты с детективной части, это все таки больше любовные романы с элементами криминала, но потом Робертс вошла в колею и научилась писать хорошие интригующие детективы, за что я ей очень благодарна. Единственно мне не нравятся серии откровенно фантастические (но это скорее придирка).. Этот роман однозначно не для поклонниц ЛР, но тем кто любит хороший детектив он понравится. К тому же такая животрепещущая тема, как... (нет промолчу, а то читать будет не интересно). Читайте эту серию, если любите детективы, на данный момент она сильнейшая среди серийных произведений детективного жанра. 10 из 10
Я, опять я и еще раз я - Робертс НораВарёна
21.05.2016, 21.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100